lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Попытка князя Мономаха «сотворить мир» на Руси и объединить силы русских земель против половцев


Окончание, начало тут...

Владимир Мономах вошёл в отечественную историю как первейший защитник Руси и победитель половецкой степи, пример для подражания великим князьям московским, русским царям и императорам.

Междоусобица 1097 – 1100 гг.

Решения князей о братском союзе на Любечском съезде так и остались благими пожеланиями и не остановили братоубийственных войн. Сразу же после съезда князь Давыд Игоревич с согласия великого князя Святополка ослепил Василька Ростиславича. Давыд завидовал Васильку и хотел отнять у него Теребовль. Такого злодеяния на Руси ещё не знали. Кровавые битвы и схватки были обычным делом, но хладнокровные и подлые расправы казались дикостью.

Мономах, больше всех стремившийся к примирению, первым забил тревогу, и воззвал к вчерашним врагам Святославичам. Писал: «Нож ввержен в нас. Если этого не поправим, то большее зло явится среди нас». Давыд и Олег Святославичи отозвались, привели дружины. Объединенная рать вступила против Киева. У великого князя потребовали ответ. Тот струсил, стал сваливать всю вину на Давыда Игоревича. Мол, он оклеветал Василька и его ослепил. Князей такой ответ не устраивал – преступление было совершено с ведома великого князя, в его городе. Спас Святополка митрополит Николай. Он отправился в княжеский лагерь и обвинил их в развязывании новой усобицы. Князья уступили, оставили Святополка в покое. Но Давыда Игоревича великий князь должен был покарать.


Всё это вылилось в новую междоусобную войну на Западной Руси, в Волыни. На Давыда пошёл войной брат Василька, Володарь Перемышльский. Давыд пытался занять Теребовль, но по пути был встречен Володарем Ростиславичем и сел в осаду в Бужске. Володарь заставил Давыда выдать Василька. Затем они вдвоем принялись воевать с Давыдом, захватывать его города. Давыд в это время пытался оправдаться, сваливал всю вину на великого князя, говорил, что действовал по его указке. А из Киева на него пошёл сам Святополк. Давыд сбежал в Польшу, хотел нанять на помощь поляков, но Святополк откупился от них. Святополк посадил во Владимире-Волынском своего сына Мстислава, но не удовлетворился этим и выступил и против Ростиславичей, решив прибрать и богатое Прикарпать. Перемышль и Теребовль в своё время входили в волынский удел Ярополка Изяславича («то волость отца моего и брата»). Святополк решил отдать эти города второму своему сыну - Ярославу. Ростиславичи не испугались и вывели свои полки на бой. В 1099 году состоялась битва на Рожном поле. Слепой Василько перед битвой выехал вперёд, поднял крест и кричал великому князю: «Видишь ли мстителя, клятвопреступник?... Крест святой да будет нам судьей!» В кровопролитной битве рать Святополка потерпела поражение.

Святополк бежал во Владимир-Волынский, но не успокоился. Позвал союзников. Ярослав Святополчич привёл против Ростиславичей войско венгерского короля Коломана I, своего шурина. При этом венгры решили захватить Прикарпатье не для Святополка, а для себя. С войском шли епископы для нового крещения русских в католицизм и чиновники новой администрации. А Ярослав Святополчич был готов править в захваченных городах как вассал Венгрии. Володарь занял оборону в Перемышле. В это время Ростиславичи помирились с Давыдом Игоревичем, объединившись против общего врага. Давыд привёл на помощь войска половецкого хана Боняка. Решающая битва состоялась на реке Вяр (приток Сана). Половцы использовали древнюю тактику степных воинов: ложной атакой и бегством нарушили строй и заманили врага к месту засады. Там на расстроенные силы венгерского войска обрушились основные силы Боняка. Деморализованные венгры не выдержали и побежали. Множество венгров утонули в реке.

В результате Ростиславичи отстояли свои владения в Прикарпатье. Давыд Игоревич воспользовался разгромом противника, и перешёл в контрнаступление. Шли бои на Волыни, города переходили из рук в руки. Во время осады Владимира-Волынского погиб князь Мстислав Святополчич. Но на помощь осаждённым успели прийти киевский воевода Путята и отбросил Давыда. Тогда Давыд снова привёл половцев Боняка и отбил Луцк, а затем и Владимир.

Конец этой резне положил Владимир Мономах. По его предложению в 1100 году в город Уветичи (Витичев) на правом берегу Днепра в окрестностях Киева прошёл новый княжеский съезд. Сначала князья «сотворили мир меж собою». Ради примирения решили сделать крайним только Давыда Игоревича, оставив тёмные дела великого князя Святополка в тени. Давыду объявили братскую волю: «Не хотим тебе дать стола Владимирского, ибо вверг ты нож в нас, чего не бывало ещё в Русской земле». Он был лишён Владимира-Волынского (туда был посажен сын Святополка — Ярослав). Взамен получил от Святополка городки Бужский Острог, Дубен, Чарторыйск и виру в 400 гривен от остальных братьев (200 от Владимира и 200 от Святославичей). Позднее Святополк передал Давыду ещё Дорогобуж. В отношении Ростиславичей было принято решение лишить Василька его стола — Теребовля. Видимо, потому что ослепший князь считался недееспособным. К Володарю были отправлены послы с приказом либо взять ослепшего брата к себе, либо отправить в Киев, где князья обещали о нём позаботиться. Однако Ростиславичи не подчинились. Василько оставался князем теребовльским до самой смерти.

Конфликты продолжались. Против великого князя Святополка взбунтовался собственный племянник Ярослав Ярополчич, попытавшийся претендовать на какие-то владения на Волыни. Великий князь смог его одолеть и сгноил в тюрьме. В 1102 году Святополк захотел отправить на княжение в Новгород своего сына Ярослава, что соответствовало бы старой традиции – Новгород должен принадлежать тому, кто владеет Киевом, и потребовал обмена уделами. Пусть сын Мономаха Мстислав возьмёт разорённую войной Волынь, а в Новгород сядет Ярослав Святополчич. Но новгородцы объявили: «Не хотим ни тебя, ни твоего сына». Великий князь разгневался, стал угрожать. А новгородцы отвечали: «Если у твоего сына две головы, пусть приезжает». В итоге новгородцы настояли на кандидатуре Мстислава, сына Владимира Мономаха.


Война с половцами

В 1101 году Святополк, Владимир Мономах, Олег и Давыд Святославичи на съезде у Сакова заключили мирное соглашение с половцами. Принесли клятву о мире «во веки веков» и обменялись знатными заложниками. Но прошёл год и Боняк внезапно вторгся в Переяславские земли, переправился на правый берег Днепра и прошёлся по Киевщине, взял полон, добычу и смог уйти в степь. Русские дружины не успели перехватить степняков. Заложники оказались бесполезными, у степных князей были такие же русские заложники.

В начале 1103 года Мономах организовал съезд у Долобского озера вблизи Киева. Переяславский князь наметил поход на раннюю весну. Киевские бояре возражали. Мол, время неудобное, придётся брать в хозяйствах лошадей, а они нужны для пахоты. Отвечал им Владимир: «Удивляюсь я, дружина, что лошадей вы жалеете, которыми пашут! А почему не подумаете о том, что вот начнёт пахать смерд и, приехав, половчанин ударит в него стрелою, а лошадь его заберет, а в село его приехав, возьмёт жену его, и детей его, и всё его имущество? Лошади вам жаль, а смерда не жаль ли?» Бояре Святополка вынуждены были дать согласие.

Собрали большое войско – киевлян, черниговцев, переяславцев, волынян, новгородцев и т. д. Пришла рать даже из далекого Залесья. Только князь Олег Святославич, владетель Новгород-Северского, отказался выступить в поход. Заявил: «Не здравлю». В 1103 году ранней весной союзная рать русских князей двинулась в степи. Расчет был сделан на ослабление половецкой конницы. После долгой зимы кони не успели ещё набрать сил, русское же воинство включало в себя помимо конных княжеских дружин и крупные силы пехоты. Пешее войско двигалось по Днепру на ладьях, конница шла параллельно. Пришли по Днепру ниже порогов и стали у острова Хортица. Затем вся армия повернула вглубь степей. Владимир решил навязать степнякам свою волю, выйти к их селениям-вежам и заставить их сражаться в прямом бою. Старейший из половецких князей Урусоба предложил замириться: «Попросим мира у руси, ведь крепко они будут биться с нами, ибо много зла сотворили мы Русской земле». Но он оказался в меньшинстве, другие ханы надеялись на большую победу и богатую добычу. А после победы сразу совершить большой поход на Русь: «Перебив этих, пойдем на землю их и завладеем городами, и кто избавит их от нас?»

Русские дружины уничтожили половецкие авангарды под началом хана Алтунопы, который славился воинским умением. На реке Сутени русы обнаружили большое войско противника: «И пошли полки половецкие как лес, конца им не было видно…». Решающий бой состоялся 4 апреля на Сутени. Мономах использовал тактику великого русского воителя Святослава. Тот умел бить хорошо вооруженную конницу хазар и закованную в броню византийскую кавалерию – катафрактов. Мономах выставил против сильной и стремительной половецкой конницы «стену» пехоты, вооруженной копьями и длинными щитами. За копейщиками стояли лучники и бойцы с топорами, палицами, клевцами, не давая врагу прорвать переднюю линию. Пехотинцы в центре («челе») должны были отразить первые, самые яростные наскоки вражеской конницы, а затем в бой вступали княжеские конные дружины, стоявшие на крыльях, опрокидывая утомленного противника. Получилось так как и планировал Мономах. Русская пехота приняла степняков на копья, половецкая конница не смогла опрокинуть русскую «стену». С флангов ударили тяжелые княжеские дружины. Половцы смешались и побежали. Многие всадники на уставших конях не смогли уйти и были порублены. Это была великая победа. Погибло 20 половецких князей, а одного – Белдюзя-князя, взяли в плен. Половецкий князь предлагал большой выкуп – золото, серебро, коней и скот. Мономах выкуп не взял, решил наказать за нарушение клятвы: «Да будет кровь твоя на голове твоей!» Половца казнили. Русские войска прошлись по половецким селениям (вежам), взяли огромную добычу и вернулись на Русь с полоном великим, и со славою.

После страшного поражения половцы на некоторое время притихли. Три года ни один всадник не нарушил границы. Но это было лишь затишье перед новыми битвами. Русский поход не затронул владений самых могущественных половецких владык – Боняка, владевшего землями у Днепра и Буга, и Шарукана – на Дону. В 1105 и 1106 гг. Боняк и Шарукан совершили несколько набегов на русские земли, провели «разведку боем». Стало ясно, что половцы готовят большой поход. Об этом же сообщали пленные, приграничные торки и дружественные половцы. Весной 1107 года Боняк провёл ещё один набег.

Летом 1107 года степняки вновь перешли в наступление. Князь Боняк с приднепровскими половцами и Шарукан Старый с донскими вторглись в пределы Переяславского княжества. Половцы осадили город Лубен.Но Мономах был готов к этому. В Переяславле собирались дружины нескольких князей, готовые немедленно вступить в поход. Среди них была и дружина князя Олега Святославича, который раньше уклонялся от боев с половцами. Набег Боняка весной, чтобы русские после ответного рейда распустили войско, не обманул Мономаха. Переяславский князь ждал нового удара и не распускал дружины по домам. Получив известие о приходе к Лубену врагов, дружины немедленно выступили. С ходу форсировав Сулу, русичи ударили по степнякам. Удар наносился со степной стороны, от границы и стал неожиданным. Половцы не выдержали схватки и бежали. Большинство бегущих половцев были порублены конными дружинами, или взяты в плен. Среди убитых был брат хана Боняка Таз, а хан Сугр с братьями попал в плен. Сам Боняк и «великий хан» Шарукан смогли уйти.

Это поражение заставило многих половцев отказаться от набегов на Русь. Князья Аепа Осеневич и Аепа Гиргеневич прислали посольства. Предлагали вечный мир и союз, хотели породниться. В результате сын Олега Святославича Святослав и сын Владимира Мономаха Юрий женились на дочерях половецких ханов. Мономах не был против такого союза, получив союзные половецкие отряды. Кроме того, на Руси ценили «красных девок половецких». Вопреки мифу о степняках, они не были монголоидами. Они были с русскими-русами одного арийско-индоевропейского рода. Русь и половцы, а позднее ордынцы («татаро-монголы»), были прямыми наследниками и частями Великой Скифии. Половцы были представителями белой расы, их девушки – высокие, статные блондинки считались первыми красавицами, и были верными, преданными женами. Да ещё и воительницами-поляницами – великолепными наездницами, стрелками из лука.

Победа над половцами

Сражение под годом Лубен не завершило противостояние с половцами. Владимир Мономах решил сам перейти в наступление и не давать покоя степнякам даже зимой, когда они чувствовали себя в безопасности. Зимой 1109 года русский князь посылает Северский Донец своего воеводу Дмитра Иворовича с переяславской ратью. В походе участвовала и пехота, двигавшаяся на санях. Русские войска разбили наспех собранное войско половцев, разорили вежи-селения враждебных. Выяснив, что несколько половецких ханов собирают воинов в большой поход на русские земли, Мономах предложил союзникам собрать большую рать и самим напасть на врага.

В феврале 1111 года русские дружины вновь собрались в пограничном Переяславле. Приняли участие в походе великий князь киевский Святополк с сыном Ярославом, сыновья Мономаха – Вячеслав, Ярополк, Юрий и Андрей, Давид Святославович Черниговский с сыновьями и сыновья князя Олега. Собрали до 30 тыс. воинов. Сам поход был своего рода «крестовым» - войско благословляли епископы, с ратниками ехало много священников. В поход снова взяли много пехоты – ратников. Они шли на санях, но когда снега стали таять, их пришлось бросить на Хороле. Далее ратники шли сами. По пути переправлялись через полноводные по весне реки Псёл, Голтва, Ворксла и другие.

Половцы сражаться не решались, отходили. Совершив марш почти в 500 км – русское войско 19 марта вышло к городу Шарукани. Это был большой, многолюдный град половцев и асов-ясов-аланов. Город на берегу Северского Донца был ставкой могущественного хана Шарукана. Горожане сдались на милость Мономаха и встретили его воинов мёдом, вином и рыбой. Князь потребовал от местных старшин выдать всех пленных, сложить оружие и выплатить дань. Город не тронули.

Простояв в Шарукани всего одну ночь, русские войска вышли в другому половецкому граду – Сугрову. Укрепленный город оказал сопротивление и его сожгли. Дошли до Дона. Тем временем половцы собрали огромное войско, позвали сородичей с Северного Кавказа и Волги. 24 марта произошло первое ожесточённое сражение. Мономах построил рать и сказал: «Здесь смерть нам, станем же крепко». Итогом сражения могла стать только победа или смерть – русские полки уж слишком далеко зашли на вражескую территорию, отступить не было возможности. «Чело» (центр) занял великий князь, на правом крыле встал Мономах с сыновьями, на левом – князья Черниговской земли. Хан Шарукан атаковал по всему фронту, сковав все русские полки боем. Половецкие полки шли один за другим, атака следовала за атакой. Ожесточённая сеча продолжалась до темноты, в конце концов половцы отхлынули.

Половцы ещё не были сломлены. Подтянув подкрепления, они ещё более укрепили своё войско, «как бор великий и тьмами тьмы». Утром 27 марта на реке Сальнице (Сольнице) началось второе, основное сражение. Половецкое командование попыталось реализовать своё численное преимущество и взять русские полки в кольцо. Но Мономах перехватил инициативу – бросил навстречу вражеской коннице свои дружины, за ними, поддерживая их, плотным строем шла русская пехота. Половецкой коннице пришлось принять прямой бой. Схватка была яростной, никто не хотел уступать. Но русские полки шаг за шагом теснили противника, который не смог реализовать свои сильные стороны - маневренность и численное преимущество. Половцы смешались, побежали. Их прижали к реке и стали уничтожать. Лишь часть степняков смогла переправиться через Донской Юрод и бежать. Лично хан Шарукан потерял в этом побоище 10 тыс. бойцов. Множество половцев попало в плен. Русские взяли огромную добычу.

Весть о страшном погроме на Дону быстро разошлась по степи, дошла «до ляхов (поляков), угров (венгров) и до самого Рима». Половецкие князья стали спешно уходить от границ Руси. После того как Владимир Мономах стал великим князем, русские войска в 1116 году совершили очередной крупный поход в степь во главе с Ярополком Владимировичем и Всеволодом Давыдовичем и захватили у половцев 3 города – Шарукань, Сугров и Балин. В последние годы жизни Мономах отправил Ярополка с войском за Дон против половцев, но он не нашёл их там. Половцы откочевали подальше от границ Руси за «Железные Ворота», за «Золотые ворота Кавказа» - Дербент. 45 тысяч половцев с князем Отроком ушли на службу к грузинскому царю Давиду Строителю, который в этот время вёл тяжелую борьбу с мусульманскими правителями, тюрками-сельджуками и огузами. Половцы весьма укрепили грузинское войско, став его ядром, и грузины смогли потеснить врага. Кочевавшая на западе орда князя Татара ушла в привольные венгерские степи, где осела между Дунаем и Тисой.

Оставшиеся половцы старались поддерживать с русскими мирные отношения. Былые враги Тугоркановичи заключили союз с Мономахом, на внучке Тугоркана женился младший сын Владимира Андрей. Дружественным половецким племенам разрешали кочевать у границ, торговать в русских городах, вместе русские и половцы отражали общую опасность. Таким образом, Мономах на время обезопасил южные рубежи Руси.

Великий князь

В 1113 году заболел и умер великий князь Святополк. Он оставил после себя тяжелое наследство. Простой народ был недоволен, бояре, тиуны и ростовщики-иудеи (хазары) поработили людей, продавали целые семьи в рабство за долги. Киевляне обратились к герою и защитнику народа – Мономаху. Его имя было у всех на устах, он был крупнейшей фигурой на Руси, возвышаясь над всеми князьями. Но Владимир снова, как и 20 лет назад, отказался от киевского престола, не хотел нарушать порядка. По лествице за Святополком Изяславичем следовали Святославичи – Давыд, Олег и Ярослав. Давыд Черниговский был люб боярам – проявлял слабость. Партия Святославичей имела большую поддержку со стороны еврейской общины, интересы которой Святославичи, как тесно связанные с Тмутараканью, в свою очередь, всячески оберегали. Олега же помнили как смутьяна, наводившего на Русь половцев. Поэтому народ забурлил: «Святославичей не хотим!»

Ситуацию попытались использовать люди из окружения покойного Святополка – протащить на престол его сына Ярослава Волынского. При нём они сохраняли прежнее положение, доходы. Ярослав, как и отец имел крепкие связи с хазарской общиной Киева. Не хотите Святославичей, хорошо, давая Ярослава! Но люди всё поняли и давно копившаяся ненависть прорвалась. Были разграблены дворы тысяцкого Путяты Вышатича и дворы сотских. Восставшие утроили погром в иудейском квартале, освободили проданных в рабство людей (их переправляли в Крым и далее в южные страны). Опасаясь за судьбу семьи Святополка, а также разграбления своих дворов и монастырей, собравшиеся в Софийском соборе бояре в панике призвали на княжение популярного в народе переяславского князя Владимира Мономаха. Умоляли принять власть и не медлить, иначе столица погибнет в огне народного гнева.

Владимир дал согласие. Так, на склоне лет переяславский князь и великий воитель стал великим князем. Стоило ему только появиться в стольном Киеве, как порядок восстановился. Мятеж прекратился, киевляне радостно встречали князя, уважая его за твердость и справедливость. Святославичи признали главенство Мономаха. Владимир навёл порядок в Киеве. Столичную администрацию сменил, на место Путяты поставил своего воеводу Ратибора. Долги горожан ростовщикам прощались, проданные в рабство освобождались. При этом Мономах решил раз и навсегда уничтожить корень проблемы. Действовал он решительно и жестко, как и во время войны с половцами. Созвал князей и тысяцких из городов и наказал не разорять и закабалять людей, так как этим подрывается сила самих князей, отдельных земель и всей державы. Ростовщичество ограничивали, а иудеев изгоняли из пределов Руси. Они могли вывезти своё имущество, но им запрещалось возвращаться под страхом смерти.

К «Русской Правде» приняли дополнение – «Устав Владимира». В соответствии с Уставом изменились долговые расчёты. Запрещено было брать более 20 % годовых за предоставленный долг. Эти положения «Устава» ограничили произвол ростовщиков. Устав также содержал новые положения об облегчении участи простого населения - смердов, закупов, рядовичей, холопов. Так, четко определялись источники холопства: самопродажа в холопство, переход в статус холопа человека, женившегося без соответствующего договора на холопке, а также поступление на службу к господину в качестве тиуна без особо оговоренной в этом случае свободы. Холопом становился и сбежавший от господина закуп. В случае если он уходил в поисках денег, необходимых для возвращения долга, его нельзя было делать холопом. Во всех остальных случаях попытки закабаления свободных людей пресекались. Это позволило на некоторое время снизить социальную напряженность в обществе.

Мономах железной рукой смог на небольшой промежуток времени остановить процесс распада Руси, контролируя через сыновей большую часть Русской земли. Они прошли хорошую школу и успехом правили в отцовском Переяславле, в Великом Новгороде, Смоленске, Ростово-Суздальской земле и на Волыни. Власть держал Владимир крепко. Те из удельных князей, которые проявляли непокорность, расплачивались за склонность к усобице. Мономах, как и раньше, прощал первые проступки, но строго наказывал за вторичные. Так, когда князь Глеб Минский стал враждовать с братом Давыдом Полоцким, полез грабить на Смоленщину, напал на Слуцк и сжег его, то великий князь собрал общее войско и пошёл на него войной. «Глеб поклонился Владимиру» и «просил мира». Мономах оставил ему в княжение Минск. Но когда Глеб снова начал усобицу, напал на новгородские и смоленские земли, то великий князь лишил его удела.

На Волыни снова созрела смута. Во уделе Ярослава собрались изгнанные из Киева соратники отца, иудейские ростовщики. Ярослав подговаривали вести борьбу за киевский стол. Заключили союз с венгерским королем Коломаном, которому обещали за помощь Прикарпатье. Иудейские купцы выделяли золото, чтобы получить на Руси своего князя. В 1118 году великий князь, собрав дружины удельных князей, пошёл войной на волынского князя Ярослава Святополковича и тому пришлось повиниться. Венгеры на помощь не пришли, Коломан в это время умер. Мономах сказал Ярославу: «Всегда идти, когда я тебя позову». Однако волынский князь вскоре снова проявил свой склочный нрав – он призвал себе на помощь ляхов (поляков) и напал на Ростиславичей. Тогда Мономах выгнал Ярослава из Владимира-Волынского и посадил там своего сына Романа, а после его смерти Андрея. Ярослав, которого продолжали финансировать иудейские купцы, продолжил войну и пытался вернуть владения с помощью венгерских и польских войск, но безуспешно. В 1123 году он погиб под стенами Владимира-Волынского.

В том же 1118 году Мономах помог своему сыну Мстиславу навести порядок в Новгороде, где тот сидел. Местные бояре во главе со Ставром сократили выплату дани в Киев, устроили беспорядки, завели переговоры с князем Ярославом Волынским, Святославичами. Мол, в Новгороде посадят того, кто даст боярам больше льгот и послаблений. Великий князь вызвал новгородских бояр в Киев и привёл их к присяге, чтобы не искали князей вне Мономахова дома. Главных мятежников бросил в поруб. Союз с новгородским боярством, закрепленный затем женитьбой Мстислава на дочери новгородского боярина, стал противовесом киевской боярской олигархии.

Не давал спуску Мономах и соседям. Сыновья Мономаха с новгородцами и псковичами не раз ходили в Финляндию и Прибалтику, «напоминая» местным племенам под чьей рукой они живут и кому надо отсылать дань. В Залесской земле сын Мономаха Юрий вёл борьбу с разбойными болгарами-булгарами, который вторгались в русские пределы, захватывали людей и продавали их в рабство. Юрий по примеру отца понял, что необходимо переходить в контрнаступление, чтобы вразумить соседей. В 1117 году тесть Юрия, половецкий князь Аепа привёл на помощь свою орду. Половцы пошли вверх по Волге, ворвались в Булгарию-Болгарию. Но местные правители обманули половцев. Сделали вид, что принимают мир, готовы платить дань и закатили пир горой. Половецкую знать и воинов отравили. Юрий должен был отомстить за подоле убийство родственников. Собрали большую рать и в 1120 году русская флотилия атаковала противника. Болгарию разгромили, взяли много добычи, заставили платить дань.

В правление Мономаха Русь в последний раз воевала с Византийской империей. Князь Святополк сильно уронил престиж Руси в отношениях с Константинополем. Императора Алексей Комнин теперь рассматривал Киев как вассала. Владимир решил поставить на место греков и восстановить стратегию Святослава по утверждению Руси на Дунае. На Руси находился византийский самозванец Лжедиоген II, выдававший себя за давно убитого сына императора Романа IV — Льва Диогена. Мономах признал претендента и даже выдал за него свою дочь Марию, помог набрать войска. 1116 году под предлогом возвращения престола «законному царевичу» Мономах пошёл войной против Византии. При поддержке русских дружин и союзных половцев византийскому царевичу удалось овладеть многими дунайскими городами, включая Доростол. Однако греки умели решать подобные проблемы. После неудач на поле сражения, к царевичу подослали убийц, которые прикончили Льва. Императору Алексею удалось отбросить русские отряды с Дуная и отвоевать Доростол.

После гибели претендента на византийский трон Владимир Мономах не прекратил войны на Дунае, действуя теперь в интересах сына Льва, царевича Василия. Он собрал войска и отправил на Дунай своих воевод. Мир с Византией был установлен лишь после смерти императора Алексея и восшествия на престол его сына Иоанна Комнина. Новый византийский властитель не хотел войны и хотел мира. Он даже прислал в Киев знаки императорского достоинства, и признал Мономаха равноправным царем.

Русские люди искренне уважали Владимира. Он стал самым чтимым князем Руси и при жизни своей, и после смерти. Не случайно летописцы называли его «чюдным князем», «милостивым паче меры» и «жалостливым». Мономах стал одним из образов былинного «Владимира Красно Солнышко». В честь него был назван Владимир-на-Клязьме, старая крепость обновлённая Мономахом, и ставшая в будущем столицей Северо-Восточной Руси.

Мономах был в то время одним из самых могущественных властителей. В «Слове о погибели Русской земли» отмечалось: «То всё покорено было Богом крестияньскому языку [народу] поганьскыя страны … Володимеру Манамаху, которым то половцы дети своя страшаху в колыбели, а Литва из болота на свет не выникываху, а Угры твердяху каменныи горы железными вороты, абы на них великый Володимир тамо не въехал. А Немци радовахуся, далече будуче за синим морем…».

Владимир Мономах вошёл в отечественную историю как первейший защитник Руси и победитель половецкой степи, пример для подражания великим князьям московским, русским царям и императорам. Владимира почитали Иван III Васильевич и Василий III Иванович. Чтили Мономаха и Романовы – Пётр Великий Екатерина II и Александр I.


Самсонов Александр
Tags: Славяне Предки Русь
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments