Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Могла ли Российская Империя избежать катастрофы при Николае II? Ч — 2-я
Русь Великая
lsvsx

Ч — 1-я

На занятие Порт-Артура немедленно отреагировали другие державы. Англия захватила Ван-ха-вей, Франция заняла Кванчау. Италия тоже потребовала ряд уступок, с которыми Китай вынужден был согласиться. Япония предъявила свои права на Корею.Занятие Манчжурии и Ляодунского полуострова вызвало в Японии возмущение и озлобление на Россию. Для того чтобы успокоить японцев и избежать с ними вооружённого столкновения, в апреле было подписано согла-шение, по которому Россия признавала их доминирующее влияние в Корее. Захват китайских земель возбудил в китайском народе обострение чувства национального достоинства и ненависти к европейцам.
В результате этого в 1898 году началось «боксёрское восстание», которое удалось подавить только в 1900 году при активном участии российских войск. В этой войне отличился российский генерал Линевич. Его войска взяли Пекин и освободили осаждённые иностранные посольства.

Казалось бы, все получили свою долю добычи и должны были успокоиться. Однако не так думали в Японии. Завладев Кореей, Япония на этом не ограничилась, да и не могла ограничиться. Она повела активную политику вытеснения России из Манчжурии и подготовку к войне.

«Боксёрское восстание» в Китае, возмущение и озлобление на Россию в Японии ясно показывали, что угроза войны на Дальнем Востоке для России не была снята. В этих условиях требовалось предпринять активные меры для закрепления дипломатического успеха России. Что делалось и что нужно было сделать конкретно для закрепления Манчжурии за Россией? Размещение Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре могло напугать только слабого противника, к тому же не разбирающегося в стратегии. Дело в том, что российская Тихоокеанская эскадра в случае войны на сухопутном театре военных действий оказывалась в ловушке. С суши её блокировали сухопутные войска противника, а с моря его флот.

Следовательно, основные силы Тихоокеанской эскадры, в первую очередь её броненосные силы, должны были находиться во Владивостоке, и только часть крейсерских и миноносных сил в Порт-Артуре. Из-за опасения блокирования Порт-Артура с суши необходимо было в кратчайшие сроки развернуть и закончить строительство крепостных сооружений. Как это делалось, мы увидим ниже. Кроме этого, и это самое главное, нужно было развернуть в Манчжурии достаточное количество боеспособных соединений сухопутных войск, чтобы пре-дотвратить блокаду Порт-Артура с суши. Как это делалось, мы тоже увидим ниже.

Нужно было подумать и о будущем Манчжурии. Строительство там железных дорог на российские деньги могло вполне пропасть даром и пропало, так как эта территория не была заселена людьми. В этой связи уже в 1895-98 годах нужно было приступить к реализации той реформы, которую предложил П.Столыпин после революции 1905-07 годов. Строительство транссибирской магистрали и занятие Манчжурии прямо подталкивали эти реформы. Но самодержавие уже неисправимо запаздывало с решением насущных проблем страны. Более того, Николай II именно в это время увлёкся пацифистско-миротворческими химерами. Где уж тут было заниматься закреплением Манчжурии за Россией. Он настолько увлёкся этой идеей ИКС, что даже нового военного министра генерала Куропаткина направил в Европу для разъяснения своей миротворческой позиции иностранным правительствам. В результате, вся дальневосточная политика оказалась в руках Витте. Контроль над финансами позволил ему превратить эту политику в пошлейшую профанацию.

Теперь самое время рассказать, как финансовая политика Витте отразилась на боеспособности армии. Генерал Куропаткин, вступивший в исполнение обязанностей военного министра в первый день 1898 года, сразу же встретил большие трудности в получении бюджетных средств со стороны министра финансов Витте, который совершенно не считался с нуждами армии. Финансовые средства на содержание вооружённых сил тогда утверждались на 5-летний срок. Из 455 миллионов рублей, запрошенных бывшим военным министром Ванновским, необходимых на содержание вооружённых сил в 1898-1903 годах, министром финансов Витте, естественно, с согласия Николая II, было отпущено всего 160 миллионов рублей. То есть чуть больше трети необходимой суммы.

В результате, встал вопрос: что делать с армией? Было два пути. Первый - резко сократить армию. Но обстановка этого не позволяла (обязательства перед Францией). Да и армия не была такой большой, чтобы на это можно было пойти. Пошли по другому пути. Начали армию приучать к хозяйственной деятельности. То есть строительство помещений, пошив обмундирования, заготовка продовольствия стали осуществлять хозяйственным способом, «без расходов из казны». Расходы от казны в основном шли на закупку вооружений и денежное содержание военнослужащих. Что же могло произойти с войсками в результате увлечения этой хозяйственной деятельностью?

На этот вопрос вполне квалифицированно отвечает А.Кресновский: «Полковые хлебопекарни, полковые сапожные мастерские, швальни, шорни, столярные и плотничьи артели стали отнимать все силы войск и всё внимание начальников. Офицеры превращались в артельщиков и каптенармусов - некому было посещать тактические занятия. Вся служба - в частности, ротных командиров - стала заключаться во всевозможных экономических покупках, приёмах, сортировках, браковании, поверках разных отчётностей, отписке бесчисленных бумаг и бумажек... На милютинском канцелярском бумаго-производстве привилась куропаткинская хозяйственность.

Система "без расходов от казны" была заведена ещё при Ванновском. Куропаткин - сам ревностный и убеждённый "хозяйственник" - развил её до геркулесовых столпов... Капитан, изобретший новый способ засолки капусты, приобретал почётную известность в дивизии, командир полка, у которого кашу варили пятнадцатью различными способами, аттестовался "выдающимся". Все помыслы и устремле-ния были направлены на нестроевую часть».

Всё это выглядит довольно смешно, если бы всё это не обернулось так трагически грустно. Характеристика А.Кресновского показывает, что русская армия продолжала катиться к пропасти. При Александре I она утратила стратегический глазомер, при Александре II оперативно-стратегический глазомер, в начале царствования Николая II она начала утрачивать уже тактический глазомер. При неудовлетворительной оперативно-стратегической подготовке высшего и среднего командного состава армии утрата ещё и тактических навыков одно-значно вела к катастрофе.

Насколько низким был этот уровень, опять же, красноречиво описывает А.Кресновский: «Система больших манёвров не оставлялась... Опыт всех этих манёвров ценности не представлял и не шёл на пользу ни военачальникам, ни войскам... Обе стороны всегда бывали одинаковой силы, составлялись по одинаковому шаблону и в той же пропорции родов оружия... Посредники вели тщательный и кропотливый подсчёт батальонам - и та сторона, что успевала сосредоточить в данный момент и в данном пункте на один или два батальона больше, неизменно объявлялась победившей. Начальники проникались убеждением, что на войне всё решает количество, управление войсками сводится к арифметике, а вывод этой арифметики неизменен: "с превосходными силами в бой отнюдь не вступать" ... Последние дни манёвров (как раз самые поучительные) обычно комкались, особенно когда на них присутствовал Государь. Все помыслы участников, от генерала до рядового, сводились к одному - как бы не осрамиться на царском смотру, и силы войск сберегались не для нанесения заключительного решающего удара, а для отчётливого прохождения церемониальным маршем».

К сожалению, этот трагически грустный опыт наши вооружённые силы повторили, но уже в советский период, когда в 60-80 годах XX века также вынуждены были заниматься хозяйственной деятельностью и опять упустили подготовку командного состава. К чему это привело. Наглядным примером служат Афганистан и две чеченские кампании. Ситуация с флотом была не лучше. Выше мы уже говорили, что преимущественное развитие получили броненосные силы в ущерб крейсерским, миноносным и силам береговой обороны. Но и этим броненосцам, которых было построено около двадцати, ума дать так и не смогли. Броненосцы были сильны своей артиллерией главного калибра. Поэтому точная стрельба на большие дальности должна была составлять основу боевой подготовки броненосцев. Однако не так думали вершители судеб императорского флота.

Вот что по этому поводу пишет в своей статье «Уроки морской войны» современник и участник войны с Японией Л.Ф.Добротворский, командовавший в Цусимском сражении крейсером - «Олег»-: «Как известно, в наших морских и сухопутных сражениях с японцами нам часто по необходимости приходилось вести артиллерийский бой на таких громадных расстояниях, для которых у нас не были приспособлены снаряды, и поэтому мы не имели никакой физической воз-можности видеть, что они делают: попадают или не попадают, долетают или не долетают, берут ли правее или левее неприятеля, а, следовательно, нам не по чему было исправить наводку своих орудий. В этих случаях мы стреляли, как слепые, наугад, и потому очень подходили к тем условиям, когда упражняющемуся в стрельбе из ружья никогда не показывают махальные ни направление его пуль, ни номера, куда они попадают, ни самого щита. Что он будет знать о своей стрельбе? Ровно ничего, хотя бы палил всю жизнь!..»

До чего плохо обстояло дело, говорит тот факт, что орудия, имевшие возможности вести огонь на дальности свыше 15 вёрстт имели таблицы для стрельбы и дальномеры, обеспечивающие эту стрельбу на дальности не более 5 вёрст. И опять слово Л.Добратворскому: «Для нас, мало думающих, плохо работающих в своём деле и с полным недоверием относящихся к новым изобретениям, всегда приятнее предполагать, что наше дело закончено, что мы пользуемся последними плодами его, но не так рассуждают другие...

Когда нашим светилам говорили, что японцы стреляют с 12 вёрст, то они, смеясь, отвечали: "Пусть себе валяют хоть с 15 вёрст, мешать им не будем; пусть себе глупят, это только нам на руку: снаряды-то без толку расстреляют, а тут мы их и доймём".

По наивности мы думали, что они только постреляют и попугают нас некоторое время с 12 вёрст, а, в конце концов, подойдут же для настоящего решения боя на узаконенное наукой расстояние и тут жестоко поплатятся от наших многочисленных крупных пушек и жестоких бронебойных снарядов с магнитными наконечниками и затяжными трубками, специально выдуманными для разворачивания всякой брони...

Между тем чего же проще: снаряд несётся с невероятной быстротой 15 и более вёрст, а пользуются им для нанесения вреда неприятелю всего до 5 вёрст. Зачем же прощать этот промежуток в 10 вёрст? Японцы и не простили!...

Долго они работали над своей выдумкой (не менее восьми лет) и, наконец, придумали такой снаряд-мину, такую дальнобойную чувствительную гранату, которая, во-первых, благодаря большому количеству сильно взрывчатого вещества (шимозе) одинакова страшна на всех своих расстояниях от нуля до предела, и, во-вторых, она изображает из себя махальных в тире, потому что при взрыве даёт массу густого дыма разного цвета, почему удобна для пристрелки на любых расстояниях из разного сорта орудий или разного сорта судов: броненосцев, бронированных крейсеров, лёгких крейсеров и т.п.»

К этому нужно добавить, что японцы применили ещё ряд изобретений и способов использования кораблей и орудий, которые как раз и обеспечили им превосходство на море над флотом России. Так что обладавшие значительным превосходством в броненосцах 1-я и 2-я Тихоокеанские эскадры оказались беспомощными в борьбе с японским флотом. Ещё хуже шли дела с оборудованием дальневосточного театра военных действий, в первую очередь со строительством крепостных сооружений Порт-Артура. Когда строитель Порт-Артурской крепости инженер-полковник Величко представил смету на строи-тельство сооружений, рассчитанных на защиту от снарядов 11-дюймового калибра, то Витте сократил эту смету в два раза и распорядился ограничиться строительством сооружений, рассчитанных на защиту от 6-дюймовых снарядов. Но и это ещё не всё. Порт-Артурские крепостные сооружения из-за постоянной задержки финансирования так и остались недостроенными, что, естественно, крайне отрицательно сказалось во время войны.

Возникает, естественно, вопрос: куда пошли деньги, недоданные армии? На арендуемом полуострове Витте решил построить коммерческий порт. Этот порт наносил явный ущерб Владивостоку и его порту. Но эта тема другого разговора. Был построен город Дальний, который многие офицеры с большой долей основания называли Лишним. Витте же смотрел на это строительство как па вопрос личного престижа и не жалел средств. В Дальнем он даже предусмотрел построить монументальную лютеранскую кирху па случай, если в построенный им порт станут заходить германские или скандинавские корабли. В то же время никаких оборонительных сооружений там не строилось. Этот порт очень легко можно было захватить небольшими силами, чем, собственно, и воспользовались японцы, Таким образом, Дальний и его ангел Витте убили Порт-Артур.

Чем руководствовался Витте, когда ограничивал армию в средствах и строил город Дальний? Некоторые высказывают мысль, что он был германофилом и, якобы, старался для немцев. Скорее всего, германофильство Витте было показным, чтобы быть в авторитете у Николая II. В действительности он работал на других хозяев. Через Е.Блаватскую, о которой мы говорили ранее, он наверняка был связан с еврейско-масонскими центрами США и Англии, Именно для них он ускоренными темпами на российские деньги строил порт Дальний и железные дороги на юге Манчжурии. В то же время сознательно ослаблял армию, чтобы она не смогла все построенное защитить.

В результате деятельности этого «выдающегося» прохвоста Россия потеряла несколько десятков тысяч солдат, целый флот, 3 миллиарда рублей золотом, утратила великодержавный престиж и была ввергнута в тяжелейшие внутренние потрясения. Не лучше выглядит в этой связи и Николай II, без согласия, которого этот «выдающийся» прохвост вряд ли что мог сделать. И если Витте всё это делал сознательно, то Николай II по своей собственной глупости. И этого прохвоста Изместьев возвёл в ранг великого государственного деятеля России. Хорош историк, претендующий на право писать правду о России!..

Так дела обстояли незадолго до войны с Японией. И они показывали, что ни армия, ни флот к серьёзной войне не были готовы. В ноябре 1901 года в Петербург для переговоров приехал видный японский государственный деятель маркиз Ито. По существу, он предложил России мягкий ультиматум. В переданном им документе содержались следующие требования: Россия должна уступить Японии полное влияние в Корее; Япония признаёт занятие Россией Ляодунского полуострова и сооружение железной дороги до Порт-Артура; Россия обязуется вывести свои войска из Манчжурии, оставив лишь часть, необходимую для охраны железной дороги; в Манчжурии вводится политика открытых дверей.

Эти требования ясно показывали, что Япония уже настроилась на силовое решение проблемы и будет всеми средствами добиваться вытеснения России из Манчжурии. И тут-то Николай II заметался. Боязнь войны не позволила ему дать решительный ответ. Переговоры затянулись, и Ито уехал. Вслед ему были отправлены контрпредложения, которые Япония, естественно, оставила без ответа. В свою очередь она уже заключила союз с Англией, заручилась поддержкой США и развернула широкомасштабную подготовку к войне. Нико-лаю II нужно было срочно принимать серьёзные меры по увеличению численности своих войск в Манчжурии. Однако в этом плане опять ничего существенного сделано не было.

Прошло два года, обстановка продолжала накаляться. В 1903 году Николай II направил в Японию с визитом военного министра Куропаткина и учредил на Дальнем Востоке наместничество, во главе которого поставил адмирала Алексеева. Такой шаг означал одно, что Николай II решил припугнуть японцев, используя, в основном, силы Тихоокеанской эскадры. Куропаткин, побывавший на манёврах японской армии, никакой серьёзной опасности со стороны Японии не обнаружил. Поэтому при выделении финансовых средств, испрошенных им на пять лет с 1904 по 1909 годы в 160 миллионов рублей, Дальнему Востоку выделялось всего 7 миллионов.

В середине 1903 года на Дальнем Востоке находилось около 75 тысяч солдат и офицеров. Из них значительная часть отвлекалась на несение полицейской службы, так как жандармов и полицейских катастрофически не хватало. В Российской Империи было всего лишь 10 тысяч жандармов, тогда как во Франции, уступавшей России в численности населения почти в 4 рази, было 36 тысяч жандармов. В этой связи в Манчжурии в составе Заамурского округа пограничной стражи и III Сибирского корпуса было развёрнуто всего 32 тысячи человек. И это в то время, когда армия вторжения Японии уже была доведена до 150 тысяч человек. После мобилизации японская армия могла иметь более 500 тысяч человек. И хотя в январе 1904 года на Дальнем Востоке уже было сосредоточено 90 тысяч человек при 184 орудиях, это не могло серьёзно изменить ситуации. Время для сосредоточения войск было упущено.

При посредственной боеспособности этих войск избежать катастрофы было просто невозможно. Но даже эти мизерные действия, которые предпринимал Николай II, встречали со стороны Витте яростное сопротивление. Это явилось поводом для его отставки. Однако прохвост уже сделал своё дело и мог спокойно уйти. И всё-таки Николай II назначил его на пост председателя комитета министров. Хрен редьки не слаще. В это время подготовка Японии к войне с Рос-сией была закончена. 31 декабря 1903 года Япония потребовала вывода русских войск из Манчжурии. Николай II не счёл нужным даже ответить. Тогда японское правительство 24 января 1904 года известило его о разрыве дипломатических отношений.

Получив известие о разрыве дипломатических отношений с Японией, адмирал Алексеев попросил у Николая II разрешения на проведение мобилизации и введение военного положения. На это ему ответили «насколько возможно, продолжать обмен мнениями с токийским кабинетом». На следующий день министр иностранных дел граф Ламздорф телеграфировал наместнику, что «разрыв дипломатических сношений с Японией отнюдь не означает войны...» Но японцы смотрели на это иначе. Они оборвали дипломатические отношения с совершенно очевидной целью: начать боевые действия.

В ночь с 26 на 27 января 1904 года японские миноносцы атаковали нашу эскадру на порт-артурском рейде. В это время Тихоокеанская эскадра была разделена. Большая её часть находилась в Порт-Артуре и имела в своём составе 7 броненосцев, 4 крейсера, 7 лёгких крейсеров, 25 миноносцев и других судов. Эта часть могла базироваться только на Порт-Артур, который имел узкий вход на внутренний рейд. Корабли могли проходить только по одному. К тому же он был мелким. Корабли могли выходить только во время прилива. Всё это об-легчало противнику планирование боевых действий. К тому же портовые сооружения и доки не были достроены, вследствие чего ремонтировать корабли было невозможно.

Эти особенности рейда и готовность портовых сооружений ясно показывали, что размещение в Порт-Артуре броненосцев и тяжёлых крейсеров было нецелесообразно. Однако никому до этого не было дела. Силы, базировавшиеся во Владивостоке, какой-либо помощи оказать не могли из-за удалённости Порт-Артура. Японцам была предоставлена возможность бить Тихоокеанскую эскадру, а затем весь российский флот по частям. Для этого японцы имели 6 броненосцев, 8 крейсеров и большее, чем в Порт-Артуре количество миноносцев и вспомогательных судов. К тому же у них имелась разветвлённая система базирования.

Атака японских миноносцев привела к потере 2 броненосцев и 1 крейсера. В тот же день 27 января японский флот в порту Чемульпо атаковал крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец», которые приняли бой и героически погибли. Этими успешными действиями японцы обеспечили себе превосходство на море и блокировали российскую эскадру в Порт-Артуре. Пробуждение Николая II от своих пацифистско-миротворческих, химерических идей было тяжёлым. Оч-нувшись, правящие круги России растерянно оглядывались на враждебный им мир. Малочисленные друзья смущённо молчали. Зато многочисленные враги не скрывали своей радости, ненависти и злорадства.

Причём эта ненависть и злорадство охватили уже значительную часть общественности России, ставшей поздравительные телеграммы японским адмиралам. Было бы удивительно, если бы было наоборот, так как этой общественностью уже руководили международные еврейско-масонские круги, бросившие огромные деньги на раскручивание оппозиционных и революционных настроений в России. Среди них первое место занимал американский еврейско-масонский центр Я.Шиффа, затративший в целом на революцию в России около 20 миллионов долларов. Однако всем известно, кто платит, тот и заказывает музыку. А так как следом за поражением на море последовали одно за другим поражения на суше и ещё раз на море, то музыка революции не преминула разыграться в самой России.

Так что никакой героизм русских солдат, матросов и офицеров, проявленный в боях за Порт-Артур и в ходе сражений на море, не мог спасти Россию от поражения, коль военно-политическая стратегия Николая II оказалась абсолютна несостоятельной, а оперативно-стратегическое руководство вооружёнными силами абсолютно порочным. Следует только сказать, что без этого героического сопротивления катастрофа была бы более ужасной. А поэтому мы должны всегда вспоминать с благодарностью героев той войны. Первым из них, конечно же, является генерал Кондратенко. За ним идут Горбатовский, Ирман, Шварц, Григорович, Эссен, Церпицкий, Зарубаев, Юденич, Лечицкий, Леш, Колчак и тысячи других офицеров и солдат, которые с честью исполнили свой воинский долг. Именно их умение, упорство и героизм предотвратили агрессию Японии в Приморье и до озера Байкал.

Русско-японская война во многом схожа с Афганистаном 1979-89 годов, когда М.Горбачёв, увлёкшись химерическими пацифистско-общчеловеческими ценностями, сдал Афганистан и развалил СССР. Здесь только НУЖНО иметь в виду, что Николай II в своё время чуть не развалил страну по глупости, а М.Горбачёв действовал сознательно.

Начавшаяся революция в России перепугала Николая II и заставила его спешно искать мира, тем более, что скорой победы над Японией не предполагалось. Возглавлявший, тогда Совет обороны России великий князь Николай Николаевич (Младший) полагал, чтобы оттеснить японцев за реку Ялу, необходимо не менее года и 200-250 тысяч человек подкреплений. Однако этой победы не желали еврейско-масонские круги США, которые решили упредить наступление российских войск и предложили в конце июня 1905 года своё посредничество при заключении мира в лице президента США Теодора Руз-вельта.

Николай II согласился на это посредничество, поставив во главе делегации Витте, не без оснований полагая, что ему удастся быстро заключить мир. Американские круги понимали, коль Россия прислала делегацию, да ещё с известным им Витте, значит, она согласится на любые условия. Сложнее было с Японией, которая жаждала приобретений, а это уже затрагивало интересы США. Поэтому Теодор Рузвельт начал оказывать давление на японцев и заставил их пойти на уступки. Всю эту ситуацию Витте позднее обратил в свою реабилитацию, заявив, что именно он настроил Т.Рузвельта против японцев. Так что прохвост оставался прохвостом и на посту дипломата.

16 августа 1905 года в Портсмуте (США) был заключён мир между Россией и Японией на следующих условиях: обе стороны выводят свои войска из Манчжурии; Россия признаёт Корею сферой японского влияния; Россия уступает Японии аренду Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и железной дорогой до станции Чань-Чунь и южную часть (до 50 параллели) Сахалина; Россия предоставляет Японии право рыболовства вдоль российских берегов Японского, Охотского и Берингова морей. Кроме того, Россия уплачивает Японии стоимость содержания русских пленных. После обнародования этих условий мира в Японии японцы вывесили чёрные флаги и даже начались волнения. Это показывает, насколько далеко простирались аппетиты японского капитала и военных кругов.

В то же время в России за заключение этого позорного мира Витте был пожалован Николаем II графским титулом, а русская «передовая» общественность кинулась в революцию, только по другому поводу. Повод этот состоял в следующем. Витте, будучи в США, занимался не столько переговорами, сколько получал инструктаж от того же Я.Шиффа, который распорядился передать Николаю II, что если последний не предоставит полные права евреям в России, то революция станет неизбежной. Полные права евреев в России означали уравнение их в правах с «первенствующим» сословием - дворянством. Вот за эти права евреев и билась российская «передовая» общественность в революцию 1905-07 годов, которую по недоразумению или злому умыслу официальные историки называют первой «русской» революцией.

Естественно, там же был оговорён план предоставления этих прав. Возвратившись из США, Витте 9 октября подал Николаю II записку, в которой изложил план успокоения страны, а 13 октября он был назначен председателем совета министров и приступил к реализации этого плана. 17 октября Николай II утвердил записку Витте и подписал подготовленный им Манифест, в котором объявлялись незыблемые основы гражданской свободы: а) свобода совести, слова, собраний, союзов, неприкосновенность личности и жилища; б) право уча-стия в Государственной Думе представителей всех классов; в) Государственной Думе предоставлены законодательные права и право надзора за законностью действий правительства.

Но этот манифест не успокоил общественность, так как она уже рвалась к власти. Он лишь подлил масла в огонь. Собственно, на это и рассчитывали его составители. Революционные выступления продолжали шириться. Витте бездействовал. Тогда министр внутренних дел П.Дурново обратился непосредственно к Николаю II и заявил, что ждать больше нельзя. Николай II распорядился начать активные действия по подавлению революции. В ноябре начались активные действия силовых структур по подавлению революционных организаций и волнений в городах и сельской местности. Революционные выступления пошли на убыль. Однако действия власти во многих случаях блокировались Витте.

Более того, он продолжал способствовать революционному движению посредством издания ряда очень важных указов и законов. 22 октября 1905 года была восстановлена финляндская Конституция. С этого момента Финляндия стала оплотом революционеров в борьбе с самодержавием, который находился вблизи от столицы России. 27 ноября 1905 года были изданы «Временные правила о печати», отменяющие предварительную цензуру и право налагать административные взыскания на органы периодической печати; ответственность «за преступные деяния, учинённые посредством печати» определялась теперь «в порядке судебном».

2 декабря 1905 года был издан Указ о ненаказуемости забастовок «в предприятиях, имеющих общественное или государственное значение».

4 марта 1906 года принимаются временные Правила об обществах и союзах; они должны были создаваться «без испрошения на то разрешения правительственной власти», но обязаны зарегистрироваться и представить устав местной администрации. В тот же день были изданы временные правила о публичных собраниях. Они должны были устраиваться с ведома и под надзором полиции, которую, естественно, никто извещать не хотел.
8 марта 1906 года были изданы Правила о порядке рассмотрения законодательными учреждениями государственного бюджета.

23 апреля были изданы «Основные Государственные Законы».

Даже Николаю II стало ясно, что оставлять Витте дальше на посту председателя совета министров дело опасное. 24 апреля 1906 года Витте был заменён Горемыкиным. Вместо Дурново был назначен саратовский губернатор П.Столыпин. Издание Манифеста 17 октября 1905 года и учреждение Государственной Думы в стране, где большинство политических партий было оппозиционно к самодержавию, ничего хорошего принести не могло. 27 апреля 1906 года Николай II торжественно открыл первое заседание Государственной Думы. Естественно, оппозиционное большинство выставило такие требования, которые не могли быть приняты правительством.

В частности, требовали, чтобы: министерства были ответственными перед Государственной Думой; упразднён Государственный Совет; предоставлена амнистия всем осуждённым за политические преступления; обеспечено принудительное отчуждение всех частнособственнических земель. Когда правительство на эти требования ответило отказом, Государственная Дума потребовала его отставки. Депутат Набоков при этом даже заявил: «Исполнительная власть да покорится законодательной». С этого времени и началась «война» Государственной Думы с правительством. 8 июля 1906 года правительство распустило Государственную Думу первого созыва и назначило новые выборы.

С роспуском Государственной Думы Николай II на пост премьер-министра вместо Горемыкипа назначил П.Столыпина с сохранением за ним поста министра внутренних дел. В это время 180 членов распущенной Государственной Думы собрались в Выборге (Финляндия) и обратились к населению с воззванием, в котором призывали не платить податей и не давать в армию новобранцев. Так благодаря Витте Финляндия превратилась в опору революционного движения. В результате, вновь начались бунты в Свеаборге, Кронштадте и на крейсере «Память Азова». Была организована попытка провести всеобщую забастовку в Москве. Широкий размах принял революционный террор. В прошедшие два года военные мятежи, убийства должностных лиц и полицейских чинов, нападения и ограбления происходили почти беспрерывно.

При вступлении на пост председателя совета министров П.Столыпин изложил программу действий правительства, которая сводилась к следующему: «...напряжением всей силы государственной идти по пути строительства, чтобы создать вновь устойчивый порядок, зиждущийся на законности и разумно понятой свободе». В этой связи предполагалось реализовать следующие мероприятия и принять законодательные акты:


  1. О землепользовании и землеустройстве.

  2. О замене временных правил о собраниях, союзах и печати постоянными законоположениями.

  3. О свободе вероисповедания.

  4. О неприкосновенности личности и гражданском равноправии.

  5. Об улучшении быта рабочих и их государственном страховании.

  6. О реформе местного самоуправления.

  7. О введении земского самоуправления в Прибалтике, а также в Северо- и Юго-Западном крае.

  8. О введении земского и городского самоуправления в губерниях Царства Польского.

  9. О преобразовании местных судов.

  10. О реформах средней и высшей школы.

  11. О подоходном налоге.

  12. О полицейской реформе, направленной на объединение полиции и жандармерии.

  13. О мерах исключительной охраны государственного порядка и общественного спокойствия.

  14. О созыве всероссийского поместного церковного собора.

  15. О противодействии революционной и, прежде всего, террористической деятельности.

  16. О снятии ограничений с евреев, так как эти ограничения использовались самым могущественным американским еврейским центром для антирусской и революционной пропаганды.



Если внимательно всмотреться в эти меры, то обнаружится, что они неоднозначны и противоречивы, а поэтому оказались недостаточно эффективными, чтобы навести порядок в стране. Обращает на себя внимание та оглядка на еврейско-масонское общественное мнение, которая ничего хорошего стране не несла. Здесь довлела прежняя практика: «…а что о нас скажут в Европе»? И хотя были приняты жёсткие меры по подавлению революционеров и террористов, они почти не изменили общественного мнения в России. 25 августа 1906 года были учреждены военно-полевые суды, по приговорам которых в (906 году было казнено 683 террориста. В то время как они сами убили 768 и ранили 820 представителей власти.

20 февраля 1907 года состоялось первое заседание Государственной Думы второго созыва. В её составе было 65 - социал-демократов, 34 - эсера, 101 - трудовик, 14 - народных социалистов, 92 - кадета, 31 - мусульманин, 47 - поляков, 17 - казаков, 32 - октябриста и умеренных, 22 - правых, 50 - беспартийных. Состав этой Государственной Думы ясно показывал, что сторонников власти почти не было. Таким образом, самодержавие упустило самый главный вопрос, а именно вопрос партийного строительства, в то время как предпосылки для образования проправительственных партий были. В ходе революции 1905-07 годов появился и проявил себя «Союз Русского Народа», у истоков создания которого стоял даже великий русский учёный Менделеев.

Эта организация, при желании правительства вполне могла быть преобразована в респектабельную державную партию. Начиная крестьянскую реформу, нужно было создать крестьянскую партию. Наконец, в противовес инородцам, имевшим своё представительство, нужно было создать Русскую партию. На базе создания этих партий можно было развернуть контрнаступательную пропаганду как против внешних, так и против внутренних врагов и решительно повести дело к сплочению, прежде всего, Русского народа. Но на это самодержавие уже было неспособно. И ему пришлось отбиваться от наседавшей оппозиции. Вот тогда-то и прозвучали знаменитые слова П.Столыпина: «Не запугаете!»- и «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!».

Таким образом, у самодержавия оставался один единственный рычаг - административный, которым оно ещё могло пользоваться. 3 июня 1907 года Государственная Дума второго созыва была распущена и назначены новые выборы. Был введён в действие новый избирательный закон, по которому сильно урезано представительство от окраин (Польши и Кавказа), Средняя Азия вообще была лишена представительства. Было установлено преобладание землевладельцев над другими слоями.

Осенью 1907 года состоялись выборы в Государственную Думу третьего созыва. В результате, в ней оказалось:


  • 50 - правых,

  • 7 - умеренно-правых,

  • 26 - националистов,

  • 154 - октябриста,

  • 28 - прогрессистов,

  • 54 - кадета,

  • 13 - трудовиков,

  • 20 - социал-демократов,

  • 18 - поляков и литовцев,

  • 8 - мусульман.


Казалось, правительство добилось угодного ему большинства и на первых порах ему удалось провести ряд законов. Однако программные установки проправительственных партий вскоре вошли в противоречие с программными заявлениями П.Столыпина. Государственная Дума раскололась на два лагеря: правых и левых. И те, и другие оказались к Столыпину в оппозиции. Левые считали ею консерватором и националистом. Правые либералом и конституционалистом, который идёт на уступки левым. Здесь-то как раз и сказалась неспособность самого П.Столыпина развернуть партийное строительство. Большую роль сыграла его опрометчивая инициатива пойти на послабление евреям.

Ч — 3-я

  • 1
Вся великость России (как размер) кроме тешения эго ничего не приносит позитивного.
(позитивного хе-хе))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account