lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Русские разорвали на две части неприступную турецкую оборону на Дунае


15 - по юлианскому календарю, (27) июня 1877 года «великий день: войска русские форсировали переправу чрез Дунай в центре стратегической линии турок, разорвав ее на две части. Наши сделали важнейший шаг, обеспечивающий 50% успеха всей кампании» (Игнатьев). 

Наступление русской армии на Балканском фронте в 1877 году началось с форсирования Дуная, великой европейской реки. Во время прежних войн России с Турцией её армии приходилось более 30 раз форсировать этот водный рубеж. При этом чаще всего русскую армию поддерживал сильный Черноморский флот, который защищал побережье России от ударов османского флота, содействовал наступлению левого (приморского) фланга армии при операциях на Балканах в районе четырёхугольника крепостей.

С конца XVIII и до 1856 года России принадлежало устье Дуная, где находились две крепости — Килия и Измаил. Они были базами Дунайской речной флотилии, что позволяло контролировать Нижний Дунай, буксировать суда с десантами, перевозить материалы для постройки мостов, обеспечивать переправу через Дунай. Однако после 1856 года Россия лишилась этих преимуществ. После поражения в Крымской (Восточной) войне Россия утратила Южную Бессарабию с устьем Дуная и лишилась возможности содержать Дунайскую флотилию. Правда, с отменой ограничительных статей Парижского соглашения (Россия во время франко-прусской войны сделала это в одностороннем порядке), Россия получила возможность восстановить Черноморский флот. Но, конечно, в короткие сроки эту задачу решить было сложно. Кроме того, высшее командование не принимало экстренных мер по восстановлению флота на Чёрном море, считая, что на таком ограниченном театре сильный флот не нужен.

А Турция к началу войны при поддержке западных держав создала значительный броненосный флот. Русское командование вынуждено было считаться с этим фактором, а также возможностью появления на Чёрном море на стороне Османской империи английского флота. Кроме того, в распоряжении Турции имелась довольно сильная Дунайская речная флотилия, имевшая на вооружении 77 орудий и экипаж численностью около 1 тыс. человек. Эту флотилию в любой момент могли усилить корабли черноморской эскадры Турции, которые базировались на Сулинский рейд. Таким образом, для форсирования такой серьёзной водной преграды, как Дунай, требовалось приложить много усилий.

Русское командование понимало всю сложность операции и тщательно готовилось к наступлению. Всесторонняя разведка реки осуществлялась на широком фронте специальными группами — девятью русскими и тремя румынскими. Особое внимание уделялось району Зимницы, где по плану войны собирались переправить главные силы армии. Разведывательную группу на этом участке возглавлял полковник Д. С. Нагловский. Район Зимницы, по мнению Нагловского, полностью удовлетворял ряду требований. В частности, место переправы располагалось довольно далеко от места расположения основных сил турецкой армии и значительная часть русской армии могла форсировать реку раньше подхода турецких войск. Местность давала возможность для скрытого сосредоточения наших войск. Острова Адда и Бужиреску, разделяющие Дунай на два рукава, облегчали наводку мостов. После переправы войска могли занять важный узел дорог, ведущих в Рущук, Тырново и через Плевну в Софию. Отсюда шло кратчайшее направление через Балканский горный хребет на Адрианополь и Константинополь в обход главных сил турецкой армии, расположенных в четырёхугольнике крепостей.

Правда, форсирование Дуная в районе Зимницы имело и свои трудности. Турки имели в этом районе переправы более 4 тыс. солдат с 6 орудиями, из них 770 человек с 2 орудиями в Систово, более 3300 человек с 4 орудиями — у Вардама. Турецкие командование имело резервы: войска в Тырново (4 тыс. человек), в Рущуке (более 21 тыс. человек) и Никополе (около 10 тыс. человек), которые находились от района переправы в 50-80 км. Ширина реки достигала 700 метров, а южный, обрывистый берег, возвышался над уровнем реки на 8-20 метров. В результате успех операции зависел от быстроты и решительности русской армии.

Инженерным обеспечением форсирования Дуная руководил начальник инженеров армии генерал-майор А. Ф. Депп. Ещё 26 декабря 1876 г. (7 января 1877 г.) он составил «Примерный расчёт переправы войск на правы берег Дуная», где определялись силы и средства, необходимые для преодоления реки, и излагались способы действия войск. Так как табельного инженерного имущества было недостаточно, а изыскать на месте переправочные средства не удалось, было решено в Слатине на р. Ольта построить деревянные понтоны для двух мостов, сплавить их в Дунай и провести их к месту переправы под вражеским огнем из Никополя. Эти мосты должны были стать основным средством, обеспечивающим переход через Дунай главных сил русской армии. Для переброски первых десантных отрядов намечалось использовать железные понтоны системы полковника Томиловского. Остальные силы десанта Депп предложил переправить при помощи парохода «Аннета». Этот пароход под английским флагом был захвачен у Фламунды, где он с двумя буксируемыми баржами сел на мель. Турки пытались уничтожить пароход огнем артиллерии, но русские временно затопили его, предохраняя от уничтожения машины.

В январе 1877 года командирам Дунайской армии был отдан приказ выявить плотников, чтобы использовать их для сооружения понтонов и мостов. Всего взяли на учёт около 2 тыс. человек. Одновременно производились сбор и отправка в Бессарабию из Петербурга, Одессы, Николаева и других мест материалов, необходимых для устройства мостов и бонов. Были разработаны, утверждены и разосланы в части правила содержания мостов, движения по ним войск и грузов. С целью обучения саперов и понтонеров организованы были теоретические и практические занятия. Отрабатывались упражнения по спуску понтонов на воду, перевозке десантов, наведению и разведению мостов, бросанию якорей.

К началу форсирования Дуная были изготовлены и сосредоточены в Слатине на р. Ольта понтоны и плоты для двух мостов (172 понтона и 60 плотов). Все эти средства с погруженными на них мостовыми принадлежностями распределяли на три эшелона. Общее руководство сплавом по Ольте, а затем и по Дунаю возглавлял капитан 1 ранга Новосильский. Горная река Ольта имела быстрое течение, извилистый фарватер с множеством рукавов, мелей и запруд. Поэтому это была сложная задача. Но её решили успешно. Плоты, понтоны и материалы для мостов в сопровождении двух саперных рот и моряков были отправлены из Слатины в период 10-12 (22-24) июня и в ночь на 14-15 (26-27) июня. Все три эшелона успешно сплавились к устью Ольты, а затем в район Зимницы.

Борьба за господство на Дунае

Одной из самых сложных задач была борьба за господство на Дунае. Османы имели на реке речную флотилию, необходимо было уничтожить турецкие корабли или парализовать их деятельность. Слабость Дунайской флотилии была в том, что турецкие корабли были рассредоточены по Дунаю: в Сулине — 2 монитора, в Тулче — 2 броненосных корвета и канонерская лодка, в Мачине — 2 вооруженных парохода, в Гирсове — 2 канонерские лодки и вооруженный пароход, в Силистрии — вооруженный пароход, в Рущуке — 3 канонерских лодки и 2 железных баркаса, в Видине — 2 канонерские лодки и вооруженный пароход. Наличие на Дунае нескольких турецких крепостей с сильной артиллерией, сильной флотилии, а также возможность появления на реке с Чёрного моря кораблей турецкого флота требовало от русского командования решения этой серьёзной задачи. Решение этой задачи облегчалось непродуманным размещением кораблей турецкой флотилии. Турецкое командование стремилось установить контроль на Дунае от Железных ворот до Черного моря (более 800 км), что привело к распылению сил флотилии. В результате турки не смогли обеспечить достаточного сосредоточения сил ни на одном из участков реки. Русские моряки получили отличную возможность бить врага по частям.

Русское верховное командование решило путем постановки минных заграждений в устье Дунае не допустить прохода турецких кораблей в реку со стороны Чёрного моря. Планировалось с помощью мин изолировать отдельные отряды турецкой Дунайской флотилии и при поддержке береговых батарей уничтожить их атаками катеров, вооруженных шестовыми минами. Также предусматривалась постановка оборонительных минных заграждений выше и ниже переправы с целью не допустить к ней корабли противника. Поэтому командование начало осенью 1876 года отправку моряков из Кронштадта и Николаева. В Кишиневе из них сформировали два отряда: 1) отряд гвардейского экипажа под командованием капитан-лейтенанта Тудера (458 человек); 2) Черноморский флотский отряд под началом капитана 1 ранга И. Г. Рогули (197 человек). Оба отряда были подчинены начальнику инженеров генерал-майору А. Ф. Деппу. Отряд гвардейского экипажа предназначался для действий на Среднем Дунае, Черноморский отряд — на Нижнем Дунае. В распоряжении моряков к началу 1877 года поступило 14 паровых катеров, 5 ботов (из них 1 водолазный), 10 гребных катеров и 14 шлюпок. Суда привезли из Петербурга и Николаева в Кишинев по железной дороге, откуда их доставили на фронт разными способами.

Средствами активной борьбы с противником на Дунае были шесть минных катеров. Самыми быстрыми и крупными были металлические катера «Шутка» и «Мина», имевшие скорость 14-16 узлов. Остальные давали по течению 6 узлов, против течения — 2-3 узла. Ни один из них не имел артиллерийского вооружения и брони. Оснащались они шестовыми минами, а быстроходные катера, кроме шестовых, ещё и буксируемыми минами — «крылатками». На каждом катере было 8 мин. Заряд мины состоял из 2,5 пуда пороха. При атаке катер подходил вплотную к вражескому судну и ударял его шестовой миной или подводил под днище буксирную мину. Таким образом, минная атака требовала от экипажа большой храбрости, ведь требовалось подойти к вражескому кораблю под огнем, вплотную. Отряды моряков усиленно занимались боевой подготовкой в условиях, максимально приближенных к боевым. Для совершенствования теоретических знаний в части использования минного оружия в Кишиневе были созданы минный офицерский класс и школа рядового состава.

Зимой 1876-1877 гг. и весной 1877 г. в крепость Бендеры, где был создан минный склад, привезли 755 мин, 1800 пудов пороха и 400 пудов динамита. Одновременно доставили 330 пробковых поясов, 10 сигнальных фонарей и 10 подзорных труб. В апреле 1877 г. была сформирована специальная команда пловцов-водолазов в составе 10 матросов. Её возглавил лейтенант М. Ф. Никонов. Главная задача команды состояла в том, чтобы подводить мины под турецкие суда в местах их стоянки. Таким образом, русские провели целый комплекс мероприятий для борьбы с вражескими судами на Дунае.

После объявления войны русские моряки приступили к постановке мин на Нижнем Дунае. Одно из первых минных заграждений, поставленное у Рени в устье р. Серет, имело целью защитить от артиллерийских обстрелов турецкими кораблями барбошский железнодорожный мост, по которому проходили составы с грузами для русской армии. Заграждения ставились с минных катеров и гребных шлюпок линиями по 5-10 мин. Условия были сложными: сильное течение срывало мины, поэтому минерам часто приходилось ставить каждую мину на 5-8 пудовом якоре. Заграждения ставились под прикрытием огня береговых батарей, расположенных у Рени, Барбоша и Браилова.


Турецкая Дунайская флотилия из-за ошибок османского командования и неудовлетворительной боевой подготовки экипажа не смогла оказать серьёзного сопротивления русской армии во время форсирования Дуная.

Находившийся у Мачина отряд турецких кораблей особой активности не проявлял, лишь время от времени обстреливал русские позиции. 29 апреля (11 мая) 1877 г. от навесного огня русских браиловских береговых батарей погиб броненосный корвет «Лютфи Джелиль», не имевший бронированной палубы. Он получил одновременно два попадания, из 24-фунтовой пушки и 6-дюймовой мортиры, и после сильного взрыва затонул на 22-метровой глубине. Потопление турецкого корабля стало свидетельством высокого искусства русских артиллеристов. Командованием были награждены: поручик С. И. Самойло (орденом Владимира 4-й степени с мечами) и наводчики рядовые Роман Давидюк и Иван Помпор (знаками Военного ордена).

Гибель «Лютфи Джелиль» деморализовала турок. Дунайская флотилия отошла в глубь Мачинского рукава. Используя благоприятную обстановку, русские моряки заградили минами северный выход из рукава, а также русло Дуная у Браилова. Турецкие корабли были изолированы. В результате русские смогли установить своё судоходство на участке Рени — Браилов. Против вражеских судов, которые укрылись в Мачинском рукаве, решено было действовать минными катерами, предварительно закрыв южный выход. Из-за нехватки мин решили пойти на военную хитрость, демонстративную постановку: с катеров сбрасывали мешки с песком. Османы были введены в заблуждение.


15 (27) мая началась операция. Четыре минных катера малым ходом вошли в Мачинский рукав. Они держались у берега, чтобы обеспечить скрытность движения. В 2 часа 30 минут они обнаружили турецкий отряд. В середине стоял монитор «Сейфи» (Сельфи») водоизмещением 410 тонн, а по его бортам — колесный пароход «Килиджи Али» и броненосная канонерка «Фехтхуль Ислам». Основным объектом атаки был монитор. К нему пошёл катер «Царевич», поддерживаемый катерами «Ксения» и «Джигит». Катер «Царевна» был в резерве. На дистанции 126 м катера дали полный ход. Первым атаковал «Царевич» под командованием лейтенанта Ф. В. Дубасова. Турки заметили катер, когда до монитора оставалось не более 60 метров, и попытались открыть по нему орудийный огонь, но все спешные попытки произвести выстрелы из пушек дали осечку. Катер ударил своей шестовой миной в корму турецкого корабля, но тот, хотя и получил пробоину, остался на плаву. Во время атаки катер при взрыве набрал воды и едва смог обойти на небольшое расстояние. Он временно лишился хода и выкачивал воду, чтобы поднять пар в котлах. В это время турецкий корабль атаковал катер «Ксения» под началом лейтенанта А. П. Шестакова и ударил миной в середину корабля. Произошёл взрыв и «Сейфи» пошёл ко дну. После атаки русский катер едва не погиб, запутавшись винтом в снастях тонувшего корабля.

«Джигит» в это время получил пробоину в корме от осколка снаряда, а взрыв второго снаряда почти полностью залил катер водой. Экипажу пришлось приткнуть его к берегу, заделывать дыру и вычерпывать воду. Четвертый участник операции — катер «Царевна» — не смог под ожесточённым огнем двух оставшихся турецких кораблей приблизиться к ним на расстояние шеста. Катера легли на обратный курс. Среди русских экипажей не было ни убитых, ни раненых.




Таким образом, атаки «Сейфи» стала первым в истории военно-морского искусства успешным примером ночного группового боя минных катеров. Атака производилась под ожесточенным артиллерийским и ружейным огнем противника, в целом беспорядочного, иначе бой мог завершиться иначе. Этот бой свидетельствовал об исключительной выдержке и мужестве русских моряков. За потопление «Сейфи» лейтенанты Дубасов и Шестаков были награждены орденом Георгия 4-й степени. Награды получили все офицеры, участвовавшие в атаке. Нижние чины были отмечены знаками Военного ордена. Успешная атака вражеского корабля с помощью шестовой мины не ограничилась тактическим успехом. Гибель монитора вызвала панику среди личного состава турецкой флотилии и повлияла на весь ход битвы за Дунай. Турки были окончательно деморализованы, их корабли бежали вверх по реке под защиту батарей Силистрии.

5 (17) мая минное заграждение было поставлено у южного выхода Мачинского рукава, 28 мая (9 июня) — севернее Гирсово. В результате весь район Нижнего Дуная от Рени до Гирсово был очищен от противника и контролировался русской армией. Всего на Дунае поставили более 500 мин. 28 мая 1877 года, на рейде румынского порта Сулин катера Макаров взрывом мины-крылатки повредили турецкий броненосец «Иклалие», а 8 июня они потопили там бриг «Османие» и 3 небольших парохода.

Борьба за господство на Среднем Дунае началась с выходом русской армии к реке. Русские начали возводить батареи. Им ставилась задача не допустить прохода турецкой флотилии к району главной переправы и бомбардировать Рущук и Никополь, прикрывать минирование реки. Одновременно моряки приступили к устройству минных заграждений. Действовавший там отряд гвардейского экипажа был разделен на две части для одновременной постановки мин на обоих флангах намеченного участка переправы — у острова Мечка и у деревни Корабия. Попытки противника помешать постановке минных заграждений отражались огнем береговых батарей и атаками минных катеров.

Так, 8 (20) июня противник выслал вооруженный пароход, который открыл по русским минерам огонь. Командир русского отряда катеров капитан 1 ранга М. Д. Новиков дал сигнал «Шутке» атаковать его. Катером командовал лейтенант Н. И. Скрыдлов. В качестве добровольца помощника минера на нем находился русский художник В. В. Верещагин. На полном ходу катер вышел из засады в зарослях камыша, подошёл к правому борту парохода и ударил его шестовой миной позади гребного колеса. Из-за повреждения взрыватель не сработал, а сильное течение прижало катер к вражескому борту так, что минный шест сломался. Опомнившиеся турки стали в упор расстреливать «Шутку» из ручного оружия и ранили командира и одного из матросов. Несмотря на стрельбу с борта парохода, русские моряки смогли упёршись руками в борт парохода оттолкнуть катер и дать задний ход. Русские моряки не смогли уничтожить вражеский корабль, но они дали возможность минерам закончить свою работу по установке заграждений. К середине июня удалось оградить минами участок главной переправы с обоих флангов. Корабли турецкой флотилии были оттеснены под защиту артиллерии Рущука и больше не появлялись в этом районе.

Таким образом, несмотря на неравенство в силах, и наличие у турок сильных «козырей», умелое использование русскими минного оружия, катеров, артиллерии позволило русской армии овладеть великой рекой. Это позволило создать благоприятные условия для форсирования Дуная. Минное оружие выступило самым доступным и сильным оборонительным и наступательным оружием. Английские морские специалисты были уверены в безусловном превосходстве турецкого броненосного флота, считая, что русские моряки, в лучшем случае смогут только обеспечить некоторую защиту своих баз и побережья. Однако русские моряки смогли парализовать действия сильной турецкой Дунайской флотилии и турки не смогли использовать свое преимущество на реке, чтобы сорвать или хотя бы серьёзно задержать наступление русской армии.


Подготовка форсирования

Русское командование решило сначала переправить передовой (десантный) отряд в составе усиленной 14-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора М. И. Драгомирова. Дивизию подкрепили другими частями: 4-й стрелковой бригадой, сводной ротой почетного конвоя, двумя сотнями пластунов, 23-м Донским казачьим полком, 14-й и 9-й артиллерийскими бригадами и 2 горными батареями (всего более 16 батальонов, 6 сотен, 64 орудия). Для переброски выделили 4 понтонных батальона, парк парусиновых понтонов, команду моряков в 334 человека и сотню уральских казаков (выбирали самых искусных гребцов и пловцов).

Командир 3-й саперной бригады генерал-майор А. К. Рихтер, на которого возлагалось инженерное обеспечение форсирования, установил следующий порядок: пехоту переправлять на железных понтонах, артиллерию и конницу — на паромах. Всего имелось 36 полуторных и 32 обычных понтона и 6 паромов. На полуторном понтоне размещалось 45 пехотинцев, на обычном — 30. В каждом батальоне выделялось по 2 обычных понтона в резерв. На них находились санитары и пловцы со спасательными кругами и тросами. Понтоны, расположенные в Зимнице, надлежало спустить на воду в протекавший южнее городка проток и по нему провести их в Дунай к пункту посадки. Затем понтоны должны были обойти с востока остров Адду и держать направление на устье ручья Текир-Дере, где намечалась высадка войск.

Переправа планировалась в 7 рейсов. На один рейс, включая высадку десанта и возвращение понтонов, отводилось 2 часа. На каждом эшелоне должно было переправляться по 12 рот, 60 казаков и 8 орудий. Первый эшелон составляли 2 батальона и все стрелковые роты 53-го пехотного Волынского полка, сотня пластунов, 60 казаков и горная батарея. Общая его численность — 2,5 тыс. человек. Первый эшелон должен был обеспечить высадку последующих эшелонов захватом рубежа западнее устья ручья Текир-Дере. Общая задача передового отряда была в захвате плацдарма и обеспечении переправы главных сил Дунайской армии. Также предусматривалась артиллерийская и стрелковая подготовка десанта. Две роты 35-го пехотного Брянского полка заняли остров Бужиреску, прикрывая район посадки войск в понтоны. Остальные роты этого полка и шесть батарей 14-й и 9-й артиллерийских бригад (48 орудий) были скрытно расположены вдоль левого берега Дуная с целью поддержки десанта по захвату и расширению плацдарма. Часть артиллерии выделялась для непосредственной поддержки боя пехоты на плацдарме.

Большую роль в выполнении подготовительной работы по форсированию Дуная сыграл талантливый генерал М. И. Драгомиров. Он считался специалистом в этом деле. Драгомиров был автором труда «О высадках в древние и новейшие времена». Драгомиров тщательно готовился к высадке своего отряда. 9 — 12 (21 — 24) июня войска провели учения по посадке в понтоны, преодолению реки, действий на правом берегу. Была проведена рекогносцировка с командирами рот 53-го Волынского полка, назначенного в первый рейс.

Все мероприятия по подготовке форсирования Дуная старались проводить скрытно. В Турции, Англии, Австро-Венгрии и других странах внимательно следили за действиями русской армии. Противник и западные «партнеры» использовали агентурные данные и информацию прессы. Несмотря на предупреждения русского командования, британские корреспонденты с большой точностью приводили данные о численности и дислокации русских войск. Изучалось положение на железных дорогах, особое внимание уделяли десантным средствам. Чтобы обмануть противника, русское командование применяло дезинформацию. В частности, чтобы отвлечь внимание турок от направления главного удара, в ночь на 10 (22) июня 1877 г. в районе Галаца и Браилова начал форсировать Дунай Нижнедунайский отряд (14-й армейский корпус) генерала А. Е. Циммермана. Попытка османских войск помешать этому провалилась. Преодолев Дунай и сломив сопротивление противника, русские войска к исходу 10 (22) июня прочно заняли Буджакский полуостров. Турки отошли к Мачину, а затем на линию Черноводы, Кюстенджи. Местное население восторженно встречало русских. Потери русских войск в этой операции были сравнительно невелики: 139 солдат и офицеров убитыми и ранеными.

Почти одновременно с форсированием Дуная Нижнедунайским отрядом был распространен слух о том, что переправа главных сил русской армии произойдёт у Фламунды. Командиру 9-го корпуса генералу Н. П. Криденеру приказали начать переправу в районе Никополя 15 (27) июня. Русская и румынская артиллерия на левом берегу Дуная получила задачу 12 — 15 июня вести огонь по турецким позициям и крепостям. Рущук и Никополь обстреливались днем и ночью. Здесь впервые были применены прожекторы («электрические фонари»). Особенно активно обстреливали Никополь, в районе которого якобы должны были форсировать реку главные силу русской армии. Штаб главнокомандующего демонстративно покинул район форсирования. Войска подошли к Зимнице только в ночь на 14 (26) июня, тщательно соблюдая маскировку. Район сосредоточения охранялся казаками.

Таким образом, турецкое командование ввели в заблуждение. Посетивший Систово главнокомандующий Дунайской турецкой армией Абдул Керим-паша, показав на ладонь, заявил свите: «Скорее тут у мены вырастут волосы, чем русские здесь переправятся через Дунай». В итоге переправа русских войск у Систово стала для многих внезапной, не только для османов, но и для русских и представителей прессы.


Переправа главных сил

К 14 (26) июня 1877 года подготовительные мероприятия по форсированию Дуная главными силами русской армии были проведены. Предназначенные для наступления четыре корпуса русской армии (8-й, 9-й, 12-й и 13-й) были сосредоточены в районе севернее и северо-западнее Зимницы. Передовой отряд был готов к переправе. 11-й корпус получил задачу оборонять рубеж Дуная от Зимницы до Калараша, поддерживая связь с Нижнедунайским отрядом.

В полночь с 14 на 15 (26 — 27) июня 1877 года началась посадка войск первого эшелона. Около 2 часов 15 (27) июня началась переправа. В темноте из-за ветра и большой скорости течения движение понтонов расстроилось, и первые две роты высадились несколько западнее ручья Текир-Дере. Около 3 часов эшелон завершил переправы, сбил турецкие посты и занял позицию. С рассветом передовой отряд начал расширять плацдарм. Тем временем к месту переправы подходили турецкие войска от Вардама и Систово. Когда русские войска переходили Текир-Дере и частично вышли на высоты на восточном берегу, они были атакованы противником во фланг и тыл. Русские пошли в штыковую атаку и при поддержке шести горных орудий отбросили врага. Русские солдаты заняли высоты. Однако вскоре турки, усилившись подошедшими подкреплениями, снова атаковали и стали теснить наши войска к ручью. Положение передовых русских отрядов было крайне сложным.


Прибывший в район переправы командир 8-го корпуса генерал-лейтенант Ф. Ф. Радецкий приказал переправить остальные части усиленной дивизии Драгомирова не полными эшелонами, а поротно, по мере возвращения понтонов. Место посадки войск было перенесено на 2 км вниз по реке (против устья Текир-Дере), что ускорило переправу и обеспечило быструю поддержку первому эшелону. Попытка турок помешать переправе артиллерийским огнем успехом не увенчалась. Русские батареи с северного берега Дуная начали обстрел турецких позиций, и сорвали попытку противника вести сосредоточенный огонь по переправлявшимся войскам. В итоге к 6 часам все атаки турецких войск были отбиты и османы отступили. Русские войска захватили и удержали плацдарм.

В 8 часов 30 минут подошел пароход «Аннета» с двумя буксируемыми баржами. Это судно, ранее намеренно затопленное у Никополя, в ночь форсирования было поднято из воды и доставлено в район переправы. Пароход вели моряки гвардейского экипажа. Переброска войск пошла быстрее. Вскоре весь передовой отряд оказался на левом берегу Дуная. Чтобы расширить плацдарм, необходимо было взять Систовские высоты. Эту задачу Драгомиров возложил на 2-ю бригаду 14-й дивизии и 4-ю стрелковую бригаду. 1-я бригада 14-й дивизии обеспечивала плацдарм с юго-востока. Наступление началось около 11 часов и к 15 часам Систово и окружающие высоты были заняты русскими войсками. В этот же день Дунай стали форсировать и главные силы русской армии. К вечеру 15 (27) июня на плацдарме было 29 батальонов и 30 орудий. Утром 16 (28) июня русские войска заняли Вардам.


По данным А. Б. Широкорада, русские потери составили 748 человек убитыми, утонувшими и ранеными, и два утонувших орудия. Военный историк А. А. Керсновский приводит немногим большую цифру — 1100 человек, из них 320 погибших.

После захвата плацдарма началось сооружение мостов. Необходимые для этого понтоны и другие материалы были доставлены от устья Ольты к Зимнице. Постройка первого моста завершилась 19 июня (1 июля). Мост проходил через о. Адда и состоял из двух частей общей длиной около 1200 м. С 20 июня по нему начали переправляться войска и грузы. Второй мост, выше первого, вступил в строй 29 июня (11 июля). Его назвали верхний. Мост, проходивший через острова Бужиреску и Адда, состоял из трех частей общей длиной свыше 1200 метров. Наводка мостов обеспечила быструю переброску главных сил Дунайской армии.


Таким образом, в целом операция по форсированию Дуная прошла на высоком уровне. Этот опыт длительное время служил успешным примером при изучении методов преодоления крупных водных преград. Успех операции был достигнут благодаря правильному выбору района переправы, мужеству и самоотверженности русских моряков, солдат и офицеров. Личный состав — моряки, артиллеристы, инженеры и пехотинцы, показали высокую боевую выучку. Особую роль сыграли русские моряки. Также стоит отметить ошибки турецкого командования, которое не смогло использовать сильные стороны Дунайского рубежа (большая водная преграда, сильные крепости, Дунайская флотилия).


Самсонов Александр
Tags: Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments