?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Московское войско, Новгородское княжество и Большая тюркская орда
Русь Великая
lsvsx

В период войны Москвы с Казанью Большая тюркская орда по разным причинам не стала вмешиваться в их отношения.Во-первых, распри между Ахматом и Махмудом привели к образованию Астраханского ханства, что резко ослабило Большую тюркскую орду.

Во-вторых, сохранялась опасность нападения тюрок-крымчаков.

В-третьих, ослабление Москвы и Казани было выгодно для Большой тюркской орды. Более того, она даже была заинтересована в победе Москвы, так как это давало ей право требовать от неё выплаты всей дани (выхода) только ей.

В-четвёртых, на востоке выявилась новая опасность.

После смерти в 1468 году правителя Синей орды Абулхаира, его приемником стал сын Шейх-Хайдар. Этот молодой и энергичный правитель не был связан никакими договорами с правителями Рассении, а поэтому поставил перед собой цель вновь подчинить себе Ногайскую и Кайсакскую орды. В 1469 году он собрал большое войско и значительно потеснил племена Ногайской орды. Правители Рассении организовали создание союза против Шейх-Хапдара. Против угрозы с юга объединились Сибирское татарское княжество, Кайсакская орда и Ногайская орда. Затем к этому союзу присоединилась и Большая тюркская орда.

Ахмет-хан неплохо знал историю и помнил походы Тимура. Повторения подобных походов он, конечно же, не хотел. Поэтому послал своё войско в помощь союзу. Здесь преследовалась и другая цель. В случае войны с Астраханским ханством или Крымом Ахмет рассчитывал получить помощь с востока. Совместными усилиями в 1470 году союзу удалось разгромить узбекское войско Шейх-Хай-дара. Сам он был убит в сражении. Однако узбеки провозгласили ханом малолетнего сына Шейха-Хайдара Шейбана, который бежал в Астрахань и нашёл там покровительство у астраханского хана Каси-ма (сына Махмуда). Теперь помощь союза понадобилась Ахмет-хану. В 1471 году войска союза осадили Хаджи-Тархан (Астрахань) и при-нудили Касима удалить Шейбана из ханства.

Пока Большая тюркская орда была занята проблемами на востоке и юге, Иван III вступил в борьбу с Новгородом. В начале ноября 1470 года умер архиепископ Новгородский Иона, стремившийся компромиссами умерить остроту конфликтов. Сразу же после его смерти подняла голову пролитовская партия, что грозило выходом Новгорода из-под великокняжеской руки. Не допустить это могла только победоносная война. И она началась. Учтя ошибки войны с Казанью, против которой силы наращивались постепенно, великий князь Иван III и его окружение мобилизовали почти все силы Московского княжества.

Все войска были разделены на несколько отрядов. Передовой отряд князя Д.Холмского насчитывал около 10 тысяч человек. Затем выступил отряд князя И.Стриги-Оболенского. Последними выступили главные силы войска во главе с великим князем. Псковичи наступали отдельно. Особый отряд, включавший вятичей, был направлен в северодвинские владения Новгорода. Боевые действия сразу приобрели характер широкомасштабной операции. Это дало скорый и победоносный результат. В отличие от войны с Казанью, здесь потребовалось всего чуть более полутора месяцем боевых действий. Так что блицкриг - это не новаторство XX века. Такие войны осуществлялись и в прошлом, если, конечно, какая-то воюющая сторона стремилась достичь решительной победы.

Передовой отряд князя Д.Холмского состоял, в основном, из стрелецких дружин славян-татар. Он вышел из Москвы 6 июня 1471 года. Именно он и сыграл решающую роль в разгроме Новгородских ратей. После взятия Старой Руссы, в конце июня, Д.Холмский нанёс последовательно поражение двум пешим отрядам новгородцев. А 14 июля на берегах реки Шелони произошло решающее сражение.

Отряд Д.Холмского, почти в четыре раза уступавший в численности новгородцам, разгромил их наголову. В сражении были убиты видные деятели Новгородской республики. Тысячи новгородцев погибли, либо были ранены, несколько десятков посадников и бояр попали в плен.

