lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Всесторонняя подготовка битвы за Берлин


Продолжение, начало тут...

Мероприятия германского командования по укреплению обороны

После поражений в Польше, Силезии, Восточной Померании и выхода Красной Армии к Одеру и Нейсе германское командование спешно приступило к всесторонней подготовке битвы на берлинском (центральном) направлении. В первую очередь германское верховное командование озаботилось созданием подвижных резервов. С этой целью в конце марта и первой половине апреля 1945 г. оно вывело с первого эшелона обороны почти все танковые и моторизованные дивизии. Их в первую очередь спешно пополняли личным составом и материально-технической частью.


Создание резервов также шло за счёт восстановление ранее разгромленных частей и соединений. Отдельные части, которые наиболее сильно пострадали в предшествующих боях, расформировывались, их личный состав шёл на пополнение других, менее пострадавших частей. Под руководством нацистских организаций продолжали формировать батальоны фольксштурма. Только в Берлине сформировали около 200 таких батальонов. Одновременно германское командование попыталось запустить программу по подготовке групп так называемых «вервольфов» («оборотней») для партизанско-диверсионной деятельности в тылу Красной Армии. Однако в целом эта программа провалилась. Немцы не смогли, по примеру Советского Союза, организовать крупномасштабную партизанскую деятельность в нашем тылу.






На усиление групп армий «Висла» и «Центр», которые обороняли подступы к центральной Германии, германское командование направляло основную часть людских ресурсов и материальных средств. Как сообщил генерал-полковник Йодль после капитуляции для того чтобы пополнить дивизии на Восточном фронте к моменту решительного наступления русской армии, им пришлось расформировать всю резервную армию, то есть все запасные пехотные, танковые, артиллерийские и специальные части, училища и высшие военно-учебные заведения. Расформировав резервную армию, немецкое командование в значительной мере смогло восстановить численный состав и техническую оснащенность частей и соединений обеих групп армий. Численный состав стрелковых рот к середине апреля был доведен до 100 человек, а пехотных дивизий до 7-8 тыс. человек.

Немецкое командование, готовясь к решающей битве, старалось поднять боевой дух армии. Солдатам внушали, что война решается не на западе, а на востоке и именно на участке 9-й армии. Большое наступление русских необходимо отбить и для этого есть все предпосылки — люди и техника. Не надо обращать внимания на то, что происходит на западе, всё внимание только на восток. Удержание Восточного фронта должно было стать предпосылкой для коренного перелома в войне.

Нацистские идеологи внушали солдатам, что после победы под Берлином большевиков погонят обратно. 14 апреля Геббельс посетил 9-ю армию и призвал немецких солдат быть стойкими и не допустить ни на шаг продвижение русских. 15 апреля Гитлер в специальном воззвании обратился к солдатам Восточного фронта. Он заявил, что верховное командование предвидело удар советских войск, создало сильный фронт, и русское наступление «захлебнется в своей же крови». Гитлер выражал уверенность, что «Берлин останется немецким. Вена снова будет немецкой». При этом фюрер, в этом же воззвании требовал расстрела на месте всех, независимо от чина и занимаемой должности, кто даст приказ на отход или будет отходить. «Кто в этот момент не выполнит своего долга, — заявлял немецкий фюрер, — будет предателем своего народа».

В 3-м военном округе, который дислоцировался в столичном районе, был создан специальный военный суд. Он развернул широкую деятельность, карая «паникеров, трусов и предателей» и по признанию самих немцев, «отличился целым рядом скоропалительных смертных приговоров, принятых без всякой проверки и выяснения обстоятельств. Верховное командование издало также приказ о репрессиях в отношении семей тех солдат и офицеров, которые сдадутся в плен советским войскам.

Была произведена новая ротация в командовании войсками. Генрих Гиммлер не смог отразить наступление Красной Армии в Восточной Померании, контрудары вермахта не достигли цели сорвать советское наступление на Берлин, поэтому во главе группы армий «Висла» был поставлен генерал-полковник Готхард Хейнрици. Он считался в германской армии большим мастером в организации и ведении оборонительных сражений. В конце марта 1945 г. на пост начальника Генерального штаба сухопутных войск вместо Гудериана был назначен Ганс Кребс. В 1930-х годах Кребс был некоторое время помощником германского военного атташе в Советском Союзе и проживал в Москве. Кребс хорошо знал русский язык, лично знал многих высших советских военачальников, в том числе Георгия Жукова и считался специалистом по Красной Армии. Эти генералы считались убежденными национал-социалистами, лично преданными Гитлеру. Фюрер хотел предотвратить любую угрозу внутреннего переворота.

Одновременно немецкое командование, стараясь оттянуть наступление Красной Армии, попыталось дезинформировать советское командование. Немцы попытались показать, что у них есть значительные подвижные соединения, готовые к мощным контрударам. Начальник военных сообщений получил указание начиная с 4 марта увеличить железнодорожные перевозки на восточном направлении. Поезда сопровождали особые группы. В районах демонстративной концентрации танковых соединений было поставлено большое количество макетов танков. Немцы планировали убедить советское командование, что против наших войск в районе плацдармов на Одере сосредоточен танковый корпус «Берлин» в составе трёх танковых дивизий и танковый корпус «Бранденбург» в составе двух танковых дивизий. Чтобы подкрепить дезинформацию использовали радиосредства, которые имитировали наличие штабов танковых корпусов. Однако эта попытка дезинформации провалилась. Наша разведка раскрыла игру противника. Уже в первой половине марта советские разведчики обнаружили, что на восток следуют эшелоны с макетами танков.






Группировка немецких войск

Готовясь к обороне Берлина, немецкое командование в первой половине апреля произвело перегруппировку своих войск. Чтобы надежно прикрыть столицу с северо-восточного направления главные силы 3-й танковой армии были переброшены к её правому крылу, ближе к столице. Две моторизованные дивизии были расположены в районе Миттенвальде, Бизенбров и Пассов. Они были армейским резервом.

Чтобы прикрыть германскую столицу с юго-восточного направления командование группы армий «Центр» перегруппировало свои резервы к левому крылу в полосу 4-й танковой армии. Четыре резервные танковые дивизии, значительно пополненные личным составом и техникой, были расположены в районе Котбус и Лаубан. В полосу обороны 4-й танковой армии также решили передислоцировать из состава 17-й полевой армии элитное соединение люфтваффе — 1-ю парашютную танковую дивизию «Герман Геринг» и 20-ю танковую дивизию. Ранее эти подвижные соединения действовали против левого крыла 1-го Украинского фронта.

В результате перегруппировок в середине апреля 1945 г. немецкие войска располагались следующим образом. Группа армий «Висла» занимала оборону по правому берегу Одера на участке от Берг-Дивенов (Дзивнув), Франкфурт-на-Одере, Ратцдорф. Перед 2-м Белорусским фронтом на 120-километровом участке фронта от Берг-Дивенова до Шведта располагались корпусная группа «Свинемюнде» и основные силы 3-й танковой армии.

Корпусная группа «Свинемюнде» под командованием генерала Фрейлиха защищала перешеек севернее Штеттинской гавани на фронте в 30 км от Берг-Дивенова до Волина. В состав корпусной группы входили школа ВВС, два батальона морской пехоты, морской пехотный полк и пять крепостных полков (крепостные полки защищали Свинемюнде и Штеттин). В резерве в районе Свинемюнде были части 402-й учебной пехотной дивизии.

3-я танковая армия под командованием генерал-полковника Хассо фон Мантойфеля оборонялась на 90-километровом участке от Нойварпа до Шведта. В составе армии были 32-й армейский корпус и армейский корпус «Одер». В первом эшелоне стояли три пехотные дивизии, два крепостных полка, два отдельных полка и батальон, боевая группа. Во втором эшелоне армии было три пехотных и две моторизованные дивизии (включая 28-ю пехотную дивизию СС «Валлония», 27-ю пехотную дивизию СС «Лангемак», 23-ю моторизованную дивизию СС «Нидерланд», 11-ю моторизованную дивизию «Нордланд»), две пехотные и две артиллерийские бригады, три отдельных полка, четыре батальона, две боевые группы и офицерская школа. Кроме того, 3-ю танковую армию усилили тремя артиллерийскими полками, зенитной дивизией и фольксартиллерийским корпусом. В дальнейшем две моторизованные дивизии — 23-я и 11-я, будут переброшены в полосу 1-го Белорусского фронта.

Таким образом, в полосе наступления 2-го Белорусского фронта оборонялось 9 немецких дивизий и значительное число отдельных частей (в переводе на дивизии немцы имели здесь около 13,5 расчетных дивизий). Эта группировка начитывала около 100 тыс. человек, 1800 орудия и минометов, около 130 танков. Основные силы немецкой группировки прикрывали полосу наступления главной ударной группировки советского фронта.




В полосе наступления 1-го Белорусского фронта на участке Шведт, устье р. Альт Одер (25 км) в первом эшелоне стояли части 46-го танкового корпуса в составе двух пехотных дивизий. В тыл корпуса были переброшены оперативные резервы в виде 23-й и 11-й моторизованной дивизий. 9-я немецкая армия под командованием Теодора Буссе обороняла 120-километровй участок от Альт Одера до Ратцдорфа. В состав армии входили 101-й армейский корпус, 11-й армейский корпус СС, 39-й танковый корпус и 5-й горнострелковый корпус СС. В первом эшелоне армии было десять пехотных и одна моторизованная дивизии, крепостное управление Франкфурта (пять крепостных полков), три отдельных полка и восемь отдельных батальонов. В оперативном резерве были 18-я и 25-я моторизованные дивизии, танковая дивизия «Мюнхеберг», моторизованная дивизия «Курмарк» и 156-я пехотная дивизия. Резервы были сгруппированы на левом фланге армии напротив кюстринского плацдарма. Кроме того, 9-я армия была усилена четырьмя фольксартиллерийскими корпусами, двумя зенитными дивизиями, тремя бригадами штурмовых орудий, минометной бригадой, артиллерийским полком, пятью противотанковыми дивизионами, тремя танковыми и минометным батальонами.

На участке Ратцдорф, Гросс-Гастрозе по реке Нейсе напротив левого фланга 1-го Белорусского фронта оборону держал 5-й армейский корпус 4-й танковой армии. В его составе было три пехотные дивизии.

Таким образом, главную полосу одерского оборонительного рубежа перед 1-м Белорусским фронтом занимало 16 немецких дивизий и части крепостного управления Франкфурта. В оперативном резерве было восемь дивизий. Вместе с отдельными частями немцы имели в полосе наступления 1-го Белорусского фронта около 26 дивизий. Кроме того, значительные силы имелись в гарнизоне Берлина. С учётом гарнизона Берлина в полосе наступления 1-го Белорусского фронта оборонялась группировка численностью около 510 тыс. солдат и офицеров, имевшая более 5 тыс. орудий и минометов и около 860 танков и САУ. Наиболее плотные оборонительные порядки немцы имели перед кюстринским плацдармом, где на одну дивизию в среднем приходилось 3 км фронта и 66 орудий и 17 танков приходилось 1 км.

Перед войсками 1-го Украинского фронта занимали оборону 4-я танковая (без 5-го корпуса, действовавшего в полосе наступления 1-го БФ) и 17 армия группы армий «Центр» под командованием Фердинанда Шёрнера, который пользовался особым доверием Гитлера. 4-я танковая армия генерала танковых войск Фрица Грезера оборонялась на 160-километровом участке фронта от Гросс-Гастрозе до Левенберга. В составе армии Грезера были танковый корпус «Великая Германия», 56-й и 57-й танковые корпуса. В составе армии было шесть пехотных дивизий, дивизия особого назначения, 21-я танковая дивизия, танковая дивизия «Охрана фюрера», моторизованная дивизия «Бранденбург», 10-я танковая дивизия СС «Фрунсберг» и бригада «Великая Германия». Танковая армия прикрывала важнейшие направления: Котбус — Берлин, Котбус — Торгау, Гёрлиц — Дрезден.

17-я полевая армия генерала пехоты Вильгельма Хассе защищала 230-километровый фронт от Левенберга до Крнова. В состав 17-й армии входили 8-й и 17-й армейские корпуса, 48-й и 40-й танковые корпуса. Всего в составе 17-й армии было 11 пехотных дивизий, 20-я танковая дивизия и 1-я парашютная танковая дивизия «Герман Геринг». 4-я танковая и 17-я армии были усилены двумя зенитно-артиллерийскими дивизиями, четырьмя бригадами штурмовых орудий, тремя артиллерийскими, тремя танко-истребительными и саперной бригадами, двумя отдельными танковыми, шестью артиллерийскими полками, семнадцатью отдельными артиллерийскими и семью отдельными противотанковыми дивизионами.

Таким образом, немцы имели на этом участке фронта 24 дивизии, не считая отдельных частей и соединений. В главной полосе обороны было 16 пехотных и моторизованная дивизии, плюс до 18 отдельных бригад и полков, 85 отдельных батальонов и боевых групп. В оперативном резерве было 7 дивизий и бригада. Непосредственно в полосе наступления ударной группировки 1-го Украинского фронта оборонялись войска 4-й танковой армии: 3 пехотные, 3 танковые, 1 моторизованная дивизии, одна пехотная и одна саперная бригады, а также ряд отдельных групп, полков и батальонов. Правофланговая группировка противника насчитывала около 360 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, около 540 танков.

В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировали резервы — 8 дивизий. В районе севернее германской столицы дислоцировалась армейская группа Штейнера (две пехотные дивизии). Пехотная дивизия «Теодор Кернер» располагалась районе Лагер Деберица, пехотная дивизия «Ян» и 2-я парашютно моторизованная дивизия «Герман Геринг» около Ютербога, корпусная группа «Мозер» (три пехотные дивизии) — в районе Дрездена. Во всех городах и крупных населенных пунктах формировались ополченческие батальоны.

Особое внимание руководства Германии было приковано к кюстринско-берлинскому и котбусскому направлениям. Здесь были сосредоточены наиболее плотные группировки войск и сосредоточили основные резервы. Одновременно немецкое командование готовилось к нанесению контрударов по флангам советских ударных группировок, чтобы сорвать советское наступление. Северо-восточнее Берлина было сконцентрировано 5 моторизованных, одна танковая и 2 пехотные дивизии. Они должны были нанести удар по флангу ударной группировки 1-го Белорусского фронта, чтобы сорвать наступление на Берлин. В этом же контрударе должны были принять участие спешно формируемые резервные дивизии.

Командование группы армий «Центр» сгруппировало против правого фланга 1-го Украинского фронта в районе Котбуса три дивизии и в районе Лаубана одну дивизию. Эти войска должны были нанести контрудар по советским войскам с юго-востока. Кроме того, в район Гёрлица перебрасывали 1-ю парашютную танковую дивизию «Герман Геринг» и 20-ю танковую дивизию.

В целом на берлинском направлении против войск 2-го и 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронта немцы сосредоточили крупную группировку. Перед армиями трёх советских фронтов действовало: 48 пехотных дивизий, 6 танковых, 9 моторизованных, 37 отдельных пехотных полков, около 100 отдельных пехотных батальонов, большое количество отдельных артиллерийских, инженерных и других частей и соединений. Немецкая группировка насчитывала около 1 млн. человек, 10400 орудий минометов, более 1500 танков. Германское командования создало довольно сильную авиационную группировку, перебросив в район Берлина наиболее боеспособные части и соединения ВВС, в составе которых было более 3300 боевых самолетов.


Немецкая оборона

Боевые действия во время Берлинской операции развернулись на территории Западной Померании, Мекленбургской, Бранденбургской провинций и части Саксонии. Местность полосе наступления 2-го и 1-го Белорусских, 1-го Украинских фронтов в большей своей части была удобной для действия всех родов войск. С другой стороны, природные и антропогенные факторы позволяли создать крепкую оборону. Здесь имелось большое количество рек, озер, каналов, крупных лесных массивов, больших городов и населенных пунктов с крепкими каменными сооружениями, которые предоставляли широкие возможности для организации обороны в короткие сроки. Для наступающих фронтов это создавало дополнительные трудности для развертывания войск и их маневра.


Советскому командованию приходилось учитывать фактор необходимости форсирования значительного числа водных преград. Основная часть рек в центральной Германии течет в меридиональном направлении с юга на север. Это давало немцам дополнительные возможности по организации оборонительных позиций на западных берегах рек. Наиболее серьёзными водными преградами были реки Одер и её рукава (Восточный и Западный Одер), Нейсе, Шпрее, Хавель и Эльба, а также каналы Финов, Гогенцоллерн, Руппинер, Одер — Шпрее и Тельтов.

Ещё в январе 1945 года, когда Красная армия прорвала висленский оборонительный рубеж, германское командование спешно приступило к оборудованию оборонительных позиций на территории Рейха. Особенно фортификационные работы развернулись в феврале, когда наши войска вышли на рубеж рек Одер и Нейсе. Под угрозой оказались центральные районы Германии и имперская столица. Инженерные работы вели не только войска и военизированные организации, на них мобилизовали немецкое население, привлекли большое количество военнопленных и иностранных рабочих, значительное количество которых работало в Германии всю войну.

Особое внимание уделялось созданию прочной обороне на западном берегу Одера и Нейсе. Немцы здесь создали прочную и глубоко эшелонированную оборону. Одерско-нейсенский оборонительный рубеж имел три полосы: первую (главную), вторую и третью (тыловую). На важных направлениях между этими полосами соорудили промежуточные и отсечные полосы. Глубина немецкой обороны на одерско-нейсенском рубеже достигала 20-40 километров. Общая глубина немецкой обороны на берлинском направлении, включая Берлинский укрепленный район, доходила до 100 километров.

Главная полоса вражеской обороны в основном проходила по западному берегу рек Одер и Нейсе. Кроме того, в районах Франкфурта-на-Одере, Губена, Форста и Мускау у немцев имелись небольшие плацдармы на восточном берегу. Первая полоса состояла из 2-3 позиций, общая глубина которых достигала 5-10 км. Передний край был прикрыт проволочными заграждениями и минными полями. Все населенные пункты в это полосе были превращены в опорные пункты. Густая сеть оборонительных сооружений была серьёзным препятствием для наших войск. Немцы, используя систему шлюзов на Одере и многочисленные каналы, подготовили ряд местностей к затоплению, что должно было задержать продвижение наших войск.

Особенно мощную оборону немцы создали на возможных направлениях наступления ударных группировок советских фронтов: участки от Штеттина до Шведта (2-й Белорусский фронт), от устья р. Альтер Одер до Франкфурта (1-й БФ), от Губена (Губин) до Прибуса. Особенно сложным в природном отношении для наступающих войск был участок от Штеттина до Шведта. Здесь река Одер (Одра) имела два рукава, которые создавали две самостоятельные реки: Ост (Восточный) Одер и Вест (Западный) Одер. Главная полоса обороны немецких войск проходила по западному берегу Западного Одера. Пойма реки и междуречье были затоплены и находились под огнем противника. Чтобы атаковать врага, необходимо было под немецким огнем форсировать Восточный и Западный Одер.

Наиболее мощную в инженерном отношении оборону немцы создали на кюстринско-берлинском направлении, на участке фронта от р. Альтер Одер до Франкфурта-на-Одере. Здесь противник имел 3-4 линии траншей полного профиля. На участке Франкфурт-на-Одере — Прибус природа также не способствовала действиям крупных сил. Немецкая оборона проходила по лесисто-озёрной местности, поэтому противник соорудил 1-3 линию прерывистых траншей, прикрыв наиболее доступные участки. На участке наступления 1-го Украинского фронта, Губен — Прибус немцы имели плотную оборону с 2-3 линиями траншей полного профиля.

Немецкие города были подготовлены к круговой обороне и уличным боям. В результате населенные пункты стали сильными узлами обороны. Подступы к ним прикрывали несколько линий траншей. Особое внимание уделялось восточному и южному секторам обороны. Наиболее мощными узлами обороны были Штеттин, Шведт, Франкфурт, Губен, Форст и Мускау. Эти города, в связи с другими опорными пунктами, были основой главной полосы обороны. Особенно мощная оборона была создана во Франкфурте-на-Одере. Дороги, которые проходили в лесах, были закрыты завалами, заминированы. Большое внимание уделили противотанковой обороне. Для этого старались использовать природные рубежи (реки, каналы), устраивали завалы, установили множество минных полей. На важнейших направлениях на 1 км фронта приходилось до 2 тыс. мин. Впереди первой траншеи, у узлов дорог устраивали стрелковые ячейки для солдат вооруженных противотанковыми гранатометами (фаустпатронами).

Передний край второй полосы обороны проходил в 10-20 км от переднего края главной полосы. Вторая полоса обороны шла по западному берегу р. Рандов, населенным пунктам Ангермюнде, Врицен, Зеелов, Катлов, Деберн, Вейсвассер и Гёрлиц. Наиболее мощная оборона была на берлинском направлении. Здесь имело 2-3 линии траншей, все населенные пункты и даже отдельные усадьбы, поместья (фольварки) были подготовлены к круговой обороне, превращены в опорные пункты. Наиболее знаменитой позицией во второй полосе обороны были Зееловские высоты на кюстринско-берлинском направлении. Город Зеелов и Зееловские высоты были одним из самых главных препятствий на пути наших войск в Берлин.

Зееловские высоты являются высоким берегом старого русла Одера и возвышаются над местностью на 40-50 метров. Крутизна берега достигает 30-40 градусов. С этих высот было хорошо корректировать огонь минометов и артиллерии. На склонах высот располагались огневые средства. На скатах траншеи и окопы. Перед ними противотанковые рвы. Преодолеть крутые скаты Зееловских высот танки и самоходки могли только по дорогам. Однако все дороги были заминированы и простреливались из всех видов оружия. Для наших войск расположение немецких войск было сложно выявить из-за рощ и садов восточнее Зеелова. Немцы Зееловские высоты называли «замком Берлина». Действительно после высот открывался прямой путь на германскую столицу. Немцы готовились стоять насмерть на этой позиции.




Участок второй полосы обороны немцев от Катлова до Вейсвассера перед 1-м Украинским фронтом («линия «Матильда») состоял из одной траншеи и подготовленных к обороне поселений. Местность была лесистой, поэтому немцы здесь широко использовали завалы из деревьев. Участок от Мюлльрозе до Катлова проходил по лесисто-озёрной местности и состоял из прерывистой траншеи и отдельных опорных пунктов. По дорогам были оборудованы позиции для артиллерии и противотанковых гранатометов.


Тыловая полоса обороны находилась в 20-40 км от переднего края главной полосы. Она шла от Торгелова, по реке Иккер, через Пазевальк, Пренцлау, Эберсвальде, Бацлов, Мюнхеберг, Фюрстенвальде, по западному берегу реки Шпрее до озера в районе Бескова, через Феров, снова по западному берегу Шпрее, Котбус и Шпремберг. Основу тыловой линии обороны составляли города, превращенные в мощные опорные пункты и узлы сопротивления. Они были окольцованы траншеями. Важнейшими опорными пунктами были Торгелов, Пренцлау, Эберсвальде, Бацлов, Мюнхеберг, Фюрстенвальде, Бесков, Котбус и Шпремберг.

Наиболее плотно третья полоса обороны была подготовлена на центральном (берлинском) направлении, на участке Эберсвальде — Фюрстенвальде и на котбус-берлинском направлении, на участке Котбус — Шпремберг. К примеру, Котбус имел два оборонительных обвода, на важнейших направлениях располагалась сильная артиллерия и бронеколпаки. Траншеи были прикрыты проволочными и противотанковыми заграждениями. Крепкие каменные здания были превращены в долговременные оборонительные сооружения, а улицы перекрыты баррикадами. Примерно таким же образом были подготовлены к обороне и другие города. Все основные силы полевой армии обороняли первую и вторую полосу обороны, поэтому на тыловой линии располагались саперные части, ополченцы и гитлерюгенд.

Одновременно с оборудованием одерско-нейсенского оборонительного рубежа немцы в спешном порядке готовили к обороне Берлинский район. Берлинский оборонительный район состоял из трех кольцевых оборонительных обводов (внешнего, внутреннего и городского). Это был целый укрепрайон, подготовленный к длительным боям. Германская столица со всех сторон была окружена реками, каналами, озёрами и лесами, что помогло в создании оборонительного района. Реки и каналы делили Берлин на несколько частей, что также усиливало оборонительные возможности немецкого гарнизона. Весь Берлинский оборонительный район был разделён на девять секторов. В центре располагался сектор № 9, от которого радиально расходились остальные восемь секторов обороны. Каждый сектор в свою очередь подразделялся на несколько подсекторов.

Внешний оборонительный обвод Берлинского района находился в 25-40 км от центра столицы по линии Бизенталь, озеро Штиниц-зее, озеро Зеддин-зее, Миттенвальде, Рангсдорф, Тиров, озеро Швилов-зее, Бризеланг, Вельтен и Ланке. Многочисленные реки, озера и каналы усиливали оборону. Населенные пункты были превращены в узлы обороны. На внешнем оборонительном обводе вермахт планировал максимально ослабить противника, обескровить его, чтобы уже окончательно остановить на внутреннем кольце обороны.

Внутренний оборонительный обвод («зелёная линия») считался главной оборонительной линией, на которой противника собирались остановить. «Зелёная линия» проходила по окраинам берлинских пригородов — Мальхов, Марцан, Дальвиц, Кепеник, Рудов, Лихтенраде, канал Тельтов, Кладов, Фалькенхаген, Тегель и Розенталь. Внутренний оборонительный обвод опирался на крепкие здания, превращенные в долговременные сооружения. Внутренний обвод имел 3-5 линий траншей общей глубиной до 6 километров. Правда, инженерные работы на этом рубеже до начала советского наступления завершить не успели. На этой линии немецкое командование планировало бросить в бой основные силы гарнизона Берлина и войска получили приказ любой ценой удержать этот рубеж. Если даже русские войска на некоторых направлениях прорвутся через «зелёную линию», все войска должны были оставаться на своих местах, по резервные силы контратаками не восстановят положение.

Городской оборонительный обвод проходил по кольцевой железной дороге. На всех улицах, которые вели к центру Берлина, устроили баррикады. На площадях, перекрестках улиц готовили огневые позиции. Немецкое командование приказало бороться за каждую улицу, каждый дом и за каждый метр столицы. В обороне планировали использовать хорошо развитые подземные коммуникации, включая метро и канализационную систему. Подземные коммуникации позволяли немецким подразделениям передвигаться из одного места в другое, не подвергаясь воздушным и артиллерийским ударам и наносить неожиданные удары по советским войскам, в том числе уже в тылу.




Особое внимание было уделено центральному сектору обороны (сектору № 9). Здесь располагались различные центральные государственные, партийные и военные учреждения. Среди них был рейхстаг и имперская канцелярия. Это было «сердце» Третьего рейха. Поэтому в ходе битвы за Берлин центральный сектора стал местом особенно ожесточенных и яростных боев. Именно здесь до последнего оборонялись остатки берлинского гарнизона и отборные части СС. Здесь засели главари Рейха. Здесь над куполом рейхстага взвилось Знамя Победы.

Сам после Берлин был огромным городом, имевшим около 600 тыс. зданий. Брать такой город было крайне сложно, хотя советские войска во время штурма Будапешта, Вены, Кёнигсберга уже получили огромный опыт городских боев. Здесь каждый квартал, улицу и дом необходимо было брать штурмом, платить кровавую цену за победу. Для наших солдат, с одной стороны, это был последний и главный бой, брали штурмом «логово зверя». С другой стороны, все знали, что Победа рядом, погибать, и терять товарищей было особенно тяжело.

Оборона Берлина была организована в расчёте на ведение жестоких уличных боев. Гитлер и его окружение собирались драться до последнего, сдаваться они не собирались. Войскам отдали приказ оборонять столицу до последнего человека и последнего патрона. Военно-политическое руководство Третьего рейха даже в условиях полной бессмысленности сопротивления отказалось капитулировать и принесло последнюю жертву — десятки и сотни тысяч людей ещё должны были погибнуть, чтобы в Европе наконец-то наступил мир.

Таким образом, нашим войскам в конце войны необходимо было решить сложную задачу. Прорвать одерско-нейсенский оборонительный рубеж (из трех полос) общей глубиной 20-40 километров, который проходил по серьёзным естественным рубежам, имел хорошо подготовленную систему обороны и множество городов и населённых пунктов, превращенных в узлы сопротивления. Необходимо было сломить сопротивление миллионной берлинской группировки (армии группы армий «Висла» и «Центр»), в которой были сконцентрированы лучшие дивизии Третьего рейха. Необходимо было сокрушить такой крепкий орешек как Берлинский укрепленный район.


Продолжение…

Самсонов Александр

* * *

П.С.

Tags: Ратное дело
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments