lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Как курсанты двух подольских училищ смогли остановить хвалёный немецкий «бронекулак» под Москвой


Мы свою Победу выстрадали честно,
Преданы святому кровному родству.
В каждом новом доме, в каждой новой песне
Помните ушедших в битву за Москву!
Серые шинели. Русские таланты.
Синее сиянье неподкупных глаз.
На равнинах снежных юные курсанты…
Началось бессмертье. Жизнь оборвалась.

8 октября 1941 года немцам в Юхнове приказали к вечеру быть в Москве. До столицы СССР оставалось 190 км, советских войск на пути нет. Но нерушимой стеной на пути у врага встали подольские курсанты. В критический момент на помощь Москве и всей стране пришли 17-18-летние мальчишки, которые умелыми действиями и беспримерной храбростью дали необходимое для усиления обороны Москвы время и тем самым заслужили себе вечную память благодарных потомков.

Бессмертный подвиг подольских курсантов и память о нем будут служить примером для всех последующих поколений солдат и офицеров России. Ведь Ильинский рубеж, который заняли герои, мог стать последним препятствием на пути врага к столице. Перед Москвой встали насмерть около трех с половиной тысяч курсантов двух подольских училищ и их командиров… Большинство из них остались на рубеже навсегда.

«От ужаса гитлеровцы стреляли по своим частям»

Если начинать с общих событий, то к октябрю 1941 года в ходе операции «Тайфун» образуются несколько «котлов», основной из которых – печально известный Вяземский. И понятно, что при отходе слабоукомплектованные стрелковые части Красной армии не могли выстоять перед танковыми клиньями хорошо укомплектованных дивизий противника. Таким образом, замкнув Вяземский котел, подвижные части противника выходят к Юхнову, где к 7 октября почти не было войск на всем протяжении Варшавского шоссе в сторону Москвы.


Единственными, кто смог встать в этот критический момент на пути противника, были десантники группы капитана И. Г. Старчака. Есть момент, который слабо отмечен в литературе и достаточно забыт: группа Старчака сумела взорвать вокруг Юхнова почти все мосты, чем существенно осложнила продвижение танковых колонн противника. Затем, отступив за реку Угру, десантники сумели создать перед немецкой разведкой видимость того, что на рубежах есть советские войска. Для того чтобы дать драгоценное время нашему командованию и подтянуть подкрепления шести офицерских училищ в Москве и Подольске. Так начиналась история знаменитого подвига.

Передовой отряд курсантов всего при двух 45-миллиметровых орудиях совместно с десантниками организовал рубеж обороны на реке Угре и в районе Кувшиново – Красные Столбы. Между 5 и 10 октября курсанты и десантники бились с имевшим преимущество противником, даже ходили в контратаки, а немецкий танковый корпус боролся с транспортным коллапсом и не мог обрушить на небольшие силы защитников свою превосходящую мощь. Плюс к этому немцы все еще боролись с Вяземским котлом, что отвлекало их от дальнейшего продвижения за Угру. А 5–7 октября, пока десантники и передовой отряд курсантов сдерживали врага, начинается нормальное заполнение курсантскими подразделениями Ильинского рубежа, а также подход хорошо оснащенной 17-й танковой бригады полковника Н. Я. Клыпина.


Участие в боях 17-й танковой бригады до сих пор весьма слабо отражено в литературе. Хотя ее роль достаточно велика: с 7 по 14 октября в полосе нашей обороны бригада действовала смело и вела маневренную оборону на участке Мятлево – Медынь. Само Варшавское шоссе удерживали танки, а фланги обеспечивали курсанты и мотострелки. Причем наблюдается некоторая растерянность противника. Возможно, из-за распутицы случаи, когда мотоциклисты-разведчики противника проскакивали по сельским дорогам, а пехотные полки не могли за ними идти, были нередки, поэтому немцы придерживались шоссе. После взятия станции Мятлево на берегу реки Шани близ Медыни 17-я бригада нанесла немцам большие потери. Танки Т-34 прорвались на занятый немцами берег; выкатываясь на их позиции и давя противотанковые орудия, они в упор расстреливали немецкую технику и уничтожали имущество. Один из танков, утонувших в Шане во время этих боев, сейчас стоит в Медыни как памятник подвигу танкистов.

Наши танкисты, ведя тяжелые бои, с оставшимися курсантами передового отряда отходили под напором немецких танковых дивизий и постоянными ударами авиации. Причем периодически получая приказы отбить Медынь, что, естественно, было невыполнимо: в строю оставались считаные единицы танков.


Тяжело небольшими силами танков сдерживать превосходящий «бронекулак» опытного противника при господстве его авиации. Хотя наши летчики, как истребители, так и бомбардировщики, дрались отчаянно. Противник имел по своему обычаю многократное превосходство в живой силе и технике на ключевых направлениях и хорошо укомплектовал свои части еще в сентябре. Красная армия была вынуждена сдерживать на Варшавском шоссе большие силы противника, в том числе и элитные части войск СС. При этом немцы наращивают силы, пробуют дорогу на Боровск, которую советское командование тоже решило блокировать, для чего сняли 17-ю бригаду. Кстати, и там она проявила себя очень хорошо. Т-34 наводили ужас на гитлеровцев, иногда они даже стреляли по своим частям, принимая их за продвигающиеся русские танки.

«Это был идеально исполненный «огневой мешок»

В районе Ильинского, даже несмотря на уход танков на Боровск, у нас имелся хорошо заполненный укрепрайон. С 12 октября подвиг курсантов начинает звучать в полную силу. Заняв хорошо укрепленные и оборудованные позиции, они ждали противника. Причем стоит отметить, что это были обученные, имеющие дисциплину будущие офицеры, а не 18-летние призывники, то есть качество личного состава было на большой высоте, кого попало в училище не брали. И они были вооружены мощной артиллерией.


Конечно, это был очень хорошо укрепленный рубеж, в наличии были бетонные доты, причем очень грамотно расставленные – так, что амбразуры с орудиями смотрели вбок, следовательно, в амбразуру нельзя бить со стороны противника, сначала придется дот объехать. Над дотами были сооружены ложные деревянные дома, противник не сразу понимал, откуда велся огонь, при этом толщина стен позволяла держаться под мощным артиллерийским обстрелом. Вооружение составляли 45-миллиметровые противотанковые и мощные 85-миллиметровые зенитные орудия, которые выводились на прямую наводку и били немецкие танки. Инженерная подготовка позиций тоже была на высоте: окопы полного профиля, разобранный мост – все это давало преимущество нашим частям. С флангов позиции были слабее, там немцы впоследствии и прошли, но, по всей видимости, их не успели подготовить. Противник этого не знал и не ждал.


Немцы осторожно прощупывали рубеж разведкой 19-й танковой дивизии, хорошо укомплектованной и свежей. После неудач разведки и, впрочем, не очень удачных контратак курсантов создалось следующее положение: ударить слева противник не мог из-за отсутствия дорог, но с противоположного фланга, в районе деревень Малая и Большая Шубинка, происходили настоящие, жестокие бои, в которых курсанты-пехотинцы отбрасывали врага штыками, велись рукопашные схватки. Там был настоящий ад! Превосходящими силами немцы начинают теснить обороняющиеся части укрепрайона, но само Ильинское держится. Не помогают и артобстрелы тяжелыми орудиями, налеты авиации. Конечно, силы района понемногу иссякали, противник взял обе Шубинки. Обойти Ильинское, как летом, было просто невозможно. Несмотря на прорыв у Шубинки и выход на шоссе (считалось, что немцы уже близки к захвату Малоярославца), Ильинское все равно держится. А без его взятия продвигаться дальше противник не мог.


Оставив небольшой заслон в направлении Малоярославца, пробившиеся у Шубинки немецкие части из района Черкасово решают ударить по Ильинскому с тыла. Противник собрал достаточно мощную группу пехоты и танков. Происходит самое крупное побоище немецких танков, причем подтвержденное немецкими документами – настолько сильное оно произвело впечатление на немцев. С тыла появилось 15 немецких танков, два Pz.Kpfw.-IV, остальные – чешские «Праги», Pz.Kpfw.38(t), – походной колонной, с пехотой на броне.


Многие отмечают, что на головной машине был красный флаг: возможно, немцы пытались обхитрить наших артиллеристов, в тумане курсанты могли подумать, что это долгожданное подкрепление. Пользуясь туманом, немцы решили войти в Ильинское с тыла, и первой части колонны это удалось – они смогли проскочить тыловую позицию наших зениток, причем если наши артиллеристы приняли их за подкрепление, то немцы и вовсе не заметили наших замаскированных орудий и продолжали двигаться в колонне.


Когда курсанты спохватились, две зенитки и две «сорокопятки» в борт расстреляли оставшиеся во второй части колонны немецкие танки. Ушедшие вперед машины попытались помочь своим и начали возвращаться, но также попали под огонь и были уничтожены. Оставшаяся пехота была рассеяна и в беспорядке бежала, причем курсанты для верности сожгли подбитые танки. Получился классический, причем идеально исполненный, «огневой мешок». Несмотря на попытки помочь этой колонне с фронта, немцы потеряли 14 машин, одна смогла уйти.

О тех боях их участник с немецкой стороны вспоминал так: «Защищали эти позиции монгольские и сибирские дивизии. Эти люди не сдавались в плен, потому что им сказали, что немцы сначала отрежут им уши, а потом пристрелят».


Впрочем, немцы знали, с кем на самом деле сражаются. С самолетов над позициями курсантов немцы разбрасывали листовки: «Доблестные красные юнкера! Вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл. Варшавское шоссе наше почти до самой Москвы. Через день-два мы войдем в нее. Вы настоящие солдаты. Мы уважаем ваш героизм. Переходите на нашу сторону. У нас вы получите дружеский прием, вкусную еду и теплую одежду. Эта листовка будет служить вам пропуском».

«Вопрос потерь заслуживает отдельного исследования»

Той дорогой проходил весь наступающий немецкий танковый корпус и приданные ему части. Немецкие солдаты видели ужасную для них картину уничтоженных танков, часто фотографировали их. Надо сказать, что выгоревшие остовы немецких танков производили весьма удручающее впечатление на наступающие части противника. Зрелище было неприятным и неожиданным для немцев. А главное, что Ильинское получило возможность простоять до 16 октября, причем в некоторых случаях отдельные наши очаги обороны держались до 18 октября, когда был получен приказ на отход. Командование Красной армии получило ту неделю, которая в условиях октябрьской паники в Москве и в целом тяжелой ситуации на фронте очень помогла подтянуть резервы и закрыть бреши на рубежах обороны ближе к Москве.


Существуют мнения, что потери курсантов занижены, и называются цифры от 5,5 тыс. человек и выше. Однако, совершенно точно, нельзя говорить о 5 тыс. потерь, так как штатная численность училищ и подразделений была ниже, поэтому эти попытки не могут увенчаться успехом. Интересно и то, что, по сути, первый, кто занял Ильинский укрепрайон, и последний, кто из него вышел, – это лейтенант А. К. Деремян, командир взвода противотанковых пушек 19-й стрелковой дивизии. Сейчас дот Деремяна хорошо освещен в интернете, и я рекомендовал бы о нем почитать тем, кто интересуется военной историей Отечества.


Отступая, советским войскам удавалось перемалывать все больше немецких танков. Есть известная сцена у моста в деревне Бухловка, который был заминирован так удачно, что противник потерял сразу три машины: в грязи стоят три немецких танка и рядом воткнута табличка «Achtung minen». Будет и деревня Воробьи, по которой вслепую отработают два наших артполка. А в тот момент в ней будет собираться танковая группа вместе со штабом, враг потеряет нескольких опытных командиров. В целом продвижение дальше Наро-Фоминска немцам не удалось: курсанты смогли выиграть время, десантники взорвали мосты, танкисты сдерживали врага сколько могли, но главное – это подвиг самих курсантов, которые ценой своих жизней дали всей стране столь нужное ей время.


В целом в отношении наших будущих офицеров я должен отметить, что это были люди с высоким боевым духом, хорошо подготовленные, которые расположились на хороших позициях и сумели грамотно применить мощное оружие. Это пример не только героизма, но и воинского мастерства.



Военный историк Алексей Михайлович Калинин,
соавтор книги «Остановившие «Тайфун»
Tags: Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment