lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Categories:

Разгром войска готов и единство народа гунн и славѧнъ послужившее возрождению Русколани. Ч — 1-я


Сразу же после создания алано-готского союза готы с сарматами начали расширять своё влияние на Дунае и в Крыму, где и столкнулись с Римом. Начались маркоманские войны въ Лѣтъ 5674-5688 отъ СМЗХ (166–180 годы с.л.), в ходе которых Рим вынужден был перейти к обороне и потерял Крым.В III веке с.л. войны с Римом продолжались, в результате чего въ Лѣтъ 5725 отъ СМЗХ (217 году с.л.) у Рима была отвоевана Дакия. Видимо, если бы дела так пошли дальше, то с Римом было бы покончено намного раньше. Под ударами парфян и готов Рим наверняка бы пал в IV веке с.л., а в Европе и на Русской равнине было бы установлено германское господство, которое не оставляло надежд на будущее ни славѧнам, ни финнам, ни другим народам. Но здесь на арену истории вышли славѧне-арии (гунны), которые составляли теперь основу постоянного ордынского войска Рассении.

Продолжительный мир с Китаем на востоке и дружественные отношения с Парфянским княжеством (царством) позволили Рассении собрать сильное войско на своих западных рубежах. Войско, в основном, состояло из славѧнъ-ариев (гуннов), но имелись также вогулы (манси). Ранее мы говорили, что в Рассении угорская «подраса» занимала подчинённое положение, причём, только в том плане, что она получила в пользование северные земли. Отсюда понятно, что их численный состав не мог быть значительным. Поэтому более чем на 80% войско состояло из гуннов, русоволосых и голубоглазых людей, говоривших на славѧно-арийском языке. И тем не менее, наличие угорских дружин в славѧно-арийском войске отмечено даже в «Велесовой книге», в которой рассказывается о костобоких, способствовавших возрождению Русколани.

Учёные академической исторической науки не могут найти языка гуннов. А его и искать не надо, так как он ничем не отличается от языка славѧнъ. Гуннский язык не сохранился не потому, что якобы исчез народ, а потому что гунны, пришедшие на Русскую равнину в IV веке с.л., растворились среди этнически родственных славѧнских народов Русколани, Словении и Венедии.

В этой связи абсолютно ложными являются утверждения академической исторической науки о том, что гунны являются народом тюркского происхождения. В это время тюрки сформировались лишь как подраса «черноголовых», а этнически они ещё не выделились из среды славѧно-арийских народов. Это отделение произойдёт более чем через тысячу лет. Отсюда становится понятным, почему даже многие русские историки, сбитые с толку академической исторической наукой, делают громадную ошибку, считая гуннов народом тюркского происхождения.

В пользу нашей концепции говорит также то, что через 100 лѣтъ после прихода гуннов в пределы Русколани ими были образованы очень прочные внутриэтнические связи с другими славѧнскими пародами. Не случайно, что греческие источники многие хазарские племенные объединения называют с приставкой «гунно»: «гунно-савиры», «гунно-утнгуры», «гунно-кутригуры», «хуннугуры» и т.д. Это было настолько обычным делом, что даже некоторые сарматские племена, приняв подданство гуннов, именовали себя с приставкой «гунно». В частности, это касается булгар. Именоваться «гунно-булгарами» в V и VI веках было почётно. Так было в V и VI веках, однако позднее о гуннах сложилось мнение, как о кровожадных и беспощадных варварах, разрушивших Рим и угрожавших «цивилизованному» миру уничтожением. Кто же так постарался опорочить гуннов, что они вошли в исторические сочинения как «исчадия ада» или «бич Божий», даже нашли отрицательную характеристику в «Велесовой книге»?

Если говорить о «Велесовой книге», которая писалась в IX веке у северных славѧнъ, то в ней при освещении событий начала 1-го тысячелетия с.л. вполне могла вкрасться ошибка. В чём эта ошибка заключается? Во-первых, в том, что господство сарматов сменилось господством готов, а затем гуннов, ставших победителями, в результате чего память о сарматах стёрлась. Во-вторых, в «Велесовой книге» много говорится о гуннах, которые неоднократно приходили на земли Русколани, но ничего не говорится о сарматах и ассирийцах. А так как гунны пришли с востока, это позволяет нам сделать вывод, что там, где в «Велесовой книге» говорится о гуннах, нужно говорить о сарматах и ассирийцах.

К этому добавляется то соображение, что в IX веке о гуннах уже никто не говорил хорошо, тем более, что Аттал (Аттила) казнями подавил недовольство старшего войска (акациров), чем возбудил у всех отрицательное отношение к себе и гуннам в целом. Но если славѧне, в силу вышеизложенных причин, могли о гуннах говорить отрицательно, то тем более отрицательно о них стали писать их противники, в первую очередь иудо-христиане, называвшие гуннов «исчадия ада» и «бич Божий».

Для примера приведём отрывок из книги российского историка XIX века К.К.Абазы «Герои и битвы», имеющей статус общедоступной военно-исторической хрестоматии. Вот что он пишет на 46 странице своего опуса: «В пище гунны были неприхотливы: они ели мясо, пили кумыс – то же, что и пили все кочевники Азии, но ни один народ не был так свиреп, как гунны. Даже на вид они казались страшны: маленького роста, толстая и короткая шея, большая голова с широкими скулами, приплюснутым носом и без бороды, маленькие чёрные глаза и отвислые уши – таков был этот народ, некрасивый, жадный, свирепый. Из жадности они грабили до тех пор, пока не навьючат своих лошадёнок; всё остальное, чего не могли забрать с собою, истребляли до нитки. Гунны делали быстрые переходы, нападали сразу, и если терпели неудачу, то так же скоро рассыпались, но бились с врагами без всякого порядка; никакого строя у них не было».

«Жадные», «некрасивые», «маленького роста», «свирепые», «бились без всякого порядка» и почему-то от Урала дошли до Константинополя, Рима и Орлеана, сокрушили на своём пути войска «сияющих» или «блестящих» алан; могучих и мужественных готов; организованных и умелых византийцев и римлян. Получается, что побеждали гунны только за счёт жадности и свирепости. Свирепость в бою и сражении, конечно, нужна, но без силы и уменья она ничего не стоит. Свирепым и сильным бывает зверь, но охотник редко ему уступает, разве только в случае какой-либо оплошности. Значит, здесь что-то не так. Скорее всего, К.К.Абаза составлял страшилку для подрастающего христианизированного поколения, а не серьёзное историческое произведение.

Чтобы выяснить это, обратимся к тому, как описывали гуннов их современники. Аммиан Марцеллин был одним из самых выдающихся историков своего времени. Вряд ли он сам видел гуннов, так как умер в 400 году с.л., а гунны достигли границ империи несколько позже. Скорее всего, он записал рассказ человека, пострадавшего так или иначе от гуннов и ненавидевшего их, но пользовавшегося уважением А.Марцеллина. Поэтому к свидетельствам А.Марцеллина нужно так же относится критически. В своей «Истории», том III, кн. 21, стр. 236-243 он пишет:

«Гунны живут за Меотидским озером (Азовским морем) до Ледовитого океана. Дикость их нравов безгранична...
Они похожи на животных или грубо отесанные чурбаны... Они способны выносить всяческие неудобства и лишения, так как вовсе не употребляют огня и не умеют готовить хорошую пищу. Они живут исключительно кореньями, травами и сырым мясом всяческих животных, которое несколько размягчают тем, что кладут его на спину лошадей и ездят на нём.
Они кочуют как скитальцы на своих телегах; эти телеги – их жилища, там сидят их жёны...
Одежда у них льняная или кожаная, сшитая из шкур полевых мышек.
Так живут они, подобно неразумным животным, не понимая разницы между добродетелью и пороком, не имен уважения к религии...»

Что это, как не эмоции озлобленного гота-христианина, которому посчастливилось уйти от стрелы или аркана гунна. Так как эта характеристика по общему отношению к гуннам совпадает с характеристикой К.К.Абазы, отличаясь лишь в частностях, то нам необходимо прокомментировать эти частности. Из характеристики информатора А.Марцеллина выясняется, что гунны имеют жилища на телегах. Войлочная кибитка на колёсах – это незаурядное произведение промышленно-технического прогресса своего времени, хорошо защищавшее семью от ветра, холода, пресмыкающихся и разного зверья. В ней даже зимой можно было вполне сносно существовать. К тому же она была прекрасно приспособлена к походно-боевой жизни. Разумеется, создание кибитки требовало соответствующей сообразительности и определённых технических достижений. Не случайно гуситы с успехом использовали вагенбурги, составленные из телег, против рыцарской конницы.

Когда информатор А.Марцеллина говорит о том, что гунны не пользуются огнём и едят коренья, травы и сырое мясо, размягчённое под седлом, он обнаруживает дремучую неосведомлённость. Огнём гунны пользовались настолько умело, что их противники даже ночью не могли обнаружить их стоянок. Коренья, травы, грибы и ягоды в России собирают до сих пор и часто пользуются ими как лечебным средством, о чём на западе уже давным-давно забыли. Мясо на спины лошадей клали не для размягчения, а для быстрого заживления ран на спинах лошадей. Одежда гуннов была льняная или кожаная. Но для того, чтобы иметь льняную одежду нужно было лён вырастить, затем его переработать и затем соткать полотно. Значить у гуннов было льноткацкое производство, а для этого нужно было изобрести ткацкий станок. Наличие кибитки и ткацкого станка указывает на наличие у гуннов развитых ремёсел, не уступавших скифским. Кожаная одежда шилась, конечно же, не из шкурок «полевых мышек», а из овечьих и оленьих шкур. В целом же одежда отделывалась мехами пушных зверей, что делают люди до сих пор даже на гнилом Западе.

О религии можно сказать только то, что у гуннов её не было, а была Отеческая Вѣра и они прославляли только славѧнских Богов, а не однообразно оскоплённого И.Христа. Разумеется, для христианина, зажатого в догмы своей веры, это было ужасно. Вот эта жидо-христианская ненависть к инакомыслию привела информатора А. Марцеллина к фальсификации сведений о гуннах. У К.К.Абазы эта же ненависть доходит до полного уничижения гуннов. Здесь же берёт своё начало западная теория о диких кочевниках-номадах, полузверях, полулюдях, которая время от времени до сих пор всплывает даже на страницах таких изданий как журнал «Родина». Ещё больше расхождений выявляется между К. К.Абазой и современниками гуннов, когда вопрос касается ведения боевых действий. А. Марцеллин опять же со слов информатора пишет:

«Издали они бьются, бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей...
...Накидывают на врага аркан и делают его беззащитным...
...Не нападают на крепости и укреплённые страны.
В сражениях они с криком бросаются на врага, построившись клиньями.
Они ловки и лошади у них быстры...»

Другой современник гуннов Иордан пишет: «Аланов, хотя и равных им в бою, но отличных от них человечностью, образом жизни и наружным видом, они подчинили себе, обессилив частыми стычками».

Здесь нам потребуется более подробный комментарий. К.К.Абаза утверждает, что гунны бросались в бой без всякого порядка. У А.Марцеллина мы видим, что гунны бросались в сражение, построившись клиньями. Значит, порядок был. Остаётся выяснить, зачем был нужен такой принцип гуннам? Но всё по порядку. По А.Марцеллину гунны издали бьются, «бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей». Издали, не менее чем с 30 метров, бросать дротики (лёгкие копья) могли только физически очень сильные и рослые мужчины, но никак не малорослые, какими гуннов представил Абаза. Если верить информатору Марцеллина, то доспехи аланов и готов пробивались стрелами и копьями с наконечниками сделанными из костей. Что это были за кости и с каким искусством нужно было сделать наконечники стрел и копий, чтобы они пробивали доспех с нашитым на него в виде чешуи металлическими пластинами? Какой могучей силой нужно было обладать, чтобы, метнув копьё с таким наконечником, поразить противника? Какой нужно было иметь лук, чтобы стрелой с таким наконечником можно было пробить доспех противника?

Похоже, гунны владели секретом выплавки какого-то сорта стали, из которого делали наконечники стрел и копий. Луки, наконечники стрел и копий были сделаны с большим искусством, на которое вряд ли были способны дикие номады! Кроме отмеченных луков и стрел, стрелку нужно было иметь немалую силу, чтобы растянуть тетиву лука до правого уха и послать стрелу на 300 метров и далее, причём, к тому же, попасть в цель. Такое могли делать только настоящие воины. А бросать арканы точно и метко на скаку на 20-30 метров, чтобы спеленать и обезвредить противника – разве мог это сделать слабосильный и неловкий человек?

Получается, у гуннов была хорошо продумана подготовка воина-всадника. Он умел на скаку далеко и точно метать лёгкое копьё (дротик), метко стрелять из лука, опять же на скаку, на скаку ловко бросать аркан. Это были настоящие воины, равных которым в то время не было нигде. Подстать своим воям были и лошади. Марцеллин указывает, что лошади у них быстры. Правильно, без хорошей лошади в степи делать нечего. Какая нужна лошадь в степи? Выносливая и быстрая. Выносливая для того, чтобы совершать большие переходы. Быстрая для того, чтобы уйти от погони или же совершить быстрый манёвр. Но такие лошади сами по себе не появляются. Они являются продуктом целенаправленной многолетней селекционной работы. Вряд ли дикие номады были способны на такую работу. А гунны таких лошадей имели, что делало их войско неуловимым, быстрым и эффективным в бою, сражении и войне в целом. Такой была основа войска гуннов.

Но и способы его использования (стратегия и тактика) тоже были на высоте. В стратегии гунны придерживались строго установленных правил. Так как количество воинов было невелико, то они их берегли, а потому избегали штурмовать города, замки и другие укреплённые объекты. По этой же причине они редко бросались в открытые сражения с сильным и изготовившимся противником, предпочитая изматывать его частыми налётами, расстраивать его построение и только потом наносить поражение. Из продуманной стратегии вытекала и тактика. Бой или сражение начинали конные стрелки из лука и метатели лёгких копий-дротиков, стремясь нанести противнику возможно больше потерь, расстроить его боевой порядок или заставить его броситься в атаку.

После чего лучники и метатели дротиков уходили от него, набирая темп, а как только строй противника в результате погони или обстрела нарушался, гунны быстро перестраивались в клинья и обрушивались на слабые места конной лавы противника, разрывая её на части, и затем, действуя на фланги и тыл разрозненных групп противника, арканили его всадников или расстреливали их из луков. Собственно, применяли тот же самый приём, что и Эпаминонд при Левктрах. Разница состояла только в том, что у Эпаминонда была пехота, а у гуннов конница, а также в том, что Эпаминонд прорывал фалангу спартанцев в одном месте, а гунны во многих.

Здесь нельзя не остановиться на представлениях современной академической исторической науки о гуннах. Наиболее ярко это представление изложено в книге «История России с древнейших времён до конца XVII века», рекомендованной для изучения в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, включая педагогические вузы Российской Федерации. Книга была издана в 1999 году. Ответственными редакторами являются член-корреспондент РАН Л.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев. Обращает на себя внимание, что на всю историю до гуннов в этой книге отводится всего 15 страниц. То есть, почти никакой древней истории славян в этой книге не просматривается.

Гуннам же отведено целых 4 страницы. Но это не потому, что авторы решили о них рассказать правду, хотя и признают, что гунны к тюркам отношения не имеют. Все их доказательства почти не выходят за рамки того, о чём писал А.Марцеллин. Причём, характеристика гуннов по А.Марцеллину, которую я отчасти уже привёл, занимает более страницы. Но эта характеристика не подвержена какому-либо анализу, кроме заявления: «в этом описании есть определённые преувеличения и гораздо большую роль играло превосходство гуннской конницы, которая после разгрома алан обрушилась на мирные поселения "черняховцев", где политически господствовали готы». То есть они продолжают считать гуннов агрессорами, как в войне против алан, так и против готов.

Это показывает, насколько непрофессионально составители книги отнеслись к источнику. Абсолютно непонятно также, кто были «черняховцы», находившиеся под политическим господством готов, хотя источников по этому поводу, включая Л.Гумилёва, вполне достаточно. Это не является случайностью, так как они даже прошли мимо примечательнейшей фразы Марцеллина, которая должна была истинных учёных натолкнуть на далеко идущие выводы. Вот эта фраза: «Они не подчинены строгой власти царя, а, довольствуются случайным предводительством знатнейших и сокрушают всё, что попадается на пути».

Не имея строгой власти царя, гунны в то же время имели превосходное по боеспособности войско. Такое может быть только в том случае, если это войско было постоянным и регулярным и возглавлялось прославленными (знатнейшими) полководцами. Почему-то, когда наши учёные-историки пишут о А. Македонском, у них не возникает сомнения, что он был выдающимся полководцем и возглавлял постоянное регулярное войско. Однако гуннам они в этом отказывают. Разве можно с таким подходом согласиться? Конечно, нет.

Славѧне-арии (гунны) имели постоянное регулярное войско (Орду), боеспособность которого была несравненно выше, чем у всех остальных народов и государств того времени. Именно поэтому оно сокрушило алан, готов и римлян. Войско славѧнъ-ариев (гуннов) составляло всего лишь половину постоянного ордынского войска Рассении, имевшего в то время численность около 40 тысяч человек. Современников удивлял внешний вид гуннов, их широкоплечие фигуры. Но в те времена специальными упражнениями занимались только воины-метатели дротиков (лёгких копий) и стрелки из луков, что придавало их фигурам такой своеобразный вид. На западе и в Византии такой подготовки вообще не существовало.

Тяжёлая конница алан и готов сарматского строя и их тактика ближнего удара лавой конницы оказалась совершенно неэффективной, точно так же как тактика колонн пехоты XIX века в условиях применения скорострельного и дальнобойного стрелкового оружия. Историки академической исторической науки, а вместе с ними Л.Н.Гумилёв, делают грубую ошибку, когда утверждают, что парфяне и сарматы якобы имели одинаковую вооружённую силу и одинаковую тактику ведения боевых действий. Так как парфяне были плоть от плоти славѧнъ-ариев скифов (абар, саков и согдов) разумеется, с примесью других народов, то они усвоили присущую только скифам конно-стрелковую тактику и создавали, в основном, конно-лучное войско. Правда, парфяне для прорыва боевых порядков расстроенного противника имели также и тяжёлую конницу – одетых в пластинчатые доспехи копейщиков и меченосцев. Но эта часть войска никогда не превышала 1/3, а 2/ 3 войска составляли конные стрелки-лучники.

Ч — 2-я
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments