Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Переустройство Московской Руси во времена юности Ивана IV. Часть — 1-я
Русь Великая
lsvsx

В 1546 году Ивану IV исполнилось 17 лет. Желая закрепить свою личную власть над народом, он, после длительного совещания с митрополитом, объявил боярам своё решение «ещё до своей женитьбы исполнить древний обряд предков его и венчаться на царство». Поставление на царство состоялось 16 января 1547 года. Царскую корону (шапку Мономаха) на него возложил митрополит Макарин.Ранее такай обряд проходил только внук Ивана III Дмитрий, на которого царский венец возложил сам великий князь. То есть Иван IV в данном плане пошёл дальше по пути единения с христианской церковью, и это его желание церковь была готова отработать. Митрополит Макарий при возглашении многолетия царю сказал примечательную фразу, чтобы Всевышний «даровал ему ужас для строптивых и милостливое око для послушных».

Очень скоро эти пожелания христианского пастыря будут проведены Иваном IV в жизнь. С этого момента российские монархи во всех бумагах, внешних и внутренних, стали именоваться царями. Церковники, воспользовавшись этим обстоятельством, стали вешать народу лапшу на уши, чтобы, якобы, «исполнилось пророчество Апокалипсиса о шестом царстве», которым, дескать, стала Москва. В это же время искали для Ивана IV невесту. Его выбор пал на «юную Анастасию, дочь вдовы Захарьиной», муж которой «Роман Юрьевич, был окольничим, а свёкор боярином Иоанна III». Родословную они вели от Андрея Кобылы, выехавшего из Пруссии в Москву в XIVвеке. Венчание состоялось 13 февраля 1547 года.

Однако женитьба не остепенила Ивана IV. Он продолжал свирепствовать, и этим очень ловко пользовались Глинские. Казалось, этому не будет конца. Но тут 12 апреля 1547 года в Москве случился пожар, столь сильный, что огонь добрался до Высокой башни, где хранился порох. Этот порох взорвался, разрушены были Высокая башня и часть городской стены. Кирпичи от взрыва упали в реку и запрудили её. Пожар разрастался. 24 апреля в полдень разразилась буря, пожар охватил весь город. К середине ночи буря стихла, огонь тоже стал гаснуть. Бедствие было огромное. Сгорело множество людей, ещё больше разного добра и богатства. В ту пору царь уехал в село Воробьёво. После пожара он велел немедленно восстановить Кремлёвский дворец. Все богачи тоже поспешили строиться. На бедняков внимания никто не обращал.

Этим воспользовались противники Глинских. Протоиерей Феодор, князь Скопин-Шуйский, боярин И.Фёдоров, князья Ю.Тёмкин, Нагой и дядя царицы Г.Захарьин выступили против Глинских. Простой люд поддержал их. Эта группа сообщила Ивану IV, что Москва сгорела от волшебства злодеев. Царь повелел выявить их. Бояре созвали московский люд и требовали указать на злодеев. Естественно, народ указал на Глинских. Тут же началось избиение их сторонников и слуг. Ю.Глинского настигли в церкви Успенья и тут же убили. Имение Глинских разграбили, побили немало их слуг. Затем двинулись в с. Воробьёво, чтобы покарать бабку "царя Анну Глинскую и сё сына Михаила.

Но на их счастье, в это время в Воробьёво объявился священник из Новгорода Сильвестр. Он обвинил Ивана IVв злонамеренных действиях, которые, якобы, были причиной пожара в Москве, сгоревшей по велению свыше. Говорил о страшных событиях, которые ждут самодержца, если он будет вести себя попрежнему. Слова Сильвестра возымели действие, Иван IVбыл потрясён, заплакал и стал просить своего обличителя дать силы и возможности для исправления. Сильвестр согласился быть у трона для ободрения и поучения юного царя. К этому большому делу он привлёк молодого, но умного и прозорливого Алексея Адашева. Современник Ивана IV Андрей Курбский писал, что Сильвестр возбудил в царе стремление делать добро, а Адашев указал пути его достижения.

