Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Угнетение Руского народа нанятыми поляками евреями Ч — 1-я
Русь Великая
lsvsx

Б.Хмельницкий, содействовавший Владиславу IV в его замыслах, не собирался поначалу выступать против поляков, хотя ситуация на польско-литовской Окраине уже была взрывоопасной.Здесь следует пояснить, что в то время никакой Украины не существовало. Тогда на Дону существовала Российская Окраина, а по Днепру, Черноговщине, Волыни и Подол ни существовала польско-литовская Окраина, населённая рускими людьми. Поэтому ниже мы будем говорить о польско-литовской Окраине. В Польше сами паны не управляли своими поместьями. Для управления ими они нанимали евреев, которые, будучи хорошими финансистами и экономистами, изыскивали всё новые и новые способы обирания русских людей.

Кроме того, что они заставляли работать на панов по три-четыре дня в неделю, ещё требовали выполнения других повинностей: возить дрова и осуществлять другие работы; расплачиваться зерном и птицей за аренду земли; выплачивать десятину со всей живности и собранного урожая. Кроме того, евреи откупили право варить пиво и горилку (водку). Последним и, пожалуй, самым изуверским способом унижения явился сбор мзды за посещение «православных» церквей. Весь этот гнёт и притеснения вот-вот должны были вырваться наружу. Достаточно было искры, чтобы пламя восстания вспыхнуло, и охватила всю польско-литовскую Окраину. И эта искра случилась.
Летом 1647 года польский пан Чаплинский осуществил налёт на родовой хутор Б.Хмельницкого, который тогда был уже войсковым писарем казацкого реестрового войска. Такие налёты в те времена были вполне обычным делом. Поляки разорили пасеку, сожгли мельницу, а сына Б.Хмельницкого, пытавшегося воспрепятствовать разбою, забили насмерть. Этот случай до крайности возмутил Б.Хмельницкого и он решил не оставлять без последствий это разбойное нападение. Обиженный и оскорблённый он поехал в Варшаву жаловаться польскому сейму и королю Владиславу IV.

Однако польские сенаторы не захотели его защищать, наоборот, они осмеяли Хмельницкого. Тогда он пришёл к королю, который ласково его принял. Будучи недовольным сеймом, не дававшим ему права и денег на войну со Швецией, и шляхтой, не желавшей воевать, Владислав IV сказал Б.Хмельницкому: «Знаю об утеснениях казаков, хотя помочь вам не в силах. У вас есть сабли; кто вам запрещает постоять за себя? А я всегда буду вашим благодетелем». Б.Хмельницкий понял, что нужно делать, тем более, что запорожцы уже вооружились.

Вернувшись назад, он собрал верных казаков и рассказал о том, что видел и слышал в Варшаве и по пути возвращения, рассказал также об угнетении Руского народа нанятыми поляками евреями и призвал собравшихся казаков на борьбу. Однако положиться на реестровых казаков он не мог. Пропольские настроения среди них были велики. Вот тут oн и обратился к запорожцам, которым давал деньги Владислава IV, якобы, для организации похода против Крыма и Турции. В декабре 1647 года он бежит в Запорожье. Получив согласие старшин Запорожского войска на выступление, он отправляется в Крым, чтобы заручиться поддержкой крымского хана.

В Крыму Б.Хмельницкому пришлось присягнуть на ханской сабле в присутствии всех мурз. После чего хан Ислам-Гирей одарил его подарками и разрешил перекопскому мурзе Тугай-Бею воевать с поляками. Тугай-Бей согласился, тем более, что в Крыму была засуха и начался падёж скота. В середине апреля 1648 года его орда уже кочевала у речки Бузулук. Б.Хмельницкий вернулся к запорожцам. Они немедленно собрали круг и дали слово Б.Хмельницкому. Он рассказал о своих несчастьях и своевольстве польских панов, угнетении русских людей поляками и евреями, а также необходимости борьбы с ними.

Казачий круг решил: «Слава и честь Хмельницкому! Пусть он будет нашей головой, а мы до последнего издыхания будем ему помогать!» - После этого старшины вынесли из войсковой скарбницы королевскую хоругвь, бунчук с позолоченным шаром, булаву с каменьями и печать. Они вручили на глазах собравшихся казаков эти предметы гетманской власти Б.Хмельницкому. Но он отказался их принять, пока не будет избран своими реестровыми казаками, как требовала традиция. На узком круге старшин решили двинуть в поход пока 8 тысяч запорожцев. Остальные должны были быть наготове. Между тем народ уже скрытно волновали нищие и странники. Начались тайные сходки уговоры, угрозы. Засновали гонцы между городами с «возмутительными листами» и посылками.

Поляки вскоре обнаружили брожение и заволновались. Однако польские гетманы не думали, что Б.Хмельницкому удастся собрать большие силы. Они полагали, что бежавший войсковой писарь сможет собрать разве что степных бродяг, которых не составит труда разогнать. И всё же, на всякий случай, отправили 6 тысяч реестровых казаков вниз по Днепру, чтобы заловить Хмельницкого. Столько же поляков направили степью под началом сына коронного гетмана Потоцкого, который перешёл речку Жёлтые Воды и расположился станом.

22 апреля Б.Хмельницкий выступил из Запорожья, обошёл острог Кодак, где находился польский отряд, и расположился станом неподалёку от речки Жёлтые Воды. Тюрки-крымчаки находились в отдалении, не выражая признаков ни дружелюбия, ни враждебности. Б.Хмельницкий отправил часть запорожцев к берегу Днепра с задачей переманить реестровых казаков на свою сторону. Им это удалось. Реестровые казаки перебили неугодных им старшин и на виду у поляков ушли в стан Хмельницкого.

Поляки, видя такое дело, отошли за речку Жёлтые Воды, построили из возов укрепление, окопали его валом, на котором установили пушки. Б.Хмельницкий тоже передвинул свой стан на берег речки, после чего начались перестрелки. Тем временем орда крымчаков зашла в тыл полякам. В один из дней начала мая казаки решили приступом взять созданное поляками укрепление. Они построились, выслушали призыв Хмельницкого, вышли из стана, преодолели реку и двинулись к польскому укреплению всей массой.

Потоцкий выпустил свои конные хоругви и велел открыть стрельбу из пушек. Однако казаки дружным натиском опрокинули поляков и загнали их в укрепление. Драгуны, набранные из числа реестровых казаков, также перешли на сторону Б.Хмельницкого. В это время в тылу польского укрепления появились тюрки-крымчаки. Поляки оказались в окружении, без продовольствия, воды и без всякой надежды на помощь, В безнадёжном ожидании прошло двое суток.

Потоцкий вынужден был вступить в переговоры и согласился отдать пушки за пропуск оставшегося войска в сторону Корсуня. Это показывает, что Б.Хмельницкий собирался лишь попугать поляков и заставить их пойти на уступки, поэтому казаки не препятствовали уходу поляков. Однако тюрки-крымчаки думали по-другому, они вообще редко выполняли договоры. И в этот раз они настигли поляков у Княжьих байраков и всех перебили. Изрублен был и молодой Потоцкий, скончавшийся в степи. Оставшиеся в живых попали в крымскую и турецкую неволю. Так началась жестокая и бескомпромиссная национально-освободительная война днепровского казачества с Речью Посполитой, окончательно подорвавшая её возможности в борьбе с внешними врагами. Затем последовала победа восставших под Корсунью. После чего казацкие «загоны» (отряды) разошлись по Волыни, Подолии и всей польско-литовской Украине. Казачьи «загоны» грабили и жгли панские усадьбы, нападали на замки и города, не щадили ни старых, ни малых и особенно жестоко расправлялись с евреями. Их вешали, топили, рубили, бросали с круч. Лишь немногим удалось бежать и спастись от праведного гнева восставшего народа. Всё живое в ужасе бежало за Вислу.

Б.Хмельницкий, конечно же, не предполагал, что дело примет такой оборот. Поначалу он рассчитывал попугать поляков, заставить их уважать казачество, добиться от них послаблений и признания и затем организовать жизнь с панами в мире. Однако его расчётам не суждено было сбыться. Вместо испуга, началась беспощадная, не на жизнь, а на смерть, народная война, целью которой было полное истребление ляхов и их пособников.

В сентябре 1648 года на речке Пиляве поляки вновь потерпели поражение. Казакам досталась огромная добыча: 120 тысяч возов с лошадьми, 80 пушек, оружие, доспехи, драгоценности, меховые тубы, персидские ткани, сукна, другие материи, продовольствие и вина стоимостью в 10 млн. злотых. Победа у Пилявы открыла Б.Хмельницкому путь в практически беззащитную Польшу. Однако он ещё надеялся на благоразумие шляхты. Поэтому решил вернуться в Киев. Но для этого нужно было добиться согласия казачьего круга. Пришлось собрать круг и здесь оказалось, что большинство казаков стало требовать: «Веди на ляхов, канчай ляхов!».

Тогда Б.Хмельницкий предложил поступить так, как разделились мнения. Тем, кто решил бить ляхов, он разрешил действовать самостоятельно. С оставшимися казаками занялся ни шаткой, ни валкой осадой городов, выжидая окончания работы польского сейма, собравшегося по случаю избрания нового короля. Казацкие представители тоже приехали в Варшаву и предложили избрать королём Яна-Казимира, брата покойного Владислава IV. Его-то и избрал сейм королём Речи Посполитой. Хмельницкий, видимо, рассчитывал таким образом замириться с поляками. Казаки, получив от нового короля милостивое послание, оставили польские земли, и отошли в свои пределы.

В январе 1649 года Б.Хмельницкий въехал в Киев. Народ встречал его восторженно. Бывший в то время в Киеве иерусалимский патриарх Паисий поздравил Хмельницкого от себя и всей «греко-российской» церкви, а также благословил его на новую борьбу. В Киев приехали послы Крыма, Турции, Молдавии. Приехал московский посол думный дворянин Унковский с грамотами и подарками от царя А.Романова. Приехали и королевские послы. Они поднесли гетману Б.Хмельницкому королевскую грамоту, булаву, осыпанную сапфирами, и красное знамя с изображением белого орла.

Но Б.Хмельницкий не поддался на подношения польских послов и твёрдо изложил свои требования: чтобы казаки, минуя панов, подчинялись прямо королю; чтобы унии, костелов и евреев больше не было в польско-литовской Окраине; чтобы гетману И.Вишневецкому не разрешалось начальствовать над польским войском. Польские послы расценили требования казачьего гетмана как крайне дерзкие. По их понятиям, русские люди польско-литовской Окраины должны были быть холопами и рабами, а казаки не сами должны были добывать себе право на свободу, а получать её с согласия польского шляхетства.

Польша начала готовиться к войне не на жизнь, а на смерть. Б.Хмельницкий тоже готовился и, прежде всего, на внешнеполитическом направлении. Его особенно беспокоил Крым, который в любой момент из союзника мог превратиться во врага. Поэтому он заключает с Турцией соглашение и становится данником турецкого султана. Это позволило удержать на время Крым в качестве союзника. Польское войско было собрано под Збаражем. Начальствовал над этим войском коронный гетман И.Вишневецкий. Вскоре туда же подошло казацкое войско и крымская орда. Сражение под Збаражем было длительным и тяжёлым. Войско И.Вишневецкого оказалось в окружении.

Тем временем король Ян-Казимир собрал и подготовил новое войско, численностью около 30 тысяч человек и двинулся с ним спасать окружённых под Збаражем поляков. Б.Хмельницкий оставил часть своих сил для блокирования осаждённых поляков, а с главными силами, около 60 тысяч казаков, двинулся против войска короля. Сражение с его войском состоялось 5-6 августа 1649 года. В первом столкновении 5 августа поляки потеряли около 5 тысяч человек и были вынуждены запереться в укреплении, построенном из телег. 6 августа казаки попытались приступом овладеть польским укреплением.

Однако крымский хан Ислам-Гирей опасался, что разгром польского войска может настолько усилить Б.Хмельницкого, что последний отвоюет для себя значительную часть Речи Посполитой и перестанет считаться с ним и Турцией. Он захватывает Хмельницкого и не позволяет ему руководить приступом, одновременно вступает в переговоры с польским королём. Казаки, лишившись руководства со стороны своего гетмана и натолкнувшись на яростное сопротивление, прекратили приступ. Крымский хан предъявил польскому королю свои условия прекращения боевых действий и заключения мира. Польша должна была заплатить Крыму немедленно 200 тысяч злотых и затем платить ежегодно по 90 тысяч, а казакам простить лишь их вины.

Польский король Ян-Казимир, видя безвыходность своего положения, согласился. Б.Хмельницкий в данных условиях попытался всё же отстоять интересы казачества. Он потребовал: чтобы киевский митрополит заседал в польском сейме наравне с польскими сенаторами; чтобы греческая церковь пользовалась теми же правами, что и римско-католическая; чтобы число реестровых казаков было увеличено с 20 до 40 тысяч человек. Польская сторона приняла и эти требования. Реестровые казаки сосредотачивались в Киевском, Черниговском и Брацлавском воеводствах, где запрещалось находиться польскому войску и иезуитам. В состав казацкой автономии входил также
Чигирин с округом, ставшим её столицей. Киев, Волынь, Подолия и Полесье оставались в ведении поляков. Крестьяне, не попавшие в реестр, возвращались в крепостную зависимость от польских панов.

Зборовский договор от 8 августа 1649 года отвечал интересам казацкой старшины, включая и самого Б.Хмельницкого. Но он не отвечал интересам основной массы Русского народа польско-литовской Украины, поднявшейся на борьбу с поляками. По всей польско-литовской Окраине началось неповиновение крестьян и сопротивление польским панам, пытавшимся вернуть свои права. То есть, поляки тоже не собирались соблюдать этот договор. Б.Хмельницкий, видя накалявшуюся атмосферу, даже пытался силой заставить крестьян повиноваться. Но это привело к тому, что народ разуверился в нём, его авторитет резко упал.

Сопротивление полякам продолжало нарастать. Тогда Хмельницкий, чтобы восстановить доверие народа, отправил в Варшаву требование, чтобы католическая уния в польско-литовской Окраине была уничтожена. Польские паны не приняли этого требования, посчитав его оскорблением католической веры, и единогласно объявили ему войну. Польша вновь стала собирать войско. Б.Хмельницкий, опасаясь оказаться в зависимости у Крыма, решил обратиться за помощью к России, предложив войти в её состав.

Но занятое своими внутренними проблемами царское правительство не пожелало заниматься проблемами единоверного населения польско-литовской Окраины. Ни в 1649, ни в 1650 годах царское правительство положительно не отреагировало на обращение Б.Хмельницкого. Более того, оно опасалось связываться с мятежным гетманом, считая его поначалу главарём разбойников, выступившим против законной власти. В Москве ещё хорошо помнили войну с вольным казачеством 30-летней давности и всерьёз опасались её повторения, так как тогда пришлось пойти на значительные уступки. Вполне возможно, что восстание русских людей в польско-литовской Окраине было бы подавлено. Однако походы поляков против восставших продолжились, и потому в верхах российского общества отношение к обращению Б.Хмельницкого стало меняться в лучшую сторону.

Большую роль при этом сыграла церковь, которую не столько волновали вопросы угнетения народа польско-литовской Украины, сколько ущемление прав греко-византийской церкви. В начале восстания в Москву из Киева по приглашению патриарха прибыли монахи Е.Славинецкий, А.Сатановский и Д.Птицкий, знатоки греческих церковных писаний. Ознакомившись с церковными книгами Московской патриархии, они увидели многочисленные несоответствия греческим оригиналам и засели за исправление этих книг. В то же время в Москве образовалось общество «ревнителей древлего благочестия», которых тоже волновали вопросы исправления книг и обрядов, а также вольного поведения монахов, повсеместно тогда предававшихся пьянству и разгульному образу жизни.

В это общество вошли: царский духовник С.Вонифатьев, царский любимец окольничий Ф.Ртищев, приехавший из Новгорода архимандрит Новоспасского монастыря Никон, протопоп Казанского собора Неронов, дьякон Благовещенского собора Фёдор, протопопы: Аввакум, Даниил, Лазарь, Логгин и др. Эта были незаурядные и энергичные люди. Никон, Нерон и Аввакум были прирождёнными ораторами, послушать проповеди которых были не прочь многие знатные люди Москвы, включая самого царя. Они считали, что исправлять Кинги и обряды нужно по старым церковным российским рукописям и решениям Стоглавого собора. Своё мнение они обосновывали тем, что после падения Византии греческая вера исказилась: «их книги все растлены суть и римских ересей наполнены».

Патриарх Иосиф и созванный им в феврале 1649 года церковный собор не поддержал их. Но царь А.Романов не только сочувствовал им, но и поддерживал, хотя и не во всём. Он полагал, что книги следует исправлять по греческим образцам. Позиция царя была обусловлена желанием сохранить единство греко-византийской церкви. В случае если бы были приняты намерения ревнителей древлего благочестия, пришлось бы отказаться от поддержки киевских иерархов и даже признать их еретиками, что грозило расколом всей греко-византийской церкви. К тому же, при изучении древних церковных рукописей обнаружилось немало ошибок, исправлений, описок и т.д. Тут-то и было принято решение взять за основу греческие оригиналы и просить киевских знатоков церковных писаний приступить к совместной работе по исправлению книг и обрядов. Эту работу возглавил архимандрит Никон, на которого обратил внимание царь А.Романов.

В ходе работы по исправлению книг киевскими знатоками, Никон всё больше и больше стал проявлять интерес к притесняемой поляками греко-византийской вере в польско-литовской Окраине. И он всё чаще начинает муссировать этот вопрос в обществе. Интересы греко-византийской веры для него становятся главными и он разрывает отношения с друзьями из общества ревнителей древлего благочестия. Ему удалось поднять этот вопрос на такой уровень, что в феврале 1651 года был созван Земский собор, который высказался за присоединение польско-литовской Окраины к России. Однако каких-либо предложений Б.Хмельницкому сделано не было. Этому было две причины. Во-первых, русское общество было тяжело на подъём и не хотело войны с Речью Посполитой, синдром неоднократно битого давал себя знать. Во-вторых, казна не имела соответствующего количества денег, чтобы можно было собрать войско.

Однако бурная деятельность Никона по сохранению единства греко-византийской церкви и присоединению киевской епархии к московскому патриархату была услышана и понята царём А.Романовым. В 1652 году скончался патриарх Иосиф. На его место и был избран Никон, который развернул ещё более активную деятельность, как по вопросам церковной реформы, так и по церковному объединению с Киевом, а также поиску денег для ведения войны. В вопросе поиска финансовых средств Никону помог его давнишний приятель по обществу ревнителей, царский любимец окольничий Ф.Ртищев. Он предложил царю провести финансовую реформу. Поначалу стали рубить серебряные монеты «ефимки» на четыре части. На этом царская казна выиграла до 25% от общей суммы. Но этого явно не хватало для финансирования ведения войны. Тогда решили выпустить медные деньги. На первых порах это дало увеличение казны в два раза и позволило собрать достаточно большое войско. Только после того, как финансовая реформа дала ощутимые результаты, решено было оказать помощь Б.Хмельницкому.

Тем временем война на уничтожение всего русского в польско-литовской Окраине продолжалась. Польско-литовская Окраина обезлюдела и обеднела. Сёла, местечки, хутора и города были либо разграблены и сожжены, либо покинуты жителями. Больше половины крестьян ушли на восток за Днепр. Многие казаки и крестьяне погибли в сражениях, либо были казнены. Уже не хватало сил отбиваться от наседавших поляков. Ситуация складывалась катастрофическая. В этих условиях царское правительство 1 октября 1653 года вновь собрало Земский Собор, на котором была высказана решимость идти сражаться с поляками и готовность принять казаков в российское подданство.

К Б.Хмельницкому было направлено московское посольство. В январе 1654 года состоялась Переяславская Рада, на которой гетман Хмельницкий предложил собравшемуся народу выбрать себе государя. Были предложены: турецкий султан, крымский хан, польский король и российский царь. Охарактеризовав всех четырёх, Хмельницкий высказался в пользу московского царя. Народ с ним согласился. После этого было организовано крестное целование на верность царю А.Романову. После Переяславской Рады война с Польшей становилась неизбежной.

В мае-июне 1654 года начался сбор российского войска. Главное войско под началом главного воеводы князя Я.Черкасского собиралось в Вязьме и нацеливалось на Смоленск. Ему же 1 июня удалось взять крепость Белую. Это был первый успех российского воинства. Войско воеводы В.Шереметева собиралось в Великих Луках и нацеливалось на Полоцк. Войско воеводы князя А.Трубецкого собиралось в Брянске и нацеливалось на Стародуб и Гомель. Во взаимодействии с ним должны были действовать казаки полковника И.Золотаренко, сосредоточившиеся у Новгород-Северского. Казацкое войско Б.Хмельницкого с ратью воеводы А.Бутурлина должно было действовать на юге Речи Посполитой.

Сталь большое выделение сил по разным направлениям говорило о количественном росте вооружённой силы России. «Соборное уложение» 1649 года вполне этому способствовало. Теперь не поместное, а денежное жалованье становилось материальной основой службы дворян, которые должны были являться на службу знойно, людно и оружно». В 1651 году насчитывалось более 39 тысяч дворян и детей боярских. Но они уже не составляли большинство войска. Из более чем 133 тысяч человек российского воинства дворяне составляли менее 30%. Остальную часть войска составляли служилые люди «по прибору»: стрельцы, казаки, драгуны, татары, пушкари, иноземцы и прочие. Казачество формально ещё сохранялось, но уже мало чем отличалось от стрельцов. Изменился не только состав войска, но и его организация. Был осуществлён переход на полковую организацию. Вновь появились полки иноземного строя. Вместе с казачьим войском Б.Хмельницкого возможности позволяли выставить в поле около 150 тысяч человек. Речь Посполитая, при крайнем напряжении сил, едва могла выставить 50 тысяч человек.

В конце июня войско главного воеводы князя Я.Черкасского подошло к Смоленску и осадило его.

В это время князь А.Трубецкой выделил часть своих сил для поддержки восставших у Рославля, который был взят 27 июня 1654 года. С главными силами воевода князь А.Трубецкой двинулся к Стародубу, где соединился с казаками полковника И.Золотаренко. Затем И.Золотаренко двинулся к Гомелю и овладел им лихим налётом 13 августа 1654 года. После чего он направил свои отряды к Рогачёву, Жлобину и Речице, но они были отражены поляками и отошли.

Ч — 2-я

?

Log in

No account? Create an account