Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Исследование истории Русов. Ч — 2-я
Русь Великая
lsvsx

Ч — 1-я

О «русском кагане» или о русах с хаканом во главе, кроме тифлисской летописи, как известно, сообщается и в других источниках. Одним из них являются знаменитые Бертинские анналы, в которых под 839 г. сообщается о посольстве русов, правитель которых носил титул хакана (сhacanus, chaganus), в Византию. Более полные сведения о русах с хаканом во главе содержатся в средневековой арабо-персидской географической литературе IX-XII вв.

Норманисты творили прямо чудеса ловкости, увязывая титул хагана из Бертинских анналов со свеями (да что там, со свеями, напрямую – со шведами!) Скандинавского полуострова и разработав версию о том, что резиденция хакана русов – это Рюриково городище середины IX в. А титул хакан должен был предполагать хорошее знакомство его носителя с Хазарским каганатом и его социальным устройством, поэтому: «титул “каган” у владыки росов-свеонов и балтославян, имевшего резиденцию в Ладоге, возник в результате подражания титулу “каган” у владыки хазар из желания сравниться с ним по значимости и/или противопоставить себя ему… В Поволховье не позднее конца VIII в. возникает протогосударство с центром в Ладоге.., глава которого не позже 830-х гг. принимает титул “хакан”… первое русское протогосударство, возглавляемое русами (в мужской половине – преимущественно потомками выходцев из Швеции) и включающее словен, чудь, кривичей и мерю (?), пережило сильный удар в результате набегов норвежско-датских викингов, приведший к перерыву династии по мужской линии [ранее в этой статье была приведена ссылка на события, рассказанные в «Саге о Хальвдане Эйстейнссоне» - Л.Г.]. Однако остатки местной руси, тесно связанной со “всей русью” в прибрежной Швеции, оказались необходимы для переговоров и призвания Рюрика».19

Работа с проблематикой генезиса древнерусского института княжеской власти показала мне, что у большинства норманистов существуют сложности с пониманием того, как функционировал институт наследной власти в архаических обществах и что означает титулатура правителей. Насколько мне известно, из норманистов только А.А Горский предпринял попытку связать принятие титула каган у древнерусских правителей с традицией наследования:

«Согласно ПВЛ, данниками хазар были несколько восточнославянских общностей – поляне, север, радимичи и вятичи. Таким образом, “русский каганат” сложился на территории, ранее подвластной хазарам; при этом его глава носил титул, равный титулу правителя Хазарии, и этот титул признавался в Византии. Самозваное принятие титула кагана каким-нибудь предводителем викингов еще можно допустить (хотя это был бы факт беспрецедентный – ведь никому из их вождей на Западе не пришло в голову назваться “императором”), но признание этого константинопольским двором, бдительным по отношению к подобного рода вещам… нереально. Поэтому представляется, что первым “каганом Руси” был родственник хазарского кагана, бежавший из Хазарии в результате происходившей там в начале IX в. междоусобицы. На славянской территории Среднего Поднепровья, прежде входившей в хазарскую сферу влияния и именовавшейся Русью или сходно звучащим термином, возник в результате “каганат”, призванный конкурировать с собственно Хазарией. Вскоре верховная власть в этом образовании каким-то образом перешла к норманнам, а их предводитель унаследовал титул кагана… Послы же, упоминаемые под 839 г. в Бертинских анналах, могли быть и скандинавами, служившими ещё “русскому кагану” хазарского происхождения».20

Приведенные рассуждения обоих авторов в той части, которая касается древнерусской истории – это полет свободной фантазии, но Горский в своем полете, по крайней мере, пытается соединить фантазию со знанием традиций наследования титулатуры правителей. Однако надо сказать, что и у этого автора понимания того, как наследуется титул верховного правителя, не очень много. Поэтому драматически напряженная история беглого каганского родственника, прихватившего с собой каганский титул, не очень хорошо накладывается на традиции наследования власти. Но полностью могу согласиться с Горским в том, что за самозваное присвоение титулов в раннее средневековье по головке не погладили бы. Да и в наше время, думаю, тоже не стали бы гладить того, кто незаконно присвоил себе титул или звание.