В конце июля в ожесточённом сражении на Северной Двине была разбита новгородская рать князя В.Гребёнки-Шуйского. Таким образом, всего лишь месяц реальных боевых действий показал полную неспособность Новгорода противостоять правильно организованному войску Московского великого княжества. В день сражения на Северной Двине 27 июля 1471 года, в местечке Коростень, начались переговоры, а затем был заключён мир. Главный итог Коростьшского мира состоял в том, что он подводил черту под равностатусными отношениями Москвы и Новгорода. Новгород признал себя «отчиной» московского великого князя. Любые обращения к Литве объявлялись незаконными. Усиливалась роль институтов великокняжеской власти в Новгороде, его наместников и дворецкого.

Новгород обязывался также выплатить огромную контрибуцию (свыше 16 тысяч рублей). Московскими и псковскими войсками, кроме того, была захвачена огромная добыча. Таким образом, в 1471 году политическая судьба Новгородской боярской республики была предрешена. Литва, связанная войной на западе, не могла помочь своим сторонникам в Новгороде. Однако она всё же попыталась направить на Москву хана Большой тюркской орды Ахмата, который в это время, освободившись от проблем на востоке и юге, жаждал восстановить вассальную зависимость Москвы.

В июле 1472 года Ахмет-хан, имея ограниченные силы (около 50 тысяч человек войска), совершил поход против Москвы. В известном смысле этот поход был неожиданным для неё. Большая часть войска находилась на севере и в центре ораны. Однако созданная в предшествующие годы система порубежной стражи сработала эффективно. На северный берег Оки быстро выдвинулись отряды удельных князей. Затем подошло великокняжеское войско. Таким образом, попытки войск Ахмет-хана форсировать реку были отбиты. Ахмет-хану удалось разграбить несколько волостей на правобережье Оки, взять и сжечь Алексин.

И всё же великий князь Иван решил заключить с Ахмет-ханом мир. По этому мирному договору он признавал вассальную зависимость от Большой тюркской орды и обязывался выплачивать полную дань (выход) в размере 140 тысяч алтын. Время решительной схватки ещё не пришло. Тем более, что в ходе войн с Казанью и Новгородом московское войско было всё же ослаблено и нуждалось в восста-новлении своих сил. Кроме того, опасность со стороны Новгорода ещё продолжала оставаться. Вначале нужно было окончательно решить эту проблему. А также найти союзников для борьбы с Литвой и Большой тюркской ордой.

В 1472 году турки-османы высадили своё войско с артиллерией в Крыму и помогли крымскому хану овладеть городами-крепостями генуэзцев. Были взяты и разрушены Таврия и другие фактории, превращенные в крепости. Крымское ханство объявило себя полностью независимым от Большой тюркской орды. Это резко обострило отношения между ними. В результате, крымскому хану понадобились союзники для борьбы с Большой тюркской ордой. Поэтому по инициативе Крымского хана Менгли-Гирея в 1474 году начались переговоры с Москвой о союзе.

В 1472 году произошло ещё одно знаменательное событие, имевшее для Москвы далеко идущие последствия. В 1467 году, когда Великого князя не было в столице, умирает его первая жена Мария Борисовна, дочь тверского великого князя. Есть основания полагать, что её смерть не была естественной. Встал вопрос о повторной женитьбе Ивана II. После подчинения Казани и разгрома Новгорода роль Москвы резко возросла. Появилась необходимость формального закрепления рождавшегося мощного государства. Титул «Государь великий князь всея Руси» мог быть воспринят европейскими государствами вполне положительно, ели бы великий князь породнился с каким-либо царственным домом Европы.

Выбор пал на Софью (Зою) Палеолог, племянницу двух последних византийских императоров и дочь их родного брата, морейского деспота Фомы Палеолога. Софья никогда не жила в Константинополе. С 1465 года она находилась в Риме и была под влиянием римского Папы. Переговоры о женитьбе велись несколько лет. Окончательное решение было принято в 1472 году.

В начале ноября этого же года Софья вместе с послом Ивана III и Папы Римского прибыла в Москву. 12 ноября состоялось бракосочетание Ивана III и Софьи. Однако повторная женитьба не оправдала благих ожиданий, и в то же время породила немало проблем. Во-первых, европейские страны не спешили признавать за Иваном III титул «Государь и великий князь всея Руси», указывая на то, что он является улусником Большой орды. Во-вторых, в семью великого князя был внесён разлад. Взаимная неприязнь сразу же поразила Софью и старшего сына Ивана III Ивана Ивановича, который теперь часто оказывался к немилости у отца и далеко не всегда заслуженно.

