Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Могла ли Российская Империя избежать катастрофы при Николае II? Ч — 1-я
Русь Великая
lsvsx

Катастрофа наступила в царствование Николая II. Для нас крайне важно выяснить, могла ли Российская Империя избежать катастрофы при Николае II? Для этого мы проанализируем не только то, что делалось, но также способности и уровень подготовленности самого Николая II и его окружения.«Царя-Миротворца» не стало 20 октября 1894 года. Николаю II в это время было 26 лет. Только что закончилось его командование батальоном в Преображенском полку. Вскоре он должен был получить в командование полк и генеральское звание. Но в силу трагической кончины своего отца получил в управление необъятную Россию. Считая Николая II слишком молодым, Александр III не посвящал его в государственные дела, полагая, что для этого представится время. Поэтому к государственному управлению Николай II подготовлен не был. Теперь всё зависело от способностей самого Николая II, подготовленности и способностей его помощников.

Николай II по характеру не был похож на своего отца. Получив церковно-приходское и гимназическое образование, он стал глубоко верующим человеком и хорошим семьянином. К этому добавлялось хорошее по тем временам воспитание. Он мог располагать к себе людей сердечным отношением, обходительностью, застенчивостью и скромностью. Скромность и застенчивость не позволяли ему говорить людям неприятные им вещи прямо в глаза, поэтому он часто выглядел неискренним и скрытным. Эти же качества выявляли в нём слабоволие и нерешительность, которые базировались к тому же на слабом знании государственных и военных дел. В то же время, в силу глубокой религиозности, он был человеком внушаемым. И тогда, когда окружающим удавалось его в чем-то убедить, он становился упрямым, стремился настоять на своём, чем как раз и пользовались разного рода прохвосты, окопавшиеся при дворе.

Эти качества со временем усугубились перерастанием веры в религиозный мистицизм. Первым шагом на этом пути явилось знакомство Николая II с предсказаниями вещего Авеля, которые Павел I повелел прочесть своему потомку-наследнику через 100 лет после своей смерти. В предсказании Авеля, в частности, говорилось: «На венец терновый сменит он корону царскую. Предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Война будет великая, мировая... Накануне победы рухнет трон царский. Кровь и слёзы напоят сырую землю. Мужик с топором возьмёт в безумии власти, и наступит воистину казнь египетская».

Эти слова постоянно звучали в его ушах, парализуя волю всякий раз, когда нужно было действовать решительно и твёрдо. Став заложником религиозного мистицизма, он стремился избежать любой войны. Вследствие чего его действия шли вразрез с развитием международной обстановки, а потому они не устраняли угрозу войны, а приближали её. Причем приближали такую войну, к которой не было готово, прежде всего, само самодержавие. Россия же становилась заложницей этой неготовности.

Вторым шагом на его пути к религиозному мистицизму явилось знакомство и сотрудничество с Распутиным Григорием Ефимовичем. Под воздействием религиозного мистицизма он только перед Богом считал себя ответственным за судьбу народа, которым управлял. Поэтому уступать, кому бы то ни было даже часть своих прав он не хотел и считал это малодушием. В результате, в управлении государством принимались противоречивые решения, идущие в разрез с национально-государственными интересами страны. Практически внутренней и внешней политикой России, как и при Александре I, заправляли масонские кланы, управляемые из-за рубежа. По существу, Николай II превратился в игрушку этих кланов. Такой человек, конечно же, не мог иметь чёткой линии и стратегии государственного управления, не мог создать эффективную команду для реализации такой стратегии, а поэтому не мог и не смог противостоять нарастающей катастрофе.

Не лучше дело обстояло и с его помощниками. Александр III всё нёс на своих богатырских плечах. Министры были превращены в послушных исполнителей его предначертаний. Они были мало способны к самостоятельному творчеству и, как правило, не имели собственного мнения.

Квалифицированными советниками поэтому, за небольшим исключением, они быть не могли. Близкие родственники стать такими советниками тоже не могли. С рождения великие князья были предназначены только к одному виду деятельности - военному. И хотя многие из них имели склонность к гражданским наукам, искусству, дипломатии, фамильная традиция запрещала это, требуя только одной военной службы. При отсутствии военных способностей у многих великих князей эта служба превращалась в отбывание постылой повинности, что, естественно, постоянно вредило делу.

Некоторые великие князья, имевшие военные способности, принесли несомненную пользу. Много полезного сделал для русской артиллерии великий князь Михаил Николаевич. Много внимания артиллерии уделял его сын Сергей Михайлович, а его брат Александр Михайлович, вопреки всеобщему противодействию, создал русский воздушный флот. Николай Николаевич (Младший) немало потрудился над преобразованием кавалерии. Над развитием военно-учебных заведений немало поработал Константин Константинович, который оставил по себе светлую память у тысяч молодых офицеров.

Однако великокняжеская среда, дав несколько видных специалистов, по отдельным отраслям военного дела, а ещё больше дилетантов, не выдвинула ни одного государственного ума, на который мог бы опереться Николай II. Виной всему косная система образования и организация подготовки великих князей к исполнению государственных обязанностей. Что касается остальных высших сановников, то о них очень хорошо высказался А.Кресновский:

«Высшие сановники и та среда, из которой они стали вербоваться в последнюю четверть XIX века, были невысокого морального уровня, особенно проведённые Победоносцевым. В высшем петербургском свете ставленников Победоносцева, и особенно Витте, называли не иначе как на французском диалекте: "Les prokhuostjs". В лучшем случае это были честные рутинёры, "люди 20-го числа'', в худшем - были преисполнены самого беззастенчивого карьеризма. Этот последний тип, начиная с1900-х годов, сделался преобладающими.

Такому царю с такими помощниками успешно управлять Россией было, конечно же, невозможно.

Первым в ряду этого сонма карьеристов, конечно же, был С.Витте. В 1892 году он был назначен министром финансов. До этого проявлял некоторые организаторские способности в строительстве железных дорог. Он сменил на этом посту Вышеградского, который создал новую финансово-кредитную систему и подготовил денежную реформу 1896 года. Вышеградский стоял также у истоков создания рабочего законодательства. В частности, закон об ответственности предпринимателей за несчастные случаи, подготовленный им, был принят только в 1903 году. Этот закон в 1892 году был раскритикован Победоносцевым, в результате Выше-градский потерял пост министра финансов. Вот тут-то и появился С.Витте. Безмерно честолюбивый и совершенно беспринципный, Витте был типичным представителем масонства в России.

Финансово-кредитная система Вышеградского способствовала накоплению золотого запаса страны, что предполагало введение твёрдой валюты. Но попользовался результатами трудов Вышеградского - Витте. Когда страна в 1896 году накопила 500 млн. рублей золотого запаса, правительство ввело твёрдую золотую валюту. Рубль стал самой надёжной валютой мира. Далее, используя озабоченность Александра III распространённым в народе пьянством, Витте в 1897 году добился введения винной монополии, что в 1,3 раза увеличило бюджет государства. Все основные вопросы введения винной монополии также были проработаны Вышеградским. Витте опять пожал плоды чужих трудов. Эта монополия состояла в том, что производить спирт в сыром виде могли частные заводчики, а ректифицировать и продавать спиртоводочные изделия могло только государства. С этого момента Витте обрёл исключительное влияние при дворе, которое позволяло ему безнаказанно вредить России в дальнейшем. Как он это делал, мы увидим по ходу рассмотрения внешней, внутренней и военной политики Николая II.

Социально-экономическая политика вплоть до войны с Японией реализовывалась по лекалам Александра III. Проведена была денежная реформа, реализована винная монополия, расширено рабочее законодательство, выкупались и строились железные дороги, увеличивалась добыча угля, выплавка металла, выпуск машин. В этом плане всё шло неплохо. Чего нельзя сказать обо всех остальных направлениях государственной деятельности. Когда Николай II взошёл на престол, все надеялись, что он пойдёт по пути либеральных реформ своего деда Александра II. Однако либеральная общественность просчиталась.

Вскоре после воцарения 17 января 1895 года Николай II в своём выступлении, обращённом к представителям земства, осудил их «бессмысленные мечты» об участии в государственных делах и заявил, что «будет охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял их его покойный родитель». Отказ царя от проведения политических реформ вызвал глубокое разочарование в либеральных кругах российского общества, толкнул их на поддержку революционеров. Многие общественные и земские деятели надеялись, что Николай II вернёт земствам права, отнятые Александром III. Но этого не произошло. В результате, они перешли в оппозицию.

Рост рабочего класса подталкивал рост рабочего движения. К тому же Николай II решил без должной подготовки и изучения вопроса ускорить «русификацию окраин». Это вызвало у некоторых «инородцев» не только недовольство, но и рост сепаратистских настроений. Заграничные еврейско-масонские центры очень внимательно следили за развитием событий в надежде возглавить оппозиционное и революционное движение в России. Именно в это время в США создаётся еврейско-масонский центр по руководству оппозиционным и революционным движением в России. С этого времени деятельность революционных организаций становится более организованной и целеустремлённой. В 1895 году создаётся социал-демократический «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1898 году девять представителей этой революционной организации: Тунчанский, Ванновский, Радченко, Вигдорчик, Эйдельман, Кремер, Мутник, Петрусевич и Кац (все евреи) основали в Минске Российскую Социал-демократическую Рабочую Партию (РСДРП), которая поставила перед собой задачу свержения самодержавия и замены его демократической республикой.

В 1901 году создаётся партия социалистов-революционеров (эсеров). Они также ставили своей задачей свержение самодержавия и замену его демократической республикой. Но в отличие от социал-демократов, делавших ставку на рабочий класс и подготовку революции, эсеры делали ставку на крестьян, на сельскую общину, считая её прообразом социалистического общества, а также на индивидуальный террор. Для этого внутри партии была создана засекреченная боевая организация. Партия эсеров также возглавлялась евреями. Эсеры не были подчинены какой-либо идеологии, кроме партийной дисциплины и задачи свержения самодержавия. Социал-демократы должны были последовательно руководствоваться учением Карла Маркса (Мордехая Маркса Леви).

Обе эти партии получали финансовую поддержку из-за границы. Так международные еврейско-масонские организации, кроме масонов в среде высших сановников и либералов, получили подконтрольные им организации в среде рабочего класса и крестьянства. Таким образом, выстраивался единый фронт борьбы с самодержавием сановного масонства, либералов, сепаратистов и революционеров, опиравшихся уже на рабочий класс и часть крестьянства.

Международное положение России в начале царствования Николая II было стабильным. Союз России с Францией до известной степени уравновешивал соотношение сил в Европе. Более того, он позволял серьёзно укрепить позиции России на Балканах. В конце XIX века Турция находилась в состоянии полного разложения, в результате чего в 1896 году началось избиение армян на глазах иностранных послов в Константинополе. Русский посол Нелидов считал, что настал благоприятный момент для захвата Босфора. Это он и предложил Николаю II. Военный министр Ванновский и начальник Генерального Штаба Обручев поддержали его.

Однако министр финансов Витте, выполняя волю своих английских и американских хозяев, высказался категорически против. Он заявил, что эта затея грозит привести к европейской войне. Это был, конечно, блеф. Но этим блефом масоны часто умело пользовались, чтобы провести в жизнь собственную политику. После обмена мнениями Николай II поддержал предложение посла. Для выполнения задуманного плана в Одессе и Севастополе была начата подготовка десанта. По телеграмме Нелидова наш морской отряд должен был двинуться к Босфору. В это время Витте привлёк для противодействия этой операции великого князя Владимира Александровича и Победоносцева. Николай II под их некомпетентным давлением изменил решение. Это был первый крупный случай, когда Витте нагадил России.

Не успел Нелидов вернуться в Константинополь, как получил от Николая II телеграмму, отменяющую задуманную операцию. Так не была использована удачно сложившаяся обстановка в Турции, обеспечивавшая захват Босфора и усиление влияния России на Балканах. Этот случай показывал, что молодой царь совершенно не разбирался в военно-политических вопросах, не способен был самостоятельно и правильно оценить обстановку, тем более принять целесообразное решение, что делало его заложником неквалифицированных мнений и враждебных происков.

В это же время Вильгельм II, желая установить германскую гегемонию в Европе, задумал во что бы то ни стало разрушить союз России и Франции. Для этого он разработал химерический план, по которому Германия должна была войти в союз России и Франции. В случае успеха в создании союза Германии, России и Франции, вырисовывалась надежда на сокрушение «владычицы морей» - Англии и установление мирового господства Германии. Поэтому после коронации Николая II Вильгельм II предпринял активные действия для его обработки.

Ему довольно быстро удалось склонить Николая II на свою сторону. С этого момента внешняя политика России подпала под большое влияние Германии. Однако то, что легко удалось проделать с Николаем II, натолкнулось на непреодолимое препятствие во Франции. Там не забыли страшного поражения 1870 года и жаждали реванша. Поэтому всякие попытки Германии сблизиться с Францией встречали яростное сопротивление реваншистов. Дело даже дошло до отставки министра иностранных дел Франции Вертело (известного учёного), который не пожелал «ввергать Францию в немецкое рабство». Таким образом, план Вильгельма II являлся его химерой, невыполнимой изначально.

Однако Вильгельм II продолжительное время верил в реализацию этой химеры, в результате чего превратился в её заложника. Это не позволило ему использовать выгодно сложившуюся международную обстановку, когда началась война между Россией и Японией, и нанести смертельный удар Франции. На этом ударе настаивал начальник Генерального Штаба Германии Шлиффен, но Вильгельм II не послушался его и Шлиффен вынужден был уйти в отставку.

Подталкивание Николая II к активным действиям на Дальнем Востоке имело для Германии смысл лишь в том случае, если создавалась возможность для удара по Франции. Однако Вильгельм II оказался неспособным освободиться от придуманной им самим химеры и во второй раз упустил случай установить гегемонию Германии в Европе. Всё это дорого обошлось потом и Германии, и самому Вильгельму II.

Но и Николай II действовал не лучшим образом. Он создал свою собственную химеру. Хорошие отношения с Германией развязывали руки России на Дальнем Востоке. Этим, конечно же, нужно было воспользоваться и решительно укрепить своё положение там. Однако боязнь большой войны толкнула его в 1897 году на заключение официального договора о союзе с Францией, что сделало Россию заложницей её реваншистских устремлений, а затем он в порыве миротворческих настроений решил обратиться к народам всего мира с предложением «Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья».

Эта пацифистская инициатива была обнародована 12 августа 1899 года. В эту идею ИКС в то время верил разве что сам Николай II. Все остальные встретили её настороженно и враждебно. В век, когда всё решалось силой, это был нонсенс, в результате которого её изобретатель неизбежно попадал в катастрофическое положение. Однако Николай II продолжал упорствовать, и в июне 1900 года в Гааге была созвана международная конференция. Эта конференция не остановила гонки вооружений и приняла только ряд второстепенных решений. Те, кто подписал документы этой конференции, кроме Николая II, прикрылись ими, чтобы скрытно развернуть ещё большую гонку вооружений.

Миротворчество и химеричность во внешней политике уже вскоре сыграли злую шутку с Николаем II. Увлёкшись миротворческими акциями, он ничего существенного не сделал для укрепления положения России на Дальнем Востоке. К тому же в дальневосточных делах он полностью положился на Витте, который теперь заправлял не только финансами, но и дальневосточной политикой. Но прежде чем касаться этой политики, необходимо хотя бы вкратце рассмотреть развитие международной обстановки на Дальнем Востоке.

Япония, пережив в середине XIX века буржуазную реформацию, начала быстро развиваться экономически. Вскоре ей потребовались источники сырья и рынки сбыта. Поэтому японский капитал вожделенно смотрел в сторону Китая, вынашивая планы отторжения от него части территории. Отношения ухудшились настолько, что в 1894 году между Японией и Китаем вспыхнула война. Опасаясь, что военные действия Япония может перенести на российские территории, правительство Николая II двинуло небольшой отряд из Владивостока к Гиршу у китайской границы. Из-за отсутствия железных дорог отряд двигался долго и пришёл к месту назначения, когда боевые действия уже закончились.

Одержав победу над Китаем, японцы заняли весь Ляодунский полуостров и Порт-Артур. При заключении мирного договора Япония, помимо прочего, потребовала присоединения этого полуострова. Захват Японией территорий на материке в непосредственной близости от владений России представлял большую угрозу её интересам на Дальнем Востоке, так как аппетиты японского капитала и военных кругов выходили далеко за рамки Ляодунского полуострова. В этой связи правительство Николая II решило воспрепятствовать притязаниям Японии.

Заручившись поддержкой Германии и Франции, оно предъявило Японии ультиматум, в котором говорилось, что Россия не допустит нарушения принципа целостности и неделимости Китайской империи. Япония вынуждена была согласиться с требованиями России, однако взамен Ляодунского полуострова потребовала выплатить значительную контрибуцию. Россия, кроме того, содействовала получению Китаем займа, дав для него свои гарантии. Для реализации займа был основан Русско-Китайский банк.

К этому времени Транссибирская железнодорожная магистраль была построена до Забайкалья. Встал вопрос, как вести строительство дороги дальше? Можно было строить вдоль Амура, делая большой крюк. Но заманчивее было построить через Северную Манчжурию, то есть через китайскую территорию. Правительство Николая II решило добиваться реализации строительства железной дороги через Северную Манчжурию. Когда на коронацию Николая II прибыл видный государственный деятель Китая Ли-Хун-Чан, с ним были проведены переговоры, которые завершились подписанием секретного договора.

По этому договору Китай разрешал России построить железную дорогу на своей территории, чтобы соединить прямым путём Читу и Владивосток; постройка и управление железной дорогой должна была быть поручена частному обществу; этому обществу отводилась полоса отчуждения, необходимая для эксплуатации этой дороги; в этой полосе общество могло иметь свою полицию для охраны дороги. Одновременно с этим соглашением Россия обязалась защищать ки-тайскую территорию от агрессивных действий со стороны Японии.

В то же время был заключён договор с Японией, по которому Россия и Япония разделили между собой сферы влияния в Корее. До японо-китайской войны Корея была автономной провинцией Китая.

После этой войны она была объявлена самостоятельным государством. Россия в Корее могла иметь своего официального советника при корейском императоре, а также военных инструкторов и несколько сот солдат. Япония могла иметь в Корее торгово-промышленные общества и вести торговлю. Таким образом, произошло разделение сфер влияния на Дальнем Востоке, причём не без пользы для России.

Однако вскоре в дальневосточные дела вмешался Вильгельм II, который заявил, что ему нужен китайский порт Киао-Чао, Николай II, будучи уже под влиянием Вильгельма II, не смог ему отказать. Немецкая дипломатия состряпала предлог, якобы в этом порту было совершено убийство немецких миссионеров, и германские корабли вошли в порт Киао-Чао (Тзинь-Тау). Таким образом, Россия была поставлена перед фактом, что любая европейская держава или США могут занять Порт-Артур и укрепиться на Ляодунском полуострове. В ноябре 1897 года состоялось особое совещание под председательством Николая II, на котором министр иностранных дел граф Муравьёв предложил занять Порт-Артур и Да-ляньван.

Это предложение поддержал военный министр генерал Ванновский, стратегическому глазомеру которого нужно отдать должное. Против предложения Муравьёва выступил Витте, который в то же время был за строительство железной дороги. Скорее всего, хотел погреть руки на этом строительстве. Его позиция показывает, либо Витте не понимал, что занятие Порт-Артура другим государством автоматически вело к вытеснению России из Манчжурии, или действовал в полном соответствии с планами американских еврейско-масонских кругов, предполагавших запереть Россию в Приморье. Они серьёзно опасались, что укрепившаяся на Дальнем Востоке Россия может через ряд лет потребовать возврата Аляски. Всё это говорит за то, что Витте был в курсе этих планов и делал всё, чтобы их реализовать.

С необоснованными доводами Витте Николай II согласился. Однако через некоторое время после совещания Муравьёв доложил царю, что около Порт-Артура крейсируют английские корабли, которые, видимо, хотят войти в эти порты. Николай II вынужден был отдать распоряжение о посылке туда эскадры с войсками. Русские корабли вошли в бухту Порт-Артура, а российское правительство предложило Китаю передать России Квантунскую область вместе с Порт-Артуром и Да-лянь-ван в аренду на 25 лет. В марте 1898 года между представителями Китая Ли-Хун-Чаном и Чан-Ин-Хуаном и поверенным России было подписано соглашение, по которому Китай уступал России в аренду Квантунскую область и разрешал соединить уступленные порты железной дорогой с транссибирской магистралью. Оба китайца получили крупные подарки: Ли-Хун-Чан - 500 тысяч рублей, а Чан-Ин-Хуан - 250 тысяч рублей. Это был, бесспорно, крупный успех России на Дальнем Востоке, единственный и последний в царствование Николая II. Причём, он был достигнут благодаря деятельности министра иностранных дел Муравьева и поддержавшего его военного министра Ванновского.

Ч — 2-я

  • 1
Хорошо написано, ждем продолжения.

Все читать не стал. Дошел до того, что "золотой рубль" был благом для России. Дальше вынести эту ахинею не смог. Ибо "золотой рубль" и стал главной причиной революции. Ибо вогнал Россию в нищету, сдерживал ее развитие и сделал нашу страну сырьевой колонией запада. Ныне сие делает привязка рубля к доллару. Один к одному.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account