?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Коварство византийцев, месть гунн и почему Аттал стал изгоем славяно-арийского мира
Русь Великая
lsvsx

Разгром А.Винитара дал возможность гуннам в течение нескольких лет наладить общественную и хозяйственную жизнь Русколани и несколько реорганизовать войско.Войско было, как и в Рассении, разделено на старшее и полевое. Старшее войско (акациры) теперь располагалось на территории Русколани родовыми объединениями. Полевое войско превращалось в походное войско, которое во главе с Великим Князем теперь могло совершать быстрые походы, не обременяя себя семьями и большими обозами. Ставку старшего войска находилась в междуречье Дона и Днепра. Все эти мероприятия были закончены к 390 году с.л. В 391 году походное войско славян-ариев (гуннов) во главе с Великим Князем Белоревом вторглось на родину семитов-сарматов. К 397 году оно разгромило Каппадокию, Сирию и Мессопотамию, создав серьёзную угрозу Византии с востока. Это было последнее серьёзное вторжение потомков славян-ариев на Ближний Восток.

Император Византии Феодосий I Великий (умер в 395 году с.л.) осознавал опасность для империи вторжения гуннов на Ближний Восток и укрепления их позиций на Кавказе и в Причерноморье, и, видимо, считал положение Византии безнадёжным. Для этого были веские основания, так как Византия занимала исконно славяноарийские земли нисейцев, троян, фракийцев и македонян. Возрождение Русколани вполне могло привести и к возрождению Борусии. Желая сохранить хоть какую-то часть империи, он разделил её на две части между своими сыновьями Аркадием и Гонорием. Аркадию отдал Византию, а Гонорию Рим. Этот шаг Феодосия I можно было бы считать делом выдающегося государственного деятеля, если бы не последующая гибель Западной Римской Империи, которая оказалась неспособной сопротивляться многочисленным противникам, обрушившимся на неё не без содействия Византии.

Византийская империя сохранялась продолжительное время именно потому, что её дипломаты умели ловко стравливать своих противников, оставаясь в большинстве случаев вне их непосредственного военного воздействия. «Дары» греков-ахейцев (данайцев) усовершенствовались до того, что превратились в основу межгосударственной и международной политики периода Византии. Пока славяне громили готов, Византия была заинтересована в принятии готов в состав империи на разных условиях. Но когда гунны создали угрозу Византии с востока, имперцам стало ясно, что нужно найти им противовес. Начался лихорадочный поиск сил, способных отвлечь угрозу. Такой силой, оказавшейся способной отвести угрозу от Византии, вновь явились готы.

К 400 году с.л. обстановка на Балканах выглядела следующим образом. В Дакии расположился готский народ гепидов, во главе с Ардарихом, который признавал подданство гуннов и был личным другом Руга (Ругилы), ставшим после смерти Белорева (Баламбера) Великим Князем Русколани. Остроготы, ушедшие в визиготами в 376 году за пределы Византии, не ужились там. Позже их военоначальники Алатей и Сафрах увели своих остроготов в Паннонию и поселились на берегах Дуная. Мятежный готский конфедерат Гайна попытался захватить власть и Константинополе, по проиграл столкновение с его населением и бежал за Дунай. Для гепидов Ардариха на Дунае складывалась явно неблагоприятная обстановка. Для Византии же наоборот, эта обстановка была наиболее благоприятной, потому что позволяла направить гуннов и других славян на запад. Византийские дипломаты сделали всё, чтобы натравить гуннов на готов.

В 400 году с.л. гунны вновь появились на Дунае. Они объединились с гепидами Ардариха и совместными усилиями легко разгромили федератов Гайны. Его самого схватили и обезглавили. Остроготы Алатея и Сафраха в Паннонии и бежавшая к ним часть федератов обратились к Риму, который и двинул свои войска им на помощь. Это был роковой шаг Гонория, который как раз и спас Византию. Римлянам не удалось соединиться с остроготами. Гунны окружили войско римского военоначальника Гаудеция. Чтобы освободиться из окружения, Гаудеций вынужден был отдать в заложники своего сына Аэция, который в войске гуннов сдружился со своим сверстником Атталом (Аттилой) — племянником Великого Князя Руга (Ругилы).

Этот поход гуннов, планировавшийся как частный для наказания федератов, испугал не только римлян, но и многие другие народы, обитавшие на Дунае, в том числе злейших врагов гуннов — алан, которые давно покинули свою родину. Страшась гуннов, они в 405 году с.л. ворвались в Италию, но были окружены войсками Стилихона. Вождь алан Радагайс за намерения захватить и казнить римских сенаторов сам был предан аланами и казнён. Свевы, вандалы, бургунды тоже двинулись на запад. Паннония опустела. Гунны и другие славяне без серьёзных столкновений заняли Пашюнию и к 420 году укрепились в ней. Свевы, бургуеды, вандалы, аланы, остатки остроготов и виэоготов, бросившиеся на запад в пределы Римской империи, наводили ужас своими разбоями и ещё больше рассказами о мнимом варварстве гуннов. А так как нажим с их стороны нарастал, то римляне вынуждены были впустить бургундов в долину Роны, вандалов, свевов и алан даже в Испанию, визиготов в Аквитанию, франков в Галлию.

Продолжая преследовать своих врагов, гунны и их союзники в 430 году с.л. достигли Рейна. Этим выходом был значительно расширен ареал распространения славяно-арийских народов на западе. Естественно, встал вопрос, что делать дальше? Движение дальше на запад вызывало столкновение не только со своими прежними врагами, но и с Западной Римской империей. Великий Князь Руг (Руги-ла) это хорошо понимал. Понимал он также, что его войско уже утратило свою былую боеспособность. Это уже было конно-пешее разноплеменное ополчение, в численности которого гуннские всадники-богатыри составляли менее половины. Назревал кризис. Как всякий умный правитель, Руг (Ругила) интуитивно почувствовал его наступление и попытался остановиться, наладив с Римом дипломатические контакты. Чтобы добиться мира, он даже давал войско для подавления восстания багаудов в Галлии. Но преждевременная смерть в 434 году оборвала деятельность Великого Князя Руга (Ругилы) — одного из самых выдающихся военных и государственных деятелей всех времён и народов. Власть перешла к детям его брата Мундзука Атталу и Бледу. Это трагически сказалось на судьбе гуннов и их союзников в целом.

Чтобы понять, почему в дальнейшем разразилась катастрофа, необходимо проанализировать сложившуюся ситуацию. Возрождённая Великим Князем Белоревом Русколань была конфедерацией этнически родственных народов. Двинувшиеся на запад с Великим Князем Ругом гунны встали во главе разноплеменного союза, который при своём движении на запад становился всё более этнически разнородным, а поэтому неустойчивым. Причём, в нём становилось всё меньше и меньше гуннов и других славян и всё больше и больше других союзников. По сведениям западных авторов, в число этих союзников входили: часть остроготов, гепиды, тюринги, герулы, алеманны, руги, турклинги, булгары, а также много римлян и греков, предпочитавших справедливость славянских Великих Князей (какими были Белорев и Руг) произволу и корысти цивилизованных чиновников Византии и Рима. У западных авторов нет упоминания о славянах, кроме ругов. И это вполне понятно, потому что германские хронисты считали ругов германским племенем, а между гуннами и славянами не находили различий ни во внешнем виде, ни в языке, потому что язык был один. Различия если и были, то, видимо, на уровне различий между современными великорусами, белорусами, малорусами, казаками, сибиряками, поморами и т. д.

Бросается в глаза то, что представители чуждых народов, входивших в окружение Великого Князя, составляли уже значительное большинство. Теперь в этой неестественной конфедерации господствовала иная идеология. Объединяла все эти этнически чуждые народы не созидательная борьба за освобождение родной земли и этнически родственных народов, а захватническая, грабительская идеология. Влияние этнически чуждых элементов росло. К моменту объявления Великим Князем Аттала оно стало настолько сильным, что совет глав родов и волхвов стал всё больше и больше подменяться известным нам уже по Борусии (Македонии) советом товарищей Великого Князя. Все решения теперь принимались лично Великим Князем в кругу его приближённых. По существу, Аттал (Аттила) стал управлять как император.

Такая трансформация власти вызывала беспокойство совета глав родов и волхвов, который со старшим войском (акацирами) остался в Русколани. Развязка, естественно, не сулила ничего хорошего, тем более, что этому всячески способствовали византийцы, стремившиеся вбить клин между советом глав родов и волхвов и ставкой Великого Князя. После прихода к власти необузданного и непредсказуемого Аттала византийцы умножили контакты с советом глав родов и волхвов Русколани. Разумеется, при этом они широко использовали подкуп. Одаривая глав родов и волхвов подарками, они постепенно внесли раскол в их среду. Очередное вручение подарков было, как показалось кому-то из глав родов и волхвов, несправедливым. Последовал донос обиженного на других, получивших подарки побогаче, Аттал организовал карательную экспедицию, обвинённых казнил, от необвинённых добились формальной покорности. Но эта расправа имела то последствие, что старшее войско (акациры) постепенно перестало поставлять степных богатырей ставке Великого Князя, сила которой постепенно стала таять.

Однако Аттал не был бы Атталом, если бы не отомстил византийцам за их коварство. Он санкционировал поход присоединившихся к нему народов на Балканы. Это разноплеменное войско дошло до стен Константинополя. Было сожжено 70 городов от Сирмия до Наиса. В это время возникает распря между братьями Атталом и Бледом, вероятнее всего из-за отношения к совету глав родов и волхвов. В 445 году Аттал убивает своего брата и становится единовластным правителем. В 447 году Феодосий II заключил с Атталом унизительный мир. Он обязывался платить ежегодную дань и уступил южный берег Дуная от Сингидуна до Наиса. И все же, несмотря на большие потери, Византия выиграла главное: она внесла раскол в правящие верхи Русколани, что ускорило переход к имперской системе власти, а вместе с этим отделение власти от народа, утрату поддержки с его стороны и последующее падение этой имперской власти, а также существенное ослабление Русколани.

Расправа над некоторыми главами родов и волхвов, а также убийство брата Бледа оттолкнули от Аттала многие славянские народы, так как это деяние шло вразрез с Законами Рода и Крови. По существу, Аттал превратил себя в изгоя. Теперь отношение к нему славяно-арийского мира стало отрицательным, естественно, оно было перенесено на тех гуннов, которые поддержали Аттала. Это и нашло своё отражение в «Велесовой книге». Таким образом, раскол был многоплановым, а поэтому имел катастрофические последствия и не только для ставки Великого Князя. В этой связи интересна личность самого Аттала. Мы имеем характеристику западного толка. Насколько ей можно верить, это ещё вопрос, но, тем не менее, она сама по себе интересна.

Он был невысок, широкоплеч, с тёмными волосами и плоским лицом. Борода у него была редкая. Узкие глаза его смотрели так пронзительно, что все подходившие к нему дрожали, видя необузданную силу. Страшный в гневе и беспощадный к врагам, он был милостив к своим соратникам. Если эта характеристика верна, то Аттал был метисом — полукровкой, что как раз и определило его поведение. Именно поэтому он выше всего ценил личную преданность, отвагу и мужество. Это был типичный образчик зарождавшегося в Европе самовластия или самодержавия, чуждого подавляющему большинству славян того времени. Разумеется, сторонники Аттала верили в его таланты и отвагу, поэтому под его властью объединились многие этнически чуждые народы: остроготы, гспиды, тюринги, герулы, турклинги, булгары, бестарны, скиры, алеманны, часть франков и бургундов. Гунны и другие славяне, в том числе руги, отчасти тоже были с ним, но значительно уступая первым в численности.

Весь этот конгломерат воинственных народов, объединённых авторитетом вождя, привыкший к постоянным войнам и не желавший заниматься производительным трудом, требовал осуществления новых походов. Аттал как нельзя лучше понимал эти устремления. Оставалось только выбрать направление очередного похода. Византия отпадала, так как сменивший Феодосия II Маркиан в 450 году расторг договор, заключённый ранее между Феодосией и Атталом. Более того, он заявил, что его подарки для друзей, а для дерзких врагов у него есть оружие. Аттал решил не рисковать и не пошёл против изготовившейся армии византийского императора. Он решил удар нанести иа Западе — в Галлии, тем более, что был повод — просьба принцессы Гонории обручиться с нею. Были и союзники: один из франкских королей, изгнанный из своего отечества, да король вандалов Гензерих, взявший в Африке столицу римской провинции Карфаген.

Но у этого, казалось бы, беспроигрышного похода неожиданно возникли большие трудности. У Аттала на пути оказался достойный его по личным и боевым качествам противник, его сверстник Аэций, некогда воспитывавшийся вместе с Атталом и хорошо знавший его характер. Аэций был красивым и физически сильным мужчиной. Сын германца и римлянки не имел себе равных в верховой езде, стрельбе из лука и в метании лёгкого копья. На его глазах мятежные легионеры убили отца, что не могло не способствовать развитию жажды власти над другими людьми. Это был типичный образчик карьериста и авантюриста. Сильной стороной Аэция было то, что он умел организовать всякий сброд для борьбы за интересы Рима. Он не раз и не одному изменил, погубив многих. Но, как всякий авантюрист, плохо закончил свою жизнь. 24 сентября 454 года император Валентиниан заколол Аэция собственной рукой во время аудиенции.

Война началась в 450 году. На пути в Галлию войско Аттала разбило бургундов и уничтожило их королевство, затем, разрушая всё на своём пути, дошло до Орлеана, который и осадило, нарушив тем самым периое правило стратегии гуннов: не осаждать укреплённых ородов. Нарушение этого правила привело к тому, что войско Аттала, занятое осадой Орлеана, не успело перестроиться против спешивших на помощь Аэция с римлянами и Теодориха с визиготами. Удар войск Аэция и Теодориха по осаждавшим Орлеан войскам Аттала был успешным. Осаждающие понесли ощутимые потери. Войско Аттала вынуждено было отходить. Но так как его войско было обременено большой добычей, то Аэций догнал его у Каталаунских полей. На Каталаунском поле в 451 году разноплеменному войску Аттала противостояло не менее разноплеменное войско Аэция, состоящее из визиготов, алан, арморлканцев, саксов, части франков и бургундов, литианцев, рипариев, олибрионов и, конечно же, римлян, которых привёл Аэций.

Состоялась грандиозная по меркам 1-го тысячелетия с.л. битва народов. Обращает на себя внимание построение войск противников перед сражением. Построение войск уже в ту нору не было случайным. Оно строго определялось военоначальниками в силу их компетентности. Поэтому Аэций, воспитывавшийся в своё время с Атталом, и, зная его характер, не без оснований мог предположить, что Аттал пойдёт напролом и, используя оправдавшую себя в предыдущих сражениях тактику клина, будет стремиться клином гуннов расколоть противника и добиться победы. Поэтому Аэций решил свои лучшие войска сосредоточить на флангах. Римлян он возглавил сам и поставил на левом фланге, не желая их подставлять под клин противника. Визиготов и другие германские отряды во главе с Теодорихом — на правом фланге. В центре были поставлены все остальные: франки, бургунды, саксы, аланы и так далее.

Аттал поступил так, как мог предположить Аэций. Он возглавил гуннов и поставил их в центре. Па левом фланге против визиготов Теодориха выстроились остроготы Валамира, а на правом фланге против римлян встали гепиды Ардариха и отряды других народов. Построение показало, что Аттал выбрал простое решение: проломить центр войска противника, полагаясь на силу, мужество и умение своих богатырей, и одержать победу. Но этого нельзя было добиться, так как войско противника не было ни ослаблено, ни расстроено. Недостатком этого построения было также то, что стеснённые с флангов гунны потеряли свободу манёвра, и им ничего не оставалось, как сражаться лоб в лоб с противником. Манёвр, столько раз приносивший гуннам победу, был утрачен. Данное построение показывает, что Аттал, как полководец, значительно уступал Ругу и особенно Белореву.

В данном построении вырисовывалась опасность повторения Канн для гуннов. Начавшееся сражение эту угрозу подтвердило. Гунны вклинились в центре, а Аэций и Теодорих стали энергично теснить Ардариха и Валамира. Аттал, осознав наметившуюся угрозу, дал сигнал на отход в лагерь. Наступившая ночь помогла осущесгвить отход, но он дорого стоил, прежде всего, гуннам. Сдавленные с трёх сторон, они мужественно сражались и смогли организованно отойти в лагерь, но потеряли многих своих богатырей. Ценой их гибели гунны сорвали планы Аэция по окружению войска Аттала. Однако и противник понёс значительные потери. В частности, был убит король визиготов Теодорих, что так же помогло отходу поиска Аттала в лагерь. После выбора королём визиготов сына Теодориха Тарисмонда визиготы оставили римлян и ушли в свои земли. Тарисмонд, видимо, боялся за казну своего отца, которую могли растащить его братья. Что ж, нравы есть нравы.

Аттал, узнав об уходе визиготов, приказал свернуть лагерь и уходить. Аэций не преследовал его, потому что не хотел испытывать судьбу. Западные историки считают, что на Каталаунских полях решилась судьба Европы, где якобы Аттал (Аттила) потерпел поражение. Гибель короля визиготов Теодориха и последовавший в этой связи их уход от Аэция позволяет сделать вывод, что сражение закончилось для Аттала, несмотря на все его ошибки, вничью. Его положение после сражения было значительно лучше, чем у Кутузова после Бородино. В основном, существенно были ослаблены только силы гуннов. В этой связи ещё больше возросло влияние в среде сторонников Аттала — европейцев, что и дало ему возможность организовать и осуществить походы в Италию. Вторгшись в Италию, он взял самую сильную крепость Аквилею. Разгромлена была вся долина реки По. Павия и Медиолан сдались, чтобы, отдав имущество, сохранить жизнь людей. Аэций в это время имел слишком мало войск, чтобы противостоять Атталу.

Спасло римлян то, что в войске Аттала началась эпидемия. Поэтому, когда римляне запросили мира, предложив ему громадный выкуп, Аттал согласился уйти из Италии. После этого восстановить силы было уже невозможно, тем более, что старшее войско (акациры) все меньше и меньше поставляло степных богатырей. В 453 году Аттал женился па бургундской красавице Ильдико, но умер в брачную ночь. Вот эти два события и решили судьбу Европы. В 455 году король вандалов Гснзерих вторгся в Италию, взял Рим и отдал его на двухнедельное разграбление, так как противостоять ему было некому. Аэций был убит императором Валентинианом в 454 году. Так перестала существовать Западная Римская империя.

После смерти Аттала развалилась и его разбойничья империя, державшаяся только на его авторитете. Гунны и другие славяне в этой связи оказались во враждебном окружении. К тому же их остатки, преданные Атталу, утратили связь со своим старшим войском (акацирами). Гибель их, таким образом, были предопределена. К тому же бывшие вассалы стали претендовать на трон Великого Князя. Когда сыновья Аттала стали спорить за права наследства, король гепидов Ардарих счёл себя обиженным из-за того, что его не включили в число претендентов на престол и поднял восстание. На стороне гепидов Ардариха выступили остроготы, язиги (сарматское племя), герулы и другие германские племена. На стороне гуннов выступили руги, аиты, свевы, то есть славяне, правда, только те, что ещё оставались в лагере Аттала. Подкреплений с родины уже давно не поступало. Отсюда не трудно увидеть, что этническая доминанта вновь оказалась решающей в переломный момент истории.

На реке Недао произошло сражение. Силы были слишком неравны, гунны потерпели поражение. В сражении погиб любимый сын Аттала Эллак. Оставшихся гуннов братья Эллака — Денгезих и Ирник — увели на восток в низовья Днепра. Здесь они попытались организовать сопротивление готам, предложив союз Византии. Но Византия тогда была слишком зависима от готов и от предложенного союза отказалась. На Востоке, в стане старшего войска (акацир), отношение к ставке Великого Князя было отрицательным. Обострение обстановки на западе и востоке заставило Денгезиха уйти в Византию. Но в Византии было много сторонников готов, которые не желали их прихода в Византию. Один из них — арианин Аспар — внезапно напал на гуннов и разбил их. В сражении был убит Денгезих, голову которого отправили в Константинополь. В оправдание этой варварской акции было объявлено, что гунны «прорвались» через Дунай. Но когда в 471 году Аспар был убит и его гвардейцы-готы перебиты исаврийскими войсками под командованием будущего императора Зинона, выяснилось, что гунны переходили Дунай не для войны, а чтобы вступить в подданство империи. Им были выделены земли в нынешней Добрудже. А так как гунны говорили на славянском языке, то этноним «гунны» постепенно забылся, а остался этноним «славяне».

Именно они на Балканах пришли на смену фракийцам и македонянам, уже ассимилированным греками. Вместе с остатками тех и других гунны и образовали первую волну славян, заселивших Балканы в 1-м тысячелетии с.л. Не случайно также, что в VI веке часть булгар, в значительной степени перероднившихся с акацирами во главе с князем Аспарухом вслед за аварами двинулась на запад и пришла на Дунай, и была там благожелательно принята местными славянами — бывшими гуннами. Более того, местные славяне приняли этноним пришельцев «булгары», который со временем изменился на «болгары». Произошло примерно такое же слияние, как в своё время между Кимрами и скифами. Так закончили своё существование гунны — потомки восточных славян-ариев, всемирно-историческое значение которых состоит в том, что они вновь возродили Русколань и восстановили славяно-арийское единство от Лабы (Эльбы) на западе до Тихого океана на востоке.

Касаясь Аттала (Аттилы), нужно сказать, что он отказался от своих этнических корней и создал нежизнеспособную систему объединённых на основе грабежа и разбоя этнически чуждых друг другу народов. Эта система была переходной формой между естественно сложившимся федеративно-конфедеративным объединением этнически родственных народов и империей. Поэтому его походы но могли достичь цели планомерных завоеваний, несмотря на громкие за явления. Это были обычные разбойничьи походы, которые рано или поздно должны были закончиться катастрофой. Именно благодаря Атталу гунны нецелесообразно растратили спои силы, и Европа стала той Европой, которую мы сейчас знаем. Если бы на месте Аттала оказался властитель, подобный Белореву или Ругу, господство гуннов в Европе было бы закреплено надолго, и история Европы пошла бы совершенно иным путём. Результатом же его действий было то, что гунны и другие славяне сравнительно быстро были вытеснены из Западной Европы.

История, как известно, повторяется. Считают, что в первом случае в виде трагедии, во втором в виде фарса. В XX веке русские (советские) тоже оказались в Европе и тоже через германскую агрессию. И конец тот же. Русские, несмотря на громкие заявления о единстве с Европой, из Европы выдавлены. Причём, даже политические коллизии и временные рамки оказались в известной степени схожи. У Аттала была конфедерация разноэтничпых народов имперского типа, существовавшая за счёт гуннов и других славян. В XX веке Варшавский Договор и СССР, блок государств и союз республик разноэтничного состава, существовавший за счёт Русского Народа. Схожим было предательство союзников. Схожим является объединение бывших врагов у СССР и гуннов с их бывшими союзниками. Схожим является перерождение правящей верхушки у гуннов и в СССР. Схожим оказался выход РСФСР из состава СССР по причине постоянного ущемления её интересов, с отходом от ставки Великого Князя Русколани «старшего войска» — акацир. Схожим оказался даже период господства гуннов — около 70 лет, почти столько же просуществовал и Советский Союз.

Где гут больше трагедии, а где фарса, трудно разобрать. Видимо, в том и другом случае трагедия и фарс тесно переплелись между собой. Законы истории в этом отношении жёстки. Трагедия раньше или позже становится реальностью, если правящая верхушка пытается строить государство и систему общественной власти за счёт системробразующего этноса. Это нужно знать не только правящему классу, по и рядовым гражданам, чтобы не подвергаться сомнительным перестройкам и губительным национально-государственным катастрофам. Вполне необходимый анализ исторического процесса, но вернёмся к его ходу.

В. М. Дёмин От Ариев к Русичам