Авторы современного учебника «История России с древнейших времён до конца XVII века» сумбурно и поверхностно повествуют о роли Софьи в событиях того времени, а поэтому не дают правдивой оценки её деятельности. А ведь стоило только обратить внимание на происхождение Софьи и её контакты с папой римским, как многие отрицательные стороны её личности стали бы видны как нельзя лучше. Византийский двор и резиденция папы римского всегда были средоточием интриг. Там ради достижения цели никогда не брезговали любыми средствами. Софья была достойным продуктом этой школы. Она уже в Риме обзавелась приближёнными, которые были прекрасными организаторами этих интриг. Были среди её приближенных колдуньи чёрной магии.

Были и евреи-выкресты, которые должны были наладить тесные связи с церковью византийского толка в Москве, чтобы усилить византийскую ортодоксию. Есть основание полагать, что Софья тоже была еврейкой. Всё это позднее приведёт к трагедии, сходной с трагедией Артаксеркса, Амана, Мардохея и Эсфири. Всё это будет позднее, а сейчас пока начался разлад в семье великого князя.

В 1477 году, по инициативе приближённого Ивана III дьяка Фёдора Курицына, новгородские послы на переговорах в Москве назвали великого князя Ивана не «господином» Великого Новгорода, а «государем». Признание новгородцами титула «государь» означало уравнение Великого Новгорода с другими подвластными московскому великому князю областями. Этот факт стал известен в Новгороде из уст московских послов. Он вызвал взрыв возмущения новгородцев. Началось восстание, в результате которого была учинена расправа над несколькими боярами из «московской» партии. Московские купцы были изгнаны, а заявление новгородских послов о титуле дезавуировано. Иван III решил покончить дело силой.

Новый поход на Новгород начался в октябре 1477 года. Серьёзных столкновений войск не было. Московское войско взяло Новгород в осаду в конце ноября, а 7 декабря начались переговоры.

Позиция, заявленная от имени Ивана III князем И.Патрикеевым, была предельно жёсткой.

Ликвидировались вече, посадники и вечевой колокол. Новгород уравнивался с другими областями Московского великого княжества. Подлежали отчуждению в пользу государя все бывшие княжеские вотчины в Новгородской земле. Все главные требования были приняты новгородцами без липших проволочек. 15 января 1478 года государь и великий князь всея Руси Иван III осуществил парадный въезд в «свою отчину». Месяц он провёл в столице поверженной боярской республики. 17 февраля 1478 года Иван III отправился в Москву. За ним везли вечевой колокол - зримый символ поверженной государственной самостоятельности Великого Новгорода.

Такое обращение с Великим Новгородом, естественно, не понравилось хану Большой тюркской орды, так как оно принципиально меняло государственный статус одного из подвластных столов, дань (выход) с которого учитывалась отдельно. Изменение статуса требовало разрешения хана.

Он же такого разрешения не давал. Тем более Иван III уже в 1477 году прекратил выплату ежегодной дани и фор-сировал переговоры с Менгли-Гиреем. Назревал конфликт, к которому хан Ахмат, по большому счету, не был готов. Дело в том, что союз с восточными соседями у него распался по его собственной неосмотрительности. Когда в 1476 году на короткое время ему удалось посадить в Крыму своего племянника Джанибека, у него созрели планы возрождения былого могущества Большой тюркской орды времён Тохтамыша.

Естественно, это вызвало недовольство со стороны ханов Казани, Крыма, Астрахани и Ногайском орды, которые теперь становились потенциальными союзниками Ивана III. Поэтому хан Ахмат незначительно усилился только за счёт Казанского ханства, от которого отделилась, в результате поражения от Москвы, часть мурз и беков со своими людьми по Волге. А если учесть, что славяне-татары продолжали интенсивно уходить и наниматься на службу к московскому князю, то станет ясно, что это усиление было незначительным. Максимально он мог собрать около 80 тысяч человек войска.

Поэтому подсчёты авторов вышеприведённого учебника абсолютно неправильны, когда они указывают, что Ахмат имел более ста тысяч воинов, да ещё усилился за счёт калмыков, якобы выведенных из Средней Азии, и воинских сил Астраханского ханства. Никаких калмыков он из Средней Азии не выводил. Не мог он рассчитывать и на помощь Астрахани. С ней он враждовал.