Однако возвращаясь опять к тифлисской рукописи, следует отметить, что в норманистских рассуждениях о «русском хагане», она не фигурирует, что для норманистов вполне естественно – они и щипцами не дотронутся до того источника, который может потревожить их идеи о «скандинавстве Руси».

Более фундаментальными исследованиями, в которых рассматривался вопрос о Русском кагане, представляются работы В.В. Седова и Е.С. Галкиной. Выдающийся российский археолог В.В. Седов принял идеи крупнейшего лингвиста О.Н. Трубачева о том, что в Причерноморье наряду с иранским этническим элементом длительное время сохранялся и индоарийский компонент, который соприкасался и с частью славянства. К периоду возникновения этого полиэтничного конгломерата, полагал он, и относится появление этнонима «русь». Подобно некоторым другим славянским племенным названиям («хорваты», «сербы», «анты» и др.), «русь» – первоначально неславянский, но ославяненный этноним. Он восходит, в соответствии с изысканиями Трубачева, как и обширная однокорневая географическая номенклатура Северо-причерноморских земель, к местной индоарийской основе *ruksa / *ru(s)sa – «светлый, белый», из чего следует, что реликтовые индоарийские или сарматские племена включились в римское время в славянский, конкретно, в антский этногенез.21

Седов отождествлял Русский каганат с территорией волынцевской археологической культуры конца VII-VIII вв., распространившейся от Левобережья Днепра до бассейна Среднего Дона. Корни волынцевской культуры обнаруживаются в Среднем Поволжье, где в IV-VII вв. существовала именьковская культура и откуда именьковцы переселились в Поднепровье. Среди носителей именьковской культуры, по мнению Седова, также сохранялись островки иранского населения, в пользу чего говорит значительное число иранских гидронимов в ареале волынцевской культуры. Ссылаясь на сведения «Баварского географа» и на исследовавшего этот источник А.В. Назаренко, Седов считает, что можно определить этноним племенного образования, представленного волынцевской культурой. Из информации «Баварского географа» следует, что где-то рядом с хазарами (Caziri) проживали русы (Ruzzi). Русам остается ареал волынцевской культуры – между Хазарией и территорией древлян. Ruzzi «Баварского географа» – одно из ранних упоминаний этноса русь в европейских исторических документах. Согласно А.В. Назаренко, появление этого этнонима в «Баварском географе» свидетельствует о проникновении в древневерхненемецкие диалекты уже славянской формы *rusь, и произошло это не позднее IX в. В сочинении Ибн Русте, написанном в начале X в., но восходящем к традиции середины IX в. (к Ибн Хордадбеху и ал-Джайхани), сообщается, что у русов «есть царь, называемый хакан русов». Время принятия главой русов титула кагана определить затруднительно, считал Седов, но русы – носители волынцевской культуры, по мнению Седова, составляли основу населения уже славянского политического образования в междуречье Днепра и Дона. Седов не использовал тифлисскую рукопись, что имеет свое объяснение. Он полагал, что титул хагана русы-волынцевцы взяли от хазар, поэтому «русский хаган» более раннего, аварского периода выходил за пределы его внимания.22

Е.С. Галкина связывает ядро Русского каганата с салтовской культурой Подонья и с ее носителями – сармато-аланскими племенами, в лоне которых оформился этноним Русь и которые ещё с VI-VII вв. пришли в лесостепь между Доном и Днепром.23 Капитальное исследование Е.С. Галкиной (новое издание её книги под названием «Русский каганат. Без хазар и норманнов» вышло в конце 2012 г. в издательстве «Алгоритм»), посвященное реконструкции генезиса и истории древнерусской политии, получившей в науке название Русского каганата, является дальнейшим развитием концепции о дославянском происхождении руси, изначально предложенной А.Г. Кузьминым. Согласно взглядам этих авторов, этнической средой, в которой выделился этнос русь, был конгломерат сармато-аланских племён Северного Причерноморья и Крыма первых веков до н.э. – начала н.э., выступавших под разными именами (роксоланы, аорсы). Во II-III вв. н.э. эти названия были вытеснены именем «аланы», коих и стали называть «русами». Нашествие гуннов изменило этническую картину юго-востока Европы, в силу чего часть роксолан переселилась севернее, в лесостепь между Доном и Днепром, установив связи со славянами Поднепровья, что археологически выразилось в создании салтовской культуры и положило начало истории русов салтовской культуры. С верховьев Дона был выход на Волго-Балтийский путь, которым аланская Русь пришла на Балтику.24

Е.С.Галкина полагает, что после разгрома сармато-аланского объединения кочевыми племенами венгров в конце IX века, имя «Русь» от ираноязычных русов-аланов (роксоланов) перешло к славянскому населению Среднего Поднепровья (поляне, северяне). Она упоминает тифлисскую рукопись, и хоть делает это вскользь, в системе доказательств отождествления русов с тавроскифами и тезиса: русы-тавроскифы – не славяне, однако, ее исследование дославянских русов разворачивается на широком фоне других источников, которые прекрасно соотносятся с тифлисской рукописью.25 Так, в ее работе приводятся сообщения целого ряда арабо-персидских историков IX-XV вв., где этноним ар-рус, действительно, фигурирует в рассказах о событиях, разыгравшихся на Кавказе в VI-VIII вв. Писавший по-арабски персидский филолог и историк конца Х в. ас-Са’алиби в своем сочинении «Лучшее из жизнеописаний персидских царей и известий о них», повествуя о строительстве в первой половине VI в. Хосровом I Ануширваном Дербентской стены, среди враждебных персам северных народов упоминает тюрков, хазар и русов. Во второй половине XV в. прикаспийский историк Захир ад-дин Мар’аши, опираясь на древние сведения, тоже писал, что русы в VI в. обитали на Северном Кавказе.

Галкина напоминает, что и А.П. Новосельцев в связи с этим предполагал, что под русами здесь мог иметься в виду какой-то народ иранской языковой группы. Еще одно раннее упоминание русов на Кавказе у восточных авторов связано с событиями 643-644 гг., когда арабы, захватив Закавказье, подступили к Дербенту и заключили соглашение с правителем этого города Шахрбаразом. Согласно несохранившейся редакции «Истории царей» ат-Табари, правитель Дербента Шахриар (Шахрбараз) заключил мир с арабским полководцем, объяснив фактическую сдачу города так: «Я нахожусь между двумя врагами: одни хазары, другие русы, которые суть враги всему миру, в особенности же арабам». В том же источнике под VII в. есть и такая локализация русов: «В этих горах (Кавказ. – Е.Г.) по ту сторону, когда проходят мимо руса и джуран (конъектура Б.А. Дорна – “алан”. – Е.Г.), то находят государство и многие города, которые называют Баланджаром…». В краткой редакции ат-Табари есть такое сообщение: «Жители этих стран, все неверные, из хазар, русов и алан. Они смешались с тюрками и взаимно соединились с ними посредством бракосочетаний».

В работе Галкиной приводятся и другие арабо-персидские источники о русах на Кавказе, как о народе, родственном аланам. О русах на Кавказе, напоминает она, было известно еще великому поэту XII в. Низами Гянджеви. В «Искандер-наме» главный герой Искандер, прототипом которого является Александр Македонский, сражается с русами, которые являются соседями абхазов. Войско русов состояло из хазар, буртасов, алан. Исследовательница обращает внимание на то, что Низами локализует русов в стране Алан. Русов на Кавказе знает и Фирдоуси. В персидской хронике «Письмовник» упоминается Георгий Лаша, называемый «царем царей Абхаза, Шака, Алана и Руса» Все это свидетельствует, заключает Галкина, о локализации неких русов на Северном Кавказе рядом с аланами, причем западнее их, напомнив, что русы у Низами – соседи абхазов.

Опираясь на множество источников, автор делает вывод о том, что народ, называемый русы, в IX-XI веках жил и на Кавказе, поскольку известно много сообщений о нападениях русов на города Дербент и Бердаа, а также об их вмешательстве в политику закавказских правителей. Сохранились эти факты в местных хрониках государств Восточного Закавказья – Ширвана и Дербента. Самое раннее упоминание о русах в хронике «История Ширвана и Дербента» – в главах, относящихся к аль-Бабу (Дербенту) под 987 г. (377 г. хиджры). Тогда эмир Дербента Маймун, сильно притесняемый раисами, договорился с русами о помощи. Они и прибыли на 18 судах. Это, конечно, было бы невозможно, находись русы далеко от города, как думают некоторые историки. В других сообщениях русы упоминаются как своеобразная наемная дружина эмира.26

Таким образом, «русский хаган» VI-VII вв. из тифлисской летописи, упоминавшийся в ней в связи с Аварским каганатом, мог в тот период находиться в Причерноморье. Но за двести с лишним лет обстановка в Восточной Европе сильно изменилась. И к IX в. носитель титула «хагана русов», как убедительно показывает Е.С. Галкина, обнаруживается много севернее, в районе от левобережья Днепра до среднего Дона и Поволжья. Здесь стоит отметить два момента, важных для будущих рассуждений. Первый – это то, что титул «русского хагана» / хагана русов (Rus-khaqan), предположительно, существовал у правителей на юге Восточной Европы в течение нескольких столетий, считая минимум со второй половины VI в. (со времени правления императора Маврикия, 582-602 гг.), и, в конце концов, перешел к киевским князьям (великий каган нашей земли князь Владимир, благоверный каган Ярослав и др.) то ли как почетный титул, то ли просто как образная историческая реликвия. Второй – это то, что имя русов, в соответствии с названными здесь источниками, в течение первого тысячелетия фиксировалось на обширных территориях Восточной Европы, от Причерноморья и Северного Кавказа до Поднепровья и Поволжья, как сливаясь с именем славян, так и явно расходясь ним.

Е.С. Галкина привела веские доказательства того, что имя русов в рассматриваемый ею период носили разные народы (также как, впрочем, и в другие периоды, и сейчас!), но в тот период это были народы, отличные от славян хотя бы потому, что известные наиболее ранние упоминания имени русов относятся к такому времени и к тем областям, где расселение восточноевропейского славянства отмечалось археологами и лингвистами позднее. Поэтому наши рассуждения о титуле «русского хагана» выводят нас на более глобальную проблему – о восточноевропейском дославянском происхождении руси/русов.

Эта идея, собственно говоря, развивается в отечественной исторической науке уже с полвека. В 60-е гг. археолог Д.Т. Березовец предложил отождествлять русов с аланским населением Подонья. Московский археолог Д.Л. Талис пришел к выводу о существовании росов в Крыму, проанализировав такие крымские топонимы как Rossofar (варианты: Rosofar, Roxofar), местности Rossoca, Rossa (ныне Тендерская коса), топоним «Росия», а также топонимы с корнем «рос» в Приазовье – Rosso вблизи устья Дона и Casale dei Rossi к югу от Азова, Росия – Боспор, и увидел их родство с аланами Подонья и Приазовья.27

Прославленный российский лингвист О.Н.Трубачев, исследовав большое количество топонимов с корнем рос в Северном Причерноморье и Крыму, напомнил, что в низовьях Днепра, на восточном берегу Керченского пролива и в Юго-Западном Крыму античные и ранневизантийские авторы упоминают массу названий с этим корнем. Рядом с Таматархой (Тмутараканью) в начале II тысячелетия н.э., по сообщению византийских источников, находился город Русия. О.Н. Трубачев, изучив гидронимию Юго-Восточной Европы, пришел к заключению, что междуречье Северского Донца и Дона (как раз область салтово-маяцкой культуры) и Приазовье имеют максимальную привязку к этим гидронимам. Эту территорию лингвист назвал своей рабочей моделью Азово-Черноморской Руси. Он связывал ее происхождение с индоарийским субстратом, производя русь, как уже было упомянуто выше, от индоарийской основы ruksa/ru(s)sa – «светлый, белый», поскольку, по его мнению, именно в прибрежной полосе с предположительно индоарийскими диалектами выступают примеры «практического» упрощения ks>ss.28

Выводы авторов, предложивших концепции о дославянском происхождении русов в Восточной Европе, представляются мне особенно убедительными. Я также уверена в том, что происхождение русов связано с Восточной Европой, но полагаю, что история русов древнее сармато-аланского периода и уходит в глубину истории индоевропейского субстрата Восточной Европы. Однако известно, что всякая попытка «углубить» историю русов встречалась в штыки сторонниками родсов-гребцов и «всей руси» из прибрежной Швеции. Все богатство вышеприведенных источников отрицалось ими как случайные совпадения, неточности перевода, неправильное прочтение источников и т.д. И давление на отступников было явно нешуточное, именно поэтому работы Березовца, Талиса, Трубачева до 90-х годов оставались единичными попытками.

Я обратила внимание на то, какими словами открывается работа Трубачева «К истокам Руси», опубликованная им уже в 1993 году: «Начиная этот непростой и, смею заверить, выстраданный рассказ о Руси Азовско-Черноморской, невольно переросший в остро ответственный, а потому вселявший в меня смущение, неоднократно откладываемый и вновь избираемый и уже на протяжении ряда лет не новый для меня сюжет – о Руси и ее названии».29 Что это?! Великий ученый Трубачев чуть не просит о помиловании за то, что пытается отстаивать концепцию, в которую верит? И это один из ведущих ученых, академик Академии Наук! Что же тогда делать простым смертным?

Впрочем, как пытаются подавить тех, кто пробует выступить с гипотезой о древних корнях истории русов, не будучи защищенным высоким статусом, я испытала на себе. Однако, невзирая на сопротивление, концепции о восточноевропейском, но дославянском периоде древнерусской истории, которые стали разрабатывать Трубачев, Кузьмин, Седов, Галкина, заняли свое место в науке и явились большим шагом вперед в разработке начального периода древнерусской истории. Мне эти концепции особенно близки, поскольку я тоже, по мере своих скромных возможностей, уже несколько лет развиваю собственную концепцию дославянского периода древнерусской истории, который связываю с индоевропейским субстратом Восточной Европы.

1. Русы, во множестве упоминаемые восточными и византийскими источниками, часто под именем скифов и тавроскифов в Восточной Европе и на Кавказе, рассматриваются сторонниками дославянской концепции как народ иранской языковой группы (Новосельцев), как мигранты из района именьковской культуры, где предполагались островки иранского населения, и как носители волынцевской культуры, в ареале которой складывался ирано-славянский симбиоз (Седов), как сармато-иранские племена (Галкина, Кузьмин), как представители индоарийского субстрата в Северном Причерноморье, приазовском и донецко-донском ареале (Трубачев).

2. Напомню, что по существующим представлениям, в самом кратком и схематичном виде, носители индоевропейской семьи языков локализовались в IV-III тыс. до н.э. на юге Восточной Европы, предположительно, от низовий Волги и до Южного Урала, возможно с примыкающими областями азиатских степей. Принято определять их как протоиндоиранцев. С начала III тыс. до н.э. эта общность вступила в процесс распада, в результате которого из нее выделились индоарийская и древнеиранская языковые ветви,30 что в свою очередь, положило начало обширным миграциям носителей индоевропейской семьи языков в Азии и Европе.

3. С этого рубежа отсчитывают новый период в истории Древней Индии и Древнего Ирана. Я подчеркиваю, «новый период», а не начало, например, древнеиндийской истории. Курс истории Древней Индии начинается за пару тысяч лет до прихода туда ариев (Хараппская цивилизация) и принесением туда названия реки «Инд» (санскр. Синдху, гр. Индос), зафиксированного в Ведах, которым их с течением времени стали называть соседи. Не правда ли, интересно: история Индии начинается задолго до того, как появилось ее имя, и никто не отрицает права современных индийцев считать себя наследниками Хараппы, что сплошь и рядом случается применительно к древнерусской истории. И это совершенно правильный подход, поскольку история – это и история народа, и история земли, которую народ наследует.

Но вернемся к самоназванию арии. Известна проблема с определением их прародины.31 В одном из постов я приводила выдержку из работы петербургского археолога Хлопина, исследовавшего исторические пути миграций древних ариев и доказавшего, что одним из очагов продвижения ариев или одной из их «прародин» была юго-западная Туркмения/Гиркания. Гипотеза Хлопина получила высокую оценку в науке.32 Для локализации этой «прародины» Хлопин использовал древнюю топонимику и анализ, традиция которого восходит еще к античности: совпадение топонима, гидронима и этнонима являются признаком исконного проживания народа в данном месте. Хлопин доказал с привязкой к указанному региону, что здесь сходятся известные в иранской традиции этноним харии (арии), река Харий (Арий или Сарасвати в Ведах) и страна Харахвайти – значит, здесь арии проживали долгое время и отсюда их путь лежал далее: на нынешний полуостров Индостан, где ими была основана страна Ариаварта (страна Ариев) и на Иранское нагорье, где также была основана страна ариев – Ариана или Иран.

4. Итак, народы, называвшие себя арии, отметили свой путь на исторической арене, называя своим именем страны, где они обосновывались. По самоназванию ариев называются их языки: индоарийский и древнеиранский. В Восточной Европе неизвестно топонимов, непосредственно связанных с именем ариев. Но зато Восточная Европа пестрит топонимами, с именем русов, с корнем рус/рос. Совпадение гидронимов (множество рек с именем Руса/Рось/Русь), названия страны (Русь) и этнонима (русов/росов) свидетельствует об исконном проживании народа русов в Восточной Европе.

5. Казалось бы, яснее ясного. Тогда почему же даже в самых передовых научных концепциях древних русов связывают с «островками иранского населения»? Иранское население – оно в Иране, по ту сторону Кавказа! А по сю сторону Кавказа – русы – такой же древний носитель индоевропейских языков, как и арии. Абсолютно неверно предполагать, что семья индоевропейских языков в процессе разделения на новые ветви в III-II тыс. до н.э. выделила одно единственное имя – арии. Судя по гидронимике, одновременно с ним выделилось и имя русов. Арии ушли в Азию, а русы остались в Восточной Европе. Позднее потомки тех и других стали осваивать и запад Европы. Но вот что интересно: потомки ариев – индоарийцы и древние иранцы – имеют свои языки: индоарийский и древнеиранский, а древние русы – нет, поскольку древнерусский язык они, согласно науке, получили только с расселением славянства, до этого же говорили на… иранском. Как же это так получается? А почему не на древнерусском, близость которого к санскриту известна?

6. В опубликованных недавно очень увлекательных и глубоких статьях проф. Клёсова для обозначения древности русской истории использовался термин праславяне. Я как историк не могу его использовать, поскольку праславяне – это предки большой группы народов, а я исследую древности русов – предков русских, украинцев и белорусов, а также некоторых малых народов Восточной Европы. У каждой отрасли науки своя терминология и методика. Однако и со своей исторической методикой я пришла к выводу о близком историческом родстве брахманов Индии – прямых потомков ариев и русских – прямых потомков русов. Имя славян родилось позднее, на Балканах, в Придунавье и Среднем Повисленье, как название новой общности, создавшейся теми же выходцами из Восточной Европы: сербами, хорватами, дреговичами и т.д. Поэтому генеалогия у русов и славян, часть которых вновь переселилась в Восточную Европу, – общая, а хронология – разная. Но рамки поста тесны для затронутой здесь гигантской темы, поэтому я ставлю пока точку. Собираюсь продолжить в следующих статьях, где постараюсь полнее раскрыть высказанную здесь мысль о том, что русы и арии – сверстники в индоевропейской семье языков.

7. Постараюсь с помощью примеров подтвердить и мысль о том, что в истории древнерусского языка был период, современный санскриту и авестийскому языку. Сейчас этот древнерусский язык скрыт за двумя ширмами. Первая – это «балтские языки». Я напомнила в своих статьях, что балтские языки – умозрительный термин, созданный в середине XIX в. за неимением лучшего: более архаичный индоевропейский язык в Восточной Европе, выраженный в топонимах, был налицо, а названия для него не было, поскольку древние русы и их язык были частично экспроприированы норманнской теорией, частично – уравнены с именем славян. Но такого народа как балты в Восточной Европе не было. Народ, который там жил издревле, называл себя русы. Вторая – это идея сплошного финно-угорского мира в центре и на севере Восточной Европы. Мне также удалось показать, что эта идея унаследована наукой от шведских исторических утопий, от Рудбека и Бреннера. А идеи, имеющие ненаучное происхождение, должны пересматриваться. Тогда и не будут возникать проблемы у российских ученых с анализом источников, подобным тифлисской рукописи.

©Лидия Грот, кандидат исторических наук

?

Log in

No account? Create an account