lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Даже в XXI веке Африка по-прежнему является жертвой французского колониализма


К сожалению, мир в XXI веке не избавился от колониального подчинения и зависимости. Экономист Олег Комолов с единомышленниками провел замечательный анализ и наглядно показал, что современная Франция до сих пор является одним из оплотов неоколониализма, причём самой грубой и неприкрытой его формы. Основными положениями этого исследования я и хочу сегодня поделиться с вами.

Жертвой французского империализма сегодня выступает Африка. Однако в отличие от других стран, которые играют роль кормовой базой для транснациональных корпораций, отношения с чёрным континентом не прикрыты фиговым листком деклараций ООН.

Французская власть открыто ограничивает суверенитет африканских государств, оказывая прямое влияние на их внутренние дела. И делает это вполне легально через механизмы, закреплённые международными соглашениями.

«Слава богу ситуация заключается в том, что большая часть денег, находящихся в нашем кошельке, поступает именно от Африки, эксплуатацию которой мы осуществляли веками». Жак Ширак, бывший президента Франции.

Ключевой инструмент такого - Зона Франка – возглавляемый Францией валютный союз, который был создан преимущественно на базе её бывших колониальных владений. Одной из валют, входящих в эту зону, является Афрофранк или Франк КФА. Эта аббревиатура складывается из начальных букв слов «французские африканские колонии».

Франк КФА был учреждён декретом французского правительства в декабре 1945 года в рамках реформ, утверждённых Бреттон-Вудской валютной конференцией. Ослабленной послевоенной Франции необходимо было всеми силами сохранить за собой влияние на Африку и использовать её в качестве ресурса для восстановления национальной экономики.

Франк КФА стал единственной официальной валютой двух десятков стран в Западной и Центральной Африке. С тех пор посредством афрофранка французский капитал успешно эксплуатирует территорию, на которой проживает более 150 миллионов человек.

Сегодня Франк КФА представлен сразу двумя валютами. Одна из них - Франк финансового сотрудничества в Центральной Африке (BEAC) или центральноафриканский франк. Он обращается на территории таких стран, как Камерун, Чад, Центральная Африканская республика, Габон, Конго и бывшей испанской колонии Экваториальной Гвинеи, которая присоединилась к Зоне франка в 1985 году. Эмитентов валюты является Банк государств Центральной Африки.

Вторая валюта – франк Африканского финансового сообщества (BCEAO) или западноафриканский франк. Его применяют Бенин, Буркина-Фасо, Кот-д'Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал, Того и с 1997 года бывшая португальская колония Гвинея-Биссау. Его эмиссию осуществляет Центральный банк государств Западной Африки.

Обе валюты отличаются друг от друга только по внешнему виду, но не являются взаимно конвертируемыми. А вместе страны, на территории которых обращается франк КФА образуют группу Африканских стран зоны франка.

Особенностью афрофранка является то, что его обменный курс является фиксированным и управляется извне. Первоначально было установлено соотношение: 1,7 французского франка равнялись 1 франку КФА, с 1948 года - уже 2 французских франка за 1 франк КФА.

По мере восстановления экономики Франции её национальная валюта укреплялась. С 1994 года 1 французский франк был равен 100 франкам КФА. А после образования единой европейской валюты за 1 евро давали 655 афрофранков.

Таким образом, курс Франка КФА был искусственно завышенным с самого начала и остаётся таковым сегодня. Это обстоятельство не позволяет развиваться местным экономикам. По своей отраслевой структуре они являются преимущественно аграрными. Дорогая национальная валюта делает невыгодным экспорт сырья, производством которого занимается большая часть местного населения.

Девальвировать Франк КФА, как и снизить процентную ставку, члены валютного союза не могут. Да и не стали бы, наверное, поскольку представители местной компрадорской буржуазии получают немало выгод от такого расклада. Благодаря завышенному курсу афрофранка, они имеют возможность выгодно приобретать импортные товары, обеспечивая себе роскошную жизнь на фоне общей нищеты.


Следствием такой политики является устойчиво отрицательный торговый баланс стран из зоны КФА. В рекордном 2015 году их совокупный импорт превышал экспортные поставки на 13 миллиардов долларов.

Чтобы местная элита могла радовать себя регулярным шопингом в Милане, Франк КФА должен легко конвертироваться в Евро по искусственно завышенному курсу.

Это свойство афрофранка гарантирует Французское казначейство. А взамен просит сущие пустяки – депонировать часть международных резервов стран зоны КФА на своих счетах. Всего каких-то 50%, и ещё 20% предоставить под обеспечение внешних обязательств. Причём средства эти размещаются под процентные ставки, которые нередко во Франции принимали отрицательные значения в реальном выражении.

То есть африканские страны фактически платили за то, что их деньгами пользовалось французское государство.

При общей сумме золотовалютных накоплений африканских стран в 14 с лишним миллиардов долларов, Франция получает в своё распоряжение почти 10 миллиардов. Она имеет возможность распоряжаться ими по своему усмотрению, инвестировать и давать в долг под проценты. В том числе и самим африканцам. Да, если страны валютного союза попросят Францию о займе, респектабельные господа из Министерства Финансов выдадут им кредит по фиксированным коммерческим ставкам.

Правда, кредиты странам КФА Франция выдаёт лишь при условии, что они будут потрачены на покупку товаров французского производства, а африканские правительства будут давать приоритет работе французских компаний. Транснациональные корпорации Франции, такие как "Тоталь" и "Орано", обладают исключительными правами на разработку природных ресурсов своих бывших колоний, недра которых богаты нефтью, газом, ураном, алмазами, золотом и железом.

Благодаря тому, что афрофранк был привязан к Французскому Франку, Франция имела возможность импортировать товары из Африки за собственную валюту, т.е. практически даром. При этом ограничивая доступ в регион другим крупным покупателям. С переходом на евро эти привилегии кроме Франции получили лидеры ЕС, способные влиять на денежную политику Европейского центробанка.

Интересно, что получаемые в кредит средства у африканских должников надолго не задерживаются. Благодаря давлению представителей Франции, которые присутствуют в руководстве обоих центральных банков зоны афрофранка и наделены к тому же правом вето, местные монетарные власти обеспечивают абсолютную либерализацию финансового регулирования. Это приводит к масштабному оттоку африканского капитала во Францию.

Членство в зоне Франка губительным образом сказывается на африканских экономиках, которые пребывают в затяжной стагнации. Французские власти утверждают, что благодаря их вмешательству страны получают стабильную валюту и цены.

Однако неолиберальные рецепты не работают ни в России, ни в Африке. Платой за низкую инфляцию стало полное отсутствие экономического роста. Реальный ВВП на душу населения в регионе КФА падает с середины 70-х. 7 стран валютного союза остаются самыми бедными в мире, и 2/3 их населения вынуждены жить менее чем на 2$ в день.

И это не удивительно. Не имея и капли суверенитета, страны КФА приносят простой народ в жертву французскому империализму. Государства не имеют возможности управлять валютным курсом и процентными ставками и поддерживать с их помощью сырьевой экспорт.

Единственным доступным для них инструментом в конкурентной борьбе с соседями остаётся так называемая внутренняя девальвация. Она выражается в постоянно проводимой политике жёсткой экономии, которая включает в себя высокие налоги на доходы домохозяйств, минимальные бюджетные расходы на образование, здравоохранение и поддержку сельского хозяйства, а также масштабное сокращение рабочих мест в государственном секторе. Эти действия, проводимые на основе рекомендаций МВФ, направлены на максимальное удешевление рабочей силы и сокращение совокупного спроса ради поддержания платёжного баланса.

Вы спросите, а зачем африканские государства согласились на участие во французском валютном союзе? Дело в том, что этот институт был учреждён за 15 лет до того, как в Африке не без помощи Советского Союза поднялась волна национально-освободительного движения. Свободные республики были намерены создать свои собственные валюты. Однако Франция поставила условие, что признает их независимость только в том случае, если они сохранят членство в зоне франка.

Одновременно, французские власти навязали африканцам заключение т.н. соглашений о сотрудничестве, которые регулировали широкий спектр вопросов, включая добычу полезных ископаемых, условия внешней торговли и международных отношений, структуру вооружённых сил, систему высшего образования, работу гражданской авиации и многого другого. Эти соглашения закрепляли экономическое и политическое господство Франции над бывшими колониями, превращая их независимость в фикцию.

Многие страны Африки пытались вырваться из-под гнёта метрополии. И некоторым из них это удалось. В разные годы зону Франка с большим трудом покинули Гвинея, Джибути, Коморские Острова, Мавритания, Мадагаскар. В других странах борьба за независимость не увенчалась успехом. Президент Того Сильванус Олимпио был убит результате военного переворота, поддержанного Францией после того, как объявил об отказе от Франка КФА в 1960 г.

Незавидная участь постигла и других ярких африканских политиков, включая легендарного Тома Санкару, пытавшихся противостоять французскому финансовому диктату. Все они были или убиты и или свергнуты в результате профранцузских переворотов. Всего же с 1960 годов вооружённые силы Франции более сорока раз участвовали в военных операциях на территории континента.

Но время не стоит на месте. Архаизм колониальной валюты вызывает всё больше общественного отторжения.

С подачи Нигерии ещё в 1975 году было основано Экономическое сообщество западноафриканских государств – ЭКОВАС со штаб-квартирой в столице Нигерии. Туда вошли несколько стран из зоны КФА. Интеграционная группировка постоянно развивается и даже формирует собственные коллективные вооруженные силы. В 2000 году ЭКОВАС объявила о создании своего валютного союза - Западно-Африканской валютной зоны - и единой валюты ЭКО, запуск которой был сначала запланирован на 2009 год, но потом перенесён на 2020.


Чувствуя надвигающуюся угрозу, французские власти предприняли попытку перехватить инициативу. В декабре 2019 года президент Франции Эмануэль Макрон в ходе визита в Африку назвал колониализм ошибкой и призвал «открыть новую страницу общей истории».

Опираясь на поддержку полностью лояльных правительств Кот-Д’ивуара и Сенегала, он объявил о трансформации системы Франка КФА. Теперь членам зоны Франка больше не придётся хранить большую часть своих резервов во французском казначействе. Кроме этого, отменяется и французское представительство в руководстве банков западной и центральной Африки. Старое название Франк КФА меняется на новое – Эко. Да, Макрон просто взял и украл это название у Нигерии, чтобы перехватить инициативу и заставить её принять условия Франции.

Несмотря на внешние послабления, новшества Макрона не обрадовали африканскую общественность. Ведь, по сути, система осталась прежней, сохранился её главный элемент – жёсткий курс Эко к евро. А значит, никуда не денется и политика манипуляции африканскими экономиками в интересах французских корпораций.

Диктаторские режимы, подконтрольные французскому капиталу, будут старательно подавлять любые попытки противостоять системе неоколониального угнетения. Поэтому особую значимость приобретает борьба пролетариата за свои права и международная солидарность с трудящимися Африки.

По-Живому



Накинулся на просторах интернет на один интересный сайт. Он будет полезен всем деловым и творческим людям. Здесь https://bisfiney.blogspot.com посетитель может найти много полезной информации для себя, советов для бизнеса и почерпнуть необходимые знания о многом другом.
Tags: Политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments