lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Прусская армия Фридриха Великого — лучшая армия своего времени, не сумела обратить в бегство русских


«Русская же армия при Цорндорфе совершила невозможное,
ибо сражалась в условиях немыслимых, не предусмотренных никакими уставами».
Историк Ф.Ф. Нестеров.


25 (14 по ст. ст.) августа 1758 года в сражении при Цорндорфе русская пехота проявила невероятную стойкость и в штыковом бою сумела отразить все атаки прусских войск, ранее не знавших поражений. «Русского солдата мало убить, его надо еще и повалить», — Фридрих II после сражения.

В Европе шла Семилетняя война – крупнейший «мировой конфликт» XVIII века. Россия в ту пору поддерживала Австрию, стремясь не допустить чрезмерного усиления Пруссии. Молодой и амбициозный прусский монарх Фридрих II, именуемый Великим, а также имевший прозвище «Старый Фриц», стремился завоевать гегемонию в центре Европы.


Русская императрица Елизавета Петровна отправляет в Европу свою армию. Россия всегда славилась стойкостью своих солдат и офицеров, в Семилетнюю войну им не повезло лишь с командующими. Вторым из самых известных боев Русской армии стало Цорндорфское. Сегодня мы вспомним о фантастической стойкости и подвиге русских бойцов, сдержавших многоопытных и тактически грамотных прусских командиров и их вымуштрованную армию.

Через Кюстрин на Цорндорф

К Цорндорфу Русскую армию привела череда оперативных и стратегических маневров против армии Фридриха. Войска противника изрядно устали, выбирая нужную диспозицию для боя. А между тем самого Фридриха при армии ещё не было, он находился в Силезии, воюя с австрийцами. Там прусского короля и застали недобрые вести.

Русский главнокомандующий генерал-аншеф Виллим Фермор разделил свою армию. Корпус П.А. Румянцева должен был контролировать переправы через Одер у местечка Шведт, а основные русские силы Фермор нацелил на взятие крепости Кюстрин, что открывало дорогу на Берлин.

Однако Кюстрин оказался крепким орешком, началась осада. Это дало время Фридриху, оставив часть сил прикрывать юг страны от австрийцев, двигаться навстречу русским войскам. 21 августа 32 тысячи пруссаков под командованием самого короля при 116 орудиях появились у Кюстрина.


Осторожный Фермор тут же снимает осаду и отходит к местечку Цорндорф, при этом даже без 11-тысячного отряда Румянцева русские имели 42 тысячи солдат при 240 орудиях. Имея такой перевес, Фермор всё же предпочел отступать.

Холмы и овраги у реки Метцель и Цорндорфа

Фермор поджидал Румянцева, который спешно шел с ним на соединение, надеясь ещё увеличить численность войск. Фридрих же разгадал намерения русского полководца: король был блестящим тактиком, он понял, что ему никак нельзя было допустить соединения русских армий.

Войска прусского короля, получив лишь небольшой отдых после 40-километрового марша к Кюстрину, стали готовиться к бою. Здесь блестяще проявили себя инженерно-саперные части немцев. В кратчайшее время по наведенным понтонным переправам все 32 тысячи пруссаков стремительно обошли русские позиции на реке Метцель. Фридрих не отличался глупостью и вовсе не собирался переходить реку под огнем 240 русских орудий с подготовленных позиций.

Утро 25 августа для русских войск началось с того, что они нашли всю армию Фридриха у себя за спиной. Фермор стал спешно перестраивать свои части, прежний фронт русских войск уже не играл роли. Пришлось лихорадочно переставлять орудия, двигать телеги обозов и перемещать пехотные батальоны. Вся эта суматоха не добавляла уверенности нашим солдатам.


По колено в крови

Так или иначе, битва началась. Имея перед фронтом три оврага, Фридрих уплотнил свои боевые порядки, построив войска в 4 линии. Значительно усилив левый фланг, он рассчитывал одним мощным ударом сломить русское войско.


Русские же, не имея иной возможности обороняться на неподготовленном месте, выстроились в огромное каре на левом фланге, в центр которого поместили конницу и обоз. В целом против 16 тысяч русских на фланге главного удара шло 23 тысяч пруссаков. Ощутимый перевес.

Атаке предшествовала почти двухчасовая артиллерийская подготовка. Прусские орудия учинили страшные потери в плотно построенных рядах нашего каре. Свидетели писали, что одно из ядер убило и искалечило сразу 42 русских гренадера (так плотно стояли войска).


К полудню из клубов дыма и пыли примерно в 40 шагах от русской пехоты выскочили передовые прусские батальоны. После короткой, но жаркой перестрелки завязалась штыковая битва.


Каре было пробито, русские стали отходить. Фридрих уже потирал руки в предвкушении завершающего удара в центр. Но час за часом вестовые не приносили ему хороших новостей. Неожиданно для немцев русские полки подобрались и с развернутыми знаменами восстановили линию. Фридриху даже пришлось задействовать вторую линию пехоты, которая предназначалась как резерв для будущей атаки.

Перелом в бою

Русская кавалерия тем временем зашла в тыл к атакующим пруссакам и, изрубив немало пехотинцев, захватила батарею. Пруссаки побежали, гонимые русскими штыками. В один из моментов боя Фридрих лично со штандартом повел своих бегущих солдат в бой. Историк Ф. Кони писал:

«Сами пруссаки говорят, что им представилось такое зрелище, какого они еще не видывали. Они видели везде россиян малыми и большими кучками и толпами, стоящих по расстрелянии всех патронов своих, как каменные, и обороняющихся до последней капли крови».


С этого момента бой превратился в почти неконтролируемую кровавую свалку. Покинувший армию русский командующий Фермор (как он утверждал, для перевязки ранения) уже давно не командовал войсками. Череда локальных стычек, атак и отступлений превратилась в одно дерущееся поле.

«Русские дрались, как львы. Целые ряды их ложились на месте; другие тотчас выступали вперед, оспаривая у пруссаков каждый шаг… Многие солдаты, отбросив оружие, грызли друг друга зубами. В истории никогда не бывало примера подобного сражения. Это была не битва, а лучше сказать, резня насмерть, где и безоружным не было пощады», – Ф. Кони.

Успех сменялся отходом. Солдаты, не видя своих офицеров, сбивались в группы и под руководством первого попавшегося старшего по чину шли в бой все вместе. Бой прекратился только с наступлением ночи.

Изможденные армии противников, словно боксеры после клинча, разошлись в разные стороны. Пруссаки отошли к Кюстрину, русские – к Ландсбергу.


На поле осталось лежать 12 тысяч русских и 4 тысячи пруссаков. 11 тысяч и 7 тысяч (соответственно) были ранены. Такие потери делают Цорндорф самым кровопролитным сражением до начала Наполеоновских войн. Обе стороны заявили о своей победе. Тем не менее в душе Фридрих стал серьезно опасаться за свои далеко идущие планы о европейском господстве.

Русские же в суровом бою доказали, что даже с бездарным руководством и плохой диспозицией они могут стоять против лучшей армии своего времени, что и было не раз доказано в нашей истории.


Николай Дубенюк
Tags: Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments