lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Панджшерский лев, который мог подавить «Талибан»


Афганского полевого командира Ахмад Шаха Масуда можно включить в список самых успешных партизанских командиров XX в. наряду с Тито, Хо Ши Мином, Мао Цзэдуном и Че Геварой. По книгам двух последних он учился воевать.

Ахмад Счастливчик

Ахмад Шах родился в богатой семье афганских таджиков в Панджшерском ущелье 1 сентября 1953 г. Он учился во французском лицее в Кабуле, в 1973 г. поступил на факультет строительства и архитектуры в Кабульский политехнический институт. Однако проектировать дома Ахмад Шаху не довелось. И вот почему.

С 1933 г. Афганистаном правил король-реформатор Мухаммед Захир Шах. В 1973 г. его сверг другой член монаршей семьи, Мухаммед Дауд, провозгласивший страну республикой, а себя — ее президентом. С этого и начались все беды Афганистана в XX в. Двадцатилетний Ахмад Шах переворот не принял и стал участником восстания в долине Панджшер. Это было первое вооруженное выступление исламской оппозиции в Афганистане. Восставшие были разбиты. Раненый Ахмад спасался от правительственных солдат на несжатом поле. Ему повезло: преследователи прошли в паре шагов и не заметили его. Так он получил прозвище Масуд, то есть Счастливчик, оставшееся с ним до самой смерти.

Ущелье пяти львов

В 1978 г. Дауда свергли афганские коммунисты. Главой государства стал Нур Мохаммад Тараки, а председателем Революционного совета — Хафизулла Амин. Вскоре Амин сверг Тараки и сам был убит при штурме своего дворца советским спецназом. В самом конце 1979 г. в Афганистан вошла Советская армия. А Ахмад Шах Масуд продолжил воевать в Панджшере.

В переводе с персидского Панджшер означает «пять львов». Горная долина простирается на 130 километров. Здесь проживает примерно 173 тыс. человек, в основном афганские таджики. Единственная проезжая дорога через ущелье тянется вдоль реки и окружена высокими — до 6 тыс. м — горами. Вести наступательные боевые действия в таких условиях крайне сложно.

Советская армия провела то ли 6, то ли 9 операций по «замирению» Панджшера. Но полностью обезопасить проходящее по ущелью шоссе Кабул — Хайратон, на которое было подвешено все снабжение 40-й армии, так и не удалось.

Командир волей Аллаха

Слабость кабульской власти понимали и моджахеды, тот же Масуд во время переговоров с советским командованием категорически отказывался идти на какие-либо прямые контакты с эмиссарами из Кабула. Но с советским руководством Пандшерский лев согласился иметь дело, равно как и оно с ним, ибо, по словам командующего 40-й армией генерала Бориса Громова, «Ахмад Шах искренне заботился о простых людях и они отвечали ему признательностью – среди афганского населения авторитет этого полевого командира был огромен. Конечно же, командование Ограниченного контингента было крайне заинтересовано в том, чтобы окончательно склонить Масуда к сотрудничеству с нами и тем самым исключить кровопролитные столкновения в Пандшере и других северо-восточных провинциях Афганистана. Усилия разведывательного центра 40-й армии принесли определенные результаты. В 1982 году нам удалось главное – мы установили с Ахмад Шахом достаточно прочные контакты, которые не прекращались до самого вывода советских войск из Афганистана… В частности, уже в 1982 году представителями 40-й армии и лично Ахмад Шахом были подписаны соглашения, в которых шла речь об обязательствах Масуда не допускать обстрела советских колонн на южном участке перевала Саланг, где он безраздельно господствовал».

В приведенной цитате содержатся не только детали достигнутых с Пандшерским львом договоренностей, но и объяснено, почему именно с ним шел диалог. Можно обратиться и к воспоминаниям бывшего главного военного советника в Афганистане генерала Махмута Гареева. В своих мемуарах, в целом не разделяя восторженного взгляда западных аналитиков на этого полевого командира как на военного гения, он тем не менее признает, что Масуд был весьма одаренным руководителем афганской оппозиции с хорошими организаторскими качествами.

В чем выражались незаурядный ум и организаторские способности Пандшерского льва? Гареев отвечает на этот вопрос следующим образом: «Он стремился пресекать всяческие бесчинства в отношении местного населения. В контролируемых им районах строились и восстанавливались мечети, школы, медицинские пункты, дома для жителей, лишившихся крова, строились дороги, оказывалась помощь крестьянам…»

Более того, Масуд в отличие от многих моджахедов гуманно относился к советским военнопленным. Ярким свидетельством того является судьба Николая Быстрова, прошедшего путь от советского военнопленного до личного телохранителя Пандшерского льва. Вот строки из его воспоминаний: «Меня провели мимо этой группы моджахедов, и вдруг я увидел человека среднего роста в светлых одеждах, идущего мне навстречу. Я тоже сделал еще несколько шагов ему навстречу и неожиданно даже для себя протянул ему руку. Человек спокойно и уверенно пожал ее. Это был Ахмад Шах Масуд. Я, конечно, тогда об этом не знал, получилось все как-то интуитивно и подсознательно... Я не почувствовал в нем врага, а напротив, увидел заинтересованность к себе и желание понять меня».

Ахмад Шах не только не убивал пленных, но и по мере возможности пытался устроить их, о чем также свидетельствует Быстров: «Масуд нас собрал всех вместе, семь человек, и сказал: «Так, ребята, кто хочет за границу? Кто хочет обратно в Советский Союз? В Советский Союз, или в Америку, или в Англию, или в Пакистан, или в Иран? В какие страны хотите?». Но все в то время боялись возвращаться обратно на родину. Все подняли руки и сказали: «Вот мы хотим в Америку». Один сказал: «Во Францию хочу». Но только я не поднял руку. Он говорит: «А почему ты не поднимаешь?». Я говорю: «Не хочу никуда – ни в Америку, никуда».

Человек слова

По словам генерала Громова, в соответствии с договоренностью Масуд отдал приказ своим бандгруппам приостановить активную деятельность против правительственных сил и вести вооруженную борьбу прежде всего против банд враждебных ИОА (Исламское общество Афганистана. – И. Х.) организаций.

И советские военные, и Ахмад Шах соблюдали перемирие, нарушить же его стремились кабульские власти: афганский спецназ пытался убить Масуда. Однако Кремль видел в Пандшерском льве только полевого командира, а в его отрядах – всего лишь бандформирования. В Москве полагали, что Масуд использует перемирие с 40-й армией, продленное до 1984 года, только для передышки и перегруппировки сил.

Такой подход был серьезной ошибкой, причем шедшей вразрез с приведенными выше заявлениями XXVI съезда КПСС о необходимости плодотворного сотрудничества с исламским миром. Ибо поддержка Масуда с одновременным выводом советских войск из Афганистана могла спутать карты и Пакистану, и стоявшим за ним США, марионеткой которых Ахмад Шах никогда не был и не стал бы.

Итак, почему именно на Масуда следовало сделать ставку в урегулировании афганского конфликта? Дело не только в харизме, организаторских способностях и его заботе о местном населении. Причин несколько. Одна из них – в умеренности религиозно-политической (именно так, ибо в исламском мире политика и религия тождественны) позиции Масуда. В посвященной ему книге Александра Ляховского и Вячеслава Некрасова «Гражданин, политик, воин» читаем: «После неудавшегося восстания (направленного против Дауда. – И. Х.) в 1975 году и возвращения Б. Раббани из Саудовской Аравии в партии произошел раскол. Г. Хекматиар и его экстремистские сторонники создали новую партию – «Хезб-е ислами-йе Афганистан» (Исламская партия Афганистана). Более умеренный Раббани назвал свою партию «Джамиат-е ислами-йе Афганистан» (Исламское общество Афганистана), куда вошли в основном представители северных народов, в том числе Ахмад Шах Масуд, который считал Б. Раббани своим учителем и наиболее достойным лидером исламского движения в Афганистане».


Обратим внимание, что в борьбе с просоветским режимом в Кабуле именно Хекматиар станет наряду с Масудом ключевой фигурой в руководстве моджахедов. Но, как видим, он занимал более радикальную позицию и категорически выступал против любого диалога с Москвой. К слову сказать, Вашингтон он тоже не жаловал, отказавшись встречаться с тогдашним президентом Рейганом. Добавим к этому, что Хекматиар был значительно менее харизматичен, нежели Масуд, да и к советским военнопленным относился в отличие от Ахмад Шаха не в пример более жестоко.

Конечно, Хекматиар не мелкий полевой командир и избежать того, что произошло в стране в 1992-м – вооруженного противостояния Масуда и Хекматиара, вряд ли удалось бы. Однако попади в распоряжение Пандшерского льва весь арсенал вооруженных сил ДРА и Ограниченного контингента, равно как под его контроль были бы переданы и контролируемые 40-й армией районы, вряд ли Хекматиар сумел бы эффективно противостоять Ахмад Шаху, у которого появились бы ресурсы подавить движение «Талибан» в зародыше и тем самым избавить Афганистан от множества бед.

Добавим к этому возможный переход на сторону Пандшерского льва весьма колоритной фигуры в афганской армии – генерала Абдул-Рашида Дустума, возглавлявшего 53-ю дивизию ДРА, а после падения кабульского режима создавшего фактически независимое государство на северо-востоке страны. У генерала Гареева, по его собственным словам, сложились добрые отношения с Дустумом, а значит, появилась и возможность влияния на него.

Существовала еще одна причина, по которой советскому руководству необходимо было налаживать диалог с Масудом. Вновь обращаемся к книге, ему посвященной: «Надо сказать, что из-за недостаточности пригодных для сельского хозяйства земель в долине лишь незначительное число пандшерцев было занято земледелием и скотоводством. Большая часть уроженцев Пандшера традиционно привлекалась на государственную службу, зарабатывала себе на жизнь ремеслом и торговлей, а также занималась наукой и техникой, культурой, управлением, что способствовало приобретению жителями Пандшера определенного положения в обществе. Одним словом, в отряды Масуда вливалось много образованных людей, а не только обремененные постоянными заботами сельские труженики».

Иными словами, в процессе политического урегулирования интеллектуальная элита и зарождающийся средний класс Афганистана в большинстве своем встали бы на сторону Масуда. А в случае создания тандема с Раббани Ахмад Шах нашел бы поддержку со стороны широких кругов умеренного исламского духовенства.

Таким образом, коалиция Раббани – Масуд, созданию которой Москва могла способствовать, позволила бы СССР сохранить дружественные отношения с Афганистаном, предотвратить победу «Талибана» и распространение исламского фундаментализма, а также воспрепятствовать проникновению в страну США.

Бойтесь репортеров

В апреле 1992 года вооруженные отряды моджахедов вошли в Кабул. В новом афганском правительстве Масуд стал министром обороны. Однако к 1996 г. верх в стране взял «Талибан», представляющий пуштунское большинство Афганистана. Ахмад Шах Масуд снова вернулся в преимущественно таджикское Панджшерское ущелье.

9 сентября 2001 г. в кишлак Ходжа-Бахаутдин, где находилась резиденция Масуда, приехали два молодых журналиста из какой-то арабской телекомпании. Во время интервью, которые полевой командир обожал раздавать, оператор сказал, что у него сломалась камера, которая была досмотрена телохранителями Масуда. Он принес запасную камеру, которая по восточному раздолбайству проверена не была. А зря: бомба, помещенная внутрь камеры, убила обоих смертников и пресс-секретаря Масуда, а его самого тяжело ранила.

Панджшерский лев скончался на другой день. По одной версии, в том же кишлаке Ходжа-Бахаутдин, по другой — в госпитале 201-й российской дивизии в Таджикистане, куда был доставлен вертолетом. Как бы то ни было, за сутки до терактов 11 сентября в США из игры был выведен самый влиятельный противник Усамы бен Ладена на территории Афганистана.


Подозрение, естественно, пало на запрещенную в России «Аль-Каиду», хотя прямых доказательств этому нет. Попытка отследить, откуда взялись липовые репортеры-убийцы, ни к чему не привела. Их бельгийские паспорта были выписаны на уроженцев Марокко Карима Тузани и Касема Баккали. Но паспорта оказались крадеными, а афганские визы — фальшивыми. Оба говорили по-арабски и по-французски и были похожи на молодых парней из заселенных иммигрантами окраин французских городов. Впрочем, какая разница? Панджшерский лев погиб, едва отпраздновав свое 48-летие.


Сергей Осипов, Игорь Ходаков
Tags: История, Политика, Ратное дело
Subscribe

Posts from This Journal “Ратное дело” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments