lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

История настоящего мушкетера короля д'Артаньяна намного интереснее.


Персонажа трилогии Александра Дюма-отца д'Артаньяна знают во всем мире, у этого литературного героя есть исторический прообраз. И, на мой взгляд, реальный д'Артаньян куда брутальней романтического.


Франции служило не менее полудюжины д'Артаньянов, славный род, что тут сказать, но лишь один из них, капитан мушкетеров Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, граф д’Артаньян был увековечен по заслугам личным, а не по происхождению, – которое, впрочем, не столь аристократично. Он родился в 1613 году неподалеку от города Ош в местечке Люпиак, это Гаскония, в родовом замке Кастельмор который существует и поныне.


Хотя, нет, не с того надо начинать рассказ о дворянине, особенного если его благородное происхождение оспаривают...

Предки д’Артаньяна

По отцовской линии Шарль был, как тогда говорили, худородным, его дед, будучи успешным торговцем вином, купил себе баронский и графский титулы. Ни какой коррупции, тогда так было принято, титул прилагался к поместью, купил земли - стал дворянином. Так что все законно - отец Бертран II, барон де Бац, граф де Кастельмор, пусть и новоиспеченный, но барон. А вот мать настоящая аристократка, из обедневшей ветви знатной семьи графов де Артаньян и де Монтескье, потомков древнего графского рода Фезансак. Что из того, что замок д’Артаньянов смахивал на крестьянскую ферму? Зато у жены был древний дворянский герб, ее родичи были знатными военными и вельможами! Типично, да? Деловой человек и девочка из хорошей семьи, это всегда актуально. Предки Шарля были тесно связаны соседством, хозяйственными и политическими интересами с представителями будущей династии Бурбонов. Его дед барон Мано III провел детство в компании короля Генриха IV и считался его близким товарищем.


Титулы успешного и наглого гасконца не раз пытались оспорить, но... не вышло. Сам Людовик XIII пожелал, чтобы кадет гвардии Шарль де Батц носил имя д’Артаньян в память об услугах, оказанных королю его дедом со стороны матери, что уравняло Батц-Кастельморов, которые во всех отношениях стояли несравнимо ниже Монтескью, с Монтескью-Фезансаками. А с королями в этих вопросах не спорят, ибо д’Артаньян показал к тому времени свой потенциал. "Железная хватка и стальные икры", как в книге мэтра Дюма – ха! Ум, хитрый и изворотливый, умение выбрать покровителя, и умение быть ему верным. Хотя и мышцы не помешали.

Даешь Париж

Обучение в средневековой провинции было не мудреным: "Читать по слогам научился, подпись ставит тоже? И, слава Богу, ну это не часто пригодится. Фехтовать можешь? Отлично, на первой дуэли не убью, на службу примут. На коне держишься! Вперед, в новую жизнь." Тысячи молодых французов-дворян из провинций отправлялись завоевывать Париж, дома они не могли найти службу, славу и богатство. Да и наследство полагалось только старшему сыну.

Шарль де Бац в 1630-х году отправился в Париж, с этого времени он стал использовать имя своей матери Франсуазы де Монтескью д'Артаньян, так как материнская родня была знатнее.

Дюма почти документально описал путешествие д'Артаньяна в Париж: волшебный ключ - рекомендательное письмо к командиру мушкетеров де Тревилю, юноша потерял; подрался с неким Ронэ (не Рошфором, но все же); попал объятия безыменной кабатчицы (не Бонасьё, да какая разница)...Эх молодость!


Париж принял д'Артаньяна холодно, старшие братья, служившие мушкетерами, не помогли: один к тому времени погиб, другой - Поль - сражался где-то на полях Италии. Но всё устаканилось, в 1632 году благодаря поддержке своего дяди Анри де Монтескью Шарль поступил кадетом в роту королевских гвардейцев дез Эссара. Теперь нужно было взойти на новую ступень, перевестись в роту "мушкетеров королевского военного дома"!

Мушкетеры

Рота мушкетеров была элитой элиты, в 1600 году её создал король Генрих IV для своей личной охраны. Туда вошли дворяне, вооружённые лёгкими карабинами, которые в 1622 году, были замены длинноствольными мушкетами. С тех пор охрану короля стали именовать "королевскими мушкетёрами". Капитаном роты считался сам король, а фактический командир носил звание капитан-лейтенанта, эту должность занял гасконский граф де Тревиль, так что нет ни чего удивительного, что значительную часть роты составляли его земляки.

