lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

«Ничего хорошего для России, за последние 100 лет, чехи не сделали» (Окончание)


Окончание, начало тут...

На чьей стороне была Чехия во Второй мировой войне

В состав Третьего рейха Чехия вошла мирным путем ещё до Второй мировой войны. Вот что было сказано в совместном заявлении правительств Германии и Чехословакии от 15 марта 1939 года.

«Обе стороны выразили единодушное убеждение, что целью всех их усилий должно быть обеспечение спокойствия, порядка и мира в этой части Центральной Европы. Президент Чехословакии заявил, что, стремясь к достижению этой цели, а также к окончательному установлению мира, он с полным доверием отдает судьбу чешского народа и страны в руки фюрера германского рейха. Фюрер принял это заявление и сообщил о своем решении взять чешский народ под защиту германского рейха и обеспечить ему автономное развитие, соответствующее его самобытности».

Словакия стала формально независимым государством и позже послала свои войска в СССР, на Восточный фронт. Чехия после вхождения в Третий рейх получила название «Протекторат Чехии и Моравии». В немецком варианте названия Чехия именовалась Богемией. Его президентом остался глава Чехословакии Эмиль Гаха, хотя реальная власть была у рейхспротекторов, которых назначали в Берлине. Исполнительная власть была в руках чешских министров, а правительство возглавлял чех Ярослав Крейчи. Денежной единицей была не рейхсмарка, а крона с надписями на двух языках. Была у чехов не только своя полиция, но даже и армия в 7000 человек.


Трофеи, полученные от чехословацкой армии, позволяли нацистам вооружить 35 дивизий. Кроме того, по разным оценкам, доля чешских заводов в производстве вооружения для немецкой армии доходила до 25%. Известные на весь мир крупные военные заводы «Шкода», ЧКД, «Польди», «Зброевка» прилежно работали на нацистов. В Чехии всю войну производились танки, самоходки, самолеты (в том числе и реактивный Ме-262), стрелковое оружие, автомобили, боеприпасы, а позже и детали для ракет Фау-2.

Важность чешской промышленности признавали и немцы. Подполковник танковых войск вермахта Гельмут Ритген после войны сознался: «Без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы и четырех танковых дивизий, что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз», а вот показания немецкого инженер-подполковника Курта Икена:

«Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках LT-38. Они были уверены, что их машины полностью соответствуют потребностям вермахта. И нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления».

Танков этой модели в 1939–42 годах было выпущено в Чехии 1433.

Чешские работники не только не саботировали, а, наоборот, проявляли инициативу. Так, чешские конструкторы постоянно вносили предложения по модернизации оружия, а «Шкода» выиграла конкурс на производство артиллерийского тягача-вездехода, предназначенного для непроходимых русских лесов и болот. Самоходная артиллерийская установка «Хетцер» также была создана чешскими конструкторами из концерна ЧКД, который тогда был переименован в ВММ. Ее производство продолжили и после войны и даже продавали её в Швейцарию, где она была на вооружении армии до 1972 года.


Согласно немецким источникам, в марте 1944 года Чехия отправила Гитлеру около 11 тысяч пистолетов, 30 тысяч винтовок, более 3000 пулеметов, 15 миллионов патронов, 214 танков и самоходных артиллерийских орудий, 144 пехотных орудия, 180 зенитных орудий, более 620 тысяч артиллерийских снарядов, почти 1 миллион снарядов для зенитных орудий, 824 вагона авиационных бомб, 0,5 миллиона сигнальных боеприпасов, 1000 тонн пороха и 600 тысяч взрывчатых веществ. Важная деталь: за все шесть лет нахождения в составе нацистской Германии производительность труда чешских рабочих никогда не была ниже, чем у немецких.

Нельзя забывать, что на пожертвования чехов был построен санитарный поезд — «дар чешского народа воюющему рейху», как писали тогда местные газеты. В этих же газетах можно прочитать про то, как чехи участвовали в сборе теплых вещей для солдат немецкой армии на фронте, увидеть радостно зигующих чешских передовиков производства. А вот что писал белоэмигрант Борис Тихонович.

«Чехи неслыханно обогатились на евреях в 1939–1945 годах. Они брали «на хранение» еврейские драгоценности, картины, имущество, а затем писали доносы на бывших друзей. В ходу была поговорка: «Евреи оттуда все равно никогда не вернутся».

