?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Безопасность страны во многом зависит от качества знания истории.
Русь Великая
lsvsx

Большинство людей совершенно не догадывается, что военная безопасность страны во многом зависит от качества исторического знания. При этом, чем дальше историческое знание отстоит от истинно происходивших процессов, тем слабее военная безопасность страны. И чем ближе историческое знание к истинно происходившим процессам, тем прочнее военная безопасность страны.

В этой связи, казалось бы, все должны стремиться к правдивому отображению истории, потому что только в этом случае можно выявить ошибки, просчёты и даже прямое вредительство, которые подрывают военную безопасность страны, и исправить положение дел. Однако на практике часто всё получается наоборот.

Почему так происходит? Дело в том, что человеческая история является борьбой не только народов, государств и их коалиций друг с другом, но она также является борьбой разных классов (слоёв) и группировок (партий) внутри того или иного государства.

При этом внешние силы, воюющие с данным государством или народом, стремятся опереться на некоторые классы (слои) и группировки (партии) в данном государстве, чтобы добиться победы. В этой связи каждая сила, действующая на арене истории, стремится использовать её в своих интересах. Причём очень часто, захватившая в стране власть группировка, стремится переписать историю в угоду своим интересам. А это значит, что она фальсифицирует или приглаживает истинную историю. В большинстве случаев то и другое существует вместе.

Однако фальсифицированная и приглаженная история жестоко мстит своим изобретателям или их потомкам, так как она не даёт поучительного материала для будущего, что ведёт страну к новым и новым катастрофам. Таким образом, властьпредержащая группировка оказывается заложницей своего собственного исторического беспамятства и тиражирователем национально-государственных катастроф в будущем.

Вот почему данная книга больше предназначена для тех, кто нанимается вопросами государственного управления, чтобы они лучше понимали, что творят и что нужно творить. Тем более, что сейчас в нашей стране идёт борьба коммунистических, самодержавно-клерикальных и антигосударственных (антирусских) сил друг с другом, каждая из которых опирается на свою версию исторического развития, крайне далёкую от того, что происходило на самом деле. Эту книгу неплохо было бы прочесть простому русскому человеку, придавленному заботами о хлебе насущном к далёкому от большом политики. Ибо, в конечном счёте, все просчёты и умышленные действия руководства страны оборачиваются для этого простого человека большими бедами и страданиями: гибелью родных и близких; разрушением семей, и разделением родственников; громадными материальными утратами.

Неплохо было бы прочесть эту книгу и военным людям. Думается, им небезразлично будет узнать, как воровались победы у русской армии, в результате чего пот и кровь, пролитые сё солдатами и офицерами, оказывались напрасными. Вполне возможно, что после прочтения этой книги, у читателя появится желание принять активное участие в этой самой политике, которую он, по наущению врагов русского народа, сейчас считает грязным делом. Но занявшись политикой, нужно помнить, что только сознательное и массовое национальное русское движение, опирающееся на историческую правду, сможет вывести нашу страну на путь выздоровления и возрождения. В этом плане сознательное участие предполагает, если не глубокого знания, то хотя бы общего понимания как должна выстраиваться военная безопасность России, её национально-государственное, этно-цивилизационное и социально-экономическое развитие. Без этого понимания активный русский человек становится лёгкой добычей профанаторов разного рода от Баркашова до Березовского.
Автор

История, как наука, и её некоторые псевдонаучные фальсификации

Конец XX века ознаменовался сокрушительным поражением марксизма-ленинизма и распадом созданного на его основе Советского Союза. Это событие, имеющее без сомнения всемирно-историческое значение, воспринимается многими нашими современниками как национально-государственная катастрофа советского народа. Такое понимание вполне естественно для многих советских людей, воспитанных на коммунистической идеологии, которая проповедовала интернационально-мессианскую роль в освобождении пролетариата всего мира от эксплуатации международного капитала. Столь катастрофический поворот событий не мог не внести изменений в сознание значительной части наших современников, в их отношении к историческому знанию.

