lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Местные жители восторженно говорили о русских моряках: "Их послало нам само небо, а не море!"


28 декабря 1908 года в 5:19 утра по местному времени итальянская Сицилия мирно спала. Но в 5:20 всё изменилось. Мощные подземные толчки сотрясли города Мессина, Реджо-ди-Калабрия и Пальми. Три толчка на дне Мессинского залива практически полностью разрушили эти города, оставив погребёнными под завалами десятки тысяч жителей. Будто этого было мало растерзанным городам, на берег обрушились три волны цунами высотой до 11 метров, увлекая в море тех, кто искал спасения на берегу. Позже это землетрясение признают самым мощным в истории Европы за весь период сейсмических наблюдений. В первые часы казалось, что помощи ждать было неоткуда. 




Около 5:30 утра вахтенные на кораблях Балтийского гардемаринского отряда, расположившегося на рейде порта Аугусто в 80 милях от Мессины, услышали мощный гул и ощутили сильное волнение. Сыграли боевую тревогу, которую, впрочем, быстро отменили. Однако к вечеру на линкор «Цесаревич», где находился командующий отрядом контр-адмирал Владимир Иванович Литвинов, прибыли капитан порта и российский консул Макеев. Они сообщили ужасающую весть и попросили о помощи. О случившемся телеграфировали в Петербург и, не дожидаясь ответа, приступили к подготовке спасательной операции.

В ту ночь всем было не до сна. В кают-компаниях царило необычайное оживление. Моряков разбивали на отряды, распределяли обязанности, снабжали шанцевым инструментом. В лазаретах также готовились к приему раненых, которых, как все понимали, будет очень много. Извлекались все дополнительные запасы, готовились бинты, компрессы, мази. Врачи во главе с опытным врачом А. Бунге и их помощники фактически перешли на военное положение. В каютах гардемаринов никто не жаловался на возможные неудобства и притеснения. Ровно наоборот, все, как один, готовились к акту гуманизма.

И здесь самое время рассказать, что же такое Балтийский гардемаринский отряд. Дело в том, что после тяжёлого поражения в русско-японской войне Российскому императорскому флоту необходимо было возместить потери – как технические, так и людские. Для этой задачи и был создан отряд. В него вошли линкоры «Цесаревич» и «Слава» и крейсера «Богатырь» и «Адмирал Макаров». На борту разместились практиканты, выпускники Морского корпуса Петра Великого и Инженерного института – всего более 160 человек.


И теперь у русских моряков появилась возможность продемонстрировать свою выучку. Страшная возможность.

К утру 29 января корабли отряда вошли в гавань. Ещё в море все осознали тяжесть катастрофы, многие крестились, сняв фуражки. Над горизонтом поднимался дым от пожарищ. На берег немедля были высажены первые спасательные партии. Город, а точнее всё, что от него осталось, встретил моряков жуткой тишиной. По берегу бродили группы уцелевших в той одежде, в которой они спали. Это были немногие, кто смог самостоятельно выбраться из-под завалов. Но таковых было подавляющее меньшинство. Да и они, большей частью, были полностью подавлены. Многие и вовсе сошли с ума, одновременно смеясь и бормоча. Словно забыв о всё еще великой опасности, моряки начали взбираться на остатки построек, окликая выживших, разбирая обломки.


Были развернуты палатки, в которых медики и добровольцы из матросов оказывали первую помощь раненым. Прямо под открытым небом были установлены столы, на которых проводили операции и перевязки. Именно такая, зачастую спешная помощь спасла сотни жизней. В городе совершенно не было питьевой воды, поэтому доставляемая с кораблей специальным отрядом вода была огромной ценностью. Строго говоря, ценностью в разрушенном до основания городе было всё, но это ничуть не смущало матросов, офицеров, фельдшеров, санитаров, добровольцев. Все понимали, что это не оправдание и не отговорка от того, чтобы перестать спасать уцелевших.

Корабли принимали раненых и перевозили их в соседние города. На обратном пути там закупались лекарства, дезинфицирующие средства, перевязочные материалы. В самой Мессине кипела работа. К обеду разожгли костры, для горожан начали готовить горячую пищу, с броненосцев «Цесаревич» и «Слава» доставили хлеб. Сменяя друг друга, группы матросов лазили по грудам обломков и кричали "Эй, синьор, синьор!". Услышав оклик или стон, они немедленно бросались на помощь, выкрикивая заученное "Субито! Корраджо!" ("Сейчас! Держитесь!"). Спасённым оказывали первую помощь, сносили на перевязочные пункты. Морякам пришлось стать не только землекопами, но и сестрами милосердия, ухаживая за ранеными.


В городе не осталось ни одного целого здания, экономия на строительных материалах дорого обошлась мессинцам. Даже спустя часы и дни уцелевшие стены и остовы грозили рухнуть, похоронив под завалами уже спасателей. Обломками были засыпаны улицы, работа в развалинах грозила большой опасностью для матросов. Но моряки не думали об этом, а желали лишь спасти как можно больше выживших. К несчастью, несколько спасителей сами погибли под новыми обрушениями. Однако даже смерть товарищей никого не останавливала, спасательные работы не прекращались ни на минуту. Матросы и офицеры отказывались от пищи и отдыха, из-за чего на корабли их приходилось отправлять силой приказа.


Не раздумывая, матросы отдавали жителям не только хлеб, но и одежду, от чего многие "щеголяли" в кителях и бушлатах. Опасность представляла не только стихия, но и её неизбежный спутник – банды грабителей и мародёров. Была разушена местная тюрьма, и сотни заключённых рыскали по развалинам. Только не для того, чтобы кого-то спасти. Итальянский репортер свидетельствовал: "…Отнимая денежный шкаф сицилийского банка у бандитов, русские матросы вынуждены были выдержать борьбу с кучкой грабителей, в три раза превосходивших их по численности. При этом шестеро матросов были ранены".

В тяжелейшей работе моряки проявили лучшие качества русского народа: организованность, взаимовыручку, слаженность, способность к самопожертвованию, бескорыстность. Не раз, не два и даже не три они рисковали жизнями, чтобы спасти тех, кого не знали вовсе и даже не понимали. Иначе быть просто не могло, не в наших правилах оставлять в беде тех, кто отчаянно нуждается в помощи. Местные жители восторженно говорили о русских моряках: "Их послало нам само небо, а не море!".


В спасательных работах приняло участие 113 офицеров, 164 гардемарина, 42 кондуктора, 2599 нижних чинов, а с подошедших чуть позже канонерских лодок «Гиляк» и «Кореец» еще 20 офицеров, 4 кондуктора и 260 нижних чинов. Всего русскими моряками была оказана помощь около 2400 пострадавшим. Для оказания помощи прибыли военные корабли из других стран. Постепенно в пострадавшем городе установился относительный порядок. Было сосредоточено более 6 тысяч военных, 40 военных кораблей из Италии, России, Великобритании, Германии, собралось до 300 врачей.

Из остальной Италии и со всей Европы прибывала помощь разрушенным городам. Помощь российского флота уже не требовалась, и 3 января Балтийский гардемаринский отряд снялся с рейда Мессинской гавани. Но благодарные итальянцы вовсе не забыли подвиг моряков. Итальянские врачи написали морскому министру России: "…Мы не в силах описать Вашему превосходительству более чем братские заботы, которыми нас окружили… Русские моряки начертали свои имена золотыми буквами для вечной благодарности всей Италии… Да здравствует Россия!!!".


Разумеется, одними словами дело не ограничилось.

В 1910 году правительство Италии наградило участников спасательной операции. Королевским декретом от 5 июня 1910 года Владимир Иванович Литвинов получил высокую награду Италии – орден «Большой Крест Итальянской Короны», командиры кораблей Павел Яковлевич Любимов, Эдуард Эдуардович Кетлер, Владимир Федорович Пономарев, Николай Аркадьевич Петров и корабельные врачи – «Командорские Кресты». Кроме того, командиры кораблей были награждены орденами и большими серебряными медалями с надписью: «За оказание помощи пострадавшим во время бедствия в Мессине и Калабрии»;

Российский флот — большой золотой медалью;

Корабли — большими серебряными медалями;

Все участники без исключения (3170 человек) — малыми серебряными медалями с надписью: «В память бедствия, постигшего Мессину и Калабрию».

В память о русских моряках была переименована одна из площадей и на деньги жителей города была создана скульптурная группа, изображающая моряков, спасающих людей из-под завалов. В Мессине появились названия улиц в честь русских моряков: «Улица российских героев-моряков 1908 года», «Улица русских моряков», «Улица русских моряков Балтийской эскадры». В 1966 году советская почта выпустила почтовый конверт с рисунком памятника русским морякам в Мессине, а в 1978 году – почтовую марку с изображением того же памятника.




В том же 1978 году на здании местного муниципалитета была установлена памятная доска с надписью: «В память щедрой помощи, оказанной экипажами русских военных кораблей… жителям Мессины, пострадавшим от землетрясения 28 декабря 1908 года». А в 2012 году на средства Фонда Андрея Первозванного была открыта бронзовая копия памятника 1910 года с надписью на постаменте: «Августейшему моряку, представителю героев милосердия от благодарных сынов своей родины».


Алексей Гавриленко
Tags: История, Политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments