?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Характеристика реформ советского периода. Ч — 1-я
Русь Великая
lsvsx


Детальную характеристику реформ советского периода, в силу ряда причин, делать сейчас преждевременно. Поэтому придётся ограничиться теми вопросами, которые Изместьев излагает абсолютно неверно, ибо такое изложение вводит в заблуждение многих неискушенных читателей.

Первый вопрос касается приезда Ленина и Троцкого в Россию после февральской революции 1917 года. То, что Ленин и его группа (около 60 человек) прибыли в Россию при помощи Германии, сомнений не вызывает. Субсидирование этой группы также осуществлялось германским министерством иностранных дел через члена РСДРП Парвуса. Однако роль группы Ленина в октябрьском перевороте 1917 года Изместьевым явно преувеличена, как собственно она преувеличена и всеми советскими историками.

В то же время о группе Троцкого, прибывшей из США от Я. Шиффа с большими деньгами, упоминается вскользь и с недоумением, касающимся задержания этой группы британскими властями, которые по требованию Временного правительства России вынуждены были эту группу отпустить. Англичане отпустили группу Троцкого не потому, что Временное правительство России вступилось за Троцкого и его группу, а потому, что на британское правительство и на Временное правительство России надавили американские еврейско-масонские круги. После этого британцам ничего не оставалось делать, как отпустить группу Троцкого.

Преувеличена роль Ленина и в самом октябрьском перевороте. Возможности групп ни по численности людей (60 человек у Ленина и 257 человек у Троцкого), ни по наличию денег (около 6 миллионов марок у Ленина и значительно больше у Троцкого) просто несопоставимы. Поэтому главным лицом в октябрьском перевороте был, конечно же, Троцкий, что собственно очень хорошо отразил Д. Рид в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир». Вообще, надо полагать. Д. Рид выполнял задание Я. Шиффа и наблюдал за тем, на что и как тратил американо-еврейские деньги Троцкий. Похоже, проживающий в США Изместьев опасается затрагивать этот вопрос и показывать решающую роль американских еврейско-масонских кругов в подготовке и осуществлении большевистского переворота в октябре 1917 года.

Если учесть данные А. Дикого, согласно которым из 556 высших должностных лиц Советской Республики 1918 года 449, включая Ленина (Ульянова-Бланка), были евреями, то станет абсолютно ясно, что в нашей стране в конце 1917 года была установлена еврейско-коммунистическая диктатура, находившаяся под контролем американских еврейско-масонских кругов, огромным желанием которых было овладение природными ресурсами России. Это желание не изменилось до настоящего времени. Поэтому нет ничего удивительного, что эти круги, используя Березовского, Гусинского и т.д., будут вновь стремиться объединить радикальных либералов, коммунистов, сепаратистов и террористов всех мастей, чтобы при их помощи оседлать русское национальное движение и использовать его для разрушения современной России, как это случилось с Российской империей, а затем и с Советским Союзом.

Второй вопрос касается деятельности И. Сталина. Сославшись на профессора генерала Н. Головина, генерала Н. Краснова, германского генерала Людендорофа, главкома Красной армии 1918 года Вацетиса, начальника штаба 10 армии Л. Клюева, защищавшего Царицын летом 1918 года, а также историка гражданской войны в России Н. Какурина, Изместьев признаёт, что Царицын летом 1918 гола являлся стратегическим пунктом исключительной важности для обеих воюющих сторон. Следовательно, те люди со стороны красных, которые организовывали оборону Царицына, должны были найти у Изместьева вполне положительную оценку. Тем более что, по мнению того же Изместьева, этим людям удалось из «разных отрядов партизанского типа и местных рабочих» к осени 1918 года сформировать 10-ю армию численностью около 40 тысяч бойцов.

И не только сформировать её в ходе беспрерывных боёв, но к тому же нанести сокрушительное поражение Донской армии генерала П. Краснова. Однако объективно оценивать работу командования и реввоенсовета 10-й армии он не желает. Причина здесь одна. Реввоенсовет 10-й армии в это время возглавлял И. Сталин. А И. Сталина сейчас очень многие считают абсолютным злодеем и вешают на него все грехи. Так и Изместьев обвиняет Сталина в необоснованных убийствах офицеров в Царицыне и организации гибели 11-й армии на Северном Кавказе. Однако далеко не всё обстояло так, как описывает Изместьев.

Весной 1918 года, когда Добровольческая армия, возглавляемая генералом Корниловым, пыталась взять Краснодар, командующий 11-й армией, бывший полковник Сорокин, сумел подтянуть резервы и удержать Краснодар в своих руках. Корнилов был убит и Добровольческая армия ушла на Дон.

Там она пополнилась, окрепла и в мае 1918 года вновь двинулась на Кубань. Разгорелись ожесточённые бои. Однако кубанское казачество уже перестало быть лояльным к красным и начало повсеместно поднимать восстания и присоединяться к добровольцам. 11-я армия начала терпеть одно поражение; за другим. В таких случаях часто бывает, что по армии ползут слухи об измене и начинают расти распри в среде командования. В данном случае распря разгорелась между командующим Сорокиным и реввоенсоветом 11-й армии. Сорокин, не желая брать на себя вину, выступил против реввоенсовета, арестовал и расстрелял почти всех его членов. Затем он был объявлен Реввоенсоветом Республики вне закона и убит. Обезглавленная 11-я армия стала быстро разлагаться и отступать. В ходе этого отступления «железная дивизия» Жлобы отошла к Царицыну и влилась в 10-ю армию. Именно приход этой дивизии в самый ответственный момент генерального наступления Донской армии П. Краснова на Царицын спас положение. Другая часть 11-й армии отошла к Астрахани, где была переформирована и выдержала все удары войск белых, вплоть до воссоединения с Юго-Восточным фронтом Красной Армии.

Именно тогда, когда летом 1918 года разразились трагические события в 11-й армии, И. Сталин и подверг аресту многих офицеров в Царицыне. Немалое число из них действительно было погублено. Но критики И. Сталина почему-то не хотят понимать, что шла гражданская война. Предательство было обычным делом. Примерно в это же время поднял мятеж на Восточном фронте его командующий Муравьёв. К тому же разваливающаяся 11-я армия могла подтолкнуть сочувствующих белым к выступлению в Царицыне. Возникает вопрос, что лучше: сидеть и ждать выступления сложа руки или предпринять упреждающие меры к недопущению такого выступления? Думается в тех условиях второе было предпочтительным. Так что И. Сталину придётся отдать должное в том, что он со своими соратниками твёрдой рукой навёл порядок в 10-й армии и сделал её вполне боеспособной силой. Упрекнуть можно разве что в излишней жестокости.

Оценить придётся и понимание Сталиным стратегической важности Царицына, чего увы недопонимали, в силу своем военно-политической безграмотности, многие царские генералы. Деникин был безусловно талантливым оператором, но стратегом он оказался заурядным. Ученик генерала Алексеева, он хотел создать свою собственную базу на юге, отдельную от Донской армии, и не хотел, пока не окрепнет Добровольческая армия, идти на совместные с донцами операции. Политические и военно-политические просчёты Деникина сыграли злую шутку с Добровольческой армией.

Точно такие же просчёты можно наблюдать и у Колчака. Пойдя на поводу у англичан, он не только загнал самую сильную свою армию в северные леса и болота, но к тому же отклонился от своей потенциальной русской базы на юге и юго-западе. Здесь мы вновь видим пренебрежение русским национальным движением и преклонение перед иностранцами. Адмирал Колчак, показывающий себя хорошим оператором в первой мировой войне, тоже оказался плохим стратегом.

В то же время в Красной Армии появилось немало талантливых военачальников, в том числе из состава офицерского корпуса царской армии, которые оперативно-стратегические вопросы понимали значительно лучше, чем их противники. Отряды 3-й и 5-й Украинских армий, которые из Луганска привели в Царицын Ворошилов, Щаденко, Руднев и Кулик были переформированы в 10-ю армию, которую летом 1918 года возглавил бывший царский полковник Егоров. В боях за Царицын, руководимая им армия, окрепла и нанесла поражение Донской армии генерала Краснова. В этих боях проявили себя довольно талантливыми военачальниками и многие выходцы из низов. Ворошилов, Щаденко, Руднев, Кулик, Жлоба и т.д., это все люди новой революционной эпохи. В этих боях особенно отличалась кавбригада, которую возглавляли Думенко и Будённый.

Затем кавбригада была развёрнута в кавдивизию. Но Думенко вскоре оказался в госпитале, а после госпиталя был назначен инспектором кавалерии 10-й армии. Дивизию возглавил Будённый, который продолжал успешно действовать, нанося донским казакам тяжёлые удары. В 1919 году дивизия Будённого была развёрнута в корпус. Не трудно увидеть, что именно из командного состава 10-й армии, в ходе боёв за Царицын, начала складываться группа военачальников, которая впоследствии поддержала Сталина.

Сталина из Царицына убрал не Троцкий. Его отозвал Ленин, так как Сталин был членом ЦК, таким же как Троцкий, вследствие чего власть Троцкого на него не распространилась. Осенью 1919 года, когда Деникин развернул наступление на Москву, командующим Южным фронтом был назначен Егоров, а реввоенсовет фронта возглавил Сталин. В район Воронежа, для перехвата рейдовавших корпусов белых Мамонтова и Шкуро, был двинут кавкорпус Будённого, которому удалось разгромить оба корпуса белых. В это время в Реввоенсовете республики к ЦК большевистской партии был принят план разгрома белых на юге Республики, предложенный Егоровым и Сталиным.

Суть плана сводилась к следующему. Главный удар наносился на Ростов через Донецкий бассейн. Этим ударом Добровольческая армия отсекалась от Донской казачьей, к тому же овладение Донецким бассейном увеличивало силы красных за счёт имевшихся там рабочих. Перед Егоровым встал вопрос, как реализовать этот план. Наступление стрелковых дивизий не позволяло рассечь фронт белых. Тогда-то Егоров и пришёл к мысли, что необходимо усилить кавкорпус Будённого, развернуть его в Конную армию и, придав пару стрелковых дивизий, двинуть на Ростов. Что и было блестящее исполнено.

То, до чего оказался неспособным додуматься Деникин, имевший кавалерии несравненно больше, чем красные, додумался Егоров, который перешёл к красным, так как маразм царских генералов стал ему вполне очевиден в ходе первой мировой войны. Таким образом, Егоров стал новым Скобелевым, а Будённый новым Струковым. В Конной армии Будённого оперативными вопросами занимался Шапошников, также бывший царский офицер. В реввоенсовет армии входили Ворошилов и Щаденко. Артиллерию возглавлял Кулик. Таким образом, костяк командования 10-ой армии собрался вновь и оказался вновь на направлении главного удара. Если мы обратим внимание, то увидим, что впоследствии Егоров, Будённый, Ворошилов, Кулик и Шапошников станут маршалами Советского Союза и сыграют огромную роль в судьбе страны.

После овладения Ростовом, Конная армия Будённого была переподчинена Юго-Восточному фронту и перенацелена на Краснодар. Ей предстояло форсировать Дон и затем двигаться на Краснодар. Однако такое использование Конной армии командованием Юго-Восточного фронта показывало непонимание им природы действий кавалерии. Разгорелись споры по этому поводу, вплоть до ЦК большевистской партии. Командующий Юго-Восточным фронтом был смещён, а на его место назначен выдвиженец Троцкого Тухачевский, который, однако, не отменял предыдущий приказ, а пытался добиться его выполнения. Разгорелась распря, имевшая позднее трагические последствия для Тухачевского. Будённый, при помощи Сталина, добился переброски Конной армии в Сальские степи, откуда и было начато успешное наступление, имевшее гибельные последствия для всей белой армии Деникина. Здесь Будённый сумел разгромить все объединённые генералом Павловым кавалерийские корпуса белых, ещё раз доказав своё полководческое превосходство.

В 1920 году началась война с Польшей. Спешно образуется Юго-Западный фронт на Украине. Командующим этим фронтом назначается Егоров. Реввоенсовет вновь возглавляет Сталин. Для усиления Юго-Западного фронта с Кавказа направляется Конная армия Будённого. Совершив тяжёлый марш и попутно разгромил и рассеяв отряды Махно, Конная армия и установленные сроки вышла в район сосредоточения. После непродолжительного отдыха она перешла в наступление, рассекла фронт поляков и устремилась на Львов. За нею двинулись остальные армии Юго-Западного фронта. Поляки долго не могли организовать оборону. Только перебросив свои стратегические резервы и оперевшись на оборонительные сооружения первой мировой войны, Пилсудскому удалось остановить наступление Конной армии Будённого под Лъвовом. А так как подход остальных армий Юго-Западного фронта задерживался, Конная армия втянулась в тяжёлые позиционные бои.

В это время Западный фронт Тухачевского успешно развивал наступление на Варшаву. Правый фланг шёл вдоль границы с Литвой и ему почти ничто не угрожало. Левый фланг, в связи с задержкой Конной армии под Львовом, стал постепенно оголяться. Но Тухачевский не озаботился выдвижением туда своих резервов, которых у него было предостаточно, не говоря уже о том, чтобы помочь Будённому своими войсками. Этим как раз и воспользовался Пилсудский, который, собрав свои последние резервы, нанёс сокрушительный удар с юга по войскам Тухачевского.

Фронт Тухачевского начал разваливаться на глазах. Поворот Конной армии Будённого на помощь Тухачевскому был осуществлён главным командованием Красной Армии и Тухачевский к этому не имеет никакого отношения. Однако, в тех условиях, Конная армия Тухачевскому существенной помощи оказать не могла, так как под Бродами нужно было еще сломить сопротивление сильной группировки противника.

В результате поражения Западного фронта Ленину и Троцкому пришлось распрощаться с мечтами о перенесении революции в Германию и Венгрию. А тут ещё Врангель начал успешное наступление из Крыма. С Польшей пришлось заключить мир на довольно невыгодных условиях. Отсюда понятно, что сваливать просчёты Тухачевского на командование и реввоенсовет Юго-Западного фронта вовсе не следует. К тому же следует иметь в виду, что в ходе военной дискуссии, развернувшейся в межвоенный период, однозначно была установлена вина Тухачевского в этом поражении. А так как Пилсудский бил Тухачевского в 1920 году дважды: вначале в мае, а затем в июле и августе этого года, то следует однозначно признать невысокое полководчество этого выдвиженца Троцкого, которого не без оснований считали выскочкой, как бывшие офицеры царской армии, так и командиры, поднявшиеся из низов. И если оценивать роль Сталина в Гражданской войне, то следует признать её значительной. Причём когда сталинская группировка победила и стали звучать слова «где Сталин, там победа», в этом была значительная доля правды.

Сейчас часто вспоминают Думенко и Миронова, высказывая мысль, что они превосходили Будённого. Миронов успешно командовал Второй Конной армией во время разгрома Врангеля. Если говорить об оперативно-тактической подготовке этих людей, то она была нисколько не хуже, чем у Будённого. Но так как они были казаками, то их отличала присущая казакам того времени шаткость и анархичность, в то время как требовалась партийная дисциплина. Вследствие этого они не могли удержаться в обойме видных военачальников межвоенного периода. Такие были не нужны прежде всего Троцкому, который и устранил их, не без оснований полагая, что они могут поднять серьёзный мятеж против советской власти.

Третий вопрос касается межвоенного периода, который Изместьев представляет себе очень смутно. Здесь у него остались лишь сталинские репрессии, на которых заостряет большое внимание протроцкистская «вольно-державная» общественность. После Гражданской войны в Советской России началась борьба за власть сталинской и троцкистской группировок. И хотя подавляющее большинство русского народа ничего не знало о связях троцкистской группировки с американским еврейско-масонским центром, всё-таки подспудно чувствовало, что Троцкий и его команда чужды интересам русского народа значительно больше, чем сталинская группировка.

В этой связи обеспечение военной безопасности страны полностью зависело от результатов этой борьбы. Эта борьба как раз и наложила глубокий отпечаток на все мероприятия, связанные с обеспечением военной безопасности страны. Сразу же после Гражданской войны в высших государственных и военных кругах развернулась дискуссия, касающаяся строительства вооружённых сил. Результатом её первого этапа явилось смещение Троцкого с поста главы военного ведомства. Вооружённые силы на короткое время возглавил «нейтральный» Фрунзе, а затем Ворошилов. Вооружённые силы были сокращены примерно в 10 раз, с 5,5 миллионов человек до 562 тысяч человек. Несколько улучшилось качество боевой подготовки.

Так же было определено генеральное направление развития вооружённых сил. Здесь, конечно, главную роль сыграла экономическая слабость Советской России, а не теоретические разработки. И всё же было чётко определено, что страна не должна ориентироваться на строительство большого флота, оснащённого линейными кораблями. Был сделан вывод, что флот должен быть сбалансирован. Преимущественное развитие должны получить подводные лодки и лёгкие силы флота. Допускалась только достройка некоторых кораблей крейсерского класса. Основное внимание, таким образом, было обращено на развитие сухопутных войск и авиации. То есть здесь чётко вышли на соблюдение выведенного нами выше закона, что развитие вооружений и вооружённых сил в нашей стране не должно идти в ущерб сухопутным войскам и авиации.

Был взят также уклон в сторону возможно большего накопления вооружений и боеприпасов, так как царская армия стала ощущать серьёзный недостаток в них уже в конце 1914 года. Эти просчёты самодержавия были настолько очевидны, что не требовали слишком глубокой теоретической проработки. И нужно отдать должное Сталину, что он сам всё это хорошо уяснил и приложил максимум усилий, чтобы этого добиться. Именно для этого ускоренными темпами развивалась тяжёлая индустрия, машиностроение, авиастроение, танкостроение, химическая промышленность и т.д. За короткий период Красная Армия была оснащена новейшими видами вооружений, не уступавшими по своим характеристикам иностранным. И что самое главное, они были отечественного производства. Этим снималась зависимость страны от поставок вооружений из-за границы. На закупку вооружений за границей Николай II затратил огромные средства, но так и не получил значительной части этих вооружений. Огромные финансовые средства осели в западных банках. Сейчас, при пересчёте, они оцениваются некоторыми специалистами чуть ли не в 4 триллиона (!!) долларов. То есть стратегически работа по обеспечению военной безопасности страны была определена правильно. В этой связи не будет преувеличением сказать, что именно достижения на данных направлениях военного строительства, как раз и обеспечили нам победу в Великой Отечественной войне.

В то же время на более низком уровне, где требовалось соответствующее теоретическое обоснование, работа велась далеко не так успешно, как этого требовало развитие военного дела. Военно-морские специалисты не смогли правильно оценить значение военно-морских театров Советского Союза, Северо-Восточной Норвегии и островов Шпицберген для обеспечения военной безопасности нашей страны. В результате создание Северного флота началось с большим опозданием, что отрицательно сказалось на ходе Великой Отечественной войны. Разработки оперативно-стратегических действий на данном направлении вообще не осуществлялись. Нельзя было не обращать внимания на то, что против Советского Союза могла образоваться коалиция европейских государств. В этом случае господство авиации этой коалиции над Балтийским и Чёрным морями становилось реальностью. Однако никаких разработок по этому вопросу сделано не было, что опять же отрицательно сказалось в ходе Великой Отечественной войны. Нужно прямо сказать, что развитие всего флота должно было осуществляться при обязательном учёте стремительного роста боевых возможностей авиации. Особенно это касалось развития Балтийского и Черноморского флотов.

Однако учёт авиационной опасности был недостаточным. В этой связи оперативно-тактические действия Черноморского и особенно Балтийского флотов оказались скованными, а положительные результаты были более чем скромными. На этот раз лучше действовал Черноморский флот. Балтийский флот надолго был блокирован в районе Ленинграда и Кронштадта. В результате ему пришлось, в основном, обороняться вместе с сухопутными войсками Ленинградского фронта. Корабельная артиллерия, призванная громить врага на море, использовалась для его поражения на суше. И тот, и другой флот, не имея возможности использовать эффективно большие корабли на море, вынужден был снять с них большую часть моряков и направить их на сухопутный фронт.

В настоящее время развитие авиации настолько далеко шагнуло вперёд, что на Чёрном и Балтийском морях боевые действия преимущественно будут иметь характер нанесения и отражения авиационно-ракетных ударов. Все остальные действия будут иметь вспомогательный и обеспечивающий характер.

Не лучше дела обстояли в области разработки теоретических основ строительства сухопутных войск и авиации, а так же их использования в вооружённой борьбе. Военно-теоретическое творчество в этот период характеризовалось: с одной стороны, почти полным отрицанием старого опыта, а с другой стороны, переоценкой опыта гражданской войны. В то же время обнаруживалось увлечение новейшими средствами вооружённой борьбы. На всё это накладывалась яростная борьба двух партийных группировок в стране. Военно-теоретическими разработками занимались, в основном, офицеры бывшей царской армии. Поднявшиеся на гребне гражданской войны командиры, бывшие солдаты, прапорщики и вахмистры, участия в этом почти не принимали, составляя в то же время костяк практиков, которые занимались подготовкой войск, опираясь, в основном, на свой боевой опыт.

В стране, где до этого времени не было создано сколько-нибудь значительной отечественной военно-научной школы, существовали только общие представления о развитии военного дела, не имеющие обоснованных теоретических концепций по военно-политической стратегии, оперативно-стратегическим и оперативно-тактическим вопросам. По существу приходилось начинать почти с нуля. Поэтому долгое время казалось, что это был бум военно-теоретической мысли, равный её вершине. На самом деле это было половодье, которое, сметая на своём пути все преграды, уносило с собой и немало ценного, особенно в вопросах боевой подготовки войск.

А после половодья, как известно, остаётся немало всякого мусора на дне и вдоль берегов реки. Вся эта работа велась сумбурно, в основном по инициативе самих теоретиков, которая практически очень слабо была связана со строительством сухопутных войск и авиации.

Генеральный штаб Красной Армии, по большому счёту, этой работой не руководил, занимаясь, в основном, текущими делами, как собственно и военное ведомство, которым руководил Ворошилов. В результате вопросы военно-политической стратегии вообще были упущены. Никаких серьёзных работ по изучению прошлого опыта в этой области написано не было. Позднее эта область была узурпирована Сталиным и её невозможно стало изучать также, как и во времена самодержавного абсолютизма династии Романовых.

Основная масса разработок поэтому была посвящена оперативно-стратегическим вопросам. Однако эти вопросы изучались однобоко и только с точки зрения ведения успешного наступления. Но даже в изучении этих вопросов имелись громадные пробелы. От наших военных теоретиков ускользнул выдающийся опыт Егорова и Будённого — опыт использования кавалерии для решения оперативно-стратегических задач. Зато потенциальный противник — Генеральный штаб Германии очень скрупулёзно изучил этот опыт и положил его в основу строительства своих подвижных войск и разработку планов молниеносной войны (блицкрига). В этом плане следует иметь в виду, что теоретические разработки того периода только в самом общем плане влияли на строительство сухопутных войск и авиации.

В то же время опыт гражданской войны породил необоснованное убеждение, что боец Красной Армии, воодушевлённый коммунистическими идеями, является лучшим солдатом в мире. Воодушевление и убеждённость, конечно же необходимы в вооружённой борьбе, но ещё больше необходима профессиональная подготовка солдата. А вот она-то была организована из рук ион плохо. На боевую подготовку в 20-х годах отводилось ежегодно от 0,07 до 0,17 процента военного бюджета. В то же время на партполитработу ежегодно в среднем выделялось 0,54 процента военного бюджета. Надо полагать, что 0,07 процента военного бюджета — это цифра соответствующая тому времени, когда военное ведомство возглавлял Троцкий. Такое положение сохранялось почти до конца 30-х годов. И это не случайно. Дело в том, что в армии была внедрена американская территориально-милиционная система организации, и подготовки сухопутных войск.

Из этой территориально-милиционной системы американского образца была исключена только кавалерия. В кавалерии командовали практики — бывшие солдаты, унтер-офицеры и прапорщики.

Подготовленные ещё в предреволюционные годы: Будённый, Тимошенко, Апанасенко, Городовиков обеспечили высокую подготовку кавалерии и воспитали целую плеяду военачальников, проявивших свои таланты в ходе Великой Отечественной войны, среди которых Жуков, Рокоссовский, Ерёменко, были, безусловно, лучшими. Поверхностное отношение к боевой подготовке продолжалось вплоть до 1939 года. Хасан, Халхин-Гол и особенно война в Финляндии показали низкую боеспособность сухопутных войск Красной Армии. Замена Ворошилова на Тимошенко, безусловно, положительно сказалась на улучшении боевой подготовки и переходе Красной Армии с территориально-милиционной на кадровую систему комплектования и подготовки сухопутных поиск. Однако выправить положение за оставшиеся до войны 1,5 года было просто невозможно.

Но удивительно, что практики не находили в военной теории опоры своим действиям и до всего им приходилось доходить своим умом и своей сметливостью. В результате между практиками и теоретиками росла отчуждённость и далеко не все разработки теоретиков находили воплощение в строительстве и боевой подготовке войск, так как очень часто это были всего лишь общие рекомендации, не раскрывавшие многие важные частные моменты. Большим достижением военной мысли 30-х годов считается разработка теории глубокой операции. Этим вопросом занимались многие военные теоретики и многие военачальники. Однако бросается в глаза то, что разработка этой теории лишь косвенно отразилась на строительстве вооружённых сил и их боевой подготовке. Считалось достаточным иметь крупные мотомеханизированные соединения и многочисленную авиацию, чтобы осуществить эту операцию. На качество этих войск внимания обращено почти не было.

Ч — 2-я