Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Смута: Василий Шуйский и мятежники. Ч — 3-я
Русь Великая
lsvsx

Ч — 2-я

Но пути к Александровской Слободе встретили отряд поляков, разбили его и на его плечах ворвались в этот населённый пункт. Здесь князь М.Скотшн-Шуйский остановился, распорядился немедленно делать новые укрепления, выслать новые разъезды на все дороги н установил постоянное сообщение с Москвой.Ежедневно писал царю, ободряя его и уславливаясь о дальнейших действиях. Кроме шведов, князь Михаил имел уже 18 тысяч вполне подготовленных ратников. Однако он воздерживался от вступления в решающее сражение, желая накопить и подготовить больше сил. Поэтому он решил отражать поляков и мятежников, используя укрепления Александровской Слободы.

Занимаясь укреплением этою населённого пункта, князь Михаил решил оказать помощь Троице-Сергиевской лавре. Он выделил в распоряжение воеводы Жеребцова 900 ратников и велел пробиться к лавре любым путём. Жеребцов с дружиной, соблюдая все меры предосторожности, двигался только ночами. При подходе к лавре на рассвете он внезапно напал на разъезд поляков и мятежников, который, не приняв боя, бежал. После чего Жеребцов с дружиной, к великой радости защитников, вошли в лавру. Встревоженный этим событием и близостью войска князя Михаила, Сапсга 18 октября 1609 года с 4 тысячами поляков вышел из своего стана и двинулся к Александровской Слободе. В селе Кор икс ком встретил передовую дружину россиян н преследовал её до укреплений Александровской Слободы. Здесь завязалось сражение. Вначале в бой вступили шведы, затем россияне. Превосходство в силах явно было па" стороне союзников. И хотя поляки сражались отчаянно, однако вынуждены были отступить. Сапега отвёл свою сильно поредевшую рать к лавре и возобновил её осаду. Хотя сам уже находился на положении осаждённого, так как его сообщения прерывались разъездами царских войск из Александровской Слободы, Владимира и Москвы.

Последняя теперь имела сообщение с Александровской Слободой, Владимиром и Коломной. Пан Млоцкий, узнав, что союзное войско вступило в Александровскую Слободу, снял осаду Коломны и отошёл к Серпухову. Конечно, нужно иметь в виду, что успехи князя М.Скоиина-Шуйского были обусловлены рядом причин. Во-первых, всё это время он побеждал' относительно слабые рати поляков и мятежников. Во-вторых, слабость выделяемых против него сил были следствием несговорчивости главных военачальников поляков и мятежников Рожинского и Сапеги. Эти гордые и властолюбивые поляки не хотели действовать совместно, несмотря на обозначившуюся серьёзную опасность с севера. После поражения рати Сапеги под Александровской Слободой они съехались для совета. После жаркого спора поссорились и разъехались. Гетман ускакал в Тушино, а Сапсга вернулся в свой стан у лавры.

Тем временем войско князя М.Скопина-Шуйского быстро увеличивалось. К нему подошли новые дружины из Ярославля, боярин Ф.Шереметев-из Владимира с низовой ратью, князья И.Куракин и Б.Лыков из Москвы с царской ратью. Александровская Слобода стала затмевать Москву своей важностью. Туда спешили все толпами и порознь. С Александровской Слободой теперь связывали судьбу страны. Ожидали также новой помощи от Швеции. Де ла-Гарди писал королю, что Сигизмунда III можно и нужно победить не в Ливонии, а в России. В это время всё благоприятствовало князю М.Скопи-ну-Шуйскому: доверие царя и союзников; усердие и преданность своих ратников; разногласия и раздоры в среде поляков и мятежников.

В нём россияне увидели ум, мужество, удачу и умение. Его стали славить всё больше и больше. По эта слава имела несчастные последствия. Князь Михаил служил царю В.Шуйскому по закону и совести, не изъявляя своего властолюбия, не пленяясь свалившейся на него славой. Однако по-другому думали некоторые его современники. Многим стало казаться, что если он освободит Россию, то должен стать царём вместо В.Шуйского. Первым с таким предложением вы-ступил Ц.Ляпунов. В своём письме князю Михаилу он торжественно предложил от имени всей России занять престол, обвиняя В.Шуйского в неспособности управлять государством. Рязанские послы вручили это письмо князю Михаилу.

Не дочитав письмо, он разорвал его, велел схватить рязанцев и отправить их к царю. Посланцы Ляпунова упали на колени, стали винить последнего в умысле, клялись в верности В.Шуйскому. Князь Михаил простил и отпустил рязанцев. Па что он надеялся, трудно сказать. По молодости лет- он, видимо, просто пожалел рязанцев, видя в П.Ляпунове дерзкого, но знаменитого сторонника Отечества, который отступился от Болотникова, не пристал к Лжедмитрию И и удерживал Рязань от посягательств мятежников. Князь Михаил спас Ляпунова, но не спас себя от клеветы и гибели. Вскоре В.Шуйскому донесли, что князь Михаил милует злодеев, которые предлагают ему измену и царство. Этот донос возбудил у В.Шуйского подозрение, но он ещё вполне доверял молодому киязю и нуждался в талантливом военачальнике. Однако его окружение уже увидело в князе Михаиле своего врага.

В ту пору мятежники тоже имели успехи. Пан Млоцкий превратил Серпухов в свои надёжный стан и организовал частые нападения на царские обозы, идущие по коломенской дороге. К нему присоединились многочисленные отряды разбойников, возглавляемых хатун-ским крестьянином атаманом Салковым. Царь выслал очистить коломенскую дорогу князя Литвинова-Мосальского с ратью. Но объединённые рати Млоцкого и Салкова разбили его. Слободскую дорогу перекрыл изменник князь А.Урусов с ногаями. Цена хлеба в Москве вновь поднялась. Случались измены и в московском царском стане, которые способствовали мятежникам.

В Красном селе на страже стоял атаман Гороховый с казаками и детьми боярскими. Он сговорился с мятежниками и ночью впустил их отряд в село. Дети боярские бежали в Москву, а казаки перешли на сторону Лжедмитрия И, сожгли Красное село и ушли в Тушино. Другие изменники в другую ночь подвели неприятеля к деревянному городу и зажгли стены. Однако московские ратники отбили неприятеля и потушили пожар. Вскоре Салков добился новой победы. В 15 верстах от столицы он одержал победу над воеводой Сукиным и перехватил владимирскую дорогу. Царю стало ясно, что на этом направлении нужно принимать решительные меры. Против Салкова был на-правлен воевода князь Д.Пожарский. Он встретил рать разбойников на берегах реки Пехорки и почти всю её истребил. Осталось всего около 30 человек, которые вместе с атаманом явились в Москву с повинной. Другие царские рати оттеснили Млоцкого к Можайску.

Собирая силы, князь М.Скопип-Шуиский размышлял, как лучше бить врага. В это время его внимание привлёк Суздаль, который прерывал его связи с Владимиром и другими низовыми городами. Он направил к Суздалю Борятинскош и Лыкова с ратью из россиян и шведов и распорядился взять город внезапным нападением. Находившийся там Лисовский хороню организовал службу и встретил воевод князя Михаила во всеоружии. Не надеясь на внезапность и успех, они не стали ввязываться в сражение и ушли назад в Александровскую Слободу.

Пока разворачивались эти события, польский король Сигиз-мунд Ш в сентябре 1609 года вступил в Россию и подошёл к Смоленску с сильным войском. В его составе было около 12 тыс. польских всадников, около 10 тысяч запорожских казаков и около 8 тысяч немецких нехотшшев. Это войско расположилось станом на берегу Днепра между монастырями Троицким, Спасским и Борисоглебским. Король написал и объявил универсал (манифест), призывая жителей н воинов Смоленска сдаться. На зтот универсал (манифест) король получил словесный ответ воеводы боярина Шеина, второго воеводы князя Горчакова и архиепископа Сергия, в котором был отказ сдаться. Затем осаждённые выжгли посады и заперлись в крепости, чтобы выдержать длительную осаду.

Видя, что универсал (манифест) не подействовал на защитников, король распорядился стрелять по стенам крепости из пушек. Однако стрельба оказалась бесполезной, так как ядра в лучшем случае долетали до подножия стен. Зато осаждённые с высоты крепости стреляли удачно. Огнём из пушек они выгнали ляхов из Спасского монастыря. Не имея успеха в разрушении стен, Сигизмунд III всё же решился на приступ. 23 сентября 1609 года, за два часа до рассвета, поляки подкрались к стене и разбили Аврамовскне ворота взрывом, но не смогли ворваться в крепость. Осаждённые бодрствовали и отбили приступ.

26 сентября 1609 года ночью полякам удалось захватить острог Пятницкого конца. Надеясь на успех, в следующую ночь они всеми силами подошли к Большим воротам. Завязалось кровопролитное сражение. Неприятель везде был отбит с большими потерями. После этого поляки не выходили из стана, день и ночь обстреливали крепость из пушек, делали подкопы, но безуспешно. Осаждённые всегда узнавали места подкопои и взрывали их вместе с неприятельскими командами. Наступила зима. Сигизмунд Ш, проявляя упрямство, подобно С.Баторию, непременно хотел взять Смоленск. Но при этом терял людей и время в неудачной осаде.

В то же время он страстно желал свергнуть В.Шуйского, но уже без помощи Лжедмитрля IJ. Чтобы ослабить последнего, польский король приказал запорожским казакам занимать украинные города и области. В результате, были заняты Путивль, Чернигов, Брянск вместе с многими северскими областями. Эти действия встревожили и обозлили польских сподвижников Лжсдмитрпя II, настроили их против короля. Дело в том, что вознаграждение и возмещение убытков они связывали с Лжедмитрием II, а не с королём. Занятие королевским войском украиниых областей лишало их экономической базы этого возмещения и вознаграждения. Поэтому они объединились и объявили себя конфедератами, то есть создали союз шляхты, которая на законных основаниях не желала теперь подчиняться королю.

Конфедераты отправили ему послание, которое, в свою очередь, настроило против них вельможных панов. Однако Сигизмунд III не собирался строго относиться к полякам, окружавшим Лжедмит-рия П. Он хотел, чтобы эти поляки действовали заодно с королевским войском. Для урегулирования взаимоотношений к конфедератам было направлено посольство, в которое вошли пан Стадшщкип, князь Збарский, Тышкевич и сильная дружина поляков. С этим посольством он отправил также грамоты к В.Шуйскому и отдельно к россиянам. В последней он, в частности, обещал прекратить бедствия народа, если народ прибегнет к его державной власти.

Послы короля добились своего, они перетянули поляков на свою сторону. Кроме того, они заручились поддержкой знатных изменников, среди которых был и Ф.Романов (Филарет), которые согласились, чтобы Сигизмунд III стал царём России. Но была у послов и неудача. Царские осведомители перехватили письмо Сигизмунда III к россиянам, что позволило В.Шуйскому представить его как козни и вероломство польского короля. Лжедмитрнн II тоже догадался, что от него хотят избавиться. Он позвал к себе гетмана Рожинского и спросил, что здесь делают послы короля и почему до сих пор к нему не явились.

Буйный гетман ответил бранью и хотел избить Лжедмитрия II. Но тот в страхе убежал к Марине и заявил ей: «Гетман выдаёт меня королю; я должен спасаться: прости». Ночью 29 декабря, надев крестьянскую одежду, Л же Дмитрий П в навозных санях уехал из стана в неизвестном направлении. Лишившись своего предводителя, российские изменники-мятежники частью бежали в поисках самозванца, частью убыли в Москву, а частью пристали к конфедератам и вместе с ними направили посольство к Сигизмунду III.

Лжедмитрий II в начале 1610 года благополучно добрался до Калуги и был принят её жителями, хорошо помнившими ещё БоЛотникова. Затем к нему присоединился князь Г.Шаховский с казаками из Царёва-Займища, где он наблюдал движение польского войска. Потом к нему пришли его сподвижники из тушинского стана. Образовался двор, правительство, дружина телохранителей и войско. Первым указом после бегства в Калугу Лжедмитрий II объявил истребление ляхов и немцев за неприятельские действия Сигизмунда Ш и шведов. Хватали и казнили не только ляхов и немцев, но также верных В.Шуйскому людей.

Лжедмитрий II направил свои грамоты также в тушинский стан, в котором предлагал своим бывшим сподвижникам наказать изменников и дать ему клятву верности, обещал за это всех хорошо наградить. Б тушинский стан прибыли его послы: поляк Казимирский и Глазун-Плещеев. Вместе с Мариной они взбудоражили мятежников. В тушинском стане началось брожение. Донцы сели в телеги и выступили к Калуге. Гетман Рожинский со своими ратниками настиг их, изрубил свыше тысячи человек, а остальных принудил возвратиться. После этого случая Марина 11 февраля 1610 года в морозную ночь ускакала верхом в Калугу, сопровождаемая слугой и служанкой. Её бегство и оставленное письмо породили новый всплеск недовольства в тушинском стане. Недовольные много кричали и много стреляли, но затем опять примирились с гетманом и стали ждать королевского решения.

Сигизмунд 111 принял посольство тушинских поляков и россиян 31 января 1610 года. Послы россиян много говорили о бедствиях страны и в конце предложили венец Мономаха не Снгизмунду III, a его сыну Владиславу. Это удивило и даже возмутило Сигизмунда III, но переговоры продолжились. Послы-россияне настаивали, чтобы Владислав принял греко-византийскую веру. Им ответили, что вера есть дело совести и не терпит насилия, что можно слушать и склонять, но не велеть. Однако россияне стояли на своем. Польский современник писал о них: «Сии люди мало заботились о нравах и вольностях государственных: твердили единственно о церкви, монастырях, обрядах; только ими дорожили, как главным, существенным предметом, необходимым для их мира душевного и счастья».

Эта характеристика, данная польским современником российским изменникам, очень точно определяет их морально-нравственное состояние. Все они: от П.Басманова до М.Салтыкова абсолютно утратили способность понимать национально-государстве иные интересы Русского народа и России. Для них светочей стал самозванец, прикрывавшийся именем сына Ивана IV Дмитрия, да греко-византийское христианское вероисповедание. Всё, что было дорого изуверу-царю, стало движущей силой самозванческого движения, утратившего полностью ответственность за судьбу государства и народа. Причём самозванчество, прежде всего, базировалось на самодержавной почве. В Московском государстве, при Иване IV, сложилась такая система власти, которая закрывала возможности способным людям пробиться к вершинам власти.

И даже те, которые находились вблизи этой вершины, не могли реализоваться, так как система их отторгала и отвергала. В этих условиях самозианчество снизу подпитывал ось сторонниками наверху и привело общество и государство в состояние нестабильности. Самодержавие и самозванчество, а вместе с ними неустойчивость общества. бунты, мятежи и революции стали неразделимыми спутниками российского государства. Самодержавие и греко-византийское христианское вероисповедание разрушили основы родового строя, его истинно демократическую составляющую - выборность: глав родов, князей и великих князей. Когда на вершину власти избирали, как правило, по способностям и заслугам. И знатность определялась верным служением народу.

Самодержание и христианство, разрушив эту систему, устранило способности и заслуги как главные критерии организации власти и ввело косную и мертвящую систему закрепления власти за теми, кто имел лишь знаменитую н прошлом родословную, но в большинстве случаев не имел ни способностей, ни заслуг. Прежде всего, это касается царей. Таким образом, чтобы избавиться от самозванчества, бунтов, мятежей и революций, нужно окончательно расстаться с иллюзиями в отношении самодержавия (тоталитаризма) и греко-византийского христианского («православного») вероисповедания, восстановить истинно демократическое родовое славянское общество, в котором властные полномочия должны осуществлять люди, имеющие соответствующие способности и заслуги перед русским народом и славянством.

В этой связи крайне удивительно, что многие люди, называющие себя патриотами и даже националистами, в качестве идейной опоры уповают на самодержавие и греко-византийское христианское вероисповедание. Этим они обнаруживают своё полное непонимание национально-государственных интересов нашей страны и Русского народа в частности, которые ничего общего ни с самодержавием, ни с христианством не имеют. Кроме новых бед и катастроф, самодержавие (народная монархия) и греко-византийское христианство («православие») нам дать ничего не могут. Пора бы нашим людям одуматься и начать возрождать то общество, которое было целенаправленно разрушено в прошлом. Без возрождения славянского родового общества возрождение страны и Русского народа по определению невозможно.

В конце концов, польские сенаторы согласились, чтобы Владислав был венчан патриархом. После чего российские тушинские послы дали клятву служить ему и его отцу Сигизмупду III. Затем разослали грамоты в разные города, в которых призывали присягнуть Владиславу. Ржев и Зубцов первыми присягнули королевичу. Воевода Шеин, уже пять месяцев осаждаемый в Смоленске, встретился с изменниками, но присягнуть отказался. Желающих набралось не-много. Тушинцы, не дождавшись обещанных королём денег, вновь начали волноваться. Причиной этого было также то, что до них доходили слухи об усилении Лжедмитрня П. И всё-таки гетману вновь удалось обуздать недовольных, но уже в последний раз.

Ч — 4-я

?

Log in

No account? Create an account