Стремление многих активных русских людей к изучению прошлого, оценке настоящего и коренящихся в них тенденции к будущему (какому?) — всё это возбуждает интерес к истории. Громадное значение приобретает идея особого пути развития России в мире. Однако, в силу косности официальной, так называемой академической исторической науки, находящейся под контролем западноевропейских теоретиков, выявились следующие важнейшие моменты, которые официально воздействуют на изучение истории нашей страны:

— во-первых, обнаружился феномен «белых пятен» в истории, когда мы с удивлением узнаём, что большинство наших сведений по истории страны являются ложными и не соответствуют тому, что было в действительности;

— во-вторых, идеализация советского периода сменилась прямо противоположной идеализацией

досоветского периода развития России;

— в-третьих, обнаружилось отсутствие истинно научной методологии изучения истории.

Отсюда вполне понятно, что русские люди, избавленные от господства марксистко-ленинской идеологии и методологии, вынуждены искать новую методологию, которая позволила бы более правдиво отобразить исторический процесс. Не случайно некоторые обращаются к трудам А. Нечволодова, другие осмысливают этно-культурный метод Л. Гумилёва, третьи пытаются рассматривать отечественную историю с рационалистических позиций, четвёртые стремятся реанимировать предреволюционные взгляды. Вес это сильно препятствует изучению истинной истории нашей страны, но не снимает ответственности с историка за результаты исследований. Такой разброд не случаен, ибо как показал весь предшествующий исторический период, история всегда была полем идеологической борьбы, а поэтому искажения и подмена истинной истории является делом вполне обычным. Отсюда ясно, что история для нас существует:

— во-первых, как событие, состоявшееся в прошлом и происходящее в настоящем;
— во-вторых, как их отражение (интерпретация) в исторической науке и литературе.

История, как событие, естественно носит истинный характер. В то время, как её отражение (интерпретация) в науке и литературе в огромной степени зависит от интерпретатора и той школы, к которой он принадлежит. Поэтому, хотя сейчас история считается наукой, однако многие её интерпретации, строго говоря, научными не являются. Именно такой не научный характер имеет книга Ю.В. Изместьева «Россия в XX веке», так как в ней автор всячески стремится обелить самодержавно-клерикальный и очернить советский периоды нашей страны. На этом собственно можно было бы поставить точку, если бы его книга не освещала историю второй половины XIX и первой половины XX веков и прямо не касалась организации военной безопасности нашей страны.

В этой связи есть необходимость более детально рассмотреть этот «труд», предлагаемый нам представителями русского зарубежья и издательством «Перекличка» (США, г. Нью-Йорк) для изучения отечественной истории. Тем более, что этот «труд» некоторые представители власти пытаются использовать для написания учебников по истории России. В данном очерке я не буду касаться грамматических ошибок допущенных в книге, так как они часто являются следствием плохого редактирования материала. Не буду касаться также неумелого разделения книги на главы и разделы, в результате чего обнаруживаются многочисленные повторы, а содержание некоторых глав и разделов не соответствуют их названию. В то же время автор много внимания уделяет мелочам, а значительные события описывает кратко и некомпетентно.

Своей целью я ставлю доказать, что предреволюционный самодержавно-клерикальный период нашей страны, в вопросах организации и функционирования власти, был не таким хорошим, как его показывает Изместьев. Что катастрофа, постигшая самодержавно-клерикальную систему в России, не была случайной, что она явилась результатом полной неспособности самодержавия правильно и своевременно реагировать на вызовы времени и отвечать на возникающие угрозы. Николай Козяким, выражая мнение издателя о работе автора, пишет: «Юрий Владимирович Изместьев и издательство „Перекличка“ надеются, что издание этих, исторических очерков, беспристрастно освещающих драматические события, развивавшиеся на просторах нашей родины в уходящем столетии, внесёт свою скромную лепту в правдивое изучение трагических лет нашей истории. Автор проделал титаническую работу, изучая, сравнивая и группируя информацию, полученную из разных мемуарных изданий и исторических источников, и создавая из них одно гармоничное, историческое повествование. Наблюдая работу автора, мы видели, как строго он следил за беспристрастностью изложения, избегая эмоциональных заключений».

Ниже, уважаемый читатель, мы как раз и увидим, насколько правдивым и беспристрастным был автор, изложивший свою версию истории России второй половины XIX и первой половины XX веков. Я не буду критиковать автора, разбирая каждую написанную им главу или раздел, так как в этом случае пришлось бы написать книгу значительно большего объёма, чем это получилось у Изместъеиа. Более продуктивно будет проанализировать решения и действия власти и то, к каким последствиям они привели, потому что качество организационно-управленческих решений и действий властей, как раз и определяет благополучие каждой страны или отдельной её части.

Изместьев по существу начинает своё историческое повествование с реформ Александра II. Причём он описывает не сами реформы, а то отношение, которое вызвали они во всех общественных слоях тогдашней России. Вот что он пишет:

«Поражение России в Крымскую войну вызвало осуждение существующего государственного строя и сознание необходимости проведения ряда реформ.

Потрясённый обрушившейся на Россию катастрофой, император Александр II, не менее ясно, чем другие, осознавал необходимость серьёзных преобразовании и решил их осуществить.

С большим трудом, преодолев упорное сопротивление высших придворных и бюрократических кругов и поместного дворянства, император провёл крестьянскую реформу. Но она, так же как и последовавшие за ней другие ре формы, не принесла стране успокоения; она никого не удовлетворила.

Крестьяне были недовольны тем, что получили не всю землю, которой пользовались при крепостном праве (приблизительно 18 % этой земли осталось у помещиков).

Дворяне-помещики, лишившись экономических и социальных привилегий, в вознаграждение за утерянное, хотели по лучить право участия в законодательстве и управлении государством; мечта, о конституции сохранялась ещё от декабристов.

Под влиянием Писарева, призывавшего к освобождению от всяких „религиозных, бытовых и семейных пут и пред рассудков“, широкие круги разночинной интеллигенции и студенчества не были, да и не могли быть, удовлетворены никакими реформами, — им нужны были не реформы, а уничтожение всех моральных, культурных и исторических ценностей и прочего „ненужного и вредного хлама“. На развалинах старого порядка они собирались построить новую „светлую“ жизнь, о которой сами не имели представления. Реформы им мешали, так как выбивали у них почву из-под ног.

Видимо, и евреи-революционеры были обеспокоены тем, что ряд законов и указов, ведущих к уравниванию евреев в правах с другими российскими гражданами, может примирить их с царской властью и тем понизить в стране революционные настроения. Нужно, не теряя времени, начать революционную борьбу, чтобы не дать возможности общественности примириться с правительством. Поэтому революционное движение началось в самый разгар реформ. Уже в 1862 году стали распространяться прокламации, призывающие к террору против правительства и его сторонников.

Прокламация „Молодая Россия“ делила всё население страны на две партии: „императорскую“, в которую зачисляла всех обладателей собственности и „народную“, состоящую из „неимущих и угнетённых классов“. В прокламации говорилось: „Революция начнётся штурмом Зимнего дворца, чтобы истребить живущих там, но если императорская партия встанет за Государя, мы издадим одни крик: в топоры! и тогда вся императорская партия подвергнется истреблению всеми способами…“»


Эта выдержка Изместьева ясно доказывает, что уже вначале реформ дело дошло до крайнего озлобления и страна, по существу, разделилась на два лагеря. И то, что осуществили большевики в 1917 году, уже было запланировано задолго до их появления на политической арене России. Разумеется, в каждой стране и в любое время, находятся люди и даже группы людей, которым всё не нравится и которые хотят перестроить общественную и государственную жизнь по своим, далеко не всегда приемлемым взглядам. Но далеко не всегда эги группы получают широкую общественную поддержку. Здесь же налицо просматривается поддержка революционеров значительными слоями общества тогдашней России.

Изместьев зачисляет сюда либералов, крестьян и даже дворян. Так ли это? В отношении либералов сомнений нет. Они действительно добивались осуществления радикальных реформ и в этой части позиция Герцена последовательна и понятна. Что касается крестьянства, то его недовольство выплеснулось только в начале реформ и было связано с тем, что землю предлагалось выкупать. Но затем крестьянство, скрепя сердце, с выкупом земли согласилось и эта реформа пошла. Крестьяне начали выкупать землю у помещиков и приобретать её в собственность. К 1905 году у крестьян было около 150 млн. десятин земли, а у дворян оставалось около 53 млн. десятин (десятина — несколько больше гектара).

О том, что недовольство крестьян было краткосрочным, говорит тот факт, когда народовольцы пошли к крестьянам с целью возбуждения среди них революционных настроений, то крестьяне не прельстились их демагогией и многих говорливых барчуков отдали в руки властей. Более того, польские крестьяне, когда началась в Польше земельная реформа, перестали поддерживать своих бунтовщиков и остались лояльными российскому самодержавию вплоть до первой мировой воины. Конечно, значительную роль в этом сыграло то, что польские крестьяне в ходе этой реформы получали землю на более выгодных условиях, чем русские. А почему спрашивается? Разве нельзя было на льготных условиях передать землю русским крестьянам? Этот факт красноречиво характеризует отношение самодержавия к основной массе русского народа, что собственно и явилось основной причиной его катастрофы. Но этого вопроса Изместьев, как истинный монархист, касаться не желает.

С дворянством тоже дела обстояли по-иному. У дворян не было оснований для агрессивного недовольства. Выкуп земли, хотя и не вполне их устраивал, тем не менее, был приемлем. И те дворяне, которые хорошо вели хозяйство, свои земли сохранили и смогли обеспечить производство товарного зерна. Те, кто не смог организовать своё хозяйство, землю продали и смогли реализовать себя на военной и гражданской службе. И только незначительная часть пополнила ряды разночинной интеллигенции. Конечно, дворянство хотело участвовать в управлении государством и организации земств. Но здесь должно было выявиться встречное желание самодержавия содействовать этому процессу. Однако самодержавие с большим подозрением относилось к идее организации земств, не без оснований полагая, что они со временем МОГУТ стать ограничителем самодержавной власти.

Таким образом, два основных класса тогдашней России — крестьянство и дворянство — оставались лояльными самодержавию и могли продолжать быть его опорой в дальнейшем, если бы самодержавие смогло правильно организовать их экономическую и общественную жизнь. И никакие революционеры в союзе с либералами ничего бы не смогли сделать. Поражение в Крымской воине, при энергичной внешней политике, так же сравнительно быстро могло быть преодолено. Тем более, что не Россия потерпела поражение в Крымской войне. В этой войне поражение потерпело самодержавие. Тот, кто беспристрастно изучал ход Крымской войны, неизбежно приходит к выводу, что русская армия в 1856 году с честью выдержала все испытания. На Балтике союзные войска были отбиты. На Камчатке тоже. На Кавказе русские войска наступали и там для турок уже назревала катастрофа. Только в Крыму русские войска оборонялись у Севастополя. Положение союзников было до такой степени критическим, что следующей зимней кампании они могли не выдержать.

И это в условиях, когда против России, великой державы тою времени, выступил союз великих держав в составе: Англии, Франции и Турции. Их поддерживали другие государства при враждебном нейтралитете Австро-Венгрии, тоже великой державы. Смерть Николая I сломила волю самодержавия к продолжению войны и к победе. После смерти Николая I у руководства страной не оказалось людей способных возглавить армию и довести войну до победного конца. В этом как раз и кроется главная вина самодержавия и главная причина его поражения в Крымской войне. Но разбором причин, почему самодержавие докатилось до жизни такой, Изместьев не занимается. Ему проще обвинить во всех бедах страны революционеров, либералов, крестьян и дворян, но при этом оставить в девической невинности самодержавие. Не слишком ли простое объяснение? Мне кажется слишком. Именно поэтому ниже придётся проанализировать трансформацию самодержавия с момента его утверждения в Московской Руси и до революции 1917 года. Тем более, что Изместьев считает будто самодержавие в нашей стране продолжалось «более 500 лет».

В. М. Дёмин: От Русичей к Россиянам