Естественно, вначале пришлось подавить бунт, который разрастался. Мятежники, не удовлетворившись убийством Ю.Глинского, явились в Воробьёво и стали требовать от самого царя выдачи его бабки Анны Глинской с сыном Михаилом. Царь приказал стрелять, толпа рассеялась. Некоторых схватили и казнили. После разгона мятежников позаботились о бедных, чтобы никто не остался без хлеба и жилья. Зачинщиков бунта Иван IVне тронул, но и к себе не приблизил. Так закончилось боярское правление и самоуправство. Затем, по совету своих новых приближённых, царь распорядился прислать в Москву избранных людей из всех городов страны. Когда избранные съехались, собрали московский люд, к нему вышел царь с церковниками, боярами и дворцовой стражей.

Царь выступил перед народом, обвинил бояр в желании самовластия, своекорыстия, угнетении народа. Призвал всех делать добро и не делать зла. Объявил А.Адашева своей правой рукой и назначил его рассматривать жалобы и челобитные от бедных, сирот и обиженных. Был образован Царский Совет, куда наравне с боярами вошло немало толковых людей из избранных. Сильвестр и Адашев стали самыми ближними советниками. Дума, превращенная Василием IIIв исполнительный орган власти, в это время начала обретать свою завершённость. В ней стали создаваться приказы, ведавшие различными областями деятельности государства. Таким образом, в молодости Ивана IV, по существу, была восстановлена система управления государством, которая сложилась при Иване III. Самодержавие Ивана IV не подвергалось сомнению, но все дела в государстве стали решаться после рассмотрения в Царском Совете.

В Совете была рассмотрена новая редакция «Уложения», писаного при Иване III. Это обновлённое «Уложение» (Судебник) вышло в свет в 1550 году. После издания «Судебника» Иван IV 23 февраля 1551 года собрал в Москве Собор, на котором присутствовала вся светская и церковная знать. На этом Соборе царь распорядился избрать в каждом городе и волости старост и присяжных (целовальников), чтобы они осуществляли судопроизводство вместе с наместниками или их помощниками (тиунами), как это было установлено в Новгороде и Пскове. Были избраны также сотники и пятидесятники, которые должны были заниматься земским управлением, наряду с царскими чиновниками. Собор согласился со всеми предложениями Ивана IV и его советников. Это была, несомненно, демократизация власти, и этим она, безусловно, была положительна.

Реформе подверглась вооружённая сила и оборонная политика. Были приняты меры по привлечению казачества на свою сторону. Некоторым казачьим атаманам стали оказывать помощь в строительстве городков и снабжении их пушками, пищалями и порохом. Уже в 1549 году атаман Сарыасман от имени Ивана IVстроил казачьи городки на Дону. Вспомнили и о стрелецком войске Ивана IIIи приступили к его возрождению. Это побудило потомков стрельцов, ушедших от Василия III в Дикое поле, переходить на службу в Москву. К началу похода на Казань стрельцов и пушкарей насчитывалось около 15 тысяч. В корне пересматривалась внешнеполитическая стратегия. Теперь главными врагами объявлялся Крым и Казань. Литва, хотя и не становилась дружественной, но с нею стремились замириться. Все это дало впоследствии положительные плоды.

Собор также принял меры по укреплению и реформированию церкви. Исправлению подвергались книги, обряды, нравы церковников. Всё это очищалось от славянского мировоззрения. Усиливалась христианская догматика, вводилось обучение священнослужителей, ограничивались возможности монастырей в стяжании земель, запрещалось строительство новых церквей только из тщеславия, а также келий в лесах и пустынях. Церковная реформа была двоякой. При минимальном ограничении церкви в вопросах мздоимства и стяжательства резко усиливался духовно-нравственный гнёт.

Нет сомнения, что инициаторами этих реформ были Сильвестр и Адашев. Особую роль играл Сильвестр. Так как он не претендовал на сколько-нибудь значимый церковный сан и был выходцем из Новгорода, можно без сомнения утверждать, что Сильвестр знал славянские традиции и в соответствии с ними пытался переустроить жизнь Московской Руси. Конечно, он понимал, что отказаться от христианства Иван IV не сможет, да и церковь, конечно же, будет всячески препятствовать этому. Вот почему дальше демократизации власти, устройства вооружённой силы, разворота внешней политики, ограничения церковного стяжательства и обучения священнослужителей Сильвестр не пошёл. Но для того времени эти меры были большим шагом вперёд, они обеспечивали очередной рывок Москвы в её развитии.

В это же время пытались завязать более тесные связи со Священной Римской империей Карла V. Однако эти связи наладить не удалось из-за противодействия Ливонского ордена и Ганзы. С Казанью шла беспрерывная война. В декабре 1547 года Иван IV двинул рать на Казань и хотел даже возглавить поход. Но его постигла неудача. Вместо снега шёл дождь. Обозы и пушки тонули в грязи. Вода покрыла лёд на Волге, и он начал трескаться. Повозки и орудия стали проваливаться. В районе Нижнего Новгорода поход пришлось остановить. И всё же Иван IV не успокоился. Летом 1548 года он отправил войско, во главе с князем Д.Вельским, к Казани. Шах-Гали, выйдя из Мещёры, присоединился к нему в устье Цивили.

Сафа-Гирей собрал своё воинство на Арском поле. Здесь князь С.Микулинский, возглавлявший передовую рать, разгромил Сафа-Гирея, который отошёл в город с остатками своего войска. Были пленены батыр Азик и многие другие знатные казанцы. Однако казанцы совершили успешный набег на окрестности Галича. Костромской воевода Яковлев с ратью настиг и на берегах р. Еговки разгромил эту орду казанцев. В бою был убит предводитель орды Батыр Арак. И всё же Казань вновь устояла, что вызвало неудовольствие Ивана IV. Приходило понимание, что нужно принимать более решительные меры. В этой связи нужен был мир с Литвой и Крымом. Литва после долгих переговоров согласилась на перемирие. Крымский хан Сагиб-Гирей вёл себя наглее. Он только что подчинил Астрахань, а потому грозил новым походом на Москву. Таким образом, нужно было действовать на двух направлениях - казанском и крымском.

В марте 1549 года Сафа-Гирей, любивший выпить, в пьяном состоянии упал и скоропостижно скончался. После него остался двухлетний сын УтемишТирей и его мать Сююпбеке. Казанцы возвели младенца на престол, но хотели, чтобы крымский хан послал в Казань своего сына. В то же время, на период устройства власти, желали замириться с Москвой, для чего послали туда гонца просить мира. Иван IVответил, что о мире говорят с послами, а не с гонцами, и стал собирать войско. 14 февраля 1550 года московское войско подошло к Казани. Весь следующий день велась стрельба по городу. В нём погибло много людей, в том числе крымский мурза Челбак. В следующие дни началась оттепель, пошли дожди, лёд на реках взломало, дороги раскисли. Пришлось снять осаду и отойти, не доводя войско до голода. 25 марта Иван IVвернулся в Москву.

Но здесь пришло известие, что крымский хан идёт на Москву. Немедленно рати двинулись к окской линии и сосредоточились в Коломне и Рязани, где и провели остаток лета и осень. Крымчаки так и не пришли. Вместо них зимой совершили набег ногаи, подбитые к походу крымским ханом. Но московские рати встретили их организованно, разбили и гнали до Шацка. Естественно, эти победы не могли обойтись без казаков, которые и ранее нападали на ногаев. Эти совместные действия способствовали сближению казаков с Москвой, которая, облегчая взаимодействие с казаками и желая продвинуть границу на юг, построила две крепости: Михайлов и Шацк. В этих сражениях было взято много пленников, в их числе мурза Теляк.

В 1551 году Иван IVвновь собрал войско для похода на Казань. Это войско обступило Казань с запада и севера по Каме. Было немало стычек, победителями в которых были московские ратники. Эти победы внесли в среду казанцев раздоры и желание подчиниться Москве. Крымчаки, во главе со ставленником Крыма мурзой Кощаком, противились этому. Казанцы восстали, и Кощак вынужден был бежать. Однако все дороги были перехвачены московскими ратниками. Большинство крымцен было перебито. Кощак и ещё более сорока его единоверцев были пленены и казнены в Москве. Шах-Гали вновь стал царём Казани. Однако отделение от Казани Иваном IVГорной области, присоединение её к Москве и постройка там города Свияжска вызвала у казанцев недовольство новым царём. Они стали требовать смещения Шах-Гали и назначения московского наместника.

Шах-Гали устроил расправу над некоторыми недовольными. Но вскоре ему пришлось уехать из Казани. Вместо него туда были направлены свияжские князья Чапкун и Бурнаш в качестве наместников. Однако князь Чапкун по прибытию в Казань изменил Москве и возглавил мятежников. Оставался один способ подчинить Казань - это война. 24 марта 1552 года Иван IVузнал об очередной измене Казани. На заседании Совета было принято решение о походе на Казань и окончательном её покорении. Эта весть дошла и до донских казаков. Князья А.Горбатый и П.Шуйский собирали рати в Нижнем

Новгороде. Князь М.Глинский со стрельцами, волжскими казаками, устюжанами и вятчанами расположился по р. Каме. Свияжскис воеводы заняли своими отрядами все перевозы на Волге.

Помня об угрозе из Крыма, стали собирать рати в Коломне, Кашире и Муроме. Ситуация на юге для Москвы к этому времени сильно изменилась в лучшую сторону. Видя усиление противостояния Москвы и Крыма, донские казаки все более и более брали сторону Москвы. Постройка крепостей Михайлов и Шацк, помощь казакам в постройке городков и снабжение их оружием, а также совместная победа над ногаями в 1550 году укрепили эту тенденцию.

На казанском направлении ситуация вначале складывалась не очень хорошо. Весной в Свияжске началась цинга. Много людей умерло, свияжские воеводы плохо следили за обстановкой и развлекались. Этим воспользовались казанцы, подбили народы Горной области на мятеж. Начавшийся мятеж позволил астраханскому царевичу Едигеру Магомету с пятью сотнями всадников без препятствий прибыть в Казань, занять престол и дать клятву воевать против Москвы. В это время князья И.Мстиславский и М.Воротынский возглавили войско в Коломне. Рати в этом войске возглавляли: передовую - князья И.Турунтай-Пронский и Д.Хилков; правой руки - князья П.Щенятев и А.Курбский; левой руки - князья Д.Микулинский и Плещеев; стражу князья В.Оболенский-Серебряный и С.Шереметев; царскую дружину - князья В.Воротынский и И-Шереметев.

По Оке и Волге были отправлены суда с припасами и пушками к Нижнему Новгороду. Но ещё не было единого мнения в окружении царя, когда идти к Казани: летом или зимой. Многие думали, что лучше идти зимой. Пока собирали рати и раздумывали, 21 июня из Тулы пришло сообщение, что крымцы подошли к городу. Воеводы князья Щенятев, Курбский, Турунтай-Пронский, Хилков и Воротынский со своими ратями двинулись к Туле. Следом прискакал гонец тульского наместника Г.Тёмкина и сообщил, что хан осадил город, имеет много янычар турецких с пушками. 22 июня войско крымского хана подступило к городу и начало обстреливать Тулу из пушек. Янычары стреляли каменными ядрами. В городе начались пожары. Затем крымчаки пошли на приступ.

И, хотя в городе было мало ратников, но среди жителей было немало потомков стрельцов. Как один, они встали на защиту Тулы. Одни тушили пожары, другие отбивали приступ. Крымчаки откатились. Крымский хан Девлет-Гирей решил возобновить приступ следующим утром. Однако ночью приказал отходить, узнав, что сильные рати идут из Каширы. Защитники Тулы, увидев отход крымчаков, сделали успешную вылазку, в ходе которой перебили немало крымцев, в том числе ханского шурина мурзу Камбирдея, а также захватили турецкие пушки.

Вскоре подошла рать Щенятева и Курбского и стала на том месте, где был стан войска крымского хана. В это время отдельные отряды крымцев, грабившие окрестности Тулы, стали возвращаться в свой стан, не зная, что хан с главными силами уже ушёл, и встретились с московской ратью. Все они были разбиты, Хотя численно превосходили московскую рать. В сражении отличился А.Курбский, который участвовал в сече. В ней он получил ранение головы и плеча. Затем началось преследование, в котором активное участие приняли подошедшие казаки. Крымцев настигли на берегах речки Шевороны и вновь разгромили. Здесь отличились казаки, они шли в передовом отряде. В ходе разгрома крымчаков был освобождён захваченный ими полон, а также обоз и табуны верблюдов.

После этих побед Иван IVраспорядился идти на Казань. 3 июля войско выступило. К этому времени князья Микулинский, Серебряный и Д.Романович разгромили мятежников Горной области, а в Свияжске прекратилась цинга. 19 августа царь во главе войска, в котором было около 150 тысяч человек, уже находился на Луговой стороне Волги. В состав этого войска входила рать, сформированная из мещерских казаков и стрельцов, общей численностью около 7 тыс. человек. 20 августа московское войско развернулось в шести верстах от Казани. На царском совете определили, где быть полкам. Большому и передовому повелевалось занять Арское поле, полку правой руки берег Казанки, полку левой руки стать выше его, рати Шах-Гали - за Булаком у кладбища, царской дружине под началом брата Ивана IVкнязя Владимира Андреевича - на Царском лугу. Было строго запрещено самовольно вступать в сражение.

Обращает на себя внимание, что распределение сил имело серьёзный недостаток. Оно было направлено только против Казани, как будто вне её не было вражеских сил и они не могли внезапно подойти к городу. Данное распределение показывает, что военное искусство Московской Руси того времени было на порядок ниже военного искусства славяно-татарского ордынского войска, которое в подобных случаях всегда выделяло силы для очистки местности от вражеских отрядов и организации заслонов. Кроме того, распределение московского войска приводило к скученности с одной стороны, а с другой, обретало на бездействие большую часть войска.

23 августа на рассвете войско двинулось к городу. Впереди шли князья Ю.Шемякин-Пронский и Ф.Троекуров с пешими казаками и стрельцами. За воеводами атаманы и стрелецкие головы, а за ними сотники со своими подчиненными. Когда солнце взошло, Иван IVдал знак и полки остановились, распустили знамёна и отслужили молебен. Иван IVсел на коня и войско вновь двинулось. Стрелецко-казачья рать Ю.Шемякина и Ф.Троекурова, соорудив мост, перешла тинный Булак и начала подниматься на высоту, чтобы пройти к Арскому полю мимо крепости. Рать шла двумя колоннами, справа стрельцы, слева казаки. Каждая колонна имела по шесть человек в ряду. Но тут открылись ворота, и до 15 тысяч казанцев конных и пеших устремились из города на стрельцов. Стрельцы развернулись вправо и открыли огонь из пищалей. Им на помощь с флангов бросились казаки и шедшая за этой ратью дружина детей боярских. Завязалась жестокая сеча. Так впервые московским стрельцами был применен линейный боевой порядок.

Профессиональная подготовка стрельцов и казаков оказалась выше. Казанцев смяли и гнали до самых стен, несмотря на сильную пальбу из крепости. Казаки и стрельцы взяли немало пленников и не спеша отошли из-под обстрела. Тем временем полки окружили Казань, в которой заперлось 30 тысяч казанских и 2 700 человек ногайских воинов. Ночь на 24 августа прошла спокойно. На следующий день разразилась сильная буря. Не только шатры были повалены, но и потоплены суда с продовольствием. Войско пришло в уныние, им стал овладевать страх. Без продовольствия рассчитывать на победу не приходилось. Но Иван IV не растерялся, немедленно послал в Свияжск и Москву за съестными припасами, тёплой одеждой и повелел готовиться зимовать под Казанью.

Часть — 2-я

?

Log in

No account? Create an account