Даже бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт не смогла вернуть принадлежавшие её семье картины, которые таким образом украли две сестры из Праги. От концлагеря её еврейскую семью тогда спасли сербы, и за это она их «отблагодарила» в 1999 году, добившись массированных бомбардировок их страны.

Отцу и дяде идола мировой демократии и бывшего президента Чехословакии и Чехии Вацлава Гавела принадлежала киностудия «Баррандов», на которой всю войну снимались нацистские пропагандистские фильмы, в том числе о якобы замечательной жизни евреев в концлагере Терезиенштадт. Нацисты даже выделили им деньги на расширение киностудии. А сын коллаборациониста постоянно утверждал, что фашизм и коммунизм — это одно и то же, а Россия — это «государство с фашистскими методами управления».

Движение сопротивления в протекторате теоретически имелось, но деятельность как просоветских, так и прозападных подпольных организаций почему-то сводилась почти исключительно к листовкам и забастовкам (с требованием увеличения зарплаты). Правда, 27 мая 1942 года в Праге было совершено покушение на обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха, но осуществили его не местные чехи, а присланные из Лондона английским Управлением специальных операций.


Да и тот факт, что в момент покушения Гейдрих ехал на службу в сопровождении только шофера, говорит о том, что в протекторате немцы чувствовали себя как дома. Интересно, что сразу после покушения Гейдриха отвез в госпиталь, остановив грузовик, чешский полицейский, хотя мог безнаказанно его пристрелить — шофер эсесовского генерала убежал преследовать покушавшихся.

В Лондоне, посылая диверсионную группу в Прагу, рассчитывали, что после смерти Гейдриха нацисты произведут массовые расстрелы, а чехи, возмутившись этим, начнут подпольную борьбу с нацистами. Расчеты оправдались на 50%. Немцы расстреляли в деревне Лидицы 172 мужчины из 465 жителей, а всего в Чехии 1331 человека, а вот партизанского движения в протекторате так и не появилось.

У самих чехов есть анекдот про их движение сопротивления, где рассказывается о встрече словацкого и чешского партизан после войны. Чех, выслушав рассказ словака о том, как они пускали под откос поезда, восклицает: «Класс! А у нас в протекторате это было строжайше запрещено».

Чехи начали немецкий погром, а от ответственности за него их спасла Советская армия

Правда, нельзя сказать, что чехи так и прождали освобождения до самого конца войны. Нет, 5 мая 1945 года, когда Третьего рейха фактически уже не было, а до юридического оформления его ликвидации оставались считаные часы, произошло Пражское восстание. Его никто не подготавливал и не планировал. Просто немецкие власти города разрешили чехам вывесить их национальные флаги. Вывешивая свои флаги, жители Праги стали срывать немецкие, затем — сбивать вывески на немецком языке на магазинах, после — грабить сами магазины и под конец уже просто грабить и убивать немецкое население. Именно обыкновенный немецкий погром и стал началом Пражского восстания.

Особенно активное участие в нем приняли чешские полицейские. Им надо было срочно становиться антифашистами, так как в противном случае им могли припомнить их помощь нацистам в отправке местных евреев в концентрационные лагеря. Однако на помощь своему мирному населению пришли немецкие войска, и в радиоэфире раздались призывы о помощи к нашей армии и к армиям союзников.


Обратите внимание: очень редко пишут о том, кто же был руководителем этого восстания. На самом деле боевыми действиями восставших руководил председатель военной комиссии Чешского национального совета капитан Яромир Неханский. После вхождения Чехии в Третий рейх он уехал в Британию и стал агентом её разведки. В феврале 1945 года в рамках операции Platinum-Pewter был сброшен на парашюте в Чехию для сбора разведывательной информации. После войны работал в структурах госбезопасности Чехословакии, а затем преподавателем в Высшей военной школе. В 1948 году был завербован ещё и американской разведкой, в августе 1949 года был арестован. При нем были найдены радиостанция и шпионское оборудование, к тому же его выдал сообщник Велеслав Вал. В результате Яромир Неханский во всем сознался, раскаялся и начал сотрудничать со своими бывшими коллегами. Это его не спасло, и 16 июня 1950 года он был повешен. Сейчас в честь англо-американского шпиона установлена мемориальная доска на здании Генерального штаба армии Чешской Республики, тем не менее чешским либералам не хочется вспоминать, что во главе восстания стоял британский агент.

На помощь к чехам неожиданно пришла 1-я дивизия вооруженных сил Комитета освобождения народов России, или говоря одним словом — власовцы. Расчет её командира генерала Сергея Буняченко был прост: советские войска ещё в 270 километрах от Праги, а американцы вместе с перешедшими на их сторону польскими эсесовцами (подробнее об этом в статье «Как поляки воевали за и как против Гитлера») уже вошли в Пльзень, до которого всего 70 километров, а значит, и в чешскую столицу американцы придут первыми и учтут заслуги дивизии, вступившей в бой с нацистами. На стороне чехов власовцы воевали ровно два дня — 6 и 7 мая. Правда, за это время сумели добиться значительных военных успехов: захватили аэродром в Рузине, районы Смихов и Кулишовицы, два моста через Влтаву, взяли в плен около 500 немцев. Причина этих побед проста: немцы не знали, что власовцы снова перебежали на другую сторону, и принимали их за своих союзников. Это позволяло им атаковать внезапно и с выгодных позиций. Однако вскоре власовцы встретились с разведчиками 16-й бронетанковой дивизии армии США и узнали от них, что американские войска входить в Прагу не планируют. После этого власовцы бросились удирать на запад по одним дорогам с немцами, против которых они ещё несколько часов назад воевали.

Прекратили воевать против нацистов и восставшие чешские патриоты. 8 мая они подписали соглашение, по которому обязались не мешать немецкой армии отступать на запад, а немцы за это не будут их наказывать за погром и добивать. При этом призывы по радио к Советской армии прийти к ним на помощь не прекратились. Получилась интересная ситуация: сами чехи с немцами мир заключили, а русских просят с ними повоевать за чешские интересы. Сейчас чешские историки оправдывают соглашение с нацистами тем, что оно дало возможность сохранить тысячи чешских жизней и историческую часть Праги от разрушения. Правда, если следовать этой логике, то все чехи были бы живы и Прага абсолютно бы не пострадала, если бы вообще никакого восстания не было.

В 4 утра 9 мая в Прагу стремительно вошли бойцы 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады. Первым шел танк гвардии лейтенанта Ивана Гончаренко. У Манесова моста он уничтожил две немецкие самоходки, но и сам был подбит. Командир погиб. Лейтенант Гончаренко был похоронен на площади, которая получила название Красноармейцев. После того как Чехия, как говорят либералы, «двинулась по европейскому пути развития», тело героя выкопали и перезахоронили на Ольшанском кладбище. Площадь переименовали, но не вернули ей историческое название, а назвали в честь русофоба Яна Палаха, хотя он сам себя сжег на другой площади.

На месте гибели лейтенанта Гончаренко поставили памятник — танк на постаменте. Как только советские войска ушли из Чехословакии, художник Давид Черны с друзьями покрасили танк в розовый цвет в апреле 1991 года. Свой поступок он объяснил так:

«Я воспринимаю этот танк как символ русской диктатуры, во времена которой я родился. Я не воспринимаю этот танк как символ свободы, как символ окончания Второй мировой войны».

Несколько суток он провел тогда под арестом, а танку вернули прежний облик. Ровно через неделю к танку посреди бела дня пришли 15 депутатов чехословацкого парламента с кистями и ведерками с розовой краской и, пользуясь депутатской неприкосновенностью, демонстративно снова покрасили танк. Кроме того, содрали облицовочную плитку постамента и из нее сложили импровизированный памятник генералу-предателю Власову. 13 июня 1991 года танк сняли с постамента и отправили во двор Военно-технического музея. Вскоре снесли и постамент.

Так как депутаты при окраске очевидно использовали самую дешевую краску, то скоро дожди стали отмывать танк, и в 2000 году его окрасили в розовый цвет в третий раз. В 2011 году Чехия праздновала 20-летие вывода советских войск. Танк привезли из музея, поставили на понтон и две недели возили по реке Влтава, показывая в разных районах Праги. Так издевались над памятью человека, откликнувшегося на призыв чехов и отдавшего за них свою жизнь. Все мы возмущаемся тем, что снесли памятник маршалу Коневу в Праге, но при этом забываем, что в 1945 году он стал почетным жителем Праги, а в 1990 году его этого звания лишили.


Несмотря на то, что уже была подписана и объявлена капитуляция немецких войск, они оказывали сопротивление. Только к вечеру 9 мая столица Чехии была освобождена. О том, что творилось дальше, красноречиво свидетельствует донесение начальнику политуправления 1-го Украинского фронта гвардии генерал-майору Филиппу Яшечкину, составленное 18 мая гвардии полковником Кладовым:

«За время пребывания в Чехословакии бойцы и офицеры наших частей были неоднократно очевидцами того, как местное население свою злобу и ненависть к немцам выражало в самых разнообразных, подчас довольно странных, необычных для нас формах:

— В районе гостиницы «Прага» чехословацкие патриоты, собрав группу до 30 немцев, принимавших участие в подавлении восстания, заставили их лечь на дорогу лицом вниз и каждого из них, кто пытался поднять голову, избивали палками. Продолжалось это в течение 40 минут. После чего немцы были выведены за город и там сожжены на кострах.

— Встречая наши передовые танки, чехи на центральной улице Праги выстроили большую группу немцев, предварительно нарисовав на лбу каждого из них фашистскую свастику. При подходе танков заставили немцев стать на колени, а затем лечь лицом вниз под гусеницы.

— В районе техникума жители города, раздев по пояс 15 немок и вымазав их краской, заставили работать по исправлению мостовой при большом скоплении народа. После этого немки были выведены за город и расстреляны.

Подобные факты можно было встретить не только в г. Праге, но и в других городах и населенных пунктах Чехословакии. В селе Лушка с приходом наших частей чехи выгнали всех проживавших здесь немцев (290 человек), а оставшееся их имущество конфисковали. Все это объясняется огромной злобой и жаждой мести, которые питает чехословацкий народ к немцам за все совершенные преступления».

Первоначально, в соответствии с Директивой Ставки Верховного главнокомандующего от 2 мая 1945 года, предполагалось, что Прага будет занята нашими войсками после их перегруппировки и отдыха 14 мая. К тому времени немцы бы уже ушли сдаваться в плен к американцам и все произошло бы бескровно. Однако наши войска были отправлены для срочного спасения чешских погромщиков. В боях по прорыву к Праге и в самом городе погибло 11 997 советских солдат. В результате часть войск группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Фердинанда Шернера была вынуждена сдаться советским войскам. Но дело в том, что все те немецкие войска, которым удалось уйти к американцам, все равно были выданы СССР. В результате из 900-тысячной немецкой армии в советский плен попало 860 тысяч человек, а около 40 тысяч погибли в боях. Выдали американцы даже Шернера, после того как выловили его 15 мая вместе с адьютантом в австрийском лесу. Вернули они и власовскую дивизию вместе с её командиром Буняченко. 1 августа 1946 года он был повешен вместе с Власовым. США были заинтересованы во вступлении СССР в войну с Японией и союзнические обязательства пока выполняли.


Второй пользой от Пражской операции у нас считалась «вечная благодарность братского чехословацкого народа». Про то, в чем она выражается сейчас, я написал выше. К этому можно добавить сброшенную по решению мэрии Праги с башни городской ратуши на Староместской площади мемориальную доску, посвященную освобождению города Советской армией, регулярные осквернения могил советских воинов на Ольшанском кладбище. Своеобразным осквернением памяти похороненных на Ольшанском кладбище советских солдат стала установка на нем памятника Русской освободительной армии (POA) генерала Власова в 1995 году. Те, кто перебежал из советской армии на сторону Гитлера, в современной Чехии в особенном почете. В апреле 2020 года на Ржепорыйской площади в Праге власовцам установлена мемориальная доска с надписью, из которой следует, что именно антисталинская РОА спасла Прагу от уничтожения. Этого же мнения придерживается и инициатор её установки — староста пражского района Ржепорые Павел Новотны. В интервью Чешскому радио он сказал:

«Я не думаю, что власовцы были убийцами, эсесовцами, страшными людьми. Именно они стали единственной силой, выступившей в поддержку повстанцев, иначе Прага повторила бы судьбу Варшавы. Единственное, что в Праге делала Красная армия, — убивала власовцев, которые были казнены как предатели».

В этот же день, когда была установлена мемориальная доска пособникам нацистов, открыли памятник все того же Давида Черны. Он представляет собой колонну, на вершине которой черный советский танк, покрытый белой немецкой каской.

Ложь о том, что чехи при помощи власовцев сами освободили свою столицу, а Советская армия только оккупировала ее, является практически официальной точкой зрения. Это утверждает множество чешских историков, это записано в школьных учебниках. Тут, правда, получаются интересные нестыковки. Так, на вышеупомянутом памятнике РОА на Ольшанском кладбище выбиты имена власовских генералов Владимира Баерского и Михаила Щаповалова, в честь переноса останков которых памятник и был установлен. Но ведь их расстреляла не Красная армия, а как раз чешские повстанцы, и что тогда получается: раз власовцы хорошие, то чехи — плохие? Чешские либералы любят утверждать, что если бы не власовцы, то Прагу ожидала бы судьба Варшавы. Но варшавское восстание вместе с немцами подавляли русские солдаты 29-й дивизии СС, из которой и была позже сформирована 1-я дивизия вооруженных сил Комитета освобождения народов России под командованием Буняченко. Каково будет узнать польским либералам, что убийцам их новых национальных героев — бойцов Армии Крайовой — в Праге ставят памятники и мемориальную доску!

Чехи убивали и изгоняли тех, кому верно служили всю войну

С окончанием Второй мировой войны злоключения немцев, проживающих в Чехословакии, не закончились. Не успели высохнуть чернила под актом о капитуляции нацистской Германии, как немецкое и венгерское меньшинства обязали носить белые повязки с буквами N и М соответственно. У них были конфискованы автомобили, мотоциклы, велосипеды, радиоприемники и телефоны. Им запрещалось на улицах говорить на родных языках, пользоваться общественным транспортом, и даже магазины они могли посещать только в определенные часы. Они не имели права менять место жительства и были обязаны отмечаться в полиции.

И это все применялось к тем, кто не совершил никаких преступлений против чехов в протекторате. Тех, кто совершил или был членом нацистской партии, наказывали как по приговору суда, так и без него, чаще всего расстрелом. Во время немецкой оккупации ничего подобного по отношению к чехам не применялось. Им только под угрозой расстрела было запрещено слушать советские и западные радиостанции. 350 тысяч чехов были вывезены на работу в Германию, но часть из них сделала это добровольно. Таким образом, положение немцев и венгров в освобожденной Чехословакии было значительно хуже, чем у чехов в протекторате.

Впрочем, издевательства над немцами продолжались недолго, так как вскоре началась их депортация в Австрию и Германию. Три миллиона немцев, чьи предки столетиями жили в Чехии и Словакии, были вынуждены покинуть страну всего за несколько месяцев. На прощание немцам на спинах краской рисовали свастики, грабили, насиловали, избивали, а часто и просто убивали. По официальным данным, погибло 18 816 немцев.


В мировую историю вошел «Марш смерти из Брно», где во время депортации 27 тысяч немцев погибло 5200. У чешского города Прерау (теперь Пршеров) чехословацкие военнослужащие остановили поезд, вывели из него немецких переселенцев и расстреляли 265 человек, в том числе 74 ребенка, самому младшему из которых было восемь месяцев. Правда, это преступление зафиксировал советский военный комендант Ф. Попов, и командующий расстрелом лейтенант Карол Пазур был осужден и провел в тюрьме около десяти лет. В Постельберге (сегодня Постолопрты) за пять дней было убито 763 немца, в Ландскрон (сегодня Ланшкроун) за три дня — 121.

Вот что писал уполномоченный НКВД СССР по группе советских оккупационных войск в Германии генерал Иван Серов своему наркому маршалу Лаврентию Берии.

«Чехословацкое правительство вынесло постановление, согласно которому все немцы, проживающие в Чехословакии, обязаны немедленно выехать в Германию. Местные органы власти в связи с постановлением объявляют немцам, чтобы они в течение 15 минут собирались и выезжали в Германию. На дорогу разрешают взять с собой пять марок. Никаких личных вещей и продовольствия брать не разрешают. Ежедневно в Германию прибывает из Чехословакии до 5000 немцев, большинство которых женщины, старики и дети. Будучи разорены и не имея перспективы на жизнь, некоторые из них кончают жизнь самоубийством. Так, например, 8 июня районный комендант зафиксировал 71 труп.

Кроме того, в ряде случаев чехословацкие офицеры и солдаты в населенных пунктах, где проживают немцы, с вечера выставляют усиленные патрули в полной боевой готовности и ночью открывают стрельбу по городу. Немецкое население, перепугавшись, выбегает из домов, бросая имущество, и разбегается. После этого солдаты заходят в дома, забирают ценности и возвращаются в свои части».

Для сравнения: депортация около 150 тысяч немцев из Калининградской области и Литовской ССР продолжалась шесть лет — до 1951 года, в ходе нее умерло 48 человек, и все — в результате болезней.

«Пражская весна» стоила жизни 96 советским солдатам

В последние годы чешские СМИ оправдывают все более многочисленные русофобские акции в их стране тем, что чехи не могут простить русским гибели их 106 мирных сонародников при ликвидации последствий так называемой Пражской весны 1968 года. Тут хочется напомнить, что эти чехи мирными отнюдь не были. Иначе как тогда объяснить гибель от их рук 96 советских солдат. Кроме того, часть из чехов погибла в результате действий родных боевиков. Вот, например, что рассказывает Вячеслав Подопригора, бывший старшина 1-й радио-релейной роты 3-й отдельной бригады связи.

«При проходе колонны наших танков кто-то из толпы поджег на одном из танков бочку с горючим, от бочки загорелся двигатель. От огня вот-вот мог взорваться боекомплект. А это — гибель многих мирных жителей, стоящих на обочине дороги. Предвидя это, командир танка старший сержант бросился в толпу, упрашивая людей быстро отойти от машины. Через несколько минут прогремел взрыв огромной силы. Командир танка и остальные члены экипажа погибли. Погибло несколько местных жителей. Многие жители были ранены».


Не было такой провокации, которая бы не использовалась против наших солдат. Десятки из них вспоминают, как блокировали им путь с помощью детских колясок и они, рискуя жизнью, должны были убеждаться в том, что они пустые. По Праге ездила машина скорой помощи, которая разворачивалась, открывалась задняя дверь, оттуда давали очередь из пулемета, и она быстро уезжала. Наверняка рядом был спрятан видеооператор, и если бы на обстрел ответили огнем, то все западные СМИ показали бы, как советские войска расстреливают автомобиль с красным крестом.

Не любят чехи вспоминать и то, что значительную часть из их любителей американской демократии уничтожили не советские солдаты, а наши тогдашние союзники из польской, венгерской и болгарской армий. Так, 21 августа 1968 года в чешском городе Либерец на проходящую колонну танков сверху со строительных лесов посыпались строительные блоки, кирпичи, доски. Нападающим чехам не повезло: танки были советского производства, но принадлежали польской армии. В результате девять из них отправились на небеса, а 42 — в больницу. Позже, 7 сентября, польский солдат Стефан Дорна пристрелил двух чехов в городе Йичин.

На месте обоих инцидентов сейчас установлены памятники. Они теперь везде установлены, где погиб хотя бы один чех, даже если он первый открыл огонь. При этом если гибель произошла в результате столкновения с советскими войсками, то это указывается, а если причина смерти — наши союзники, то нет. Оно и понятно: нельзя Чехии обижать нынешних союзников по НАТО.

Ежегодно 21 августа чешские власти возлагают венки к пражскому зданию чешского радио, где в 1968 году погибли 15 пражан. В их смерти десятилетиями обвиняют советских солдат, а не тех, кто придумал миф с красивым названием «социализм с человеческим лицом», ставший причиной смерти 106 чехов. А вот 14 февраля никаких государственных траурных мероприятий нет и никто не вспоминает, что в этот день в 1945 году американские ВВС подвергли бомбардировке Прагу и в результате не пострадал ни один немецкий солдат, зато 701 пражанин погиб и 1184 были ранены. По мнению современных чешских «демократических» СМИ, это не двойные стандарты, а просто «это совсем другой случай».


Владимир Тулин
Tags: Политика
Subscribe

Posts from This Journal “Политика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment