Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Начало раскола церкви: Бунты против греко-византийского христианства и государственного гнёта.
Русь Великая
lsvsx

В конце войны с Речью Посполитой царь А.Романов решил завершить церковную реформу и определить дальнейшую судьбу Никона. С 1660 года ждали прибытия вселенских патриархов для организации суда над ним.Однако патриархи не торопились ехать, большинство из них сочувствовали Никону по вполне понятным причинам. Никон для них был страдальцем за греко-византийскую церковь. Только в 1666 году прибыли два патриарха, а два других передали им своё представительство. Состоялся суд, на который доставили Никона под стражей. Царь сам изложил его вину: «Самовольно и без нашего царского величества повеления церковь оставил и патриаршества отрёкся» и потребовал его наказания.

Присутствующие патриархи, исполнявшие к тому же представительство отсутствующих патриархов, поддержали российского царя. Собственно, по-другому и быть не могло, ибо они в значительной мере существовали на богатые подачки московских царей. Свергнутого Никона сослали в Ферапонтов монастырь, а затем в Кирилле-Белозерскую обитель, где он и скончался в 1681 году. Но его дела и старания не были забыты ни царём, ни христианской церковью. Церковный собор 1666-67 годов проклял всех противников реформы и приговорил отдать их в руки «грацких властей». Этот собор положил начало расколу церкви и общества. Сторонники Аввакума - старообрядцы и другие подвижники «древлего благочестия» - староверы объявлялись вне закона и стали подвергаться преследованиям.

В глазах угнетённого люда, среди которого их взгляды были популярны, они сразу же стали борцами против ненавистного греко-византийского ортодоксального христианства и государственного гнёта. Их поддержала и часть знати. Боярыня Ф.Морозова, воспетая художником В.Суриковым, её сестра княгиня Е.Урусова, князья Хованский, Мышецкий и другие. Ф.Морозову и Е.Урусову схватили и посадили в Боровскую земляную темницу, где они скончались от голода и пыток. По существу, началась новая гражданская война.

Народное недовольство и протест выражались в различных формах. Уклонение от повинностей, неподчинение властям и голодная смерть стали обычным явлением. От сожжения в 37 гарях только за 20 лет с 1675 по 1695 года лишились жизни около 20 тысяч человек. Дошло дело и до восстаний. Восстание монахов Соловецкого монастыря было самым продолжительным. Оно началось в 1668 году и окончилось только в 1676 году. Много сил и времени пришлось потратить правительству царя А. Романова, чтобы подавить это восстание.

Одной из причин длительности этого восстания, без сомнения, была начавшаяся через некоторое время после церковного собора грандиозная казацко-крестьянская война под предводительством Степана Разина. К этой войне подталкивали все мероприятия, которые проводило правительство царя А.Романова в предыдущие годы. «Соборное уложение» 1649 года, жестокий сыск беглых, рост налогов, обесценивание денег, неурожаи и эпидемии разоряли основную массу крестьянского и посадского населения. Многие бежали в окраинные местности и на Дон. Крайне нерегулярная выплата жалованья стрельцам также вызывала у них недовольство и даже озлобление.

В это время на Дону тоже шли сложные процессы структурной перестройки вольного казачества. К тому же донцам приходилось отбиваться от наседавших турок и крымчаков. Возможно, они бы вообще искоренили донских казаков. Но тем на помощь пришли калмыки, которые под давление кайсаков и джунгар преодолели Волгу и стали расселяться в Сальских степях. В феврале 1661 года тайша калмыков Дайчин прислал к казакам своего посла Баатыршу Янгильдеева для переговоров о том, чтобы казаки и калмыки друг на друга никаких нападений не делали и обоюдно помогали в борьбе с их общими врагами. Эти договорные условия были утверждены со стороны калмыцкого посла присягой.

В ходе переговоров калмыков с казаками выяснилось, что калмыки (ойраты) издавна состояли в союзе с московскими царями и воевали против славян-татар. Это лишний раз доказывает, что ойраты (джунгары) сыграли существенную роль в гибели Тартарии (Рассении). В этом же году калмыки в присутствии князя К.Черкасского и дьяка Горохова принесли присягу на верность российскому царю и вступили в подданство России. Приход калмыков облегчил борьбу казаков с ногаями и крымчаками.

С середины XVII века жизнь на Дону стала принимать всё более осёдлый характер. Наряду с рыбным промыслом и звероловством казаки стали заниматься коневодством, скотоводством, овцеводством и даже земледелием. Это, несмотря на то, что эти занятия, как отвлекающие казачество от ведения воины, само Донское войско не одобряло. В это же время на Дону, и в особенности в Черкасске, появился слой казаков, имевший впоследствии большое влияние на ход истории войска. Этот слой образовали домовитые казаки, разбогатевшие в ходе войны, либо от торговли и захватившие в свои руки лучшие пастбища для своих табунов, богатые рыбой тони, плодородные земельные участки и др.

Наряду с домовитыми казаками из среды казачества стали выделяться и лица, обладавшие хорошими способностями в ратном деле, которых Войсковой Круг выбирал в атаманы, есаулы и на другие войсковые должности. Как на тех, так и на других, выдвинувшихся из общей массы казачества лиц обратило своё внимание царское правительство. Оно всеми мерами, ласками и подкупом, старалось привлечь этих казаков на свою сторону.

Опыт борьбы с вольным казачеством Центральной России не пропал даром. Эти ласки и подкупы имели успех и на Дону. Благодаря этой политике царского правительства во второй половине XVII века на Дону образовалась сильная партия сторонников Москвы. Это был слой домовитых казаков и старшин войска во главе с войсковым атаманом К.Яковлевым. Объединяли их с российским самодержавием не только ласки и подкупы, но и христианская церковь, которая, как мы уже выяснили выше, на Нижнем Дону имела глубокие корни.

После заключения в 1667 году перемирия, а в 1670 году мира с Крымом масса простых казаков-воинов, живших военной добычей, осталась без дела. В результате, образовался слой казаков-голытьбы, голутвепных, мечтавших о морских походах против турок и крымцев, а также о набегах на Каспийское побережье и захватах персидских купеческих кораблей, чтобы добыть себе зипуны, драгоценности и чеканное оружие. Но атаман К.Яковлев, опираясь на преданных ему старшин и домовитых казаков, удерживал их на месте, не желая, в угоду царскому правительству, нарушать мир с турками и крымцами.

К этому времени область Войска Донского с севера, запада и востока была охвачена царскими владениями. Выход на Каспий преграждала Астрахань, имевшая мощную крепость и достаточно большое количество ратных людей. В 1660 году турки перегородили цепями Дон у Азова. Прорваться на азовские и черноморские просторы стало почти невозможно. К тому же к концу 60-х годов XVII века на Дону скопилось большое число беглых. Голутвенные казаки и беглые начали голодать. Недовольство нарастало. Рост недовольства под-хлестнули репрессивные меры царского правительства против староверов и старообрядцев, а также против казаков.

В 1665 году донские казаки, помимо постоянного противостояния с Крымом, выделили несколько полков против поляков под началом походного атамана Ивана Разина, старшего брата Степана Разина. Осенью 1665 года казаки по прежней традиции стали думать о возвращении на Дон и требовать, чтобы их отпустили. Князь Ю.Долгорукий казаков на Дон не отпустил. Тогда они попытались уйти самовольно. Главный воевода князь Долгорукий часть казаков вернул силой. После чего распорядился повесить походного атамана И.Разина. Его повесили на глазах казаков, что привело их в состояние недоумения и скрытого возмущения.

В душах же близких людей казнённого атамана поднялась буря негодования. В особенности эта казнь привела в бешенство Степана Разина, видевшего позорную смерть своего брата. Вернувшись на Дон, он стал собирать вокруг себя голутвенных казаков, недовольных войсковым атаманом. Но первую вспышку открытого недовольства возглавил Василий Ус. В 1666 году около 700 донских казаков с Дона пришли к Туле. Василий Ус направил в Москву казачью станицу с челобитной, чтобы казаков приняли на государеву службу. Но царское правительство им в этом отказало, что толкнуло казаков на восстание. К ним примкнуло много крестьян и холопов, бежавших из Центральной России. Против восставших было направлено войско под началом князя Ю.Барятинского. Казаки повернули на Дон. С ними ушли многие крестьяне и холопы, готовые уже подняться на борьбу с угнетателями.

Степан Тимофеевич Разин был выходцем из домовитых казаков Верхнего Дона. В то же время он имел отношение к староверам, которых ещё было много тогда на Верхнем Дону. Староверы на Верхнем Дону обосновались после того, как стрельцы (славяне-татары) ушли туда от московского царя Василия III. До восстания С.Разин не раз бывал в Москве. В 1660-62 годах участвовал в переговорах с калмыками. Дважды побывал в Соловецком монастыре. Его отличали пытливый ум, свободолюбие, смелость, сноровка, умение руководить людьми и вести переговоры.

Голландец Стрейс, видевший его в Астрахани, дал ему такую характеристику: «Вид его величественный, осанка благородная, а выражение лица гордое; обладает способностью внушать страх и вместе любовь; что бы ни приказал он, исполнялось беспрекословно и безропотно». Все эти качества создали ему авторитет. И когда начались гонения против староверов и старообрядцев, народ поверил ему и пошёл за ним. Всё, что сложилось в московском государстве под влиянием греко-византийского культа за прошедшие 170 лет: закон, общество, церковь и порядки — им было отвергнуто и стало попираться самым решительным образом.

В 1667 году, с окончанием войны с Речью Посполитой, на Дон хлынули новые ватаги беглых. Обстановка на Дону продолжала накаляться. Противоречия между домовитыми и голутвенными казаками усиливались. К С.Разину и его сподвижникам ранней весной 1667 года пришло несколько сот казаков, готовых к походу на Волгу и Каспий. У Переволоки на Волгу, у Паншинского городка, на островах («буграх») казаки организовали свой стан. Численность казачьей дружины составила около 600 человек. Одновременно с организацией стана казаки начали собирать оружие, лодки, продовольствие и другие припасы. В это время С.Разин обдумывает порядок своих действий, ведёт переписку с яицкими казаками, которые предлагали «сестъ в том городке», то есть превратить его в базу для организации походов.

В середине мая дружина С.Разина переволоклась с Дона на Волгу. Затем, захватив несколько больших стругов, начала нападать на караваны, принадлежавшие царскому правительству, патриарху и богатым купцам. «Начальных» людей казаки убивали, кандальников освобождали, товары и ценности забирали. Работные люди и стрельцы добровольно присоединялись к казакам: «неволею де они никаво с собою не емлют». Вскоре численность дружины возросла до 1,5 тысячи человек. После чего С.Разин двинулся с ней к Астрахани на 35 стругах. По пути к Чёрному Яру казаки разбили отряд стрельцов, пытавшихся преградить им путь. Захваченного воеводу высекли плетьми и отпустили. Затем одним из протоков казачья дружина прошла мимо Астрахани, вышла в море и поплыла к яицкому городку.

В Яицком городке казаки подчинялись царскому воеводе, с которым находились три сотни стрельцов, нёсших караульную службу. Яицким городком разинцы овладели, используя хитрость. С.Разин оставил дружину в укрытии, а сам с небольшим отрядом напросился войти в городок, якобы для совершения молитвы. Стрельцы их впустили. Оказавшись в городке, казаки овладели воротами, открыли их и впустили всю дружину. Все, оказавшие сопротивление, были перебиты. После захвата Яицкого городка в его дружине насчитывалось свыше 1600 человек. Зиму 1668 года разинцы провели в Яицком городке. Тем временем против казаков царское правительство направило 3-тысячную рать под началом дворянина Я.Безобразова. Но казаки нанесли ей поражение и заставили отойти к Астрахани. По весне, оставив в Яицком городке несколько сот человек, С.Разин разместил свыше тысячи казаков на 24 морских стругах и вышел в Каспийское море.

У Астрахани казаки разбили большую дружину дворянина Г.Авксентьева. Затем дружина С.Разина поплыла к Терскому городку, где он рассчитывал усилить свой отряд донскими казаками. Под Тарками к нему действительно присоединились 400 запорожцев с атаманом Бобой и 700 донцов с атаманом С.Кривым. Собралась целая казачья рать около 2,5 тысяч человек, которая на 40 стругах поплыла вдоль западного побережья Каспия в сторону Дербента, Баку и Решта. Из Дербента казаки отправили своих послов к персидскому шаху для переговоров о поселении их на реке Ленкуре. Эти переговоры были затеяны для притупления бдительности персов, чтобы обеспечить внезапность нападения на богатые персидские города: Решт, Фарабат и Астрабат.

Зиму 1668-69 гг. казачья рать провела близ Фарабата, на косе, выдававшейся в море, где ими был построен деревянный городок с земляным валом. Здесь казаки обменивали пленных, захваченных на море и во владениях шамхала Дагестана. За трёх-четырёх русских пленников отдавали одного перса. Кроме освобождённых пленников, к казакам присоединяются «иноземные скудные люди». Так казаки восполняли свои потери. Весной 1669 года казаки напали на Трухмянские улусы, которые находились на восточном берегу Каспия. Затем они направились к Баку и остановились на Свином острове. Из-за недостатка продовольствия, неблагоприятных климатических условий и плохой воды среди казаков началась дизентерия. Дело дошло до смертей. Болезнь ослабила казаков, чем персы и попытались воспользоваться. В июле 1669 года к Свиному острову приплыла флотилия из 50 судов, на борту которых находилось свыше 3,5 тысячи персов. Но казаки разбили их, захватив много пленных и богатую добычу.

Тем временем с Дона приходили вести, что голутвенное казачество (голытьба) объединяется вокруг атамана В.Уса и собирается сместить войскового атамана К.Яковлева. С.Разин принял решение возвратиться на Дон. В Астрахани казацкую рать С.Разина уже ждал воевода Прозоровский. У него находилась царская грамота о прощении казаков за «воровство», если они сдадут пушки, пленных и выдадут стрельцов, перешедших на их сторону. С.Разин с казаками согласились отдать пушки и отпустить «служилых астраханцев и иных низовых городов». Казаки сдали бунчук, знамёна и 21 пушку. Пленных С.Разин предложил воеводе выкупить, на что тот согласился.

Но ценности, струги и 20 пушек казаки отказались сдать. Они заявили: «Те-де пушки надобны им на степи от Царицына до донского казачьи Паншина городка, для проходу от крымских и от азовских и ото всяких воинских людей». Отказались казаки и от переписи: «Переписки-де казаков на Дону и на Яике и нигде по их казачьим правам не повелось», 4 сентября 1669 года казачья рать С.Разина в сопровождении 50 стрельцов отплыла в сторону Царицына. Во время плаванья казаки освободили астраханских стрельцов-колодников, которых везли вверх по Волге, а в Царицыне выпустили колодников из темницы. На Дон Разин вернулся с большим триумфом.

Голутвенные казаки стали называть его батькой. Домовитые казаки приняли активное участие в выкупе части добычи. Персидский поход поднял авторитет С.Разина. В его лице угнетённый народ увидел защитника против угнетателей: дворян, приказных людей, церковников и богатого купечества. Поход обеспечил казаков большими материальными средствами, которые по-зволяли начать войну с самодержавно-христианским режимом.

Прибыв на Дон, казаки расположились близ Кагалъницкого Городка на острове, где был оборудован стан с земляным валом. К концу ноября С.Разин собрал уже около 2,7 тысяч казаков, среди которых добрую половину составляли крестьяне и холопы. В это же время обдумывали планы похода на Москву. Вначале хотели идти по кратчайшему направлению через Тамбов. Но затем был принят более надёжный вариант. Решили вначале овладеть Царицыном и Астраханью, а уже затем по Волге идти на Москву.

Весной 1670 года казаки С.Разина двинулись к Царицыну. Пешие плыли на 80 стругах, на которых были установлены пушки. Конные во главе с Разиным двигались берегом. У Паншина городка к С.Разину присоединился В.Ус. Численность образовавшегося войска составляла уже около 7 тысяч человек. Донских казаков среди них оказалось всего около 3 тысяч человек. То есть действительно боевого элемента было сравнительно мало. Поэтому восставшие могли добиваться побед только там, где им либо не оказывали сопротивления вообще, либо оказывали слабый отпор.

Стрелецкая дружина, засевшая в крепости Царицына, изготовилась к отражению приступа. Крепость имела стену, окружённую глубоким рвом, впереди которого были вертикально вкопаны в землю столбы, расположенные в несколько рядов с расчётом, чтобы нельзя было ни пролезть между ними, ни перебраться через них. На подступах к столбам были вкопаны толстые доски с вбитыми в них длинными гвоздями, присыпанными травой, листьями и ветками. К тому же по Волге к крепости плыла рать стрельцов, которых должны были поддержать едисанские ногаи, кочевавшие в 30 верстах от Царицына. Поэтому С.Разин решил вначале разгромить едисанских ногаев и предотвратить объединение сил противника. Его войско разделилось.

С конными казаками С.Разин двинулся против едисанских ногаев, а В.Ус с пешими казаками организовал приступ крепости.

Пока С.Разин громил едисанских ногаев, В.Ус блокировал город и овладел крепостью. Сопротивление оказала лишь небольшая часть стрельцов во главе с воеводой, засевшая в крепостной башне, которую казаки взяли приступом (штурмом). В июне к Царицыну приплыла рать московских стрельцов, воеводы которой ничего не знали об обстановке в Царицыне. Разинцы воспользовались этим и внезапно напали на стрельцов в 7 верстах выше Царицына, как со стругов, так и с берега. Стрельцы были ошеломлены, поэтому оказали лишь неорганизованное сопротивление. В результате, были разбиты, большинство из них погибло. В Царицыне С.Разин ввёл казацкое управление. Жители были организованы в десятки и сотни. Городские дела стал решать круг. Исполнительную власть осуществлял атаман П.Шумливый. Церковь тоже была отвергнута. Жизнь людей возвращалась к славянским и казачьим традициям. Праздники и свадьбы стали играть в дубовых рощах. Везде, куда приходили разинцы, восстанавливались славянские и казачьи порядки.

Из Царицына С.Разин стал рассылать грамоты, призывая народ выступать против воевод, дворян, приказных людей и церковников. Получив сообщение о движении из Астрахани целой рати стрельцов во главе с воеводой князем Львовым, Разин выступил ему навстречу. Пеших на стругах возглавил сам С.Разин. Конных повели атаманы В.Ус и П.Еремеев. Всего он имел около 9 тысяч человек пеших и конных. В столкновении под Чёрным Яром большинство стрельцов перешло на сторону разинцев, перебив своих «начальных» людей. Воеводу Львова спас С.Разин. Силы восставших возросли до 12 тысяч человек, которых Разин и повёл к Астрахани, значительная часть жителей и ратных людей которой сочувствовала восставшим. Астрахань имела более сильную крепость, чем Царицын. Она со всех сторон была окружена водой и имела около 400 орудий.

Наиболее ответственные места воевода Прозоровский поручил оборонять иностранцам. Подступы с Волги охраняла флотилия стругов с флагманским кораблём «Орёл». Это был первый морской фрегат московского государства. Стрельцам воевода выдал жалованье, заняв деньги у митрополита и монастыря. Но все его усилия оказались напрасными.

В ночь на 22 июня 1670 года большая часть восставших имитировала приступ в районе Вознесенской башни, куда воевода Прозоровский направил все свои резервы. Тем временем меньшая часть восставших, в основном казаки, с помощью местных жителей перебралась через стену в другом месте и напала на оборонявшихся с тыла. Большая часть стрельцов сразу же перешла на сторону восставших и перебила своих начальников. Мощная крепость оказалась в руках восставших. В Астрахани также было введено казацкое управление. Атаманами города Астрахани стали В.Ус, Шелудяк и Терский. Это была первая крупная ошибка С.Разина. Самые способные атаманы оставались в Астрахани, тогда как предстоял поход на Москву. Астраханскую казну С.Разин отправил на Дон под охраной своего брата Фрола. Это была его вторая крупная ошибка.

Всё нижнее течение Волги теперь оказалось в руках восставших, которые имели в своем распоряжении значительные силы и средства, Войско возросло до 15 тысяч человек. Вследствие чего изменился его состав. Более половины были стрельцами. Ещё около 4 тысяч человек были крестьяне и работные люди. Казаков насчитывалось около 3 тысяч человек. Благодаря захвату Астрахани тыл восставших был обеспечен, а база значительно расширилась. Теперь можно было начинать поход на Москву. Для похода на север С.Разин выделил около 10 тысяч человек. Это была его третья крупная ошибка, так как в Астрахани он оставил слишком много сил. 20 июля 1670 года около 8 тысяч пеших разинцев на 200 стругах из Астрахани двинулись вверх по Волге. Около 2 тысяч конных разинцев шли берегом.

В составе флотилии находились две баржи. Одна была обита красным бархатом. В ней, якобы, находился царевич Алексей Алексеевич, на самом деле умерший в 1669 году. Другая была обита чёрным бархатом. В ней, якобы, находился опальный Никон. По всей вероятности, эти персонажи были нужны С.Разину для того, чтобы внести раскол в самодержавно-христианскую массу Цен-тральной России. Здесь нужно сказать, что казаки были мастерами всяких мистификаций и самозванщины. Опыт смутного времени, видимо, решили использовать и на этот раз, чтобы одних ввести в заблуждение, а других настроить против власти. В очередной раз агитационный порыв был направлен против «изменников» бояр.

Чем выше поднималась флотилия по Волге, тем шире становилась база восстания. Крестьяне повсеместно восставали и создавали вооружённые отряды. Общая численность восставших на пике казацко-крестьянской войны достигала примерно 200 тысяч человек. Но эти силы были разрознены, плохо вооружены и не имели опытных руководителей. Поначалу, пока власть не организовалась, восставшим сопутствовал успех. С.Разин со своим войском легко овладел Саратовом, затем - Самарой. В этих городах ему никто не оказал сопротив-ления. В начале сентября разинцы подошли к Симбирску. Симбирск был центрам одной из засек Окской оборонительной системы («Черты»). Он имел сильную крепость и около 4 тыс. ратных людей. Возглавлял их родственник царя по жене князь И.Милославский.

31 августа к нему на помощь подошёл князь Ю.Баратинский с двумя полками рейтар и несколькими сотнями дворян. Разинцы подошли к городу 4 сентября. Как и в других местах, под Симбирском восстали крестьяне, холопы, посадские люди. Силы разинцев увеличились до 20 тысяч человек. Однако им теперь противостояло организованное и готовое сражаться царское войско численностью около 8 тысяч человек. Царские воеводы решили дать сражение в поле и вывели свои полки из города. Против восставших они выставили около 7 тысяч человек. 5 сентября завязалось сражение. Царские ратники стойко отражали нападения восставших. В этот день ни тем, ни другим не удалось добиться победы. 6 сентября сражение продолжилось.

В этот раз донцы и запорожцы дружно ударили в стык полков Ю.Барятинского и И.Милославского и отделили их друг от друга. Барятинский со своими основательно потрёпанными полками отступил к Тетюшам, а Милославский отвёл своих ратников в острог. И здесь С.Разин допускает четвёртую крупную ошибку. Вместо того чтобы преследовать и добить рать Барятинского, а затем двинуться к Москве, он ввязался в осаду острога Симбирска. Восставшим уда-лось взять острог, но князь Милославский отвёл оставшихся ратников в Кремль, взять который разинцы так и не смогли. Весь сентябрь и начало октября Разин простоял под Симбирском.

Находясь под Симбирском, он к тому же ослаблял свои силы рассылкой дружин в другие местности, желая поднять как можно больше людей на восстание. Ещё из Саратова он отправил дружину атамана Фёдорова на Пензу, Конобеево и Шацк. Из Симбирска были отправлены две дружины. Дружина Харитонова - на Корсунь, Саранск, Темников, а дружина Осипова - на Алатырь, Васильсурск, Мурашкино. Еще в Астрахани, отправляя брата Фрола с казной на Дон, он приказал ему собрать голутвенных казаков и с ними идти по кратчайшему пути на Москву. 27 сентября донские казаки под началом Ф.Разина осадили Коротояк, но вынуждены были отступить под напором царских войск. Тем не менее их поддержали жители Острогожска, Чугуева, Змиева, Изюма и других городов Окраины.

Расширение территории восстания сыграло бы свою положительную роль, если бы сам С.Разин не допускал крупных ошибок. Безуспешно осаждая симбирский кремль, С.Разин дал самодержавной власти время собрать силы. Три приступа царские ратники отбили. Попытки поджечь деревянный кремль успеха тоже не имели. 1 августа 1670 года последовал указ царя, предписавший собрать войско. В конце августа войско было собрано. В него вошли солдатские, рейтарские и другие полки нового строя, а также дворянское ополчение. Стрельцов в войско не включали. Главным воеводой был назначен князь Ю.Долгорукий. Царь лично провёл смотр 60-тысячного войска.

В сентября войско выступило из Москвы к Арзамасу. Несмотря на превосходство в силах, главный воевода активности не проявлял. Его действия носили больше оборонительный характер. В это время под Казанью воевода Ю.Барятинский пополнил свои полки. Кроме того, к нему прибыло усиление - ещё один рейтарский полк, и 15 сентября он вновь двинулся к Симбирску. По пути он нанёс поражение двум крупным отрядам восставших, что укрепило боевой дух его рати.

1 октября полки князя Барятинского подошли к Симбирску и расположились в двух верстах от него на берегу Свияги.

С.Разин поднял казаков и часть стрельцов и напал на полки князя IO.Барятинского. Завязалась ожесточённая сеча. Два раза казаки накатывались на рейтар, чтобы опрокинуть их, но вновь и вновь откатывались, неся большие потери. В ходе сечи погибли почти все запорожцы вместе с атаманом Бобой. С.Разин тоже был тяжело ранен. После чего казаки отступили, и полки князя Ю.Барятинского вошли в кремль. Один из своих полков он оставил за рекой Свиягой для связи с другими царскими полками и для имитации подхода свежих сил. Эта «хитрость» удалась. Донские казаки, полагая, что к противнику подошли свежие силы, погрузились на струги и с раненым С.Разиным отплыли к Царицыну. Таким образом, приступ, назначенный на 4 октября, не состоялся.

Оставшиеся у Симбирска восставшие 4 октября потерпели тяжёлое поражение. После того как стало известно о поражении восставших под Симбирском, войско главного воеводы князя Ю.Долгорукого перешло к активным действиям. Вначале оно взяло село Мурашкино, укреплённое восставшими, затем Лысково. Потом воевода Долгорукий двинулся к Нижнему Новгороду, отрядив часть своего войска в направлении Темникова, где действовал большой отряд около 7 тысяч человек под началом крестьянки Алёны. Несмотря на то, что её отряд объединился с отрядом атамана Сидорова, царские полки их одолели. Атаманша Алёна была схвачена, подвергнута пыткам и затем сожжена в срубе. 12 ноября воевода Ю.Барятинский разбил крупные силы восставших в Усть-Уранске.

Раненый С.Разин с остатками донцов ушёл на Дон и попытался собрать силы для нового похода. Однако времени для этого не оставалось. Царское войско широким фронтом приближалось к Дону. К тому же и в самом Донском войске сложилась крайне неблагоприятная обстановка. Домовитые казаки во главе с атаманом К.Яковлевым уже собрали силы для противодействия голутвенным казакам. Теперь перевес был на их стороне. Собрав круг, они решили не помо-гать С.Разину. 14 апреля 1671 года казаки Черкасска захватили и разрушили Кагальницкий Городок. Там же схватили Степана и Фрола Разиных. Оба они были доставлены в Москву и после жестоких пыток казнены 6 июня 1671 года. Во время казни С.Разин «ни единым вздохом не обнаружил слабости духа».

Многие отряды восставших отошли к Астрахани. Что позволило атаманам В.Усу и Шелудяку в 1671 году повторить поход на север. Но эта попытка также окончилась неудачей. Восставшие вновь отошли к Астрахани и попытались её удержать. Но силы были слишком неравны. 27 ноября 1671 года Астрахань была взята царскими войсками. Но дольше всех держались монахи Соловецкого монастыря. Царские войска смогли его взять только в 1676 году. С гибелью С.Разина Донское войско вступило в новый период своей деятельности, определяемый указаниями из Москвы. 24 августа 1671 года из Москвы в Черкасск прибыли стрелецкий голова Г.Касогов и дьяк А.Богданов, которые привели Донское войско к присяге царю. Дав вынужденное клятвенное обещание с целованием креста этой «страсти христовой», Донское войско окончательно попало в зависимость от царского правительства.

В.М. Дёмин: Образование и крушение Российской Империи

  • 1
С днём рождения! Добра!

Благодарю сердечно! :)

С днём рожденья ! Счастья и удачи !

Благодарю на добром слове! :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account