Вот почему в 1478 году он начал интенсивные переговоры с Литвой о совместных действиях против Москвы. В эти действия Литва пыталась втянуть и Ливонский орден, усиливший свои враждебные действия против Пскова.

В этой связи положение Ивана III было значительно более прочным. Московское великое княжество значительно увеличилось. Московское войско не без проблем, но шло от успеха к успеху. Этому способствовало продолжение Иваном III политики своего отца Василия II, касающейся приглашения славян-татар и славян-казаков на службу московскому князю. Исследователь тюркской истории и последовательный сторонник теории Л.Гумилёва - Р.Н.Безертинов считает, что в период распада Большой тюркской орды татары уходили со своими «атаманами, атаман-отец войска» на её окраины, обычно реки Дон и Днепр, а также «в пределы русских княжеств в поисках военной службы хлынуло большое число казаков и татар со своими беками. Шли они в эти княжества, как к своим союзникам, так как считали их одним из бывших улусов Золотой орды».

Вот, дорогой читатель, образчик, когда исследователь не видит разницы между татарами и казаками, с одной стороны, и тюрками, с другой стороны; когда татар и казаков огульно записывает в тюрки. Собственно, Р.Н.Безертинов здесь не новатор. Официальная историческая наука уже давно делает то же самое, только с одним отличием, она вообще не касается этнической принадлежности казаков. С таким подходом я, естественно, согласиться не могу.

Выше мы установили, что татары были восточными славянами. Именно они составляли основу постоянного полевого ордынского войска Рассении. Для наблюдения за рубежами державы и содержания переправ в ордынском войске выделялась особая часть воинов, которая называлась казаками. Небольшие отряды этих воинов постоянно перемещались вдоль назначенных рубежей или рек, чтобы не пропустить вторжение неприятеля.

За постоянное их перемещение с места на место им и дали название казаки. В казаки набирались самые неприхотливые и выносливые воины. Они были мастерами маскировки, хорошими наблюдателями, ловкими наездниками. Прекрасно стреляли из лука, владели саблей и ножами. Из защитного вооружения они имели облегчённый кожаный доспех и такой же облегчённый щит. Таким образом, казаки были мастерами одиночного и группового боя, а татары мастерами действия организованного полевого войска. Кроме сабель, они имели более тяжёлое и прочное защитное вооружение, более тяжёлые и дальнобойные луки, а также копья.

Трансформация западного ордынского войска и образование Большой тюркской орды с 1300 по 1380 годы дали первый всплеск расслоения по этническому принципу, когда значительная часть славян-татар перешла на службу в Московское княжество и тем самым обеспечила его первый короткий подъем и победу над тюрками на поле Куликовом. Восстановленное на короткое время Тимуром западное ордынское войско (Западная орда) обеспечило приход с востока новой волны славян-татар Рассении, которые оседали на Волге и Верхнем Дону. Именно отслужившие в войске славяне-татары занимались там землепашеством, о котором пишет Р.Н.Безертинов, и к которым тюрки не имели никакого отношения. Тюрки занимались кочевым скотоводством, которое как раз явилось одной из причин гибели Большой тюркской орды, так как внутри неё началась борьба за пастбища для скота между тюрками-крымчаками и тюрками-степняками.

После гибели Едигея, Большая тюркская орда вновь начала распадаться. Причём этническая доминанта играла опять далеко не последнюю роль. И оказалось, что славяне (татары и казаки) по Днепру потянулись к Литве, а по Волге и Дону к Москве. Поэтому шли они в западные славянские княжества не потому, что это были улусы несуществовавшей Золотой Орды, а потому, что они были славянами и шли к славянам. В критический момент этническая доминанта оказалась определяющей.

Уход славян (татар и казаков) из тюркских ханств вёл к их серьёзному ослаблению. Большая тюркская орда лишалась самого боеспособного элемента. Вместе с этим разрушалась и организация войска. Большая тюркская орда к моменту решающего столкновения с Москвой уже не имела правильно организованного войска. Это была обычная тюркская орда, состоявшая из большого числа мелких орд. Её боеспособность была невысокой, численность тоже была сравнительно небольшой. При Ахмет-хане Большая тюркская орда была подобна Большой тюркской орде Мамая. Её численность приблизительно была равной орде Мамая и составляла около 80 тысяч человек.

В то же время переход славян (татар и казаков) на службу московскому князю резко усиливал боеспособность его войска, что и сказалось при ведении войн с Казанью, Новгородом и, собственно, Большой тюркской ордой. Московское войско теперь состояло из постоянного великокняжеского войска численностью в 40 тысяч чело век и ополчений-ратей удельных князей общей численностью более 60 тысяч человек. Таким образом, великий князь Иван III мог выставить войско численностью свыше 100 тысяч человек, боеспособность которого была выше, чем у войска Большой тюркской орды.

Ополчение-рать удельного князя насчитывала несколько тысяч человек. Основой её была дружина удельного князя в несколько сотен человек. Постоянное великокняжеское войско и ополчения-рати удельных князей совместно действовали только против крупных неприятельских сил. Ополчение-рать удельного князя, в основном, использовалось для организации рубежной стражи и предотвращения нападения мелких тюркских орд на территорию Московского великого княжества. Постоянное великокняжеское войско предназначалось для дальних походов и служило резервом для отражения крупных сил неприятеля.

Новая организация войска Московского великого княжества была большим шагом вперёд по сравнению с прежней его организацией. Ранее войско включало ополчение-рать Московского княжества и ополчения-рати других союзных княжеств. Однако новая организация Московского войска ещё сильно не дотягивала до организации ордынского славянского войска. Она имела ту существенную слабость, что удельный князь, в силу тех или иных обстоятельств, мог либо не принять участия в войне или сражении, либо всячески ограничивать участие в сражении ополчения-рати. Действия Д.Шемяки в этом плане наиболее показательны.

На этот недостаток в организации управления войском неоднократно указывали военачальники стрелецких дружин, среди которых Иван Иванович нашёл искренних друзей. Он очень быстро понял суть дела и стал настойчиво добиваться от своего отца изменить систему управления войском, тем более, что этим злоупотребляли его дядья Андрей Большой и Борис, которые формально принимали участие в войнах, но в сражениях старались участвовать как можно меньше. В их лице Иван Иванович нажил себе недругов. Да и отец, подзуживаемый Софьей, настороженно отнёсся к предложениям сына. Софья не приминула разжечь костер враждебного отношения братьев Ивана III к его сыну.

Первоначальное недовольство братьев племянником через некоторое время переросло в недовольство Иваном III. Братья стали упрекать Ивана III тем, что он не желает делиться «промыслами», так как эти промыслы, в конце концов, отходили Ивану Ивановичу, чего, конечно же, дядья не хотели. Поводом для разрыва отношений послужил отъезд к Борису князя И.Лыко-Оболенского, наместника Ивана III в Великих Луках. Здесь явно не обошлось без подкупа, как со стороны Бориса, так и содействия ему со стороны Софьи. Иван III неоднократно требовал от брата возвращения наместника. По приказу великого князя И.Лыко-Оболенский был арестован в собственной вотчине и посажен в тюрьму.

Этот арест дал толчок к открытому мятежу братьев. Борис с семьёй и своим окружением 1 февраля 1480 года отправился к Андрею Большому в Углич, Оттуда их объединённые рати выступили к Ржеву. В это время Иван III был в Новгороде. Информация о выступлении братьев вынудила его вернуться в столицу. Братья не развязали боевых действий и продолжали движение в западном направлении. Вырисовывалась опасность их ухода в Литву на соединение с Казимиром.

Однако на первом этапе мятежа Андрей и Борис пытались найти опору в оппозиционных кругах Москвы, которые начали образовываться вокруг Софьи, и надеялись, что Новгород перейдёт на их сторону.

Кроме влияния на братьев Ивана Ш, Софья большое внимание уделила церкви. В то время церковь в Московском великом княжестве была аморфным образованием. В ней была масса разных течений, среди которых правоверная византийская ортодоксия не занимала ещё безраздельного господства.

Софья и её приближенные поставили задачу усилить влияние византийской ортодоксии, а поэтому убедили митрополита Геронтия осуществить обряд освящения Успенского собора по византийскому образцу. Обряд состоялся осенью 1479 года. В результате, Иван III прилюдно обвинил митрополита Геронтия в неправильности обряда освящения. Первосвятитель отверг эти упреки, требуя невмешательства великого князя в дела церкви. А так как скандал произошёл публично, это придало ему политическую окраску.

Однако надежды братьев на московскую оппозицию оказались напрасными. Она была ещё довольно слаба. Не помогли и новгородцы. Предыдущие погромы сделали свое дело. Тогда Андрей и Борис пошли на переговоры. Но три раунда этих переговоров не дали нужного им результата. Более того, во время переговоров выяснилась причастность Софьи к неблаговидным делам братьев.

Результатом этого явилась её первая опала и ссылка в Белоозеро, где она сполна выместила свою злобу на местном населении. Её свита творила всяческие насилия над людьми. Не добившись успеха на переговорах, братья со своими ратями расположились в Великих Луках, отправив семьи в Витебск, который предоставил им в качестве убежища великий князь литовский Казимир. Так он укреплял позиции мятежных удельных князей. В то же время провоцировал выступление Ахмет-хана против Москвы. Вот почему хан Большой тюркской орды решил летом 1480 года осуществить поход против неё.

В начале 1480 года резко изменилась обстановка в Крыму. Крымская знать вынудила хана Нур-Даулята бежать в Литву. Ханом в третий и последний раз был возведён Менгли-Гирей. Бегство Hyp-Даулята в Литву вынудило Менгли-Гирея заключить соглашение с Москвой, по которому главным «недругом» Крыма назывался хан Большой тюркской орды Ахмет, а для Москвы таким противником назывался великий князь литовский Казимир. Обе стороны, в случае
нападения их главных противников, обязывались оказать друг другу помощь. В мае 1480 года крымский хан дал присягу на верность договору московскому послу. Таким образом, образовался союз Москвы и Крыма. Большая тюркская орда, несмотря на интенсивные переговоры с Литвой, такого союза создать не смогла. Достичь большего Москве мешало то, что она вряд ли предполагала о наличии потенциальных союзников на востоке. В этой связи следует сказать, что авторы вышеприведенного учебника грубо ошибаются, когда утверждают, что в этот период Иван III переживал самое трудное время своего правления.

Несмотря на семейные дрязги и ссору с братьями, Иван III имел достаточно возможностей для того, чтобы успешно отбить нападение Ахмет-хана, который испытывал недостаток сил и вынужден был броситься в авантюру. В июле он начал движение к границам Московского великого княжества, предварительно отправив своего посла в Литву. При этом он рассчитывал, что Литва всё же выставит войско против Москвы. В Москве, однако, не дремали и уже в мае по «первым вестям» выдвинули «скорых воевод» на пограничный рубеж. В начале июня на этот рубеж выдвинулись отряды ещё двух уделов, а 8 июня выступил в поход старший сын Ивана III великий князь Иван Иванович во главе основного войска. Его сосредоточение произошло в г. Серпухове.

Здесь следует сказать, что ссора братьев с Иваном III имела то положительное последствие, что Ивану Ивановичу удалось добиться от отца назначения его командующим всем войском, а князя Д.Холмского, ранее прекрасно зарекомендовавшего себя, назначить своим помощником и первым заместителем. Войско получило компетентное и твёрдое управление. Это сразу же сказалось на ходе боевых действий. Попытки отдельных орд Ахмет-хана преодолеть реку Оку не имели успеха. Все они были отбиты московскими войсками. Ахмет-хаи, видя, что Москва приготовилась к отражению нападения, в первой половине сентября направил свои главные силы к устью Угры, левому притоку Оки, разделявшей тогда Московское и Литовское княжества.

Ахмет-хан ещё питал иллюзии в отношении Казимира, а посему стремился своим движением навстречу побудить его к выступлению. Он рассчитывал также, что ему удастся обойти засечный рубеж по Оке и ударить московским войскам во фланг и тыл. Однако его расчёты не оправдались. Литва не выступила, а московское войско упредило его в развёртывании на угринском рубеже пятью днями раньше. Ранним утром 8 октября войско Ахмет-хана начало форсировать реку Угру в нижнем течении. Завязалось сражение, которое длилось несколько часов, но не принесло успеха тюркам. Ахмет-хан в следующие дни вновь пытался преодолеть Угру, как в этом месте, так и выше по течению реки, но успеха так и не добился.

Московское войско везде встречало его орды организованно, широко применяя огнестрельное оружие, благодаря чему наносили противнику ощутимые потери на дальностях свыше пятисот метров. Успех московского войска был обеспечен не только благодаря их оснащению, выучке и удачному расположению на оборонительном рубеже, но также своевременному маневрированию, которое является показателем полководческого искусства военачальников, возглавлявших московское войско. Этими военачальниками были командующий великий князь Иван Иванович Молодой и главный воевода московского войска князь Д.Холмский.

Иван III в эти дни находился в Москве, куда он вернулся 30 сентября для ведения переговоров с послами братьев. Не сумев ничего добиться от великого князя весной, братья были вынуждены пойти на уступки. Иван III, учитывая возможность ухудшения обстановки, тоже пошёл на компромисс. Необходимость в полках удельных князей ему казалась очевидной. Будни, когда на Угре начался ледостав, рати Андрея и Бориса влились в московское войско. Почти полумесячное пребывание великого князя в Москве было вызвано ещё и тем, что в его окружении с новой силой вспыхнули разговоры и споры о необходимости нанесения решительного поражения Большой тюркской орде.

Сторонниками решительных действий против Большой тюркской орды были военачальники славяне-татары, которые призывали разгромить Большую тюркскую орду и восстановить Славянскую Державу (Рассению). Эти предложения впервые прозвучали ещё в период организации походов на Казань.

Именно в это время в разговорах и спорах верхов Московского великого княжества появляется наименование страны, приемником которой оно должно было стать. И это наименование тогда звучало как Рассея. Однако Иван III с такими предложениями не согласился. На это было несколько причин.

Во-первых, по незнанию он полагал, что Ахмет-хан располагает большими силами, а поэтому считал, что добиться над ним победы будет невозможно. Во-вторых, он хорошо понимал, что восстановление Славянской Державы (Рассении) вновь вернёт Москву в положение удельного княжества, чего он, естественно, не хотел. В-третьих, он хорошо помнил времена прадеда Дмитрия Донского, когда победившая, но лишившаяся почти половины своего войска Москва оказалась беззащитной перед внешним вторжением. В новых условиях такими противниками могли стать Казань, где враждебность таилась с прошлой войны, и Литва, чьи происки не прекращались уже который год. В этих условиях Большая тюркская орда до поры до времени нужна была Москве, если уж не как союзница, то и не как антагонистический противник. Поэтому подвергнуть её полному разгрому Иван III необходимости не видел.

Несмотря на наступление холодов, Ахмет-хан не уходил и грозился начать наступление, как только река Угра замёрзнет. В конце октября Угра замёрзла. Иван III, чувствуя, что близится развязка, с собранными резервами поспешил к войску. Эти резервы давали существенный перевес над противником. Ахмет-хан, как только узнал о подходе новых сил из Москвы, пошёл на переговоры. Во время переговоров выявилась внутренняя слабость Большой тюркской орды. Поэтому все требования Ахмет-хана были отвергнуты. Видя, что переговоры не дают результатов и затягиваются, Ахмет-хан в середине ноября начал отступление.

В ходе него он опустошил территории западнее Угры и Оки, которые принадлежали тогда Литве, чем выместил своё недовольство её позицией, не пожелавшей выступать на его стороне. Московское войско не преследовало орды Ахмет-хана. Оно только переправилось на южный берег Оки и взяло под защиту московские волости, чтобы не допустить их разграбления и опустошения. Так закончилась зависимость Московского великого княжества от Большой тюркском орды и была обретена полная его суверенность.

Отход орд Ахмет-хана не был организованным. Этим воспользовались ногайцы, которые переправились через Волгу и поджидали Ахмет-хана на Дону. Ослабленные физически и психологически орды Ахмет-хана были разбиты. Сам Ахмет-хан погиб в сражении. Ногайцы, захватив большую добычу, ушли на восток. После гибели Ахмет-хана его сыновья (Муртаза, Сеид-Лхмет, Ших-Ахмет, Бахадур, Хо-дяк и Янай) разделили улус своего отца. Каждый получил свою долю.

Наибольшая часть досталась Ших-Ахмету получившему престол отца. В середине 80-х годов сыновья Ахмета начали наступление против Крыма. В 1485 году Муртаза вторгся в Крым, но был разбит и попал в плен. Однако в этом же году в Крым ворвался его брат Ших-Ахмет, который разгромил войско Менгли-Гирея и освободил Муртазу из плена. В это время на Большую тюркскую орду напали воины Ногайской орды, что спасло Менгли-Гирея от окончательного поражения. Ших-Ахмет покинул Крым и отошёл в донские степи.

В.М. Дёмин: Образование и крушение Российской Империи