lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Переодетая героиня: женщина-офицер Русской императорской армии, кавалерист-девица Надежда Дурова


«...я прыгаю от радости, воображая, что во всю жизнь мою не услышу более слов: ты — девка, сиди.»
цитата из книги: «Записки кавалерист-девицы», Надежда Дурова

29 сентября 1806 года Надежда Дурова, обрезав волосы и переодевшись в мужское платье, ушла из дома, чтобы поступить на военную службу под именем Александра Соколова. Кавалерист-девица стала героиней Отечественной войны 1812 года. Вышла в отставку в звании штабс-ротмистра.

За последние сто с лишним лет армейская служба перестала быть исключительно мужским делом. Относительно массовым появлением женщин в военной форме отличалась русская армия времен Первой мировой войны, а в годы Великой Отечественной в армии служили — именно служили! — почти полмиллиона женщин, многие из которых носили офицерские погоны. Но первой среди русских женщин-офицеров, проливавших кровь в сражениях, стала знаменитая кавалерист-девица Надежда Дурова, дослужившаяся до чина штаб-ротмистра и оставившая потомкам подробные мемуары о своей жизни и военной карьере.

Гусарская дочь

Трудно сказать, могла ли решиться Надежда Дурова оставить отчий дом и отправиться в армию, если бы она не была дочерью гусарского офицера Андрея Дурова. Ее отец вышел в отставку в звании секунд-майора, а до этого прослужил едва ли не полжизни в Полтавском легкоконном полку. Его пятилетнюю дочь Надежду с полным правом можно назвать «дочерью полка»: до пяти лет, пока отец оставался на службе, ею в основном занимался денщик отца по фамилии Астахов, поскольку мать, мечтавшая о сыне, к дочке испытывала откровенную неприязнь. Неудивительно, что своими первыми игрушками будущая кавалерист-девица называла пистолеты и сабли, колыбелью — седло, а колыбельной — музыку полкового оркестра. Да и после отставки отца, живя в усадьбе в городе Сарапуле, где папенька служил городничим, Надежда не оставляла занятий чисто мужских: выездки, фехтование на саблях и охота. Не изменило ее пристрастий даже раннее замужество и материнство: от мужа, Василия Чернова, она ушла вскоре после рождения сына Ивана и вернулась в отчий дом, чем разгневала мать. Из дома Надежда сбежала вслед за отрядом донских казаков в день своих именин 17 сентября (по ст. ст.) 1806 года в двадцать три года. Возвратиться ей было суждено только через десять лет.


Три полка кавалерист-девицы

У казаков дворянская дочь Надежда Дурова (сама себя она назвала дворянским недорослем Александром Соколовым) задержалась ненадолго. По одной версии, покинуть их вынудило обязательное ношение бороды, по другой — невозможность для дворянских детей служить в иррегулярном войске. Так или иначе, но в марте 1807 года Александр Соколов поступил на службу «товарищем», то есть рядовым дворянского звания, в Конный польский полк (вскоре переименованный в Польский уланский полк). Вместе с полком и отправился в поход – в Пруссию воевать с Наполеоном. Через четыре года, успев проявить себя храбрым офицером и заслужить уважение командиров и сослуживцев, Надежда Дурова уже под именем корнета Александра Андреевича Александрова переводится в Мариупольский гусарский полк. А в 1811 году подает прошение о переводе в 5-й Литовский уланский полк: служба в этой части была гораздо менее затратной, чем в гусарах. С этим полком Александр Александров пройдет почти всю Отечественную войну 1812 года, став участником сражений под Смоленском и Бородино, а позже, приведя в порядок здоровье после бородинской контузии, в апреле 1813 года вернется в свой полк и будет вместе с ним участвовать в Заграничном походе русской армии.


Крестница императора

Смена фамилии кавалерист-девицы произошла не по ее собственному желанию. В сентябре 1807 года Александр Соколов накануне очередного сражения, как это было принято у многих молодых офицеров, написал отцу письмо, в котором просил прощения за всю боль, причиненную побегом Надежды. Письмо от отца попало в руки брата Николая Васильевича, который и решил ходатайствовать перед императором Александром I о возвращении «этой несчастной» в отчий дом. По приказу государя в ноябре того же года улана Соколова под охраной, но с полным сохранением тайны его двух ипостасей (на чем особенно настаивал царь) отправили под конвоем в Санкт-Петербург. И в декабре состоялись две встречи Надежды Дуровой с Александром I, которые и определили ее дальнейшую судьбу. Во время первой встречи кавалерист-девица пала в ноги государю, моля не отправлять ее домой, а позволить остаться на военной службе. Во время второй ей была объявлена царская воля: сменить фамилию на Александров (производная от имени императора) и отправляться на службу в Мариупольский гусарский полк в первом офицерском чине корнета.


Георгиевский кавалер

Во время второго императорского приема на груди у корнета Александра Андреевича Александрова появилась первая и единственная, но очень почетная награда: знак отличия военного ордена Святого Георгия. Она была учреждена незадолго до этого, а Надежде Дуровой было суждено стать первой женщиной, получившей столь высокий знак отличия. Как отмечено в списке награжденных Мариупольского гусарского полка, представлена к награде она была 13 февраля 1807 года «за оказанную отличность при преследовании неприятеля до реки Пасаржи в сражении под местечком Гутштадтом, Гельсбергом и Фридландом». Но, судя по номеру Георгиевского креста — 5723, само награждение произошло существенно позже, в конце того же года. И это подтверждает версию о том, что награду Александру Александрову вручил сам император. К тому же упомянутое в перечне заслуг сражение при Гутштадте, например, произошло в мае (июне по н. ст.) 1807 года, а «отличностью», проявленной Надеждой Дуровой, стало спасение жизни офицеру в том бою.


Офицер-писатель

В отставку с правом ношения мундира штаб-ротмистр 5-го Литовского уланского полка Александр Александров вышел в 1816 году, хотя указ об условиях этой отставки появился только 24 апреля 1817 года. Еще через семь лет последовало распоряжение императора о назначении его протеже пожизненной пенсии в размере 1000 рублей ежегодно. Этих денег хватало, чтобы Надежда Дурова могла, не бедствуя, жить в доме своего отца или младшего брата, что она, собственно, и делала. Но сидеть без занятия отставной кавалерист-девице было непривычно, и в 1830 году она принялась за написание мемуаров — благо, записки о своей военной жизни она вела на протяжении всей службы. В конце концов плоды ее литературного труда стараниями брата попали в руки Александра Пушкина, который и способствовал первому изданию этих воспоминаний в 1836 году под заглавием «Кавалерист-девица. Происшествие в России». Три года спустя вышло дополненное издание воспоминаний под названием «Записки кавалерист-девицы».


После внимания Пушкина Дурова встала в ряд модных и популярных писателей своего времени. Надежда смогла написать 12 книг.

Литературный труд Дурова закончила в 1840 году, покинула столицу и уехала в Елабугу. Там она прожила до 21 марта 1866 года – ей было 83 года. До самой смерти она носила мужскую одежду и ездила верхом, требуя, чтобы к ней обращались только как к мужчине.


Антон Трофимов
Tags: Мужчина и женщина, Ратное дело
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment