lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Героическая битва отряда русских егерей полковника Карягина с персидской армией Аббаса-Мирзы


5 июля 1805 года у урочища Карагач началась героическая эпопея полковника Карягина — двухнедельные бои 493 русских егерей при 2 орудиях с персидской армией. И русские выстояли! Авангардом у Карягина командовал Котляревский — будущий генерал и герой войны на Кавказе. 

История войны на Кавказе, если присмотреться к ней внимательно, полна почти былинных историй, где русские малым числом громят превосходящие силы противника и захватывают крепости. Но сражение русского отряда под командованием полковника Павла Михайловича Карягина затмевает большинство из них. В этом сражении отряд из пятисот человек успешно противостоял сорокатысячному персидскому войску.

Условия, приближенные к боевым

Шел 1805 год. Российская империя в составе Третьей коалиции, имея в союзниках сильно одряхлевшую Австрию и заведомо слабую на суше Англию, воевала с Наполеоном. Воевала не очень удачно, что с подобными союзниками было и неудивительно. На Кавказе только-только присоединили Картли-Кахетинскую часть Грузии к России. Продвигаясь по горным тропам и штурмуя крепости, русский князь Цицианов склонял к союзу с Россией ханство за ханством.


За этими действиями довольно мрачно наблюдала Персия, привыкшая считать себя хозяином региона. Наблюдала и выжидала. Англия, с одной стороны, воевала в союзе с Россией, но при этом в персидской армии присутствовало достаточное количество английских инструкторов, а боевые части вооружались английскими ружьями. Очень неудобным для владычицы морей было усиление влияния России.

Накануне битвы при Аустерлице и развала коалиции, когда Россия точно не могла послать на Кавказ ни единого солдата, персидский хан решил, что настала его пора…

Ранним июньским утром 1805 года сорокатысячная персидская армия вторглась на территорию Нагорного Карабаха, который незадолго до этого перешел под протекторат России.

Русских войск на направлении главного удара практически не было. Только шесть егерских рот в Шуше – городе, который нацелился захватить командующий персами наследный принц Аббас-Мирза. Немногочисленные русские подразделения были раскиданы по всему Кавказу, чтобы собрать их, требовалось время. Русский князь направил на подмогу в Шушу всех, кто был у него под рукой – 482 солдата и офицера при двух пушках под командованием одного из самых надежных своих полковников – Павла Карягина.


Их-то неожиданно и встретил прямо на дороге персидский авангард. Десять тысяч конницы.

Не лишенные своеобразного юмора инструкции по боевым действиям на Кавказе приравнивали встречу с десятикратно превосходящими силами противника к учениям в условиях, приближенных к боевым. Привыкшие к конным стычкам, нападавшие нестройной толпой персы летели с седел от слаженных русских залпов. Павел Михайлович Карягин отступал к урочищу Карагач, отбивая раз за разом наседавшего противника, к которому регулярно подходили подкрепления. Скоро около холма со старинным татарским кладбищем, на котором засели русские, собралась вся персидская армия. Поставив многочисленные повозки в круг (на Кавказе, при отсутствии баз снабжения, никогда не отправлялись в путь без солидного обоза), егеря полковника Карягина героически сражались до самой ночи. Атака следовала за атакой, и когда темнота заставила сражающихся прекратить огонь, Карягин понял, что потерял почти половину отряда.

Вопреки здравому смыслу

Утро началось с пушечных залпов: персы наконец-то догадались поставить на соседней возвышенности батарею фальконетов и теперь из нее разносили русский лагерь. Положение стало критическим. Отрезанным оказался и путь к воде. Егеря сделали вылазку и перебили вражеских пушкарей, а фальконеты скинули в реку.

На третий день кончились запасы еды. Из тайно посланных в деревню фуражиров вернулись только двое раненых егерей, рассказавших, что их офицер, поручик Лисенко, подвел отряд под сабли персов, а сам сдался неприятелю. В лагере началось брожение, и скоро Карягин обнаружил, что около двадцати человек просто сбежали, бросив позиции. Следующий день осады вполне мог стать последним.

Карягин собрал офицерский совет. Было решено уходить, прорываться к ближайшей крепости Шахбулаг, где можно было закрепиться. Тем более что эта крепость контролировала дорогу на Шушу. О том, что там уже может сидеть персидский гарнизон, старались не думать.


Глубокой ночью, сняв часовых, русские ушли по тайным тропам, возглавляемые проводником из местных армян. Повозки, часть припасов, убитые – все осталось в кольце. Вручную катили две полевые пушки, несли порох и заряды к ним. Персидский разъезд увидел хвост колонны и поднял тревогу. Начался бестолковый бой в ночном лесу, когда и те и другие стреляли, кололи и рубили наугад в темноту, а раненые и убитые, падая один за другим, просто терялись во мраке. Наконец, оторвавшись, русские вышли к крепости.

Рассвет встретил их уже у стен Шахбулага. Это была старая крепость с высокими башнями, построенная еще в VI веке у родника Шахбулаг, на месте покинутого армянами города Тигранакерта Архацкого. Говорили, что на стены пошли камни городской базилики. За стенами мирно спал персидский гарнизон.

Разбив пушками ворота, небольшой русский отряд с криками «Ура!» за 10 минут перебил и разогнал сто пятьдесят персов, уничтожив их командира, Эмир-хана. Обрадованный Карягин нашел запас пороха и пуль, и даже некоторое количество шестифунтовых ядер. Но вот еды не было. Никакой.

В Шахбулаге Карягин держался еще несколько дней. Аббас-Мирза пошел на переговоры о сдаче крепости. Карягин обещал подумать (армянский проводник, обнаружив, что в крепости нет запасов еды, ухитрился пробраться с двумя егерями в соседнее село и протащить по подземному ходу несколько голов скота и мешок хлеба, поэтому с голоду русские не умирали).


Когда истек срок ультиматума, Аббас-Мирза обнаружил, что в крепости никого нет. Еще ночью со стен перекликались часовые, а сейчас было тихо и пусто. Персы бросились искать русских. А те уже давно ушли в горы, чтобы занять следующую крепость, Мухрат. Было 7 июля 1805 года, тринадцатый день непрерывного боя отряда полковника Карягина с персидской армией.

Неожиданно тропу пересек вымытый водой ров, через который невозможно было протащить орудия. Без пушек идти к Мухрату бессмысленно – это понимали все. Егеря придумали импровизированный мост: четыре ружья штыками в землю, два – опираются на них, как на столбики, горизонтально. Конструкцию держали четверо. Первая пушка прошла свободно, вторая сорвалась и ударила колесом, убив двух егерей. Общими силами закатили на ровное место и вторую пушку, а затем ненадолго остановились, чтобы похоронить героев.

У селения Касапет, всего в нескольких километрах от Мухрата, на отряд напали несколько тысяч персидских всадников. Персам удалось отбить пушки, но русским они достались слишком дорогой ценой, чтобы оставить их врагу. Карягин повел своих людей в атаку, и они снова пробились к пушкам сквозь вражеские порядки. Персы бросили орудия и бежали.


Русские не сдаются

9 июля над крепостью Мухрат был поднят русский флаг. В неполной сотне егерей, оставшейся от пятисотенного отряда, не было ни одного, кто хотя бы раз не был ранен. Полковник Карягин, сам трижды раненный и контуженный, отправил князю Цицианову посыльного, где коротко описал обстановку и сообщил, что уже третью неделю таскает за собой персидскую армию.

Цицианов выступил навстречу персидскому войску с отрядом в 2300 солдат при десяти орудиях и 15 июля разбил их и прогнал за реку Аскорань. Остатки егерей Карягина соединились с основным русским войском. При развернутых знаменах героическому отряду прокричали троекратное «Ура!». Надо ли говорить, что успех кампании во многом был достигнут благодаря этим людям. Полковник Карягин получил золотую шпагу, личный состав отряда – награды и жалованье.

Русско-персидская война закончилась в 1813 году выгодным для России миром.

К сожалению, Карягин так до конца и не оправился от полученных ран; он умер в мае 1807 года. Начав путь с унтер-офицера, Карягин уже прошел две войны, кроме золотой шпаги имел Георгиевский крест 4-й степени и Владимира 3-й степени. Уважаемый соратниками, он воспитал мужественных и бесстрашных офицеров, самым ярким из которых был Петр Котляревский, также участник описанных выше событий, получивший после них звание полковника.


С не меньшим уважением чтили солдаты и память ротного запевалы Гаврилы Сидорова – человека, который ценой своей жизни переправил через ров пушки отряда. Из таких негромких подвигов и складываются великие победы, ими и подтверждается доблесть русского солдата.

А как же Аббас-Мирза, который с сорокатысячным войском три недели безуспешно воевал с Карягиным? Оказывается, судьба свела их в той войне еще один – последний – раз.

Карягин после своего героического похода лечился в Елизаветполе. Все члены его отряда были тут же: решив устроить им заслуженный отпуск, князь Цицианов объявил, что усиливает ими городской гарнизон, а сам отправился гоняться за отдельными персидскими отрядами, в разных местах переходившими реку.

Утром 27 июля 1805 года небольшой русский транспорт, следовавший из Тифлиса к Елизаветполю, был атакован у селения Шамхор несколькими тысячами персов. Русские солдаты и грузинские погонщики, сбив круг из своих арб, отчаянно защищались, но их становилось все меньше. Вдруг крики персов перекрыли долгожданные звуки – хлопанье шестифунтовых пушек. В рядах атакующих стала рваться картечь. А потом послышалось знакомое русское «Ура!». Атакованные силами елизаветпольского гарнизона и отряда полковника Карягина, персидские войска бежали, бросив знамена, обоз, орудия и пленных. И вместе со всеми бежал от русских пушек и русского гнева наследный принц Персии, несравненный Аббас-Мирза.




Д.Ю. Беличенко
Tags: Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments