Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Как правительство царя М.Романова смогло расчленить казачество. Ч — 1-я
Русь Великая
lsvsx

Поражение и «разбор» мятежных казаков М.Баловнева резко уменьшили численность мятежного казачества.Служилое казачество к этому времени тоже значительно сократилось. И хотя казачьи станицы находились в Тихвине, Вязьме, Дорогобуже, Путивле и под Смоленском, их численность неуклонно сокращалась. Особенно заметно это прослеживается на казаках, находившихся под Смоленском. Осада города, начавшаяся в 1613 году, затянулась. Первоначально под Смоленском было более 7 тысяч казаков, включая казаков И.Заруцкого, оставивших его под Воронежем. Однако в начале 1615 года их численность сократилась до 2,5 тысяч человек. Казаки гибли в боях, умирали от голода и болезней, бежали на Дон и в другие местности, недовольные условиями службы и невыплатой жалованья.

Недовольство условиями службы и невыплатой жалованья выражали не только казаки, служившие под Смоленском. Такое недовольство выражали и казаки, служившие в других районах страны. Главной причиной этого недовольства была несвоевременная выплата и недостаточная величина казачьего жалованья. Поэтому казаки обеспечивали себя, как могли, что приводило к конфликту с властями. Положение в западных уездах России ещё более осложнилось с появлением в Северской земле А.Лисовского. На этот раз он был на стороне Речи Посполитой. В его задачу входило ослабить давление московских ратей на Смоленск.

Первоначально его хоругвь (дружина) насчитывала около 600 всадников. После захвата Карачева к Лисовскому из Речи Посполитой подошла ещё одна хоругвь (дружина) численностью тоже около 600 всадников. Летом 1615 года против А.Лисовского была направлена рать князя Д.Пожарского, имевшая около 700 дворян с иноземцами и более 1200 казаков. Когда князь Пожарский с ратью прошёл Калугу, от него бежали 15 казаков во главе с А.Кумой, которого они из-брали своим атаманом. В октябре 1615 года, когда его дружина расположилась в медынской вотчине князя Д.Мелецкого, в ней насчитывалось уже около 500 человек.

По свидетельству князя Д.Пожарского, «он такого вора не видал». Казаки А.Кумы убили верейского воеводу В.Загряжского, приступали к острогу в Рузе, разграбили Верейский, Рузский, Звенигородский, Можайский и Медынский уезды, Кременск и Вышгород. Сам атаман, после его пленения в ноябре 1615 года, утверждал, что отъехал из войска «для кормов». Некоторые казаки бежали из рати Пожарского даже в Речь Посполитую. Сложным положением служилого казачества России как раз и попытался воспользоваться польско-литовский полковник А.Лисовский. После сражения под Орлом, состоявшимся 23 августа 1615 года, Лисовский не добился победы и отошёл к Кромам, а затем быстро двинулся к Волхову и уже 31 августа оказался под его стенами.

Воевода С.Волынский трижды отбил его приступы. На следующий день А.Лисовский сжёг посад в Лихвине. 4 сентября он захватил Перемышль, а 5 сентября он взял Белев. Везде он старался переманить казаков на свою сторону. К 5 сентября на его сторону перешло около 100 казаков, бежавших от князя Д.Пожарского и из «иных мест». Обойдя Калугу, куда переместился Пожарский, А.Лисовский прошёл между Вязьмой и Можайском и осадил Ржев. Во время безуспешных попыток захватить город погибли многие перешедшие на его сторону казаки. Не удалось Лисовскому взять и Погорелое Городище.

В первой половине ноября Л.Лисовский направился к Торжку. Одновременно он вёл переговоры с бывшими казаками атамана И.Заруцкого, находившимися под Смоленском. Но эти переговоры закончились неудачей. Во второй половине ноября Лисовский двинулся в Каширский, а затем в Угличский уезды. Пройдя между Костромой и Ярославлем, он проник в Суздальский уезд и попытался захватить Муром. Однако Муром ему взять не удалось, и он через Рязанский, Тульский и Алексинский уезды в начале 1616 года вывел свой полк в Сенерские земли, а затем в Речь Посполитую. Поход Л.Лисовского со всей очевидностью показал, насколько деградировала вооружённая сила России. Всего чуть более тысячи профессиональных вояк прошли всю Центральную Россию, не потерпев ни одного поражения в поле, даже сумели взять некоторые города, в конце концов, благополучно возвратились в Речь Посполитую.

Преследовавшие его царские воеводы не смогли нанести ему поражения. По маршруту движения полк Л.Лисовского грабил и мучил крестьян, жёг деревни, царские рати довершали разорение этих крестьян. В октябре 1616 года, во время подготовки нового похода в Россию, Л.Лисовский умер. Соратники легендарного полковника ещё долго искали удачи на полях сражений в России и Речи Посполитой, в Австрии и Пруссии, в Ломбардии и Чехии, неизменно называя себя «лисовчиками». Их облик увековечила впоследствии кисть великого Рембрандта. В сентябре 1616 года сейм Речи Посполитой под впечатлением успехов Лисовского дал согласие на организацию похода Владислава в Россию, всё ещё претендовавшего на московский престол. Польскому королевичу исполнился тогда 21 год.

В это время царское правительство двумя путями боролось с казачеством. Карательные меры не прекращались. Наряду с ними применялось разделение казаков. Весь 1616 год прошёл под знаком казацких выступлений. Поздней осенью 1616 года, после боя с верными царю M.Pомановy казаками, из Новгорода-Северского отъехали к польскому королевичу Владиславу казачьи станицы атаманов С.Кругового, Я.Шишова и Т. Чёрного и стояли станом у Днепра недалеко от Дорогобужа. В январе 1617 года королевич Владислав, выражая Т.Чёрному и другим казакам благодарность за службу, напомнил им о стеснении казачьих вольностей при «Михалке Филаретове сыне» и других «неприрождённых» царях и о разгроме казаков М.Баловнева под Москвой.

В польском войске российскими ратными людьми, включая казаков, ведал В.Янов, исполнявший свои старые обязанности разрядного дьяка. Для многих казаков переход на сторону Владислава, без сомнения, имел социальный смысл. С его помощью казаки надеялись свести счёты с правящей верхушкой тогдашней России. Уговаривать казаков, которые перешли на сторону Владислава, царское правительство направило В.Яковлева. Но он не выполнил поставленной задачи и присоединился к казакам-изменникам. В 1616 -17 гг. осложнились отношения царского правительства и с донскими казаками, несмотря на то, что Москва пыталась убедить донцов в том, что репрессии против мятежных казаков не имеют к ним никакого отношения.

Для того, чтобы удержать донских казаков от выступления, в сентябре 1616 года донцам было предоставлено право беспрепятственного проезда в приграничные города и беспошлинной торговли в них. И всё же среди донцов нашлись сторонники Владислава. В 1616 году атаман Б.Юмин ездил со станицей донских казаков к Владиславу с предложением услуг в борьбе за московский престол. В 1617 году на Дону дело дошло до конфронтации, когда донцы «выбили из круга» сторонника царя М.Романова атамана Смагу Чертенского. И хотя опасения царского правительства имели под собой серьёзные основания, худшие из них не оправдались. Донское войско не поддержало Владислава, хотя и не оказало никакой помощи правительству царя М.Романова.

Ко времени бегства из Новгорода-Северского станиц атаманов Кругового и Шишова, царскую службу оставили многие казаки. Только они отправились не к Владиславу, а в юго-западные уезды России. За Угрой в первой половине 1617 года собралось значительное число мятежных казаков. Кроме 1940 рядовых казаков, в их среде было 14 войсковых и станичных есаулов и 14 атаманов. Возглавляли этих мятежных казаков атаманы И.Орефьев и И.Филатьев. Весной 1617 года мятежные казаки появились в окрестностях Погорелого Городища и на Можайской дороге. 12 мая из Москвы за Угру выехала представительная делегация. В неё входили дворянин М.Евреев, атаман Д.Попов, войсковой есаул А.Кондратьев и казак В.Петров.

«Заугорские» казаки в ответ на царскую грамоту отправили в Москву челобитную, в которой объяснили причины ухода со службы, просили оставить их служить вместе и прислать царских воевод. Тем временем к маю 1617 года войско королевича Владислава было собрано. 6 мая царское войско, возглавляемое воеводой боярином М.Бутурлиным, вынуждено было отойти от Смоленска. В июле 1617 года польско-казачьи дружины А.Гонсевского появились северо-восточнее Смоленска у Белой. И хотя они потерпели поражение от ратей воевод И.Благого и дворянина С.Травнина, положение для Москвы было тяжёлым. В этой обстановке царское правительство поспешило успокоить казаков, согласившись на их службу в составе единой рати. Посланным царем воеводам П.Гагарину и Я.Дашкову сопутствовала удача. К августу 1617 года казаки возвратились в Вязьму.

В начале октября 1617 года войско Владислава численностью более 10 тысяч человек подошло к Дорогобужу, который находился между Смоленском и Вязьмой. Перед этим Владислав освободил из смоленской тюрьмы 50 казаков, надеясь произвести впечатление доброго царя. Некоторые их них действительно стали под знамёна польского королевича. При подходе поляков к Дорогобужу, в нём подняли мятеж казаки, которых там была более 600 человек. Дорогобужский воевода И.Одадуров, в прошлом постельничий В.Шуйского, присягнул Владиславу. Несколько ранее сдали полякам Долгомисский острог казаки атамана Д.Кондратьева, которые тоже присягнули Владиславу. 11 октября казаки, перешедшие на его сторону, пытались захватить Верею, но были отбиты. Успешное начало похода, казалось, оправдывало самые смелые надежды Владислава на народное восстание против царя М.Романова.

Тем временем в Москву из Вязьмы выехали с челобитной представители бывших «заугорских» казаков А.Петров и Е.Назарьев. 11 октября им выдали в Казённом приказе по 4 аршина сукна. В это время гетман Ходкевич обратился к казакам, находившимся в Вязьме, с призывом признать Владислава своим царём. В ответной грамоте казаки отвергли его предложение. Тогда послал свой универсал с воззванием сам Владислав, который был доставлен в Вязьму и попал в руки казачьего дьячка Ю.Десятого. Последний представил универсал атаманам, а не казачьему кругу, как полагалось. В результате, универсал с воззванием был отправлен в Москву.

Но казаки всё же узнали об универсале и неправомерном поступке дьячка и едва не казнили его по приговору круга. Собравшийся круг грозил перерасти в измену, и вяземские воеводы князья П.Пронский и М.Белосельский бежали в Москву, за что подверглись опале. Царское правительство попыталось удержать казаков в Вязьме, направив им и стрельцам 1487 рублей серебром. Но казаки уже возвратились на Угру и захватили-Воротынск, Козельский, Белевский и другие уезды. Стрельцы и многие посадские люди тоже покинули Вязьму. 18 октября 1617 года Владислав без сопротивления занял город. Чтобы преградить Владиславу дорогу к Москве, царскому правительству пришлось отправить в Можайск карательную рать воевод князя Б.Лыкова и Г.Волуева численностью свыше 10 тысяч человек, среди которых было около 2 тысяч казаков и татар. Всю зиму казачьи станицы на лыжах отправлялись воеводами за «языками» под Вязьму, Товарков и Погорелое Городище.

Уход казаков из Вязьмы на Угру требовал срочного решения. На этот раз из Москвы в Воротынск выехали дворянин Д.Замыцкий и атаман Б-Каменное Ожерелье. Их переговоры с казаками были успешными. В результате, казаки направили в Москву своих посланцев с просьбой выдать им годовое жалованье, «учинить» указ «о кормах» и прислать к ним нового воеводу. Посланцев казаков встретили в столице милостиво и пожаловали «багровыми» английскими сукнами. Осенью 1617 года польский полковник С.Чаплинский, возглавивший «лисоочиков», численность которых составляла около 2 тысяч человек, захватили Мещевск, Козельск и создал угрозу Калуге. Калужане просили царя прислать в их город князя Д.Пожарского с ратными людьми. Царское правительство решило удовлетворить просьбу калужан и казаков.

Князю Д.Пожарскому, долгое время находившемуся в конфликте с казачеством, теперь предстояло разрядить обстановку, чтобы не допустить перехода казаков на сторону «лисовчиков». Сделать это было трудно не только в силу антипатий, но и по причине недостатка денег. Для выплаты жалованья казакам он имел 5 тыс. рублей, тогда как требовалось в два раза больше. Ему пришлось, скрепя сердце, дополнительно к выданному жалованью организовать сбор «кормов», для чего были расписаны царские земли в Козельском, Мещевском, Карачаев-ском и Белевском уездах. В результате, Пожарскому удалось справиться с этой трудной задачей. Большинство казаков прибыло в Калугу и затем приняло активное участие в боях с «лисовчиками».

В начале ноября 1617 года атаман И.Орефьев одержал победу над польско-литовской хоругвью (дружиной) в Медынском уезде. В это же время была одержана победа над поляками в Боровском уезде, где казаки атамана И.Филатьева сыграли главную роль. В декабре атаман И.Орефьев разгромил поляков в Оболенском уезде, захватил немало пленных, которых лично препроводил в Москву. Основные силы «лисовчиков» полковника С.Чаплинского зимовали в Козельске. Сам Владислав зимовал в Вязьме, где с ним находилось подобие российского двора: смоленский архиепископ, бояре Салтыковы, князья Ю.Требецкой, И.Шуйский, М.Шеин, думный дьяк В.Янов. Пленник М.Шеин вёл себя стойко, говорил казакам, что надеяться на поляков не стоит, за что его отослали в Речь Посполитую. В захваченных городах Владислав поставил воеводами российских дворян. В Дрогобуже - Л.Корсакова, а в Вязьме - князя И.Енгальдеева.

Однако надежды казаков-изменников на Владислава не оправдались. В его войсковой казне не было денег даже для выплаты жалованья иностранным наёмникам. В конце 1617-начале 1618 годов многие казаки, перешедшие к Владиславу, перестали связывать с ним изменение своего положения к лучшему. Первой перешла на царскую сторону станица атамана Д.Конюхова. Она оставила Фёдоровский острог 16 февраля 1618 года. На изменение отношения казаков к Владиславу влияло также то, что польские хоругви (дружины) продолжали терпеть поражения. В мае 1618 года войсковой есаул рати Д.По-жарского Л.Иванов заманил в засаду польскую хоругвь и разбил её наголову под Товарковым.

Видя, что его силы убывают, Владислав решил активизировать боевые действия. 6 июня 1618 года польское войско выступило из Вязьмы. В Кременске к нему присоединились полки Чаплинского, Опалинского и Казановского. Численность войска Владислава достигла 20 тысяч человек. После чего Владислав направился к Можайску. В 20-х числах июня у стен города начались тяжёлые бои. Все по-пытки поляков захватить Можайск и находившуюся неподалёку небольшую крепость Борисово Городище не имели успеха. Борисово Городище защищали станицы атаманов А.Синеглаза, И.Утицкого, Д.Котова, Д.Белого, И.Адамова, Ф.Патрикеева. Общая численность казаков в крепости составляла около 700 человек.

Обе стороны ежедневно теряли людей и одинаково страдали от голода. Неудачи Владислава под Можайском подтолкнули переход казаков на сторону Москвы. 20 июня 1618 года бежала в Можайск из польского стана станица атамана Г.Черницына. Оставили королевича также станицы атаманов Т.Чёрного и Е.Клокова. В конце июля, во время обстрела Можайска, был тяжело ранен князь Д.Черкасский, пришедший со сноси ратью на помощь осаждённому в Можайске Б.Лыкову. Вскоре во время обстрела был ранен князь В.Волховский. Немало московских ратников: дворян, стрельцов и казаков было убито. Многие сотни их были ранены. Ещё большие потери несли поляки. Только полк Владислава убитыми потерял около 100 человек. К тому же обострились отношения с наёмниками, требовавшими жалованья. Они грозились уйти в Речь Посполитую, чтобы обеспечить себя кормами.

Чтобы ослабить давление на Можайск, князь Д.Пожарский перешёл из Калуги в Боровск. Ранее он отправил несколько станиц казаков к Пафнутьеву монастырю у Боровска для строительства острога. Находившийся там воевода князь В.Ахамашуков-Черкасский решил совместно с казаками напасть на поляков, находившихся в семи верстах от монастыря. Казаки первыми пошли на приступ польского стана. Но поляки обнаружили их подход, изготовились и отбили при-ступ. Дворянская дружина князя В.А.Черкасского не пожелала оказывать помощь казакам. В результате, казаки потеряли убитыми около 150 человек.

В начале августа 1618 года из-за отсутствия продовольствия князь Д.Лыков отвёл от Можайска большую часть войска к Боровску, а затем к Москве. Многие дворяне недолго оставались в столице. Не дождавшись разрешения царя, они уехали в свои поместья. В столице остались казаки и стрельцы. Царское правительство вынуждено было раздать в кормление казакам многие дворцовые земли, включая Домодедовскую волость и село Быково. Эти события, как и многие другие, показывают, что казаки, в случае выплаты им жалованья и обес-печения продовольствием, воевали лучше, чем дворяне. Вырисовывалась настоятельная необходимость реформирования вооружённых сил России, создания постоянного профессионального стрелецко-казачьего войска, постепенного сокращения дворянского ополчения, превращения дворян в податное сословие.

Однако война с Польшей не позволяла заняться мирным строительством, внося всё новые и новые осложнения. Пока Владислав пытался овладеть Можайском, с юго-запада в Россию вторглось около 8 тысяч запорожцев во главе с гетманом П.Сагайдачным. Они овладели Ливнами, Ельцом, Данковым, захватили в плен царских послов, направлявшихся в Крым, а затем направились к Рязани. За собой запорожцы уводили молодёжь, способную выполнять обязанности слуг и помощников. Только в Ельце и Елецком уезде они захватили около тысячи детей и юношей в возрасте от 9 до 20 лет.

Прикрыть Москву с юга мог только Д.Пожарский, направленный из Боровска в Серпухов. Но подчинённые ему казаки вновь проявили недовольство и стали требовать выплаты жалованья. Часть из них взбунтовалась и отказалась идти в Серпухов, а ушла за Оку и начала грабить местное население. В Серпухове Д.Пожарский провёл смотр. В строю осталось 1270 казаков, бежало 178 казаков. Из них 21 человек к Владиславу. Бежавшие от Пожарского казаки присоединились к объявившимся уже и Каширском уезде мятежным казакам. Для уговоров этих мятежных казаков из Москвы был послан вёрстаный атаман М.Козлов. Его уговоры успеха не имели.

Ч — 2-я

?

Log in

No account? Create an account