lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Советский разведчик Николай Кузнецов уничтожил 11 генералов и важных немецких чиновников


17 ноября 1943 года советский разведчик Николай Кузнецов уничтожил верховного судью оккупированной Украины оберфюрера СС Альфреда Функа прямо в его рабочем кабинете. 

Ненавистный герой

Памятники героям советской эпохи, в том числе периода Великой Отечественной войны, на территории современной Украины находятся под постоянной угрозой. Многие из них уже уничтожены в соответствии с так называемым «законом о декоммунизации».

Украинский институт национальной памяти составил список лиц, монументы в честь которых должны быть снесены, а имена вычеркнуты из всех названий улиц и городов.

В «чёрный список» попал и советский разведчик Николай Кузнецов, похороненный во Львове на Холме Славы.

К Кузнецову украинские националисты испытывают прямо-таки звериную ненависть. Последний монумент в его честь был разрушен в селе Повча Ровенской области весной 2015 года.

Украинские историки новой волны пытаются доказать, что Кузнецов якобы воевал с «украинскими патриотами» из ОУН-УПА. Однако документы из архивов чётко свидетельствуют — этого не было.

Не потому, что советский разведчик был поклонником украинских коллаборационистов, а потому, что этот профессионал экстра-класса был нацелен не на холуёв-пособников, а на их гитлеровских хозяев.

Юность суперагента

Короткая жизнь Николая Кузнецова была удивительно насыщенной. Выдуманные писателями суперагенты с их головокружительными приключениями не идут ни в какое сравнение с реальной биографией Кузнецова.

Он родился на Урале, в деревне Зырянка, в большой крестьянской семье. Окончил семилетку, поступил учиться на агронома, потом перешёл в лесной техникум. Молодой сельский парень из российской глубинки загорелся идеей самостоятельно выучить немецкий язык и добился поразительных успехов. Талант к языкам впоследствии проявится ещё ярче: разведчик будет владеть польским и украинским языками, языком коми, а также освоит эсперанто. Что же касается немецкого, то он в совершенстве изучил шесть его диалектов и был способен предстать в качестве земляка практически перед любым выходцем из Германии.

Его юность была очень бурной: исключение из техникума за «белогвардейско-кулацкое происхождение», год исправительных работ за причастность к хищению леса, участие в коллективизации и, наконец, участие в акциях ОГПУ по уничтожению банд в Коми-Пермяцком округе.


В 1938 году нарком НКВД Коми АССР рекомендует Кузнецова как способного агента для работы в центральном аппарате.

Там покачали головой: биография Кузнецова была, мягко говоря, не образцовой. Но отличное знание немецкого языка и внешность чистокровного немца перевесили. Накануне войны советским спецслужбам нужна была агентура среди граждан Германии.

Под легендой немецкого инженера Рудольфа Шмидта, работающего на авиазаводе в Москве, Кузнецов внедряется в круги немецких дипломатов. Любимец женщин, завсегдатай светских мероприятий, он легко входил в доверие к нужным людям, перехватывал дипломатическую почту, помогал устанавливать в квартирах дипломатов подслушивающую аппаратуру, фотографировал сверхсекретные немецкие документы.

Дружеские связи лейтенанта Зиберта

С началом Великой Отечественной войны Николай Кузнецов сменил амплуа. Под руководством старшего майора госбезопасности Павла Судоплатова было сформировано 4-е управление НКВД, в задачу которого входила разведывательно-диверсионная деятельность в глубоком тылу противника.

На сей раз Кузнецов превратился в немецкого лейтенанта Пауля Зиберта. Для вживания в среду его даже поместили в немецкий лагерь военнопленных в Красногорске. Разведчик проходил парашютную подготовку, осваивал различные виды оружия и минно-взрывное дело.

Летом 1942 года в отряде специального назначения «Победители», действовавшем в районе украинского города Ровно, появился новый боец по имени Николай Грачёв. Ему под легендой немецкого офицера предстояло работать в городе, где располагалось управление рейхскомиссариата «Украина».

Тот, кого в отряде знали как Грачёва, на самом деле был Николаем Кузнецовым. С октября 1942 года он появляется в Ровно под видом офицера немецкой тайной полиции Пауля Зиберта.

Он общается с немецкими офицерами, чиновниками оккупационной администрации, сотрудниками германской разведки и контрразведки, в дружеских беседах получая от них ценнейшие сведения.

Это была ювелирная работа: чрезмерная навязчивость Зиберта могла вызвать подозрение и неизбежный провал. Кузнецову удавалось этого избегать.

Но, помимо сбора сведений, его миссия заключалась в ликвидации высших представителей генералитета и гражданской администрации.

Охота на высших лиц

В феврале 1943 года Кузнецов получил сведения о том, что в районе Винницы построена новая ставка Гитлера под названием «Вервольф». Сведения были переданы в Москву, а сам разведчик стал готовиться к возможному покушению на вождя Третьего рейха. Однако приказа на проведение подобной акции он так и не получил.

Не удалось ему уничтожить и свою официальную «главную мишень» — главу рейхскомиссариата «Украина» Эрика Коха. Кузнецов подобрался к нему очень близко, но всякий раз Коху удавалось ускользнуть. Летом 1943 года разведчик добился личной аудиенции у Коха и готов был пожертвовать собой ради успеха дела, но большое количество охраны исключало возможность ликвидации объекта.

Но тех, кто не ушёл от Кузнецова, было гораздо больше. Всего на его личном счету 11 генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации.

Среди тех, кто был уничтожен Паулем Зибертом, оказались заместитель Эрика Коха по финансам Ганс Гель, глава юридического отдела рейхскомиссариата «Украина» Альфред Функ, командир соединения так называемых «восточных батальонов» генерал-майор Макс Ильген.


Кузнецову удалось раскрыть замысел и своих немецких коллег-диверсантов. Он первым передал в Москву информацию о подготовке покушения на лидеров СССР, США и Великобритании во время встречи «Большой тройки» в Тегеране.

В январе 1944 года Николаю Кузнецову был передан новый приказ командования — отправляться вместе с отступающими немецкими войсками и продолжить работу во Львове.

В помощь ему были выделены разведчики Иван Белов и Ян Каминский.

Но без базы, которой являлся отряд «Победители», действовать было чрезвычайно трудно. К тому же немецкая контрразведка сбивалась с ног в поисках диверсанта, действующего под видом офицера вермахта.

Тем не менее и в этих условиях Кузнецову удалось ликвидировать шефа правительства дистрикта Галиция Отто Бауэра и начальника канцелярии правительства генерал-губернаторства доктора Генриха Шнайдера.

Боевики УПА хотели взять советского диверсанта живым

К весне 1944 года дальнейшая деятельность группы Кузнецова во Львове стала невозможной. Разведчик принимает решение уходить к партизанам либо пробиваться через линию фронта.

Гитлеровцам так и не удалось остановить Николая Кузнецова. Погиб он от рук бандеровцев.

Всё произошло 9 марта 1944 года в селе Боратин. Группа Кузнецова, которая была в немецкой форме, наткнулась на людей в советских мундирах. Разведчик не исключал, что перед ним боевики УПА, но полагал, что они не тронут немцев. Если же речь шла действительно о красноармейцах, то он рассчитывал с ними объясниться.

Кузнецов не учёл одного: гитлеровцы поделились информацией о «диверсанте в немецкой форме» со своими прислужниками из УПА. За задержание его живым бандеровцам обещали щедрую награду.

Развязка произошла в одном из домов, где остановились на отдых Кузнецов и его люди. Ворвавшиеся боевики убили Ивана Белова. В завязавшейся схватке бандеровцы попытались скрутить Кузнецова, но тот успел вытащить гранату, взорвав себя вместе с коллаборационистами. Погиб и третий член группы, Ян Каминский.

Останки людей в немецкой форме нашли гитлеровцы, которые и перезахоронили их.

Нечисть против подвига

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Место захоронения разведчика было установлено поисковиками лишь полтора десятилетия спустя, в 1959 году. 27 июля 1960 года, в день рождения Николая Кузнецова, он был с почестями перезахоронен на Холме Славы во Львове.


Отношение так называемых украинских националистов к личности Кузнецова лучше всего показывает их подлинную сущность.

Они скорбят по нацистским убийцам, до сих пор не могут простить Красной армии изгнания гитлеровцев с украинской земли, не могут простить того, что украинские коллаборационисты времён Великой Отечественной войны были загнаны в самые глухие леса и заканчивали свою жизнь, умирая в схронах от голода, вшей и животного страха возмездия.

А Николай Кузнецов навсегда останется героем, как бы ни воевали с его памятью.

Андрей Сидорчик
Tags: Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments