lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Украинская идеология вечной продажи суверенитета: Гетман Орлик и шведские авторы Конституции


Украина — это родина многого чего. Письменности, культуры, архитектуры, религий, слонов и сусликов… Оказывается, ещё и демократий мировых нового времени. Это не тырнет-опусы ярых националистов, адептов альтернативщины. Официальная украинская идеология, официальная украинская историография. Не пропаганда какая-то. 

На торжественном заседании Верховной Рады, посвящённом 25-летию Конституции Украины, мастер разговорного юмористического жанра Зеленский брякнул:

«Перед тем как приехать сюда, я традиционно, как и каждый год, возлагал цветы к памятнику Филиппу Орлику, гетману Войска Запорожского и автору знаменитой Конституции 1710 года, которую называют первой письменной конституцией Европы».

Документ, принятый в начале XVIII века преемником (сожранного до последнего хрящика вшами) гетмана Мазепы — подробно анализировали отдельной статьей. Но Читатель один порекомендовал аффатару напомнить биографию «великого деятеля мировой демократии». Как мифотворчество это забавное родилось. Постараюсь быть исторически корректным и взвешенным… обещаю. Хотя рожу ухмылка брезгливая корежит…


Официальный миф

Стыдно нам, великороссы должно быть. Вот поучаем особо «свидомых», смеемся над многими странными вещами, что творятся в соседней стране. А сами-то? Пока у наших предков, проклятых москалей, ковался молох тирании имперского абсолютизма и вбивалось кнутами через дырявые порты — раболепие… Совсем рядом, в Малороссии (Украине), один свободолюбивый народ исторически приготовился нырнуть в тенеты полноценной парламентской демократии. Написав на «старо-козацком» или «староукраинском» языке собственную Конституцию.

Так что Украина имела «общественный договор граждан и государства» задолго до Польши («Майская конституция» 1791 года — первая в Европе), тем более каких-то Франций и, тем более — США. Это сейчас главный аргумент одной крикливой делегации в ОБСЕ: «ну-ка, расступитесь… убогие. Мы вас всех учили первой демократии».

Не будем с больными спорить. Поминать какую-то античность. В новые времена: Статут ВК Литовского, Хартию Вольностей, Конституцию Сан-Марино и прочие некодифицированные своды законов «общественных договоров».


Нас Орликова Конституция интересует. Впервые о ней сказал уроженец Львовщины (эмигрант в США) Омельян Иосифович Прицак. Якобы историк, учившийся в 1943-1945 годах в нацисткой Германии. Посещавший лекции в Берлинском университете. Этот коллаборационист заявил: «конституция» Пилипа Орлика была первой в своём роде, во всех Европах.

Исторический мир посмеялся над убогим в ходе двух научных конференций (Нью-Йорке и Торонто), но идейка прижилась в иммигрантских кругах. С 1993 года была взята в оборот официальной историографией современной Украины.

Личность Орлика

Личность Орлика — сплошной набор мифов, пополам с исторической шизофренией. Поскольку логикой и разумом кульбиты его деятельности и жизни — труднообъяснимы. Сейчас он «великий украинец», «творец демократии», «несгибаемый борец за свободу». Хотя изначально никакого отношения (по происхождению) к Малой Руси/Украине вообще не имел. Родился в октябре 1672 года недалеко от Вильно (Вильнюса). Принадлежал к старинному чешскому дворянскому роду.

Как уже писал в статье о «Конституции Орлика» — сам называл себя «сыном польских родителей». Ненавидел яро православие, был выпускником Виленского иезуитского коллегиума. Попав в православную казацкую среду, тщательно это скрывал. В 1698 году Филипп выгодно женился на дочери полтавского полковника, еврея-выкреста Павла Герцика. Стремительно разбогател на жирном приданном супруги, попал в ближайшее окружение Мазепы. Стал одним из главных архитекторов измены гетмана, занимая пост «генерального писаря Войска Запорожского», фактически — главы МИДа.


После разгрома шведов под Полтавой Орлик пытался метнуться в русский лагерь, писал раскаянные письма миргородскому полковнику Данилу Апостолу, проклинал Мазепу, пытался выглядеть обманутым. Не прокатило. Осталось бежать вслед за предателями-мазепинцами. Потом была смерть гетмана, свара старшины за несколько сундучков золота-серебра, выборы нового предводителя Войска «в изгнании». Которые провёл… лично шведский король Карл XII. Племенника Мазепы, Андрея Войнаровского, снабдил дядюшкиным золотом (сразу взяв его «в долг» до последнего серебряного рубля). Пилипа Орлика повелел сделать новым гетманом.

Тогда и была написана на латыни Конституция. Хотя это был банальный договор казацкой старшины и предводителя Войска Запорожского, всегда составляемый с новым обладателем булавы. Не знавший русского языка Карл XII остался доволен её текстом. Договор Орлика подразумевал передачу шведской короне в наследное управление… всю Малороссию, Правобережную и Левобережную.

Кстати, за образец были взяты польские документы, регламентирующие выборы шляхтой королей (Pacta conventa). Именно наличие таких слов «constitutiones» («постановления») — послужило «доказательством» для свидомых историков. Мол это Конституция. Ну-ну… Смысл в то время изучите этого слова. «Конституций» найдёте в Речи Посполитой… несколько сотен. Есть обоснованные гипотезы: авторы этих «Договоров и постановлений» были не казаки, тем более не сам Орлик. А кто-то из окружения шведского короля.


Попытка реванша

«Гетман» Орлик поставил задачу своим ошметкам воинства: обязательно завоевать хоть какую-то часть Украины, утвердить там свою власть. Призвать на помощь великие державы. Рассчитывать «мазепинцы» могли на 3-4 тысячи запорожцев. Да и то… если придут в Малороссию. У «протектора» Карла ХII оставалось всего несколько сотен драбантов. Шведский король надеялся на турецкого султана Ахмеда III. По его приказу в поход с Орликом отправилась 30-тысячная татарская орда. Четыре тысячи солдат прислал Станислав Лещинский, ставленник шведов на польском престоле.

Удар спланировали на беззащитное Правобережье Малой Руси, территорию Речи Посполитой. Русских там духу не было, только небольшой гарнизон Белой Церкви. О которую воинство Орлика тут же споткнулось. Захватчики храбро захватывали беззащитные городки и сёла, требуя клятв верности «гетману». Но когда нашли регулярную армию — военный «альянс» тут же развалился.

Татары повернули назад, разоряя местечки, присягнувшие Филиппу Орлику. Отряд Лещинского тихо слился, утопав в Польшу. Запорожцы разбрелись. Орлик остался… с пятью сотнями вояк. С позором великим убрался с Правобережья. «Мазепинцы» раскололись. Кошевой Кость Гордиенко назвал Орлика «самозванцем», собрал часть казаков. Объявил себя гетманом и был таков. А остатки «орликовцев» шведский король направил в помощь Лещинскому. Там они целиком и сгинули.


«Украинская» политика

Господа «свидомые», теперь небольшой исторический урок. Откуда есть пошла ваша неимоверная национальная «державная гибкость» всех президентов и элит. Гетман Орлик, оставшись без воинства и денег, запутался в «многовекторности». Он видел, протекции проигранного шведского короля — мало. Филипп хитро попросился в подчинение турецкому султану.

Помимо лишения «будущей Украины» политической субъектности в пользу наследственного протектората шведской короной… «Конституция Орлика» содержит ещё одну «статью», где прописан постоянный военный союз с Крымским ханством. Которое не самостоятельное государство — а вассал Османской Империи.

Юридически толкуем: прекрасная, независимая, православная Украина «гетмана Орлика» — протекторат северной, далекой и протестантской монархии Скандинавии. Обязательный военно-политический союзник мусульманской империи Проливов. Невероятный суверенитет, гордость прям распирает… Турецкий султан откликнулся на мольбу Орлика, выдал специальный фирман (указ):

«Казаки Украины и Запорожья подлежат моему вечному правлению, Они будут иметь статус подданных».


«Слуга двух господ», ни дать, ни взять. Но могло быть веселее. Филипп на «верности султану» не захотел остановиться. Вступил в оживлённую переписку с польским королем Августом II, предлагая интересное соглашение. Тот уже выдавил Лещинского за пределы страны, начал наводить террором порядок в разорённой Речи Посполитой. Пилип Орлик выкатил требование: признавай меня гетманом и назначай наместником в польской части Малороссии. Передам тебе чуть позже остальное Левобережье в коронное владение, как силёнок накоплю.

На эту фантазию Август II Сильный ничего не ответил, вызвать гнев России и Пруссии не решился, своей анархии выше короны было. Тем более, о переписке «многовекторного» Орлика стало известно Карлу XII. Он потребовал: безотлучно находиться при мне, своём суверене, в Бендерах турецких. Тут «гетмана» крепко раскорячило. Султан повелел повторить поход на Правобережье. Шведский король категорически приказывал никуда не выступать. Пришлось делать выбор.

Вроде решение должно быть очевидным — подчиниться султану. У него величайшая империя мировая под управлением, деньги, власть, армии бесчисленные… А шведский Карл — блеклая тень былого величия. Ни денег, ни двора, ни полка полнокровного за душой. Но… Филипп предпочёл именно его. Это постоянно ставит в тупик «свидомых историков». Они целые книжки пишут, нагромождая какие-то неимоверные интриги политические, замыслы великие. Хотя всё на поверхности лежит. И звенит… золотом.


В Бендерах у «гетмана» родился сын Яков. Крестным отцом стал шведский король-протестант. Католика Орлика, ходящего каждый день с казачками в православный походный храм, это ничуть не смущало. Король пообещал выдать крестнику 20 тысяч золотых талеров. Пойти за султаном? Это нарушить вассальный договор с королем. Малороссию ещё нужно завоевать. Не имея даже нескольких сотен казаков под командованием — придётся прозябать на побегушках у мелкого турецкого паши в авангарде, щербет подливая. Или плестись в обозах крымского хана.

«Национальный финансист»

Когда Карл ХII возвратился на родину, Филипп немедленно устремился следом. 20 000 талеров обещано! Но в шведской казне подыхала последняя мышь с голодухи, сам геройский король-солдат в 1718 году погиб. Жить «гетману» было не на что. Погряз в долгах, заложил гетманские регалии. Засыпал шведские власти жалобами, требованиями и просьбами. Вспомнил о «Мазепином золоте», которое шведский король «взял в долг». Но на него претендовала (через суды) жена Войнаровского — Анна. А сам племянник Мазепы расчищал тем временем сибирские снега.

«Гетман» сел за составление доносов: Войнаровского обвинил в казнокрадстве, его жену — в… аморальном поведении. Шведские чиновники посмеялись, отказав обеим сторонам. Тогда «гетман» решил снизить планку требований. Вспомнил про «пятьдесят бочек водки, взятые у него в долг шведской армией». Каждую оценил в 100 дукатов.

Потом продолжил считать фураж и продовольствие, которое солдатики Карла XII стрескали во время хождений по территории «Украины». На круг вышло 100 тысяч золотом. Но гетман собственноручно написал под ведомостью «согласен на половину суммы».

Так и подмывает исторические параллели провести в ХХI век, ага. Шведы задумались. Отказать наглецу-попрошайке? Так он прямо намекнул: найду покровителей среди других европских монархов. Переуступлю долг (кстати, некоторые долговые расписки действительно были). Раздавленной поражением Швеции это было лишним, они выплатили Орлику… 10 тысяч талеров.


Сумма смешная, денежная единица Швеции к тому времени сильно обесценилась. Составили бумагу: дадим еще 20 тысяч, если уберёшься из страны, напишешь отказ от других требований. Гетман-самозванец согласился, выпросив у нового шведского короля Фридриха I несколько рекомендательных писем к государям европским. В 1720 году навсегда покинул Швецию, направив стопы в Германию. «Анти-российскую коалицию» сколачивать, именуя себя вождем «казацкой нации».

Задолбал своими «прожектами» всех. Не переставал слать униженные прошения о помиловании в Россию. Которая после полного разгрома шведов и Ништадского мира 1721 года была настроена к нему миролюбиво. Разрешили вернуться, даже амнистировали. Но никаких «гетманов», никаких возвратов конфискованных после измены имений. Поступай на царскую службу, чином не обидим. А там посмотрим. Как другие изменники-запорожцы делали. Орлик отказался.

Бесславный конец

Шведская мелочь скоро закончилась, повторный шантаж Стокгольма провалился. «Гибкий политик Филипп» бросается с просьбами к турецкому султану. Ой,… зря так поступил. Высокая Порта прекрасно помнила его «многовекторность». Комендант крепости Хотин, храбрый рубака в прошлом, презрительно сообщил: «Убирайся откуда пришел, в приёме отказано». Тогда Филипп поведал: имею письмо шведского короля. К самому султану. Это была рекомендательная бумага от Фридриха I-го.

Письмо отобрали, отправили по назначению. Самозванца поселили в городе до особого распоряжения. «Гетман» до дна испил всю чашу позора, турки в этом были большие мастера. Содержания хватало на жизнь впроголодь, комендант запретил его пускать даже на порог канцелярии. Через два месяца из Стамбула пришёл приказ: пропустить вглубь территории этого «гетмана». Поселить в македонском городе Сереза.


Место было поганое. С нездоровым жарким климатом. Зажиточные обитатели города на лето покидали эту «адскую сковородку». Гетмана же привезли именно в середине июля, поселили в доме, стены которого были покрыты плесенью. Денег на прожитьё почти не дали, постоянно задерживали «содержание», не скрывая своего презрения.

«Гетман» бился в истерике, рассылая письма турецкому визирю, крымскому хану, шведам и даже в Запорожье отправлял оказией. Умолял вытащить хотя бы сына из этого ада. К которому стал проявлять нездоровый интерес какой-то содомит-янычар. Ответов не приходило, местные власти отказали в защите. Но один французский дипломат в Стамбуле сжалился над несчастным, выхлопотал разрешение на переезд «гетмана» в греческие Салоники.

Здесь, чуть выдохнув… он опять начинает строчить «проекты покорения России». Приглашает в Малороссию иностранные войска, обещает устроить там «революцию», если его вызволят из «турецкого плена». В письме французскому королю уверяет: стоит ему ступить на берега Днепра — немедленно 60-тысячная казачья армия поддержит любое его начинание. Не получив ответ, вторым письмом Орлик сообщает уже о 100-тысячной армии, ждущей сигнала от «гетмана» поднять бунт против русских.

Наступил 1733 год, Европа погрузилась в войну за «польское наследство». То есть, кто первым успеет посадить своего протеже на трон Речи Посполитой. Франция схлестнулась с Россией в политическом противостоянии. В Париже вспомнили о «неимоверно популярном казацком вожде», вытащили его из Турции. К себе не пустили, как ни рвался — доставили в Бессарабию, поближе к возможному театру военных действий. Снабдили деньгами и агентами для пересылки. Сказали: «Ну…давай. Где там твои десятки тысяч запорожцев? Поднимай на борьбу!».


Через некоторое время турецкие и французские дипломаты сообщили по инстанции: полный провал. «Гетмана» никто не знает среди населения Малороссии. Которая не слышала о необходимости «освобождении от московского ярма». А Войско Запорожское полным списочным составом выступило на стороне Санкт-Петербурга, принеся присягу.

Взбесившиеся турки теперь уже не церемонились с самозванцем. Назначили его в свиту к… бывшему трансильванскому князю Ракоци. Тот тоже был «политическим узником совести». Несмотря на крики и протесты Орлика (ну как же… «гетман», «вождь свободной казацкой нации») его заставили прислуживать трансильванскому изгнаннику.

В 1741 году забрезжила последняя надежда. Не понявшие новых евразийских раскладов шведы решились напасть на Россию. Вспыхнула новая война. Шведы очень быстро сообразили — дело плохо, самостоятельно этого медведя не одолеть. Стали взывать к помощи «мирового сообщества». Тут им подвернулся старший сын Филиппа — Григорий. Поступивший на службу Франции. Орлик-младший важно сообщил: его папа способен решить все шведские проблемы. Поднять «революцию» в Малороссии.

Неизвестно, насколько поверили в Швеции в этот явный бред… Уж они авантюриста знали как облупленного. Но решили использовать даже мизерный шанс. Дипломаты ходатайствуют перед турецким правительством за «великого казацкого гетмана». Филиппа перевозят поближе к российской границе, снабжают агентурой и денежкой. Результат оказался даже не нулевым… ещё хуже.

Запорожцы сплюнули на «прелестные письма» неизвестного им Орлика. Русские же по этим неуклюжим следам прихлопнули иностранные агентурные сети. Самозванец получает распоряжение турок убраться из Бессарабии. Но уже поздно… в мае 1742 года «гетман» умер в Яссах, был похоронен неизвестно где. Могила затерялась.


Выводы

Вот вам биография «национального героя» украинской официальной историографии, кумира тамошних политиков. Судя по их повадкам — достойные продолжатели дела Орлика. Даже в центре Киева поставили памятник соответствующий, чтобы державные принципы «многовекторности» и вечной продажи суверенитета не забыть. Обозначив свои предпочтения настоящего. Стыд и позор.

Есть горькая ирония. Орлик или шведские авторы «Конституции» постоянно путались в тексте. Не зная, как назвать будущее фантастическое «гетманство». В документе чередуются названия: «Украина» и «Малая Россия», причём вторая встречается куда чаще. Дополненная постоянными терминами «малороссийский(ая)». А сам «гетман» не в курсе орфографии «древно-козацкого» языка. Так и подписывался, через «и». Безграмотный, хоть иезуиты семи иностранным языкам выучили. Ведь еще древние шумеры знали — использовать «ы» нужно.


Исторические напёрстки:
https://zen.yandex.ru/id/5ef8896c0d13dd78e21972de
Tags: История, Политика
Subscribe

Posts from This Journal “История” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments