Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Смута: Василий Шуйский и мятежники. Ч — 4-я
Русь Великая
lsvsx

Ч — 3-я

Тем временем князь М.Скопин-Шуйский начал действовать. Его войско значительно увеличилось. К тому же из Выборга и Нарвы прибыло еще 3 тысяч шведов.Вначале решили идти против Сапеги, затем против Рожинского. Для того, чтобы обеспечить успех, направили рати Борятинского, Хованского и Горна занять южную часть Тверской и северную часть Смоленской областей и прервать сообщения конфедератов с Сигизмундом Ш. В то же время дворянин Волуев с 500 ратниками должен был осмотреть укрепления стана Сапеги. Однако он сделал больше. Ночью 4 января 1610 года он вступил в лавру и вместе с дружиной Жеребцова утром напал на поляков, взял пленников и возвратился к князю Михаилу, известив его о слабости противника.

Сапега, имея всего около 6 тысяч человек, изнуренных сражениями и болезнями, не стал ждать подхода главных сил князя Михаила. 12 января он снял осаду лавры и отступил к Дмитрову. Так после 16 месяцев осады освободилась Троице-Сергиева лавра. В то время россияне требовали только хлеба и оружия, чтобы сражаться, а шведы требовали денег. Троицкие иноки отдали князю Михаилу все, что имели в житницах, а шведам несколько тысяч рублей монастырской казны.

Снега затрудняли боевые действия. Князь И.Куракин выступил с россиянами и шведами на лыжах к Дмитрову, где находился Сапега. Там состоялось кровопролитное сражение. Россияне в этом кровавом деле проявили отменное мужество и заслужили похвалу шведов. Сапега был разбит, бросил пушки, знамёна, оставил Дмитров и, преследуемый лёгкими отрядами, отошёл к Клину. По, не найдя там ни жителей, ни хлеба, пошёл дальше к калужским и смоленским границам, рассчитывая присоединиться либо'к королю, либо к Лжедмитрию II, смотря по обстоятельствам.

До этого времени Сапега служил шитом для тушинского стана с севера, заслоняя его от Александровской Слободы. Теперь этого щита не стало. Более того, воеводы князя Михаила заняли Старицу, Ржев и подошли к Белому. Узнав об этом, конфедераты не стали медлить. Они вышли из Тушино с распущенными знамёнами, под звуки труб, зажгли свой стан и двинулись на соединение с королём. Российские изменники во главе с М.Салтыковым пошли с поляками. Некоторые ушли к Лжедмитрию II. Многие, менее заметные, ушли в Москву и другие города, надеясь на милосердие царя или свою неизвестность. Через несколько часов на месте тушинского стана остался только пепел.

Преследуемый ратями князя Михаила, выбитый из стен Иосифо-вой обители и разбитый мужественным Валуевым, который тогда захватил Ф.Романова (Филарета), гетман Рожииский, князь рода Те-димина, будучи ещё молодым, жалуясь на измену фортуны, безумие Лжедмитрня II, буйство сподвижников и медлительность короля, истощил свои физические и душевные силы, заболел и скончался в Волоколамске. Его смерть подтолкнула распад тушинского войска. Оно рассеялось. Часть его бежала к Сигизмунду III, другая к Лжедмит-ршо II, третья к Сапсге, который стал па берегах Угры и вступил к переговоры с польским королём и Лжедмитрпем II.

Так исчезло главное и самое сильное ополчение поляков и российских изменников, удальцов и разбойников, которые были очень близки к достижению своей цели - захвату власти в Москве. Но это войска оказалось погубленным их собственной несогласованностью и раздорами, сплочением и ратными победами верных В.Шуйскому россиян, а также действиями политики Спгпзмунда III, внёсшей н их ряды раскол и смятение. И только один Лисовский с изменником атаманом Просонецким, отрядами казаков и вольницы еще некоторое время держался в Суздале. Но и он весной 1610 года ушёл оттуда в мятежный Псков. По пути взял и разграбил Колязинский монастырь, где погиб мужественный воевода Д.Жеребцов, незадолго до того прибывший воеводствовать.

2 марта 1610 года князь М.Скопин-Шуйский по троицкой дороге вступил в Москву. Царь повелел знатным царедворцам встретить князя Михаила. Народ упредил царедворцев, встретил князя хлебом и солью, бил челом за спасение государства, называл отцом Отечества, благодарил и шведского военачальника Я. де ла-Гарди. В.Шуйский встретил их обоих и благодарил вполне искренне. Начались пиры в честь победы и победителей. Киязь Михаил, не упоённый ни честью, пи славой, требовал от царя продолжения изгнания Лжедмитрия П и Снгизмунда III. Однако царь никак не мог принять решение и выступить против польского короля и предводителей мятежников.

Тем временем в среде его окружения росла неприязнь и враждебность к князю М.Скопину-Шуйскому. Тем более, что многие граждане тогда действительно считали, что спаситель России и должен править ею. В этих условиях, вполне естественно, главным противником князя Михаила стал брат царя Д.Шуйский. Будучи спесивым, высокомерным и бездарным, он оказался первым и злостным клеветником, обвинял князя Михаила в сговоре с народом и желании похитить трон и царство. Многие другие царедворцы поддерживали Д.Шуйского. Умный дс ла-Гарди в частных разговорах с ближними царедворцами уловил их плохое отношение к князю Михаилу и предостерегал его, как мог. Двор казался ему опаснее ратного поля.

Оба с нетерпением ожидали похода к Смоленску и неохотно участвовали в московских пирах. Видя опасливость князя Михаила, его враги решили ускорить развязку. 23 апреля 1610 года князь Д.Шуйский решил дать обед в честь князя Михаила. Последний не мог отказать брату царя и приехал на обед. Во время встречи Д.Шуйский завёл весёлую и дружественную беседу. Вскоре появилась жена Д.Шуйского Екатерина с чашей в руках и ласково предложила отведать мёда, изготовленного ею. Отказать холяйке было невозможно.

Князь Михаил взял чашу и приложился к ней. Через некоторое время ему стало плохо, из носа хлынула кровь. Буквально черен несколько минут он скончался.

Выше мы говорили, что самодержавно-христианская власть отторгала, отвергала и порочила лучших представителей Русского народа. Только с конца XV века и до конца Смутного времени ею были уничтожены и (или) оболганы: сыновья Ивана III Иван Иванович и Дмитрий Иванович; князь В.Шемякин; братья Курицыны и честя-жатели; братья Адашевы; Сильвестр; князья Горбатый-Шуйский, Шереметев, Воротынский; боярин Морозов - первый русский артиллерист; Ермак с ушедшими с ним в Сибирь казаками; царь Фёдор; царь В.Годунов; царь Ф. Годунов; князья М. С копии-Шуйский и многие, многие другие. Все они хотели и могли обеспечить истинное величие и могущество России. И несмотря на гибель, именно они составляют её гордость, славу и честь.

Весть о смерти князя Михаила мгновенно разнеслась ио столице. Жители Москвы онемели от ужаса и недоумения. Но народ быстро опомнился и, понимая, что князя Михаила отравили ядом, двинулся к дому Д.Шуйского с криками ярости. Царская дружина защитила дом Шуйского и его самого. В результате, народ стал винить в гибели князя Михаила не только Д.Шуйского, но и царя, И хотя В.Шуйский распорядился пышно похоронить любимого народом князя, отношение к царю резко ухудшилось и уже не могло измениться к лучшему.

Завистники и злопыхатели молодого князя, думая, что уже смогут обойтись без него, вскоре увидели, что созданное им единство царя с парадом начало рушиться. Царь поставил во главе войска Д.Шуйского, которого и раньше-то не любили, а теперь стали просто ненавидеть. Войско двинулось в поход, ио без воодушевления. Российские ратники были в унынии, а шведы требовали денег. Пе имея в наличии отпечатанных серебряных монет, царь потребовал их от иноков Троице-Ссргиевой лавры. Те ответили, что уже дали Борису 15 тысяч, Лжедмитрию 1-30 тысяч и ему, Василию Шуйскому, 20 тысяч рублей, остальные нужны для восстановления лавры. В.Шуйский силой забрал у них деньги, множество золотых и серебряных сосудов для переплавки. Иноки роптали.

Народ тоже изъявлял негодование, называл действия царя святотатством. Довольными были только шведы, получившие жалование. После чего де ла-Гарди выступил в ноход вслед за Д.Шуйским. Но начавшийся поход не спас царя.

Первая плохая весть пришла из Рязани. П.Ляпунов уже проявил себя противником царя, написав письмо князю Михаилу. Понимая, что этим он навредил князю и что царь, в конце концов, не простит измены, П.Ляпунов в Рязани всенародно объяннл, что Д.Шуйский и царь являются убийцами, отравившими князя Михаила, предложил отомстить и нашёл многих согласных с ним. Рязань, за исключением Зарайска, отделилась от Москвы. В Зарайске в это время находился князь Д.Пожарский, который выгнал гонца Рязани, а грамоту П.Ляпунова отправил в Москву с просьбой о помощи. Царь послал в Зарайск стольника Глебова с дружиной, и город остался верным царю. В то же время московские стрельцы, посланные изгнать из Шацка мятежника князя Черкасского, были встречены П.Ляпуновым и перешли на его сторону. Рязанский мятеж сильно осложнил обстановку и встревожил Москву. За рязанскими событиями последовали другие, ещё более страшные.

Пока князь Д.Шуйский и де ла-Гарди собирались и нехотя шли к Смоленску, шведы вновь начали требовать жалование. Д.Шуйский отдал им 10 тысяч рублей, но не смог их успокоить, несмотря на содействие де ла-Гарди. Шведы явно не желали подчиняться и всё больше высказывали желание перейти на сторону Сигизмунда III, который тоже обратил внимание на движение московского войска к Смоленску. Для того, чтобы задержать его, Сигизмунд III выделил коронному гетману Жолкевскому 2 тысячи конных и тысячу пеших воинов. Гетман поначалу подошёл к Белому и оказал помощь засевшим там мятежникам. Хованский и Горн, имея 6,5 тысяч ратников, не решились вступить в сражение с коронным гетманом и ушли на соединение с Д.Шуйским.

Последний, имея более 30 тысяч россиян и около 7 тысяч шведов, хотел действовать осторожно, как князь Михаил. Он отправил 6 тысяч ратников с князем Елецким и Волуевым в Царёво-Займище, чтобы они там укрепились и служили щитом для главных сил. Сам же продолжал медлить и терял время. Коронный гетман действовал более энергично. Он соединился с остатками тушинского войска (около 8 тысяч человек), которое привёл пан Зборовский, 13 июня подошёл к Займищу и сразился с россиянами, потеснил их, но не смог разгромить и взять укреплений. Тогда он решил повернуть против Д.Шуйского. Польские сподвижники смутились, опасаясь малочисленности своих сил. Сам же гетман и российские изменники настаивали на необходимости удара по войску Д.Шуйского, обещая склонить многих на свою сторону. Ручались Жолкевскому за победу и бежавшие от Д.Шуйского немцы, французы, шотландцы и англичане, которые поодиночке и толпами прибывали к нему.

Оставив малочисленную пехоту и обоз у Займища, вечером 23 июня гетман с 10 тысяч всадников и лёгкими пушками скрытно выступил навстречу Д.Шуйскому. Елецкий и Валуев не заметили его ухода. Гетман вёл свою рать ночью, по узкой дороге, вёрст двадцать. На рассвете вышел к селу Клушино, где обнаружил обширный стан царского войска. Стан не был готов к сражению. Ратники беспечно отдыхали. Караулы выставлены не были. Не были высланы и разъезды. Гетман дождался подхода отставших дружин и пушек, затем распорядился зажечь плетень, ограждавший стан.

Треск горящего плетня и дым разбудил спящих. Изумлённые внезапным появлением поляков, Д.Шуйский и де ла-Гарди пытались построить войско, россиян отдельно от шведов. Но гетман ударил одновременно на тех и других. Царская конница дрогнула, но, подкреплённая новыми дружинами, остановила поляков. Завязалась сеча. Шведы, построившись, дружными залпами остановили поляков. Тогда гетман сосредоточил огонь своих пушек по шведам, а резервные дружины двинул но фланг россиянам, которые дрогнули и побежали. Шведы отступили к лесу, а французы, немцы, шотландцы и англичане сдались полякам.

Паника овладела российскими ратниками. Все смешались и бежали без памяти. Князья Д.Шуйский, А.Голицын и Мезецкий было засели и станес пехотой и пуншами, но затем тоже бежали в лес, бросая драгоценности, чтобы отвлечь и остановить преследователей. Де ла-Гарди не смог удержать вхвсдов от измены, вступил в переговоры с гетманом, дал ему слово не помогать царю В.Шуйскому, захватил войсковую казну (5 450 рублей деньгами и мехами на 7 тысяч рублей) с генералом Горном и 400 шведов, ушёл к Новгороду, жалуясь на трусость россиян, предательство англичан и французов. Письменно обещал царю новую помощь, а шведскому королю легкое завоевание городов на северо-западе России для Швеции. Д.Шуйский потерял у села Клушино все, что имел, и едва спасся, пешим добрался до Можайска, а затем в Москву.

Гетман Жолкевский в тот же день вернулся к Займищу и склонил Елецкого и Волуева присягнуть Владиславу. Затем он двинулся к Можайску и занял его. Здесь жители тоже присягнули королевичу. Царь В.Шуйский пытался собрать новое войско, но города не отправили ли одного ратника. В это время вновь активизировался Лжедмитрин II вместе с Сапегой. Царь выслал против них Воротынского, Лыкова и Измайлова с ратью, но они были разбиты мятежниками. Вскоре им сдались Пафнутьев монастырь и Коломна. Южнее Москвы только За-райск, усмиряемый князем Д. Пожарским, остался верен царю.

ЛжеДмитрий II подошёл к Москве и расположился в селе Коломенском. Вскоре начался мятеж и в Москве. Инициаторами этого мятежа были рязанцы. Народ взволновался и уже не хотел, чгобы В. Шуйский царствовал. Сторонники П. Ляпунова провозгласили: <<Ни самозванца, ни ляхов1.» Они осилили остальных, съехались со знатными мятежниками и договорились, что свергают В. ШУЙСКОГО, отказывают Лжедмитрию II и выбирают нового царя. За В. Шуйского вступился только патриарх Гсрмоген. По его уже не слушали. Так Народная Дума сместила царя В- Шуйскою.

К нему послали свояка князя И.Воротынского, З.Ляпунова, других знатных мятежников и объявили решение Народной Думы. Посланцы народа требовали от В.Шуйского, чтобы он отдал венец и скипетр. Он отказался. Тогда атрибуты власти у него забрали силой, а 17 июля его перевезли из Кремля в его старый дом, где оставили ждать участи под стражей. В следующее утро в его дом явились З.Ляпунов, князь П.Засекин, ещё несколько сановников с чудовскимл иноками, священниками и толпою вооружённых людей. Велели В.Шуйскому готовиться к пострижению. Он отказался.

Тогда его постригли силой. Во время пострижения он молчал, и за него обеты монашества произносил князь Туренин. Постригли и его молодую жену Марию. Затем их разлучили силой. В.Шуйского отправили в Чудовский монастырь, а Марию - в Ивановский. Братьев В.Шуйского посадили в их домах под стражу. Так закончил своё царствование В.Шуйский, ставший неугодным неудачами своего правления. Желая царствовать, он не смог опереться на людей, которые действительно хотели и могли ему помочь, не смог понять, в отличие от царя Фёдора, что нужно опираться не столько на близких родственников, сколько на способных к государственному и ратному делу людей. Родственники, если они не обладают такими способностями, всегда должны быть на вторых и третьих ролях.

Бурные перепитии царствования В.Шуйского и полыхавшая в западной части России гражданская война заслонили на время всё, что происходило на востоке пашей страны. Но и там эта Смута отразилась не лучшим образом. Слабость царской власти, отмена правил поведения царских чиновников, установленных Б. Годуновым, привели к тому, что они стали своевольничать. Первыми в этом ряду были письменные головы Врасскии и Бартенев, которые принялись грабить и притеснять славян-татар. Главы их родов Басандай, Бадаглы п Лачи подняли вос-стание и заставили царских чиновников умерить свои притязания.

В 1606 году киргизский князь Немча, желая добровольно войти в подданство России, отправил свою жену в Томск с соответствующей грамотой. Царские чиновники, прельстившись дорогой собольей шубой, ограбили ее, чем и оттолкнули киргизов. Князь Немча в отмщение за оскорбление жены прекратил выплату ясака в Кельтский острог, сжег все селения славян-татар и русских по р.Чулуму и стал непримиримым врагом России. В этом же 1606 году калмыки, вытесненные русскими и славяно-татарами из нынешнего Кузбасса в Бара-бинскую степь, слыша о слабости царской власти, начали набеги на селения Тарского округа. Однако положение калмыков было крайне непрочным. С юга их теснили джунгары, от которых калмыки откололись ранее, а с запада кайсаки. Поэтому в 1607 году они направили послов в Томск, чтобы их приняли в подданство России. В этом же году отряд казаков из построенной царскими чиновниками новой Мангазеи спустился по реке Туру хан и доплыл до Енисея, где выстроил зимовье Турухапскос.

В 1608 году к царю В.Шуйскому прибыли от калмыцких тайшей (князей) послы: Баучин и Арлай в сопровождении Богдана Литвинова. Вскоре после этого томский воевода получил царский указ, чтобы калмыцкие гайши (князья) сами прибыли в Москву и тем изъявили своё желание быть в подданстве, согласясь платить дань лошадьми. Томский воевода послал казаков к калмыцким тайшам, но последние не исполнили поручения и вернулись по причине междоусобной войны в среде самих калмыков, так как калмыцкие улусы, заинтересованные в набегах на селения Тарского округа, не пропустили их.

В 1608 году восстали нарымские и кетские остяки, притесняемые царскими чиновниками. Это восстание томские воеводы подавили с трудом. В этом же году в подданство России перешел знаменитый древний род арийцев, проживающих по реке Каче и на левом берег}' Енисея. В прошлом это был многочисленный народ. Село Ария на реке Каче долгое время напоминало о существовании этого славяно-татарского рода. После перехода в подданство России род арийцев стал переселяться в Минусинскую котловину, на свою древнюю родину, и с помощью русских вытеснил оттуда киргизов. Со временем арийцы быстро смешались и перероднились с русскими. Последнего арийца исследователь Гмелнн видел в 1735 году. Переход арийцев в подданство России создал благоприятные предпосылки для перехода на сторону Москвы кемцеи, модорцев, тубинцев и дже-cap, которые ранее платили дань то Алтын-хану, то чёрным калмыкам, то бурятам.

В 1609 году томский воевода направил к теленгутскому князю Обаку князя Таяна с казаками, который склонил Обака приехать в Томск. Князь телеигутов по прибытию в Томск признал над собой власть Москвы. При этом выговорил для себя помощь в защите против Алтын-хана, могущественного правителя Восточной Монголии, имевшего северный стан на р. Кемчик, впадающей в Енисей, а также разрешение переселиться со своим народом ближе к Томску. Ещё один славяно-татарский народ влился в набирающий силу русский этнос. Монголы и буряты оказались в Прибайкалье и верховьях Енисея в результате походов китайцев в период их войны с монголами в 1360-1390 гг. Тогда китайцами был разрушен Каракарум, а монголы были оттеснены на север. В результате, дружественные им киргизы ушли в Минусинскую котловину, а арийцы из Минусинской котловины переместились на реку Качу и левобережье Енисея.

Однако эти успехи часто осложнялись злоупотреблениями царской власти. Обосновавшиеся в нынешней Хакасии киргизы продолжали оказывать сопротивление и использовали любой случай, чтобы подбить славян-татар на восстание. В 1609 году отряд казаков из Томска был отправлен для сбора ясака в южные волости Томского округа. Киргизы схватили казаков и высекли их плетьми, затем подбили на восстание часть чулымских и кузнецких славян-татар и разорили чулымские волости, уведя многих жителей в плен. Для наказания киргизов была отправлена дружина из 300 казаков. Но дружина понесла большие потери и была вынуждена вернуться назад.

В 1610 году в Сибирь была отправлена грамота с воззванием о защите государства, разоряемого самозванцами и поляками. Но эта грамота имела обратное воздействие. Ногаи, находившиеся в верховьях рек Тобол и Миасс, начали набеги на селения Тюменскою округа. К кузнецким славя нам-татарам из Томска был послан атаман И.Павлов с АО казаками - для уговоров, а также с требованиями, чтобы они в знак верности дали аманатов (заложников). Естественно, славяне-татары отнеслись к казакам недружелюбно, отказались дать аманатов (заложников) и выделили совсем незначительный ясак.

Калмыцкие тапши (князья) в условиях нарастающего давления с юга джунгар, вновь направили в Тару своих послов. В их числе от торгоутского тайшн Хоорлека были люди, которые должны были ос-мотреть места по рекам: Тобол, Яик, Эмба и низовьям Волги. Уже тогда дальновидные калмыцкие таинш готовились к переселению. В этом же 1610 году состоялось плавание отряда казаков по р. Енисею до Ледовитого океана и по нему до реки Пясины. Таким образом, за годы царствования В.Шуйского, без какой-либо его помощи, часто вопреки деятельности царских чиновников, граница России на востоке передвинулась до Енисея, на добрых 700 вёрст. В 1611 году киргизы напали на Ачинскую волость на реке Чулуме, захватили многих жителей п увели их в плен. В 1612 году погулы узнали, что в Москве нет царя, восстали и пытались сжечь Пелым.

На Тюменский округ всё это время осуществляли набеги ногаи и татары-мусульмане, сторонники погибшего Кучума.


В.М. Дёмин: Образование и крушение Российской Империи

?

Log in

No account? Create an account