Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Многотысячелетние корни демократической традиции в славянском обществе (продолжение)
Русь Великая
lsvsx

Продолжение, начало тут

А теперь мы перейдём к Ленину с Троцким, Пилсудскому, Гитлеру, Хрущёву, Горбачёву и Ельцину.
Нужно сразу же сказать, что октябрьский переворот, организованный Владимиром Бланком (Лениным) и Лейбой Бронштейном (Троцким) является логическим продолжением февральского революционного переворота, так как октябрьский революционный переворот был результатом столкновения интересов между американским и европейским еврейскими центрами, которые теперь вступили в борьбу между собой за сферы влияния в мире.

Широко известно, что перед февральским революционным переворотом В. Бланк (Ленин) и Л. Бронштейн (Троцкий) находились за границей. Но вот чем они занимались кроме дискуссий и писания революционных книжек, мало что известно. Но если судить по фактам состоявшейся истории, то они в это время лихорадочно искали силы, которые бы их поддержали в организации радикально-революционного переворота в России. И они такие силы нашли. Этой силой оказался американский еврейский центр. Представителем этого центра был Я. Шифф, американский банкир и миллионер, который уже потратил большие деньги на организацию революции в России.

Американский еврейский центр оказал помощь под обещание сдать природные ресурсы России в концессии американским банкирам и промышленникам на неопределённо долгий срок (99 лет), что и было сделано В. Бланком (Лениным) в 1921 году на II съезде ВКП(б). У Я. Шиффа они получили не только финансовую поддержку, но и помощь в подготовке «специалистов». В. Бланк (Ленин) снабжался деньгами американских евреев через банки Германии и Швеции, а Л. Бронштейн (Троцкий) получал их напрямую, так как в 1916 году и начале 1917 года находился в США и непосредственно готовился к осуществлению революционного переворота в России.

Разумеется, Я. Шифф знал, что европейский еврейский центр тоже готовил революционный переворот в России в который тоже вложил в это дело немало средств. Но пока шла подготовка, Я. Шифф не собирался показывать свои зубы. После совершения февральского революционного переворота ему становится ясно, что наступило его время, и он санкционирует отправку В. Бланка (Ленина) из Швейцарии в Россию с 60-ю подельниками, а Л. Бронштейна (Троцкого) из США в Россию с 257 подельниками, подготовленными к осуществлению радикально-революционного переворота.

По прибытии в Петроград В. Бланк (Ленин) в апреле 1917 года обнародовал свои тезисы, в которых заявил о необходимости совершения радикально-реолюционного переворота с передачей власти Советам рабочих и солдатских депутатов. В это время между В. Бланком (Лениным) и Л. Бронштейном (Троцким) споров ни по стратегии, ни по тактике не было. Вскоре, однако, выяснилось, что Советы под контролем меньшевиков и эсеров, поддерживавших Временное правительство, а значит и европейский еврейский центр. Встал вопрос, как быть.

И тут большевикам помог случай. В июне 1917 года Временное правительство, откликаясь на просьбы союзников и европейского еврейского центра, организовало наступление на фронте. Однако это наступление провалилось. Тогда большевики потребовали от эсеровско-меньшевистских советов, чтобы те вывели массы на улицы и высказали недоверие Временному правительству. Эсеры и меньшевики были вынуждены согласиться на демонстрацию, чтобы не потерять доверие в массах, видимо надеялись, что всё обойдётся мирно, так как не знали планов большевиков.
А большевики уже тогда рассчитывали, что им удастся мирную демонстрацию перевести в вооружённое восстание, для чего рекомендовали своим сторонникам выйти на улицы с оружием.

Но как это большевики не скрывали, сведения просочились и Временное правительство приняло меры для разгрома демонстрации. 3-5 июля 1917 года массы вышли на улицы сторонники большевиков были с оружием, это и дало повод Временному правительству для расстрела демонстрации. Эта провокация большевиков дала возможность опорочить меньшевиков и эсеров, выступавших за мирную демонстрацию, и обвинить их в соглашательстве с Временным правительством. После чего началась решительная борьба за переизбрание их в советах, а лозунг «Вся власть Советам» был большевиками снят.

Эта провокация также показала, что малочисленные вооружённые отряды большевиков не в состоянии повести за собой массы, среди которых влияние меньшевиков и эсеров было огромным. Вооружённое восстание широких масс народа не получалось. Нужно было менять тактику вооружённого выступления. А тут ещё Временное правительство объявило Ленина германским шпионом и учинило его розыск, в результате чего ему пришлось скрываться в Разливе. Вот тут-то Троцкий и предложил эффективный выход из затруднительного положения, а именно идею вооружённого переворота.

Так что никаких серьёзных разногласий, о которых пишет К. Малапарте, между Лениным и Троцким в стратегии и тактике захвата власти не было. Лозунг «Вся власть Советам» для большевиков был всего лишь камуфляжем для осуществления вооружённого восстания широких народных масс, а не установка на мирный переход власти от Временного правительства к Советам.

Выдвижение Л. Троцкого на первый план в конце лета и начале осени 1917 года было вызвано тем, что В. Ленин находился в Разливе и тем, что Л. Троцкий имел деньги, которые он привёз из США от Я. Шиффа, при помощи которых ему как раз удалось организовать и вооружить около тысячи боевиков.

Разумеется, что с тысячей боевиков нельзя было поднять массы, тем более что после 3-5 июля массы на улицы выходить не хотели. Кроме того, было ясно, что Временное правительство вновь использует войска для подавления выступления. Возникал один вопрос, как организовать вооружённый переворот? Традиционный способ революционеров вывести народ на улицы и баррикады отпадал, опыт 1905-07 годов и 3-5 июля 1917 года это ясно показывал.

Вот здесь-то у большевиков хватило ума согласиться с Троцким, предложившим новый способ организации вооружённого переворота. Этот способ заключался в том, что предлагалось парализовать деятельность Временного правительства занятием всех объектов, обеспечивающих жизнедеятельность государства. Здесь-то и пригодились те 257 специалистов, которые были подготовлены в США у Я. Шиффа.

Захват этих объектов нужно было осуществить внезапно, что требовало определённой подготовки. Все боевики были расписаны: по отрядам в 20-30 человек. Каждый отряд готовился к захвату отведенного ему объекта. В каждый отряд были включены специалисты, которые должны были обеспечить функционирование объекта после захвата. Эту процедуру К. Малапарте описал достаточно хорошо.

При этом нужно было обеспечить одновременность захвата всех объектов, для чего была назначена дата 25 октября 1917 года — день открытия II Съезда Советов, а также день рождения Л. Бронштейна (Троцкого). Но Каменев с Зиновьевым, высказав своё несогласие с установкой на вооружённый переворот, выдали дату его осуществления, что могло меньшевистско-эсеровское большинство съезда повернуть против вооружённого переворота. Вот тут-то и проявил себя опять В. Ленин, он решительно требует начать вооруженный переворот раньше установленной даты, что и было осуществлено. К 25 октября 1917 года все важнейшие объекты Петрограда, за исключением Зимнего дворца, были захвачены, деятельность Временного правительства парализована полностью, а депутаты II Съезда Советов поставлены перед свершившимся фактом.

Здесь нужно сказать несколько слов о роли Л. Троцкого и военно-революционного комитета в организации вооружённого переворота. Троцкий, обладая финансовыми средствами, занимался в основном общими вопросами и агитацией. Поэтому Джон Рид в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир» констатировал, что душой октябрьского переворота был Л.Троцкий, который за день успевал выступить в нескольких местах.
Практической же организацией захвата объектов занимался военно-революционный комитет в составе: Дзержинского, Бубнова. Сталина, Антонова-Овсеенко, Подвойского, Дыбенко, Свердлова, Урицкого и т.д. К. Малапарте высоко ставит Антонова-Овсеенко, но не упоминает ничего о Подвойском, который как раз и был тем начальником штаба, который разрабатывал всю эту операцию, остальные были представителями ВРК уполномоченными отдавать приказы и требовать их выполнения.

Через 10 лет многих из этих людей уже не будет в живых, а оставшиеся окажутся на стороне Сталина. Опереться Л. Бронштейну (Троцкому) будет не на кого. Вот эта непосвящённость в низовую организационную работу и сыграет с ним злую шутку, что даст Сталину право не без оснований называть его белоручкой и чистоплюем.

К тому же нужно иметь в виду, что общество после гражданской войны в значительной степени уже консолидировалось на новых идейных основах и попытки его разложения были на этом этапе обречены на провал, а без этой разлагающей работы, которая требует значительного времени, невозможно успешно осуществить революционный переворот.

Обычный переворот осуществить, конечно же, было можно, но для этого необходимо было иметь в руках силовые структуры. Однако они находились в руках Сталина. НКВД возглавлял после смерти Дзержинского — Менжинский, а Армию после смерти Фрунзе — Ворошилов. Оба они были последовательными сторонниками Сталина.
Вот почему он не мог двинуть Красную Армию против Сталина, и даже Тухачевский, будучи начальником штаба РККА, и ярым сторонником Троцкого, ничем ему не мог помочь.

Так что К. Малапарте глубоко заблуждается по многим вопросам. Собственно, он даже путает технику революционного переворота с тактикой вооружённого переворота. К тому же он не увидел ещё одного переворота, а именно сталинского переворота, который был осуществлён в лучших традициях обычных переворотов.

Став с подачи Ленина генеральным секретарём, И. Сталин с максимальной возможностью использовал свою власть для расстановки своих кадров на руководящие посты в партии и государстве. Воспользовавшись падением уровня боеспособности Армии в ходе перевода на мирное время, Сталин организовал комиссию по проверке боеспособности РККА, после чего Л. Троцкий был отстранён от командования ею. Назначен был М.Фрунзе, человек не вполне ясной ориентации и имевший к тому же некоторые личные амбиции.

Таких было двое — Ф. Дзержинский и М. Фрунзе. Оба занимали ответственейшие посты и на обоих И. Сталин не мог положиться в случае возникновения кризиса в партии. Их устранение и выдвижение своих людей обеспечивало контроль над НКВД и Армией, что и было осуществлено. После смерти М. Фрунзе Армию возглавил К. Ворошилов, а после смерти Ф. Дзержинского ОГПУ возглавил В. Менжинский, который не имел значительного авторитета в партии. Таким образом, И. Сталин установил полный контроль над партией, Армией и НКВД. Эта операция была завершена в 1926 году, она и означала тихий, верхушечный, сталинский переворот. В дальнейшем осуществлялась чистка рядов от неугодных, которая растянулась на долгие годы.

К. Малапарте считает И. Сталина защитником государства, в чём он как раз глубоко заблуждается. То государство, что создавалось В. Бланком (Лениным) и Л. Бронштейном (Троцким), как сырьевой придаток США, И. Сталиным было разрушено. За что его как раз и ненавидят евреи всего мира. В то же время он является создателем нового государства, где права человека труда обрели своё воплощение. Борьба за создание такого государства ещё не окончена и сейчас, она ещё впереди.

Из вышеизложенного понятно, что перевороты Пилсудского, Муссолини и Гитлера являются следствием революционных переворотов в России, как реакция — отрицание национальных сил Польши, Италии и Германии на попытку установления еврейско-коммунистической диктатуры в мире, о которой но весь голос заявили В. Ленин (Бланк) и Л. Троцкий (Бронштейн). Уже Пилсудский по этому поводу говорил следующее: «...Я отлично видел, что громадное, подавляющее большинство населения относилось с глубоким недоверием, а зачастую и с явным недоброжелательством к Советам и к их господству, усматривая в них — справедливо или не справедливо... — господство невыносимого террора, получившего название "Еврейского"».

Ю. Пилсудский

О Ю.Пилсудском К. Малапарте позволяет себе рассуждать в уничижительном тоне. Вполне вероятно, это вызнано симпатиями к евреям, в частности к Троцкому, о котором он пишет с нескрываемым уважением, а также, видимо, по причине плохого знания жизни и деятельности Ю. Пилсудского. В этой связи нам стоит кратко остановиться на характеристике этого военно-политического деятеля, по существу возродившего современное польское государство.

В молодости Ю. Пилсудский увлекался революционной деятельностью и, разумеется, знал многих евреев — организаторов революционного движения. Безусловно, он хорошо разобрался в революционной доктрине и её конечных целях, а именно в совершении мировой революции. Понял он также, что мировая революция должна быть совершена в интересах мирового еврейства, а это уже не соответствовало его представлениям о справедливом обществе, так как он не мог согласиться, что его родной польский народ должен стать навозом для процветания еврейства.

На этом заканчиваются его связи с российской еврейской социал-демократией. Кроме того, он видел, что государственная власть в России никакого серьёзного противодействия еврейским революционным организациям не оказывала, что предопределяло катастрофу. К этому нужно добавить, что в царском режиме Ю. Пилсудский видел угнетателя Польши. Именно это вначале и толкнуло его в объятия еврейских революционных организаций.

Эти причины как раз заставили его искать опору в Германии. Вот почему в первой мировой войне он воюет на русско-германском фронте на стороне Германии. Воюет настолько хорошо, что в конце войны становится командиром бригады. Ему верят офицеры и солдаты, так как он постоянно поддерживает в них уверенность в неизбежном возрождении Польши.

Революционные перевороты в России в 1917 году, и особенно революция в Германии в 1918 году, открывают дорогу для возрождения национальной Полыни. К этому времени Ю. Пилсудский уже был готов к государственному управлению и, опираясь на войска, он взял власть в Польше в свои руки. Однако развитие событий к России и Германии ясно показывало, что дело стремительно развивается в сторону мировой революции. Особенно опасной обозначилась угроза из России. Устремления Ленина и Троцкого не оставляли сомнений.

Нужно было принимать решительные меры по спасению Польши. Вот здесь-то и проявился стратегический талант Ю. Пилсудского. Так как Германия потерпела поражение и в ней был осуществлён революционный переворот подобный февральскому в России, она уже не могла быть опорой для Ю. Пилсудского. В этом плане он правильно сообразил, в борьбе с радикально-революционной российской еврейской группировкой, опору нужно делать на Францию и Англию. Кроме этого он нашёл опору и в самой России. На Украине это был Петлюра, а в Белоруссии Булак-Бадахович.

Опираясь на них, он решил овладеть Западной Украиной и Западной Белоруссией до Днепра, чтобы обеспечить стратегический манёвр своим вооружённым силам, когда Ленин и Троцкий бросят свои армии на запад.

Развитие событий показало правильность расчётов Ю. Пилсудского. Разгром Колчака, Деникина и Юденича окрылил сторонников мировой революции. В. Ленин и Л. Троцкий ещё больше уверились в универсальности вооружённого пути для осуществления мировой революции. И уже в мае 1920 года против Ю. Пилсудского был брошен Западный фронт во главе с Тухачевским. Тухачевский действовал своим излюбленным методом, собрал почти все силы в кулак и от Смоленска двинул их на запад. При этом он не учёл, что против него воюет опытный противник. Ю. Пилсудский дал возможность Тухачевскому продвигаться ровно столько времени, сколько понадобилось для сбора оперативных и стратегических резервов.

После сбора резервов Ю. Пилсудский наносит удар по южному флангу Тухачевского и добивается решительной победы. Войска Тухачевского поспешно отступают, бросая технику и вооружение. Однако Ленин и Троцкий не оставляют намерении сокрушить Польшу и ворваться в Европу для осуществления революционною переворота вооружённым путём.

В июне 1920 года идёт лихорадочная подготовка к новому наступлению. Даже угроза со стороны Врангеля не остановила этой подготовки. Удалось собрать превосходящие силы, которые были разделены между двумя фронтами: Юго-Западным Егорова (член военного совета И. Сталин) и Западным Тухачевского. Западный фронт получил наибольшее количество сил.

В июле эти войска были двинуты в наступление. Егоров действовал в своей манере. Он бросил в прорыв Конную Армию Будённого, за которой двигались пехотные соединения. Операция успешно развивалась до выхода Конной Армии в район Львова и к Бродам, где она напоролась на подготовленную оборону польских войск. Обойти Львов и двигаться на запад Конная Армия не могла, так как поляки из Львова могли отсечь её от основных сил Юго-Западного фронта. Начались затяжные бои.

В это время Тухачевский развивал наступление на запад тем же методом, что и в мае 1920 года. Пока превосходство в силах было подавляющим, а фланги прикрытыми, все шло благополучно. Однако после выхода к Бресту и Гродно ситуация изменилась. После того как Юго-Западный фронт застрял под Львовом и Бродами, продвижение Западного фронта открывало его южный фланг, что было крайне опасно. Однако Тухачевский уже мнил себя победителем Польши, не оказал помощи Юго-Западному фронту и оголил свой южный фланг, чем как раз и воспользовался Ю. Пилсудский, который собрал несколько дивизий и нанёс сокрушительный удар по южному флангу Западного фронта. Катастрофа была настолько грандиозной, что Советскому правительству пришлось заключить мир с Польшей, по которому Западная Белоруссия и Западная Украина отдавались Ю. Пилсудскому.

Разумеется, что состоявшиеся события существенно расходятся с рассуждениями К. Малапарте, который придаёт много значения событиям в Варшаве, свидетелем которых он был. Причём оценивает их совершенно неверно. Хаос в столице он приписывает неспособности Ю. Пилсудского организовать сопротивление. Хаос происходил не из-за Ю. Пилсудского, а из-за аристократии, составлявшей правительство и находившейся по существу в оппозиции к нему.

Напротив, Ю. Пилсудский в отношениях с аристократией находит гениальный выход. Он приглашает в Варшаву французского генерала Вейгана, которого К. Малапарте называет ошибочно Веганом, и оставляет его в Варшаве с аристократами, которые теперь уже не могли показывать свой гонор, а вынуждены были хоть что-то делать для обороны страны. Сам же Ю. Пилсудский убыл и армию, для организации контрудара.

Неверно оценивает К. Малапарте и позицию варшавских евреев. Он утверждает, что от них ожидалось выступление. Никакого выступления польские евреи не готовили, они были сторонниками европейского еврейского центра, а поэтому естественно противниками еврейско-коммунистического переворота. Видимо Ю. Пилсудский это имел в виду тоже, когда отправлялся на фронт.

После победы над советскими войсками в 1920 году авторитет Ю. Пилсудского возрос в стране настолько, что он мог уже не считаться с фрондирующей аристократией, которая к тому же мало что могла, а вреда от неё было много. Ю. Пилсудский пытался найти с ней контакт, но успеха не добился. Тогда он решил избавиться от надоевших и злобных болтунов. В 1926 году Ю. Пилсудский распускает сейм и правительство за ненадобностью, и создаёт новое правительство из своих людей. Сталинский переворот и переворот Ю. Пилсудского произошли одновременно в 1926 году — это не было случайностью, для этого имелись веские основания.

И. Сталин

Дело в том, что после поражения в войне с Польшей и начавшихся восстаний в Кронштадте, Тамбовской губернии, Сибири и т.д., которые отодвигали победный поход в Европу, а значит и реализацию мечты о мировой революции, с В. Лениным случился инсульт и паралич, после чего он, вплоть до своей смерти, только эпизодически включается в управление страной. Так заканчивал свою жизнь фанатик номер один мировой революции В. Бланк-Ленин.

Власть в партии и государстве сосредоточилась фактически в руках И. Сталина, который стал генеральным секретарём партии. Участие в боевых действиях под Львовом и Бродами не прошли для него напрасно. Он понял, что воевать с европейскими армиями, не имея соответствующего военно-технического оснащения, равносильно гибели. А отсюда прямо вытекало, что осуществить мировую революцию вооруженным путём на данном этапе невозможно, так как возможности Советской России не шли ни в какое сравнение с возможностями стран Европы. Нужна была промышленная модернизация страны, в том числе и военно-техническая. Да и народ устал от войны.
Разумеется, что в перспективе он не отказывался от мировой революции, по прекрасно понимал, что для её осуществления необходима более серьёзная подготовка, как в вопросах военно-технического оснащения вооруженных сил, которая без индустриализации была невозможна, так и в вопросах обеспечения единства общества. Именно на решение этих вопросов и была направлена вся деятельность И. Сталина в межвоенный период.

Но реализации такого подхода мешали сторонники немедленной мировой революции, во главе с Львом Троцким, которые окапались в Третьем Интернационале, и которых ещё было много в верхах партийного и государственного аппарата. И. Сталина особо тревожило то, что во главе ОГПУ стоял Ф. Дзержинский (Руфин), а во главе Армии Л. Бронштейн (Троцкий) — фанатики мировой революции. Руководил подготовкой мировой революции Троцкий.

Смерть Ленина облегчила И. Сталину задачу по нейтрализации авантюристов немедленной мировой революции. Отстранение Троцкого от командования Красной Армией прошло спокойно потому, что ему было предложено возглавить подготовку мировой революции, за что он и взялся с воодушевлением и позже даже выехал в Берлин, под видом лечения, для оказания практической помощи немецким коммунистам в организации революционного вооруженного переворота.

Ему удалось кое-что сделать, так как утечка информации позволила германскому правительству обвинить Л. Бронштейна (Троцкого) в подготовке революционного переворота. Однако за Л. Троцким внимательно следило не только германское правительство, но ещё более внимательно следил за ним Ю. Пилсудскнй. Он как никто другой понимал, что Лев Давидович приехал в Берлин не для лечения, а для подготовки революционного переворота.

В случае удачи такого переворота Польша попадала между двух огней: с одной стороны Советская Россия, а с другой — революционная Германия. В этих условиях, чтобы продержаться до оказания серьёзной помощи со стороны Англии и Франции необходимо было единство государственного управления, а не говорильня аристократов, которую он с великим трудом пережил в 1920 году. Таким образом, переворот Ю. Пилсудского в 1926 году был логическим ответом на действия Л. Бронштейна (Троцкого) в Берлине.

Так что Ю. Пилсудский в 1918-26 годах проявил себя как выдающийся военный и государственный деятель Польши, поэтому уничижительность по отношению к нему недопустима. По существу, Ю. Пилсудский в 1920 году спас Европу от вооружённого революционного переворота, который тогда, безусловно, был возможен. Всё решалось на уровне компетентности командования и боеспособности войск польской и Красной Армий. У Ю. Пилсудского и то, и другое оказалось значительно выше. Вот почему бланкам и бронштейнам не удалось тогда совершить мировую революцию.

Однако сорвал планы Троцкого, при его очередной подготовке революционного переворота в Германии, не Ю. Пилсудский и не германское правительство, а И. Сталин. Замена Л. Троцкого на М. Фрунзе не оправдала надежд И. Сталина. Вскоре обнаружилось, что победитель Врангеля такой же фанатик немедленной мировой революции, как и его предшественник, тем более, что ни разу не был битым. Тогда И. Сталин решил действовать иным способом. Устранение М. Фрунзе, а за ним Ф. Дзержинского, позволили ему поставить своих людей во главе Армии и ОГПУ. В это время И. Сталину помогли Каменев и Зиновьев.

Эти два деятеля ещё в 1917 году выступили против вооружённого переворота, который энергично проталкивали троцкисты и ленинцы. Сейчас же, когда Л. Троцкий возглавил непосредственную подготовку к осуществлению мировой революции, они струсили и перешли на сторону И. Сталина, видя в нём более умеренного и прагматичного политика. Эти события существенно ослабили позиции сторонников немедленной мировой революции.

Всё это не осталось без внимания Л. Бронштейна-Троцкого. Он понимает, что в этих условиях успешный вооружённый переворот в Берлине, без серьёзной помощи Советской России, был обречён на поражение. Рушилась вся мечта его жизни. Но здоровья ему ещё хватает, и он решается вернуться в Москву в надежде, что ему удастся изменить обстановку. По возвращении в Москву он узнаёт, что И. Сталин и его окружение решили покончить с авантюрами. Это привело Льва Давидовича в бешенство, и он принимает решение на осуществление переворота в ноябре 1927 года.

Но собрать в Москве значительных сил не удалось. Собралось несколько десятков человек ради него готовых на всё. Конечно, этого было крайне мало. Поэтому Троцкий поручает им захват нескольких объектов, а сам устремляется в коммунистический университет в надежде, что при помощи молодых коммунистов ему удастся поднять массы. Но эта поспешно организованная акция вылилась в банальную авантюру с трагическими последствиями для многих.

Затем последовало снятие его со всех постов и высылка в Алма-Ату. Но он не смирился и продолжал пытаться сместить И. Сталина, которому это вскоре надоело, и Л. Троцкого высылают за границу. Вся дальнейшая деятельность Лейбы Бронштейны направлена на объединение сторонников мировой революции под флагом Четвёртого Интернационала. Кроме того, он занялся описанием революционных событий и своих отношений с И. Сталиным. Нужно сказать, что вся его литературная деятельность была направлена, в основном, на то, чтобы скрыть свои собственные действия, как глашатая и организатора мировой революции, и как можно больше очернить И. Сталина.

Однако мировые еврейские центры уже потеряли интерес к этому направлению реализации утверждения своего господства в мире, а вместе с этим и к Л. Троцкому. Переворот И. Сталина отрезвил их настолько, что они перестали оказывать финансовую поддержку радикально-революционным кругам и переключились на поддержку тех, кто боролся с И. Сталиным. Троцкий интересовал их только в связи с этой борьбой, хотя его самого в США не приветили. Сионисты спрятали Троцкого в Мексике, что, однако, не спасло его от гибели. Руки у И. Сталина оказались длинными. Так от удара ледорубом по голове закончил свою жизнь Лейба Давидович Бронштейн (Троцкий).

Влияние Б. Муссолини на развитие истории Европы и России, конечно же, было значительно меньшим, чем Ю. Пилсудского, поэтому мы опускаем рассказ о нём и перейдём непосредственно к А. Гитлеру, которому удалось поднять на дыбы и Европу, и весь мир.

А. Гитлер

Также уничижительно отзывается К. Малапарте о А. Гитлере. Разумеется, что в 1930-31 годах предугадать, кем станет А. Гитлер через несколько лет, было трудно. Это было почти невозможно, если не видеть роста национального самосознания немецкого народа. В том-то и дело, что подъём национального самосознания в Германии в 30-х годах предопределял взлёт А. Гитлера, точно так же, как в 1918-20 годах взлёт Ю. Пилсудского в Польше, а в 1921-23 годах взлёт Б. Муссолини в Италии. Поэтому не техника государственного переворота предопределяла взлёт этих личностей, а интенсивный рост национального самосознания. Причины роста национального самосознания в каждой стране, конечно же, были разные.

В Польше угроза вторжения армий Советской России. В Италии страх перед ростом революционного движения в Европе. В Германии ноябрьская революция 1918 года и грабительский Версальский мир. В Германии в начале 20-х годов вооружённые путчи Каппа и Гитлера-Людендорфа не удались именно по причине слабой разбуженности национального самосознания. Даже участие в мюнхенском путче А. Гитлера в 1923 году Людендорфа не помогло ему.

А ведь Людендорф был фактическим руководителем германской армии в последний год первой мировой войны, начинал которую в должности командира бригады. Армия не пошла тогда за Людендорфом. Расчёт на то, что выступление нескольких десятков человек поддержит армия и полиция, оказался несостоятельным.
После неудачи путча Людендорф садится за письменный стол и пишет книгу «Тотальная война», в которой он анализирует неудачи первой мировой воины, а также делает выводы, что нужно сделать, чтобы избежать неудач в грядущих вооружённых столкновениях. Эта работа впоследствии станет для Л. Гитлера основой в планировании и осуществлении многих кампаний второй мировой войны.

К чести А. Гитлера нужно сказать, что он понял идейную слабость Движения и, будучи в тюрьме, тоже написал книгу «Моя борьба», в которой проанализировал столкновение политических сил в Австрии и Германии в начале XX пека. В ходе работы над книгой он пришёл к выводу, что основным противником и врагом немецкого народа являются евреи, создатели социал-демократического и коммунистического движений. Эту проблему он осилил настолько, что его идеи подхватила наиболее активная национально мыслящая часть немецкого народа.

Но у Людендорфа и у Гитлера в их сочинениях были допущены серьёзные ошибки, которые позднее привели к катастрофе. Мы не будем касаться ошибок Людендорфа, это вопросы вооружённой борьбы, которые в рассмотрение данной работы не входят. Что касается ошибок А. Гитлера, то о них мы должны сказать совершенно определённо, так как это крайне важно для Русского Национального Движения. Эти ошибки выражаются в следующем.

Во-первых, возрождение национальной Германии А. Гитлер видел во внешней экспансии, что неизбежно вело к мировой войне, в которой Германия, конечно же, победить не могла.

Во-вторых, основным врагом он всё-таки считал славянство, за счёт которого и хотел поправить положение Германии.

По этому поводу он писал: «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены.

Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось её государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства. Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. ....

В течение столетий Россия жила ли счёт именно германского ядра к её высших слоёв населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своём подчинении это огромное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки».

Эта выдержка из книги А. Гитлера «Моя борьба» ясно показывает, что в отношении евреев у него, в основном, содержится враждебная риторика и не более, в то же время в отношении славянства и, к первую очередь, в отношении Русского народа, явно сквозит практическая направленность агрессивных устремлений гитлеровского фашизма.

А. Гитлер в целом правильно оценивает роль еврейства в разрушении российского государства. Но он допустил крупную ошибку в прогнозе ближайшего будущего России (СССР). Он упустил из вида сталинский переворот 1926 года, который означал отстранение деструктивной части еврейства от управления страной, что значительно укрепило государство, причём настолько, что оно оказалось способным победить даже Германию А. Гитлера.

Если говорить о дальнем прогнозе, то он оказался пророческим. Действительно, очередной приход к власти еврейства в СССР в конце XX века, привёл это государство к гибели. Здесь нужно иметь в виду, что это новое пришествие евреев но власть неизбежно ведёт к распаду и осколок бывшей России — Российскую Федерацию, причём уже в недалеком будущем. В этой связи возникает только один вопрос: настолько ли Русский народ не способен к государственному строительству, как об этом пишет А. Гитлер, или дело всё же обстоит иначе? Но на этот вопрос может ответить только будущее.

И, тем не менее, данная книга А. Гитлера сплотила немецкий народ и позволила осуществить национальный переворот в стране и государстве. Техника переворота была во многих вопросах схожей с техникой революционного переворота, которая включала осуществление следующих мероприятий:

— организация связей с финансово-промышленными кругами для обеспечения денежными средствами национального Движения;
— разработка национальной идеологии и организация её пропаганды в немецком народе;
— создание руководящей группы (партии);
— организация связей с армией и военно-патриотическими организациями типа «Стальной шлем»;
— организация штурмовых отрядов для охраны митингов и противодействия социал-демократическим и коммунистическим боевикам (спартаковцы);
— активное перевоспитание немецкого обывателя в национальном духе на собраниях и митингах, а также и при помощи средств массовой информации.

Что касается тактики национального переворота, то здесь использовались, в основном, парламентские методы борьбы, дополненные некоторыми методами обычного переворота:

— ликвидация Рема и его сторонников;
— поджог рейхстага и репрессии против социал-демократов и коммунистов;
— принуждение Гинденбурга к передаче власти А. Гитлеру;
— чистка Армии и т.д.

Причём серьёзного противодействия со стороны правящих кругов А. Гитлер не встретил, армия также не препятствовала этому Движению, наоборот, даже сочувствовала. В этой связи Национальное Движение Русского народа в Российской Федерации несмотря на то, что она ничего общего не имеет с гитлеровским фашизмом, встречает яростное сопротивление со стороны виновников разрушения страны, пытающихся поставить знак равенства между Русским Национальным Движением и гитлеровским фашизмом. И пока им удаётся ввести в заблуждение подавляющую массу Русского народа.

В этих условиях будущее Русского Национального Движения в настоящее время крайне неопределённо. На его эффективный и организованный подъём, через пробуждение национального самосознания Русского народа в ближайшее время рассчитывать не приходится.

В. М. Дёмин: От Русичей К Россиянам

?

Log in

No account? Create an account