Их называли "серыми мушкетёрами ", но выглядели они совсем не серо: короткий лазоревый плащ с серебряными галунами и нашитыми на него спереди, сзади и на боковых лопастях белыми крестами из бархата, имеющими золотые королевские лилии на концах и алые трилистники на перекрестьях. Снаряжение мушкетёра, кроме коня и мушкета с сошкой, составляли шпага, палаш (для конного боя), пара пистолетов, дага (кинжал для левой руки) и перевязь буйволовой кожи с крепившимися к ней натрусками, пороховницей, мешочком для пуль и фитилями. И весило всё это ни много, ни мало – а килограмм под 50. Утонченному киношному Арамису там было делать нечего, кто стрелял хотя бы с 12-го калибра, представляет, как "дерётся" мушкет, даже с сошки. А "серыми" мушкетеров называли, потому что им полагался конь серой масти точнее, белый либо серый в яблоках.


"Мушкетёры военного дома короля" причислялись к "гвардии вне Лувра", то есть к внешней охране короля; они должны были сопровождать короля в его выходах и прогулках, также они сопровождали монарха в военных кампаниях.

Бриллиантовые подвески

Александр Дюма в романе "Три мушкетера" написал, что д’Артаньян участвовал в интриге с брильянтовыми подвесками королевы Франции. Об этом случае рассказал современник событий, французский писатель Ларошфуко. Да, за Анной Австрийской ухаживал министр Англии Джордж Вильерс герцог Бекингем, жуткий развратник и бисексуал.


Вильерс находился в гомосексуальной связи с королём королём Англии и Шотландии Яковым I, за что получил множество титулов и государственных должностей, при этом был женат, что не мешало ему постоянно заводил романы как с женщинами так и с мужчинами. Судя по всему Бекингем умудрился соблазнить даже Анну Австрийскую. Во всяком случае она отдала ему на память брильянтовые подвески, подарок мужа-короля. Узнав об этом, кардинал Ришелье поручил графине Карлейль (в романе леди Винтер) срезать у герцога Бекингема на балу два брильянтовых подвеска и спешно переслать их в Париж. После этого кардинал намекнул Людовику XIII чтобы он попросил королеву надеть украшение на ближайшем приеме. Подвески в те годы были весьма интимным предметом – они дарились юношей девушке в знак любви, и носились оной, пока она ему оставалась верна. Если любовь прошла, – подвеска возвращалась дарившему. Понятно, почему король так взбесился от одного намека на пропажу украшения.

У Дюма д’Артаньян и его храбрые друзья мушкетеры доставляют из Лондона – несмотря на тысячи всевозможных препятствий, подстроенных агентами Ришелье, – королеве в Париж её спешно восстановленные подвески. Захватывающая история! Увы, в даже если этот эпизод не является плодом фантазии Ларошфуко, д’Артаньян не мог в нём участвовать. В 1626 году, когда закрутилась эта интрига, Шарлю было всего 13 лет.

Денег нет, но он держался

В то время военные и придворные должности во Франции покупались, для продвижения по службе требовались ДЕНЬГИ. Интересная была ситуация: чин присваивал король, а соответствующую должность, приносившую реальный доход, кандидат выкупал у предшественника.


Денег у д’Артаньяна не было и он честно тянул военную лямку. В 1640–1642 годах Шарль участвовал в осаде Арраса Эр-сюр-ла-Лиса, Ла-Бассе, Бапома, Коллиура и Перпиньяна, где между боями развлекался в одной компании с такими забияками, как Сирано де Бержерак, Франсуа де Монлезен, маркиз де Бемо. Он сражаля под стенами крепостей Эр и ла Байет, первым ворвался в форт Сан-Филипп, его видят в рядах штурмующих Перпиньян.

Мазарини

Ришелье с редким упорством создавал единую, сильную Францию и абсолютную монархию, притом в ослабленной, непрерывно воюющей стране при слабом короле. Перед своей кончиной всесильный первый министр Франции кардинал Ришелье принял твердое решение назначить Мазарини своим преемником и добился согласия Людовика XIII. Вскоре после этого умер и король. Наследник престола Людовик XIV был еще мал, регентшей при нем стала королева Анна Австрийская. Придворная знать теперь не скрывала своего торжества. Вельможам, которых уже не сдерживала железная рука кардинала, казалось, что настало их время. Но Мазарини продолжил политическую линию Ришелье, хотя ему было очень сложно — продолжалась изнурительная Тридцатилетняя война, королевская власть практически отсутствовала. Ему пришлось выдержать серьезное испытание во время пятилетней гражданской войны, так называемой Фронды (1648–1653).


Мушкетер, но не надолго

Неизвестно как д’Артаньян сумел снискать покровительство влиятельного кардинала Мазарини, нового главного министра Франции. В 1644 году Шарль поступил в роту королевских мушкетёров. Конечно, там сыграла роль не только покровительство кардинала, но и друга семьи — капитан-лейтенанта роты господина де Тревиля, тоже гасконца. Однако счастье было не долгим. Мазарини попытался договориться с де Тревилем о том, чтобы тот передал роту его племяннику, герцогу Неверскому; не сумев этого добиться, он в 1646 году распустил королевских мушкетёров под предлогом экономии средств казны.

Д’Артаньяна не забыт, он получил не очень почетную, на современный взгляд, должность курьера кардинала. Однако, не все так просто, близость к персонам и к тайнам королевских дворов – это очень важно. Шарль в свите кардинала Мазарини, его обязанности весьма разнообразны, они требуют секретности, верности и мужества: доставить тайные депеши, сопроводить неблагонадежных военачальников и сообщить об их действиях, наблюдать за передвижениями противников. Известия, которые доставлял д’Артаньян, бывали столь важными, что его имя стало появляться не только в донесениях высших сановников, но и в "La Gazette ", первом периодическом издании Франции. И тут случилось восстание - Фронда.

Две Фронды на одну Францию

Фронда (дословный перевод "боевая праща") это целая серия антиправительственных смут 1648—1653 годов фактически затяжная гражданская война. "Парламентская" Фронда началась с выступления судебного учреждения – Парижского парламента, поддержанного купцами. Недовольство вызвали налоговые притеснений со стороны правительства Мазарини. Душой "парламентской Фронды" был парижский коадъютор (помощник архиепископа) Гонди, позднее утверждал, что он один организовал восстание это, конечно, явное преувеличение. Через год буржуазия отошла в тень, на первый план выдвинулась аристократия. Вельможам централизация власти была как кость в горле, они желали урвать побольше уступок от короны. Началась беспрерывная цепь верхушечных заговоров и контрзаговоров. На смену "парламентской Фронде" пришла "Фронда принцев".


Два звездных часа

Итак, в августе 1648 года Париж восстал, горожане требовали от регентши Анны Австрийской, удалить Мазарини, отменить налоги и выполнить другие требования Парламента. Все впали в ступор, все, только не д’Артаньян. Он прорвался во дворец и тайно эвакуировал Анну Австрийскую и юного короля в безопасное место. Затем вернулся в Лувр и через беснующуюся толпу в закрытой карете вывез Мазарини. Это был звездный час д’Артаньяна! Только за это его должны были озолотить до конца дней. Увы.

После бегства Анны Австрийской с сыном и Мазарини из Парижа армия принца Конде неоднократно побеждавшая в битвах испанцев, осадила мятежный город. Через два месяца руководители парижской буржуазии капитулировали, королевский двор возвратился в столицу. Но не в полном составе, по решению парламента Мазарини был объявлен "нарушителем спокойствия, врагом короля и его государства" и приговорен к изгнанию из Франции.

В это тяжелое для кардинала время д’Артаньян не покинул его. Поручения бывшего мушкетера стали еще опаснее — он осуществлял связь Мазарини с Парижем, доставлял тайные послания королю и сторонникам, а также отчаянно интриговал, переманивания вельмож и других влиятельных фрондеров на сторону кардинала. Задания, которые выполнял д’Артаньян, представляли собой причудливое сочетание тайной дипломатии и разведки. В конце концов, Мазарини вернул себе власть над страной - 2 февраля 1653 года кардинал торжественно вступил в Париж. Горожане встречали его с восторгом, это были те самые французы, которые еще недавно готовы были растерзать его. Звездный час возвращения Мазарини был звездным и для Д’Артаньяна.

Придворный? Нет, солдат

В 1654 году юный монарх Людовик XIV короновался в Реймсе, д’Артаньян присутствовал на этой грандиозной церемонии.

Мир продлился не долго, принц Конде перешел на сторону испанцев, возглавил их тридцатитысячную армию и напал на Францию. В одной из первых битв этой кампании д’Артаньян отличился: с небольшим отрядом, не дожидаясь подхода основных сил, он атаковал бастион противника был легко ранен, но взял укрепление. За этот подвиг Шарль вознагражден, ему пожаловали должность "капитан-консьерж королевского вольера". Пределом мечтаний всякого дворянина в то время была не хлопотная должность при дворе, пусть и с забавным, по нашим меркам названием. Для современного человека "старший конюший", великий кравчий" или "главный повар Франции" звучит странно. Нет, нет придворные вельможи не убирали лошадиный навоз, не разносили вино, не стояли у кухонной плиты, в лучшем случае руководили штатом прислуги, а то и просто числись и получали за это жалование. Кстати, должность д’Артаньяна приносила доход десять тысяч ливров в год и предоставляла маленький замок в двух шагах от Лувра.


Вскоре королевские войска осадили Бордо - последний очаг сопротивления феодальной знати. Город был прекрасно укреплен, с ходу не взять и король решил помиловать всех, кто прекратит сопротивление. Доставить письмо в осажденный город было поручено д'Артаньяну. Что бы послание не было перехвачено мушкетер пошел на хитрость. Перед городскими воротами был разыгран целый спектакль: несчастного оборванца преследовали разъяренные солдаты короля. Защитники Бордо пропустили нищего в город, никто из них не узнал переодетого д'Артаньяна. Письмо дошло до адресатов, через несколько дней мятежники капитулировали.

Д’Артаньян принял участие во последующих войнах, сражался в битве при Стене, осаждал Ландреси и Сен-Гилен. Его геройство было высоко оценено.

Капитан мушкетеров

В 1657 году воссоздана рота королевских мушкетеров и уже через год Шарль де Бац де Кастельмор, граф д’Артаньян назначен её капитан-лейтенантом. А поскольку командиром называется сам король, это очень большая должность.


При д'Артаньяне мушкетерская рота стала совершенно самостоятельным подразделением со своим казначеем, священником, аптекарем, хирургом, шорником, оружейником, музыкантами, её численность увеличилась вдвое - до трехсот тридцати человек Королевские мушкетеры получили собственное знамя и штандарт с изображением бомбы, вылетающей из мортиры и девизом — "С ним атакует смерть". Во время военных действий рота королевских мушкетеров включалась в состав других войсковых частей, но один отряд всегда оставался при короле. Был построен, так называемый "Отель Мушкетёров", целый комплекс из двух трёхэтажных корпусов-казарм, между которыми располагался обширный двор, где находилась привязь для лошадей. Д’Артаньян, строго и заботливо командовавший ротой, превратил её в род военной школы: дворяне поступали в неё возрасте 16—17 лет, и через 3—4 года службы могли получить должность лейтенанта или даже капитана армии. Королевские мушкетёры прославились на всю Европу, многие молодые дворяне из-за рубежа стремились пройти стажировку в этой знаменитой части.

Женитьба

К 45-годам д’Артаньяну наскучили амурные приключения и он решил обзавестись семьей. Его избранницей стала богатая вдова Анна-Шарлотта-Кристина де Шанлесси, из древнего гасконского рода. У супругов вскоре родилось двое сыновей-погодков. Мушкетера практически никогда не было дома, жена терпела такую жизнь 6 лет, а затем удалилась в деревню к родственникам... брак на этом закончился.

Арест Фуке

Выходец из богатой семьи банкиров и судовладельцев, Николя Фуке сумел дослужился до должности генерального прокурора французского парламента. Во время Фронды он принял сторону Мазарини, в 1653 году победивший кардинал назначил его суперинтендантом (министрм) финансов. Пользуясь полным доверием Анны Австрийской Фуке, не проводил строгой границы между кардинальскими, государственными и собственными финансами, вскоре он стал, мягко говоря, очень состоятельным человеком. Когда сотрудник кардинала Жан-Батист Кольбер, обвинил Фуке в растрате средств, принадлежавших казне, Мазарини не предпринял никаких действий, его страшил скандал, который разразился бы при аресте и осуждении его многолетнего помощника. Лишь весной 1661 года, накануне смерти, Мазарини передал Людовику XIV сведения о предосудительных действиях суперинтенданта.


Расстройство французских финансов давало Людовику XIV все основания отправить отставку Фуке и отдать его под суд. Но суперинтендант был настолько влиятельной фигурой, что король, приняв это решение, некоторое время сохранял его в тайне.

Фуке, предчувствуя недоброе, решился на крайне опрометчивый шаг: укрепить купленный им остров Бель-Иль, что бы обороняться там, если наступит крайняя необходимость. Эти планы были зафиксированы на бумаге, именно они впоследствии легли в основу обвинения в измене.

Толчком к аресту стал грандиозный приём, устроенный Фуке в своём замке Во-ле-Виконт в связи с окончанием его постройки. Роскошь этого приёма была такова, что каждый гость получил в подарок лошадь. Возможно, данная наглость сошла бы Фуке с рук, если бы он не разместил на своём гербе (червлёная белка на серебряном поле) девиз - "Куда я только не взберусь?" Увидев его, Людовик был взбешён. Арест Фуке был предрешен, однако это было очень рискованное предприятие. Суперинтендант обладал огромными связями и влиянием, у него был укрепленный остров с гарнизоном в постоянной готовности, он командовал всем флотом Франции, он был, наконец, вице-королем Америки!

1 сентября 1661 года в Нант, где находился тогда двор, Людовик XIV приказал вызвать д’Артаньяна. Королю доложили, что лейтенант мушкетеров нездоров. Он не поверил и по приказу Людовика мушкетера на носилках доставили в королевский кабинет. Лишь убедившись, что офицер действительно болен, Людовик отложил арест Фуке на три дня, пока гасконец не выздоровеет. 4 сентября король вызвал д’Артаньяна к себе и отдал ему приказ об аресте Фуке. Поражённый д’Артаньян попросил выдать письменный приказ, который и был ему вручён вместе с подробнейшей инструкцией. На следующий день д’Артаньян, отобрав 40 своих мушкетёров, произвёл арест, доставил задержанного в тюрьму Анже, затем в Венсенский замок. Фуке охранялся мушкетёрами под личным руководством д’Артаньяна на протяжении четырех лет вплоть до окончания суда, приговорившего его к пожизненному заключению.


После того как д’Артаньян отличился в деле Фуке, он становится доверенным лицом короля, получает должность "смотритель королевского птичника", годовой доход в 2 тысячи ливров и родовой герб.

Губернаторство

В 1667 году началась новая война. Людовик XIV потребовал у Испании ее обширные владения во Фландрии под тем предлогом, что они-де принадлежат его жене, бывшей испанской инфанте, а ныне королеве Франции. В этой войне капитан д’Артаньян командовал армейским корпусом, состоявшим из роты мушкетеров и двух полков. При осаде Дуэ его мушкетеры под градом картечи захватили равелин и, не останавливаясь, ворвались внутрь города. Наблюдавший эту картину король, чтобы поберечь своих любимцев, даже послал им приказ "умерить свой пыл".


Кульминацией всей кампании стала осада Лилля, самой мощной крепости Фландрии. Атаки мушкетеров захлебывались одна за другой. К вечеру терпение д’Артаньяна лопнуло, он бросился в гущу схватки и дрался, пока не получил легкую контузию. Напуганные отчаянным натиском горожане Лилля сами разоружили гарнизон и сдались на милость победителя.

За заслуги при осаде города Людовик XIV назначил д’Артаньяна губернатором Лилля. Он пробыл на этом посту около шести лет. д’Артаньян был неплохим правителем, довольно милостивым, что по тем временам большая редкость, не оставил после смерти огромного состояния – значит не воровал. На посту губернатора д’Артаньяну было не комфортно, он стремился вернуться в армию и ему это удалось. В 1672 король затеял войну с Голландской республикой д’Артаньян получил звание полевого маршала (генерал-майора) и снова встал в строй.

Славная смерть

В 1773 году король во главе войска отправился осаждать голландскую крепость Маастрихт. Штурмовым отрядом, куда входили и королевские мушкетеры, командовал генерал-майор от инфантерии де Монброн. 25 июня мушкетеры выполнили поставленную перед ними задачу — захватили равелин противник. Монброну этого показалось мало, он распорядился соорудить дополнительные укрепления, чтобы противник не отбил его обратно. Д’Артаньян возражал: "Если сейчас послать людей, то их увидит неприятель. Вы рискуете тем, что множество народу погибнет ни за что". Но Монброн не отменил приказ. Французы начали возводить редут и тут же последовала контратака голландцев. Увидев это, д’Артаньян, во главе сводного отряда мушкетеров и гренадеров бросился на подмогу. Равелин был взят, но в ходе ожесточенной схватки полевой маршал Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, граф д’Артаньян был убит.


Гибель д'Артаньян была воспринята как большое горе при дворе и в армии, где его бесконечно уважали. Маршал д’Эстрад, который много лет служил под его командованием произнес знаменитую фразу: "Лучших французов трудно найти". Людовик XIV был очень опечален потерей такого слуги "это почти единственный человек, который сумел заставить людей любить себя, не делая для них ничего, что обязывало бы их к этому".

Д’Артаньяна похоронили на поле боя, у Маастрихта, в небольшой церкви Святых Петра и Павла. Из уст в уста передавались чьи-то слова, произнесенные над его могилой: "Д’Артаньян и слава почили вместе".


После смерти д’Артаньяна претензии его семьи на дворянство и титулы оспаривались через суд, но Людовик XIV велел прекратить какие бы то ни было преследования и оставить в покое семью своего верного слуги.

Вот, как-то так...


Виолетта Крымская и Dimwish
Tags: История, Творчество Искусство
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment