lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Развитие осадного дела у славян: как славянские племена захватывали укреплённые города


Продолжение, начало тут...

Как древние славяне брали города

Предисловие

Развитие осадного дела у славян (согласно имеющимся свидетельствам в исторических источниках) показывает, как за очень короткий промежуток времени они смогли освоить достаточно сложное военное ремесло, пройдя путь от совершенного незнания принципов атаки укрепленного населенного пункта до использования изощренной, сложной техники при осадах. 

Подчеркнем, для рассматриваемого периода осадные орудия – это верх военных технологий, и не все воинственные народы смогли их применять, чего не скажешь о славянах. Можно предположить, что такая ситуация была связана с тем, что славяне сами по себе были уже неплохо знакомы с деревообработкой, и понимание создания машин на этом фоне к ним пришло достаточно быстро.

Такая же ситуация была и в кораблестроении, когда славяне, активно использующие однодревки, узнали о технических возможностях постройки более сложных судов. Представляется, что и использование однодревок с наращёнными досками бортами был большим шагом вперед. Мы не знаем, на каких плавсредствах славяне совершали походы, о которых нам сообщают источники, по греческим островам или на восточное побережье Италии, но переходы эти быль не столь простыми, как может показаться современному человеку и требовали многих знаний.

Осады VI века

Если в начале VI в. славяне не могли и помыслить о захвате городов, то с середины века они активно принимают участие в осадах, вначале совместно с гуннами, а затем и с аварами, постепенно наращивая знания в этом воинском ремесле.

В 578 г. к аварам по их просьбе прибыли из Византии «механики и строители», которых они принудили под угрозой смерти построить мост через Дунай у города Сирмия. Таким образом, у авар появились первые механики и они начали осваивать технику постройки осадных орудий. Умение славян работать с деревом активно использовал каган при постройке осадных орудий под руководством ромейских пленных и перебежчиков, строительстве переправ при осаде Сирмия (Сремска-Митровица) и Сингидона (Белград), города с «очень крепкими стенами».

Можно считать, что без наличия в войске авар именно славян, подданных и союзных, они с трудом бы справились с осадными работами, и это в условиях, когда при императоре Юстиниане I были обновлены и построены новые укрепления на дунайской границе и в её тылу. По крайней мере, в источниках мы не встречаем информации о том, что сами кочевники авары брали бы города приступом.

Славяне, еще до прихода в Подунавье грозных воителей авар, в течение нескольких лет постоянно наращивали частоту набегов на границы Византийской империи, в зимний период 547/548, 549/550 гг. они постоянно грабили сельскую местность, не останавливаясь и перед укреплениями. «Даже многие укрепления, — писал Прокопий из Кесарии, — бывшие тут и в прежние времена и казавшиеся сильными, так как их никто не защищал, славянам удалось зять».

Вероятно, они брали пограничные городки или внезапным налетом, или хитростью, а иногда и измором, разрушая инфраструктуру.

В провинции Нижняя Мезия славяне даже расположились в окрестностях разграбленного ими поселения Ульмитон и крепости Адина, что вынудило императора Юстиниана I укрепить данные поселения:

«…так как варвары-славяне постоянно скрываются тут, и, устраивая тайно засады против идущих этим путём, делали здешние места совершенно непроходимыми».

В пограничье было разрушено большое количество крепостей, на что указывает археология: Sasidava N.III, Histria Rom. D-1, Ulmetum C (см. выше), Dinogetia C, Sucidava C, Novae D-0b (Шувалов П.В.).

В 549/550 г. славяне взяли и разорили город Топер (или Топир) на реке Места (р. Нестос, Греции) в провинции Родопа (Родона). Огромное число исследователей считают это важной вехой в боевых действиях славян.

Это был богатый населенный пункт, расположенный на важном торговом пути, процветавший благодаря торговле, судя по количеству убитых (15 тысяч мужчин), он не был небольшим населенным пунктом Раннего Средневековья. Город был защищен с нескольких сторон рекой, с одной из сторон от него располагался холм, который возвышался над крепостными стенами, не имеющими должной защиты для оборонявшихся.

Из рассказа Прокопия Кесарийского можно видеть, какую тактику использовали славяне при захвате населенных пунктов в этот период. Она сводилась или к военным хитростям, или к внезапным налетам.

Так как Топер, что было крайне редко в этот период, имел постоянный военный гарнизон, славяне вначале выманили его из города. Небольшой их отряд перед воротами беспокоил защитников стен. Стратиоты в полном составе, вооружившись, без должной разведки вышли, чтобы отогнать их. Славяне пустились в притворное бегство, вынудив византийцев преследовать их, в это же время внезапно вышедшие из засады воины-славяне ударили ромеям в тыл и полностью уничтожили противников. Объединенные силы славян тут же атаковали стены Топера, горожане в отсутствие воинов попытались отбить нападение, они бросали камни и лили кипящее масло и смолу, но сопротивление было недолгим.

Славяне, не теряя времени, «пустили в них тучу стрел», воспользовавшись отсутствием защитных галерей на стене и тем, что над стенами города доминировал холм, сбили горожан со стен стрелами, и, приставив лестницы, взяли Топер приступом, учинив в нём затем жестокую резню.

В период с 584 по весну 587 гг. авары, очевидно, совместно со славянами, «буквально проутюживают нижнедунайски лимес», по словам исследователя П.В. Шувалова, уничтожая все ромейские укрепления.

В 584 г. славяне прошли всю Элладу до Фессалоники, захватив много городов и крепостей, о чем пишет Иоанн Эфесский.

Все подробности славянских осад Фессалоники описаны в агиаграфическом сочинении (описание жития святых) «Чудеса Cв. Димитрия Солунского» (далее ЧДС), работе, написанной разными авторами, первым из которых был архиепископ Фессалоник Иоанн, живший в конце VI — начале VII века.

Дата первой осады остаётся открытой: или в 90-е, или 80-е годы VI в. Последняя дата сопоставима с походами, описанными Иоанном Эфесским, итак, к городу подошло мощное славянское воинство из 5 тысяч бойцов:

«Они не напали бы так внезапно на столь большой город, если бы силой и смелостью не превосходили воевавших когда-либо против них».

Но с наскоку взять город не удалось.

А вот датировка следующих событий 584-587 гг., на наш взгляд, требует существенной корректировки, попытаемся реконструировать их.

Мы видим, что в 584 г. славяне пытаются захватить Фесалоннику с наскока, не используя никакой осадной техники.

А уже скоро славяне, подданные авар, взяли город Анхиал на побережье Черного моря, проломив стену, по предположению некоторых исследователей это произошло в 585 г. (Н.И. Сериков).

Но в 586 г. в Анхиале собираются все ромейские войска магистра миллитум презенталис Коменциола, здесь презентал отбирает и распределяет войска, очевидно, ни о каком взятии города в предыдущем году речи не может быть, так как об этом нет ничего и у Феофила Исповедника.


В том же 586 году каган, одержав победу над экспедиционной армией Коменциола, взял множество городов и подошел к Длинным стенам, но бежал от них из-за необъяснимой паники. По дороге он приступил к осаде некоего города Апирия (Απειριαν), где был пленён осадный механик Буса. Бусу, которого собирались убить авары, не захотели выкупить горожане. Их подстрекал любовник жены этого самого Бусы. Тогда он (прежде всего в отместку) построил для авар «барана» (κριός) — таран, и научил их делать осадные механизмы, с помощью которого они взяли город и прочие города, скорее всего, во Фракии, недалеко от столицы. Все это произошло в 586/587 гг.

Это и есть отправная точка, когда на данном ТВД у авар и славян появился профессиональный полиоркетик, что фиксирует Феофан в своей Хронике. Возможно, в плен попадались и другие механики, но об этом не сообщают дошедшие до нас документы.

Именно в это время на словенские поселения напали союзники Византии, анты, а не в 585 г.

После чего словене стали опустошать прибрежную полосу вдоль Черного моря, здесь они двигались на север, возможно, по направлению к антам, напавшим на их земли, по провинции Геминонт.

И как раз в это время они подошли к Анхиалаю (совр. Поморье, Болгария), городу, укрепленному при Юстиниане, расположенному на мысу и недоступному с моря. Славяне проломили стену и захватили его. Как это произошло?

Возможно, с помощью тарана, научившись его сооружать у пленного механика, возможно, как это описано в ЧДС:

«Затем, прячась под покрытыми кожами черепахами, страшные, словно змеи, они принялись, как уже сказано, разрушать основание протейхизмы (внешнего укрепления) топорами и ломами».

То есть уже в конце VI в. славяне научились взламывать городские стены. Повторимся, в случае с упомянутым городом Анхиалом мы не знаем, использовался ли при этом подкатный таран или ручной, была ли «черепаха» над осаждающими, или они действовали кирками и ломами, только под прикрытием щитов и стрелков.

В 597 г. славяне разорили столицу Нижней Мезии — хорошо укрепленный Маркианополь (поселок Девня, Болгария), как он был захвачен, неизвестно, возможно с наскока или хитростью, как это случилось с сильно укрепленным городом Салоной (район Сплита, Хорватия) в Далмации. Византийские пограничные части из Салоны, воспользовавшись отсутствием мужчин на сопредельной территории, принадлежащей аварам, осуществляли грабежи. Славяне, устроив им засаду, перебили нападавших.

«Взяв их оружие, знамена и прочие воинские знаки и переправившись через реку, названные славяне пришли к клисуре. Увидев их, находившиеся там римляне, приметя также знамена и вооружение своих единоплеменников, сочли и их самих таковыми. Когда же названные славяне достигли клисуры, они позволили им пройти. Пройдя же, славяне тотчас изгнали римлян и овладели вышеупомянутой крепостью Салона».

Возможно, 22 сентября 597 г. началась вторая осада Фессалоники, в любом случае, это событие произошло в конце VI в. Архиепископ Иоанн писал о том, что на осаду самого большого города Балкан были отправлены подданные авар – славяне и другие варвары, сам же каган двинулся в Далмацию. Этот рейд был связан с неудачей кагана при осаде многострадального Сингидуна.

Но вернемся к Фессалонике. Осаждавшие, незнакомые с местностью, приняли крепость св. Матроны, стоявшую перед городом, за Фессалонику, и сперва атаковали её.


Войско принесло с собой заранее сделанные лестницы. Воины не стали тратить время на крепость св. Матроны, поняв, что ошиблись, они приставили лестницы к стенам города и сходу начали штурм. Первый натиск был остановлен исключительно благодаря чуду, так как на стене было мало обороняющихся, возможно, это был спонтанный натиск небольшой части воинства, когда другие занимались осадами малых крепостей вокруг города и грабежом окрестностей. Город был полностью окружен с суши. Попытка захвата города с налета была связана с тем, что взять его при правильной осаде практически не представлялось возможным. Даже несмотря на то, что в городе не было эпарха и основного городского ополчения.

У города была двойная стена толщиной от 2 до 4,6 м, высотой от 8,5 до 12 м, что полностью совпадало с теоретическими установками, прописанными в Полиоркетиках.

В ночь на 23-24 сентября осаждающие начали подготовку к штурму, возможно, войско приносило жертву, так как был разожжен огромный костер, и вокруг него воины издавали устрашающие крики.

На следующий день началось изготовление осадной техники:

«Затем всю ночь и назавтра мы слышали шум со всех сторон, когда они подготавливали гелеполы, железных «баранов», огромнейшие камнеметы и так называемых «черепах», которых они вместе с камнеметами покрыли сухими кожами. Потом они изменили решение и, чтобы не был причинен вред этим орудиям от огня или кипящей смолы, заменили кожи на окровавленные шкуры свежеободранных быков и верблюдов».

Из этого эпизода мы видим, что славяне уверенно сооружают осадные машины, которые не раз описывались в Полиоркетиках древних римлян и греков.

Интересно, что Житие нам показывает подробный порядок действий славян под Фессалоникой.

24 сентября они готовят орудия, 25 сентября начинают осаду: одновременно пытаются пробить стену стенобитными машинами и проникнуть в город с моря на плотах. 26 сентября осаждающие сделали успешную вылазку. 27 и 28 сентября славяне продолжили обстрел из камнемётов и других орудий:

«А четырехугольные камнеметы они оградили досками только с трех сторон, чтобы те, кто находился внутри, не были ранены стрелами, [посылаемыми] со стены. Но когда от огненосной стрелы загорелся один из них вместе с досками, они отступили, унося орудия. На следующий день они опять доставили те же камнеметы, покрытые вместе с досками, как мы уже говорили, свежесодранными шкурами, и, поставив их ближе к стене, метали горы и холмы, стреляя в нас».

Вся эта осада показывает, что, хоть среди славян и появились специалисты, способные сооружать самые сложные военные орудия этого периода, тактически и технически (отсутствие запасов еды), к длительным осадам они ещё не были подготовлены:

«Множество же посылаемых из города камней, как по приказу, попадали в суженный верх варварских камнеметов и убивали тех, кто был внутри».

Как обычно, сказывались и противоречия, связанные, возможно, с «демократическим» устройством славянского воинства, отсутствием единоначалия. Или столкновениями между разноплеменными подданными кагана: аварами, болгарами, гепидами?.. Уже накануне штурма 29 сентября началось бегство из славянского лагеря в город.

Можно предположить, что в условиях неуспеха многочисленные славяне тотчас же выходили из подчинения аварам и вступали с ними в конфликт. Авары могли держать в подчинении славян в Панонии, вначале исключительно с помощью террора, а в дальнейшем включая их в общее дело грабежа во время походов. Этот механизм работал в случае побед (взятие Салоны), но не срабатывал в случае малейшей военной неудачи.

После чего осаждающие решили срочно отойти, а часть перебежчиков ушла в город.

В том же 597 г., о чем пишет Феофилакт Симокатта, сам каган с «толпами варваров» осадил город Бонни в Далмации, и, что особенно важно, с помощью множества именно стенобитных орудий захватил сорок укреплений в этом районе. Таким образом, мы отчетливо видим постоянное развитие осадной техники у авар, и, естественно, славян, потому что без последних сомнительно, чтобы кочевники освоили эту технику.

Осады VII века

Славянские племена этого периода, обитавшие на огромном пространстве, воевали с разными противниками, но источники дают нам возможность уверенно говорить о постепенном росте их навыков в осадном деле. В 605 г., в составе войска лангобардов, славяне, подданные кагана, принимали участие в осаде нескольких североитальянских городов, в частности, Мантуя была взята с помощью таранов.

А вот Фома Сплитский, сообщает о новом захвате Салоны, но уже антским племенем хорватов, лютыми врагами авар, в 615 или 616 гг. Он пишет о том, что

«начал [вождь. – В.Э.] со всех сторон беспрестанно забрасывать Салону то стрелами, то дротиками. Одни со склона нависающей горы с оглушительным грохотом метали из пращи камни на стены, другие, сомкнутым строем постепенно приближаясь к стенам, прикидывали, как бы протаранить ворота».

Если сообщение Фомы Сплитского подлинно, то мы видим, что уже анты активно применяют осадные орудия: Салона не выдержала осады и была взята.

Новая осада Фессалоники произошла в 10-20-х годах VII в., возможно, около 618 г., и если в предыдущих штурмах участвовали славяне, зависимые от авар, то здесь Фессалонику атакуют совершенно свободные племена. В период, когда на Востоке решался вопрос, быть или не быть империи ромеев, славяне начали колонизацию европейской части империи: вначале они разграбили острова и побережье всей Греции, а затем подошли на однодревках к самому большому городу Греции. При этом в походе участвовали все от мала до велика.

Выборный военный предводитель славянских племён Хацон или Хотун гадал перед началом осады и получил знамения о том, что он войдет в город.

Три дня славяне высматривали слабые стороны обороны города, как с берега, так и с моря, строили осадные орудия, горожане же пытались создать дополнительные укрепления. Возможно, атака с суши столь мощного и хорошо укрепленного города и не предполагалась, а это был отвлекающий маневр, с целью атаки слабо защищенной гавани и укреплений побережья. И вот начался штурм:

«На четвертый день с восходом солнца всё варварское племя одновременно издало крик и со всех сторон напало на стену города: одни бросали камни из приготовленных камнеметов, другие тащили лестницы к стене, пытаясь ее захватить, третьи подносили огонь к воротам, четвертые посылали на стены стрелы подобно снежным облакам».

Одновременно началась атака славян с моря, стоит отметить, что автор пишет то об однодревках, то о кораблях, которые используют славяне. Не стоит здесь долго гадать, вполне возможно, что у славян были не только однодревки, но и различные суда, возможно, захваченные в походах, как это было в случае, описанном в тех же ЧДС, когда славяне захватили корабль у берегов Греции с епископом Киприаном из Африки в конце VII в.

Город серьезно готовился к обороне. Ромеи перегородили гавань цепью, укрепили копьями побережье. В гавани сделали заграждение из тяжелых, сцепленных между собой судов.

Воины на судах пытались высадиться в местах, которые они высмотрели в предыдущие дни, более того, они знали о ловушках, тем не менее, что-то пошло не так. То ли заступничество Св. Дмитрия, объехавшего город и по суше, и по воде, то ли внезапное ухудшение погодных условий, изменило ситуацию на море. Суда славян стали сталкиваться, одни переворачивались, а другие относило как раз к берегу к ловушкам и отмелям.

К тому же предводитель славян Хацон оказался захваченным, то есть сбылось предсказание, и он «вошел в ворота города». Это произошло как раз у тех ворот, которые были слабее всего укреплены и которые славяне хотели атаковать с моря. Сложно согласиться, что он во время или сразу после боя пробрался в город для переговоров, скорее всего, он попал в плен. Кто-то из знатных горожан попытался его укрыть у себя, использовать для какого-то торга со славянами, но об этом узнали горожане, и женщины Фессалоник растерзали славянского вождя.

Но город не избавился от опасности. Мигрировавшие в Грецию славянские племена видели в нем существенную угрозу и одновременно лакомую добычу. В условиях, когда империя не могла выделить экспедиционное войско для Балкан, славяне призвали в союзники кагана авар, соблазнив его легкой добычей, как пишет автор ЧДС.

В это же время авары сами активно вели боевые действия против византийцев, пытались даже с наскока захватить Константинополь.

Может быть, приход аварских сил был и не связан со славянским посольством, так как каган и так был заинтересован в захвате города.

В 620 г. он прибыл под город с огромной силой, и, можно сказать, что это была репетиция осады Константинополя 626 г. Обращает на себя внимание та же расстановка сил: славянские племена, союзники авар, авары со своими подданными славянами, болгарами, гепидами и пр. племенами.

Попытка захватить город одетыми в броню всадниками не удалась. Атакующие подвезли заранее приготовленные осадные орудия:

«Одни готовили так называемых «черепах» из плетенок и кож, другие — у ворот «баранов» из огромных стволов и хорошо вращающихся колес, третьи — огромные деревянные башни, превосходящие высотой стену, наверху которых были вооруженные сильные юноши, четвертые вбивали так называемые горпеки, пятые тащили лестницы на колесах, шестые выдумывали воспламеняющиеся средства».

Стоит отметить, что осаждающие и осажденные использовали разные виды камнеметов, что терминами подчеркивает автор ЧДС.

Осада продлилась 30 дней, но ввиду того, что в город постоянно поступала помощь с моря, она оказалась неудачной и была снята: каган ушел в Паннонию, тем более что его предприятие нельзя было назвать безуспешным: одновременно с осадой авары и славяне опустошили и взяли в плен огромное количество населения.

Первая осада Константинополя

В 626 г. произошло грандиозное событие: славянские племена приняли участие в осаде столицы великой римской империи – Константинополя. Город имел мощные укрепления, его башни были высотой 18 м, стены — 9 м высотой и 5 м толщиной.

Мы уже писали об этой осаде в статье «Славяне, авары и Византия. Начало VII века». Обратим внимание на некоторые детали, не освещенные в статье.

Феофан Исповедник сообщает, что персидский полководец Сарварос заключил союз с аварами, отдельно с булгарами, гепидами, и со славянами.

Знаменательно и расположение войск, которое описано в «Пасхальной хронике»: каган занял позицию перед стенами Константинополя в центре и севернее, ближе к Золотому Рогу, на севере были славяне, подчиненные аварам. Южнее, от ставки авар, и у Золотых ворот, — союзные славяне. Здесь нет абсолютной ясности, но можно предположить, что эти союзные славяне — как раз те, с которыми отдельно и договорились сасаниды. Это славянские племена, занявшие к 20-м годах VII в. земли в Греции и Македонии. Именно они, уже не раз участвовавшие в совместных операциях с аварами, поддержали осаду второго Рима.

Они же, возмущенные тем, что каган распорядился убивать славян с однодревок, попавших под удар ромейских боевых кораблей, сняли осаду и за ними вынужден был последовать и каган (Иванов С.А.).

Что же касается осадных орудий у авар под Константинополем, о которых пишет патриарх Никифор (VII в., «деревянные башни и черепахи», χελωναι τα κατασκευάσματα), то, скорее всего, их сооружением занимались именно славяне.


Блокада Фессалоники 674—677 гг.

«Чудо 5» Св. Дмитрия нам сообщает о том, что славянские племена, расселившиеся в Греции и Македонии, несмотря на то, что имели различные контакты с Фессалоникой, вынашивали планы по захвату города. Князь ринхинов Первуд, или Пребоуд (перевод в «Великих Четьи-Минеях»), часто бывал в Фессалонике, говорил по-гречески и носил ромейские одежды, он-то и был захвачен в 674 г. по распоряжению василевса Константина IV (668–685) и отправлен в столицу. Это было сделано вопреки интересам города, так как к императору отправилась делегация, состоявшая из славянских представителей и горожан. Константин сказал, что он освободит его по окончании войны с арабами, скорее всего, захват Пребоуда был связан с тем, что император хотел обезопасить свой тыл от славянских атак, но вышло все наоборот.

В силу непредвиденных обстоятельств Первуд был убит в Константинополе, что вызвало ярость ринхинов, их соседей и союзников:

«Прежде всего они решили между собой, что славяне со Стримона захватят восточную и северную стороны, а славяне с Ринхина и сагудаты — западную и прибрежную, [посылая] каждый день соединенные корабли».

Началась двухлетняя блокада Фессалоники. Славяне постоянно атаковали окрестности и город как по суше, так и с моря, используя «соединенные корабли». Под соединенными кораблями некоторые исследователи полагают лодки-однодревки, связанные по три штуки с настилом из досок для установки осадных орудий. Конечно, такие сооружения можно использовать только на спокойной воде, что, например советует в своей теоретической работе полиоркетик Аноним Византийский (≈ Х в.). Стоит сказать, что горожане тоже использовали однодревки. В конце концов в городе и окрестностях наступил страшный город. Славянин-перебежчик выманил из города отряд городского ополчения, состоявшей, вероятно, из лучших воинов, и славяне уничтожили его.

В довершение всего прибывшие на помощь городу на кораблях моряки творили в городе бесчинства. Тогда в полисе было принято решение все имеющиеся корабли, суда и однодревки отправить за провиантом к племени велегезитов вместе с оставшимися воинами. Племя велегезитов не принимало участие в осаде, но было готово при необходимости или возможности поддержать других славян.

Славяне решили воспользоваться уходом основных сил. Появившиеся под стенами города вожди племени другувитов, ранее не упоминаемого при блокаде, предложили штурм. Они, по всей видимости, и сделали осадную артиллерию и различные приспособления, по мнению автора «5 чуда», «это было то, чего никто из нашего поколения не знавал и никогда не видел, и большинству из них мы до сих пор не смогли дать название».

Славяне из племени ринхинов и сагудатов 25 июля 677 г. плотно окружили город с моря и суши, разведчики высматривали слабые места обороны и устанавливали осадную «артиллерию». Правда, одно славянское племя, стримонцев, не подошло к городу, а повернуло обратно.

На следующий день начался штурм. Он длился три дня: но, как объясняет автор этой части ЧДС, ничем иным, кроме заступничества Св. Дмитрия победу слабых сил города, объяснить нельзя.

И снова неудача вызвала раздор среди славянских племен, заметим, что у славянского ополчения не было единого вождя, по крайней мере, в источнике о нем не сообщается, а речь идет только о множестве вождей.

Но славяне имели преимущество в силе, поэтому продолжали разбойничать вокруг города, отправленная экспедиция имперских войск разбило войско славян, но не рискнуло дойти до Фессалоники.

И вот здесь мы подходим к важнейшей информации из данного источника. Так, в конце VII в. мы видим, какой путь прошли славяне от полного неумения осаждать укрепления, до постройки наиболее сложных осадных орудий:

«Был среди них один из этого народа славян, умевший достойно держать себя, дельный и разумный, а также, благодаря его большому опыту, сведущий в сооружении и устройстве боевых машин. Он просил самого князя дать ему разрешение и помощь, чтобы соорудить великолепную башню из крепко соединенных бревен, поставить ее, искусно укрепив, на колеса или какие-нибудь катки. Он хотел покрыть ее свежесодранными шкурами, установить сверху камнеметы и оковать с двух сторон в виде... меча. Сверху же, где зубцы, будут ходить гоплиты. Она была бы в три этажа, чтобы в ней помещались лучники и пращники, — словом, соорудить такую машину, с помощью которой, как он утверждал, они обязательно возьмут город».

Подчеркнем, был пройдем огромный путь в военных знаниях. Что, впрочем, никак не противоречит родоплеменному устройству общества. Военная деятельность и разбой в условиях миграции выступают на первый план, как и у других «варварских» народов. Хотя уже через некоторое время произойдёт полное оседание славян на занятых землях, что мы уже видим из этого же источника: славяне успешно занимаются земледелием, осваивая в том числе новые сельскохозяйственные культуры (племя велегезитов). Очевидно, что такие общества в силу внутренней структуры не могли оставаться постоянно в состояние войны.

Какую же технику использовали славяне при осадах? Об этом подробно будет рассказано в следующей статье.


Эдуард Ващенко
Tags: Славяне Предки Русь
Subscribe

Posts from This Journal “Славяне Предки Русь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments