lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Дунайские Княжества: как военные победы России превращали в геополитические поражения


Российский император Александр II в крайнем раздражении бросил на стол срочную дипломатическую депешу из Бухареста. Сообщалось: завтра, 10 февраля 1866 года, всё-таки состоится отречение от престола молдавско-валашского господаря Александра Куза. Незаурядный человек, представитель знатного рода молдавских дрегэторов (бояр, занимавших высшие административные посты) не выдержал удара объединенной Европы и собственной оппозиции. «Дунай для нас потерян», — горько произнёс Александр II.

Молдавский узел

Но всё началось полвека назад, ещё до Крымской войны. Нужно сказать честно, надеясь на дипломатию победителей, русские сами соорудили себе ловушку. Последовательно выбивая Османскую Империю с Нижнего Дуная силой оружия, Александр I и Николай I упустили главное. Экономику. Громя турок, оказывая политическое покровительство здешним православным и скидывая с их шеи фактическое рабство… неожиданно расчистили дорогу экономическому присутствию иностранных держав. Ключевое значение имели итоги русско-турецкой войны 1828-1829 годов и заключение Адрианопольского мира.

Рухнула одна из основных статей дохода Высокой Порты. Османская монополия на торговлю с Дунайскими княжествами (по сути — принудительное изъятие продовольственных ресурсов) была отменена. В молдавских землях появился русский генерал Киселёв, фактический наместник этих земель. Первым делом он отменил внутренние таможенные границы. Пытаясь опереться на местные аристократические элиты, расширил права землевладельцев. Дунай стал свободным для навигации иностранных судов.

Само собой, первыми такой возможностью воспользовались европейские торговцы. Буквально за пять лет Молдавия и Валахия стали значимыми поставщиками зерна, утекавшего в европейские страны. Промышленную революцию середины XIX века нужно было кормить, население индустриальных центров быстро росло. Тихие провинциальные дунайские порты Браил и Галац превращались в крупнейшие «зерновые хабы», немедленно составив конкуренцию российской Одессе.


За 30-е годы XIX века посевные площади Дунайских княжеств увеличились в два с лишним раза. Распахивались степи, вырубались леса, быстро росло население. Кредитовали экспансию французские банки и торговые корпорации. С Российской империей экономическое сотрудничество не складывалось. Генерал Киселев увлечённо занимался политическими «прожектами», готовил государствам Конституции и Кондиции. Хотя его несколько раз пытались заняться регулированием экспорта княжеств.

Но это было огромная работа, поскольку Молдавия-Валахия и Российская империя торговали однотипным товаром — хлебом. Поставки здешних вин и фруктов тоже быстро потеряли значение, этим активно занимались южные губернии России, особенно присоединённая Бессарабия. А наладить расширение торгово-промышленных центров никак не получалось, русская продукция оказалась не способной конкурировать с западноевропейскими аналогами. С введением регулируемых пошлин тянули, год за годом теряя экономику княжеств.

Париж и Лондон совсем незаметно стали основными торговыми хозяевами Нижнего Дуная. Когда они обогнали экспортные обороты Одессы, правительство Николая I ударило в набат. Был срочно разработан проект непосредственного включения в состав Российской империи Молдавии и Валахии, целиком, либо частично. Но Николай I отмахнулся от «такой мелочи», предпочитая большую политику. Уверенный в скором упокоении «больного человека Европы» — Османской Империи. Которую начали спасать Франция и Англия.


Генерал Киселев тоже был ориентирован именно на «турецкий вопрос». Его социально-политические реформы поныне воспринимаются румынами (нужно отдать должное) — самым успешным периодом модернизации Дунайских княжеств. Одна из основных улиц Бухареста сохраняет имя этого российского государственного деятеля, как и учебники истории. Главным его достижением стали «Органические регламенты»: выборность господарей (пожизненно) и Законодательных Собраний (на пять лет). В органы власти допускались не только «дрегэторы» (знатные бояре), но и провинциальные дворяне, даже зажиточные горожане.

Генерал заново учил местные администрации формировать собственные бюджеты, работать с налоговой системой. Проводить эти решения через парламентариев. «Турецкое рабство» уходило. Все слои населения, включая крестьян, постепенно наделялись личными правами и свободами. Хотя экономически село закабаляли похлеще , чем во времена османов. В княжествах запретили убивать цыган, наделили тех имущественными правами.

В 1834 году полномочия Киселева истекли по условиям Адрианопольского мира, из Дунайских княжеств вывели российские войска. Политическое развитие Молдавии и Валахии тут же покатилось вспять. Пожизненные господари немедленно превратили Законодательные Собрания — в декоративное государственное украшение. Европейцы поспособствовали небывалой коррупции, расцвел боярский произвол. В 1848 году, как покатились волны европских революций, — полыхнуло на Нижнем Дунае.


Петиция-прокламация политической оппозиции была строго законной, всё в рамках «Органических регламентов» Киселёва. «Революционеры» не требовали свержения власти господарей, лишь призывали восстановить права Законодательных Собраний, ограничить произвол чиновников и бояр. Отменить цензуру, вновь появившиеся телесные наказания. Запретить пожизненное закабаление крестьян.

Россия не стала разбираться в тонкостях политического процесса, ввела войска. В противостояниях местных либералов и коррупционеров не приняла участия, лишь взяв под контроль границы с мятежной Венгрией. Но русские допустили (и разрешили) приход турецких войск. Которые явились для подавления революционных выступлений, по паническим просьбам местных правительств и господарей. Пролилась кровь, на которую бесстрастно смотрели русские полки.

Общественное мнение молдаван и валахов отшатнулось от Российской империи ещё больше после заключения Балта-Лиманской конвенции с Турцией в 1849 году. Документ урезал автономию Дунайских княжеств, приостанавливал деятельность парламентских институтов власти. Отменялась выборность господарей, которые теперь назначались султаном на семь лет. После формальной процедуры согласования с российским императором. Этот уродливый конструкт работал до самой Крымской войны. Экономика полностью перешла под контроль англо-французских воротил.


Молдавский господарь

После победы (больше моральной) в Крымской войне, Лондон, Стамбул и Париж вдумчиво занимались лишением России всякого мирового влияния. Выстраивая по границам кордоны, политические и военные. Согласно Парижской Конвенции 1858 года, нижнее течение Дуная должно было закупорить новое политическое образование под названием «Объединённые княжества Молдавии и Валахии». Но править там должны два господаря на принципах консенсуса.

Членами Избирательного собрания двух молдавских княжеств господарем был единогласно выбран Александр Куза. 24 января 1859 года Избирательное собрание Валахии также избирает его. Молдаване и валахи прекрасно понимают, с какой целью великие державы стремятся насадить в их землях пёструю солянку конкурирующих друг с другом правительств и государей. Поэтому идут наперекор европскому мнению. Русские посланники подсказывают изящный манёвр: в Парижской конвенции не прописано, что княжествам запрещено иметь одного правителя.

Что не запрещено, то разрешено. Оказавшись перед свершившимся фактом полностью легитимного выбора Избирательных Собраний, великие державы признали избрание Александр Кузы господарем Молдовы и Валахии. Но категорически возражали против объединения княжеств. Они уже сообразили, что гений дипломатии Горчаков тонко разыгрывает свою карту. Оставляет за Россией прекрасную возможность влиять на дунайскую и балканскую политику. Сталкивая лбами Францию (встала на позицию России) и Англию (яростно поддерживала Стамбул).

После ряда гениальных «многоходовочек» русские дипломаты добиваются своего. 24 ноября 1861 года турецкий султан, крайне раздражённый менторским тоном англичан и австрияков, — издаёт фирман. Он признаёт объединение Молдавии и Валахии, но только на время правления Александра Кузы. Через полгода сформированы единое правительство и единый парламент. Столицей назначается Бухарест.


Правление господаря Александра Кузы начинается централизацией всего и вся. Из спокойного и тихого администратора он преображается в жёсткого и целеустремленного диктатора. Объединены почта, телеграф и таможня. Быстро проведена реформа единого денежного обращения, сельской судебной системы. Реорганизована армия, учреждены военные школы. Потом Объединенные Княжества встряхнула секуляризация монастырского имущества (октябрь 1863-го), избирательная и аграрная реформы.

Используя положения «Устава развития Парижской конвенции», упраздняется барщина и оброк. Крестьяне получают землю (выкупая в течении 15 лет) и избирательные права, согласно имущественному цензу. Принят «Закон о народном образовании», по которому оно является бесплатным и обязательным. Введён новый Гражданский кодекс, судебная система по французскому образцу. Теперь молдавские и валашские элиты взвыли. Консерваторы поняли: аграрная реформа их разорит. Либералы пришли в ужас от диктаторских методов правления господаря.

Как потом скажет канцлер Горчаков: «сложилась невозможная и чудовищная коалиция». Впервые в мировой политике сформировался тесный альянс крайних консерваторов и отъявленных либералов. Цель у них была одна — свержение Александра Куза. Масла в огонь подливали дипломатические миссии Великих держав. Заметив явный крен политики Объединённых Княжеств в сторону России и принципиальную позицию господаря-реформатора на вопросы «турецкого протектората».


Лидеры оппозиции подняли недействительные уже, старые решения Собрания «ad-hoc» Молдовы в 1857 году, где решено было пригласить на престол иноземного правителя. За эти «кондиции» проголосовали почти единогласно. Александр Куза должен был уйти… Хотя это противоречило международным правовым актам по Объединённым княжествам. Господарем мог быть лишь местный уроженец.

Но Александр Куза резко отказал военным, предложившим этот парламентский балаган разогнать силой, принять новую Конституцию с неограниченными полномочиями господаря. Бухарест был охвачен беспорядками (на немецкие и французские деньги), в полный рост маячил продовольственный кризис (турки перекрыли рынки сбыта заградительными пошлинами). Риск пролития крови остановил господаря, всегда трепетно относившегося к «демократическим процедурам». Свои, даже самые радикальные реформы, он предпочитал проводить законными методами.

Кордон на Дунае

Объединённые княжества Молдавии и Валахии трансформировались в Румынское королевство, правопреемником которого является современная Румыния. После мирного ухода Александра Куза, первым королём стал выходец из немецкого католического семейства Гогенцоллернов-Зигмарингенов, прусский офицер Карл. Он (до кучи) приходился ещё родственником семейству Бонапартов. Тронное имя выбрал Кароль I. Это была победа французской и прусской дипломатии.


Османская империя пыталась оспорить избрание пруссака господарем. Однако европейские державы посоветовали султану воздержаться от силовых действий, признать нового румынского лидера. Россия обреченно махнула рукой, стараясь не разрушить процессы сближения с Францией и Пруссией.

Главными бенефициарами новых выборов были французский император Наполеон III и премьер-министр Пруссии Отто фон Бисмарк. Первый всегда и во всем поддерживал Александра Куза, но против объединённого фронта собственных торговых корпораций (зарабатывали на дунайской сельхозпродукции) и политической оппозиции внутри Объединённых Княжеств — не устоял. О чём Франция потом неоднократно пожалела.

Второй шанс вернуть былое влияние на дунайском направлении Россия опять упустила во время войны 1877-1878 годов. Турция из региона была выбита безоговорочно и навсегда. Но… никакого профита этого не принесло. Румынское королевство полностью попало в сферу влияния Западной Европы. А общественное мнение не стало даже чуть лояльнее к России, несмотря на обретение государственной независимости. Коррупция и полное сращение с торговыми корпорациями привели к тотальному контролю над газетами и местным самоуправлением.

Немедленно была поднята яростная волна критики по поводу передачи Петербургу контроля над Южной Бессарабией (была прирезана Объединённым княжествам после Крымской войны). Хотя несоизмеримая территориальная компенсация Бухаресту в виде Северной Добруджи — была куда как выгодна и полностью справедлива.


Выводы…

И для чего статья писалась. В европских университетах будущие дипломаты полноценным курсом лекций изучают этот «дунайский вопрос». Показывая, как можно и должно нивелировать влияния мировых держав в политике, пользуясь объективными обстоятельствами и управленческими ошибками. Как победы оппонентов превращать в их геополитические поражения. К сожалению, образцом дипломатической близорукости и просчётов выступает Российская империя.

Дунайские Княжества пополнили длинный список неудач, когда царские Москва и Санкт-Петербург пытались создавать у своих границ буферные (формально суверенные) государственные образования. Или ассоциативные, совместные с другими государствами, кондоминиумы. Всегда побеждая силой оружия, Россия проигрывала результаты своей неповоротливой экономикой и финансовой системой. Политические бонусы начинали очень скоро стричь совсем другие господа. Буферные образования перекупая на корню.

Непонятно, что мешало. Эффективность непосредственного присоединения спорных территорий к Российскому государству веками работала, тут нам равных не было со времен Ивана III. А вот как начинали играть в «большой политик» с шулерами Западной Европы — словно оцепенение нападало и полная слепота. Парадокс. Наш бесславный уход с Дуная крепко испортил геополитические позиции Империи, СССР и современной России.

Очень быстро немцы перехватили политический и экономический контроль над Румынией. Впоследствии Кароль I пойдет на заключение секретного соглашения с блоком Центральных держав в преддверии Первой мировой войны. Лишь благодаря огромным взяткам про-французским «силам влияния» и активной дипломатии в 1914 году этому не суждено было сбыться.


Разложившуюся и коррупционную сверху донизу Румынию повесили на шею задыхающейся России, заставив спасать страну от полной оккупации немцами в 1916 году. Фронт удлинился на 900 верст, о повторе «Брусиловского прорыва» пришлось забыть. Военные историки утверждают: именно этот фактор стал решающим для революций 1917-го года.

Получив новый протяжённый театр боевых действий, Российская Империя просто надломилась военно-экономически, затянула выбивание полумертвой Австро-Венгрии из кайзеровского пасьянса. Румынский фронт спас Стамбул от полного поражения и капитуляции еще в начале 1917 года. Франция и Англия опять довольно улыбались. А румынская нефть питала моторы нацистской Германии до конца 1944 года… Эх… уроки-уроки вы горькие.


Исторические напёрстки:
https://zen.yandex.ru/id/5ef8896c0d13dd78e21972de
Tags: История, Политика
Subscribe

Posts from This Journal “Политика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment