?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Самодержавие и имератрицы. Ч — 1-я
Русь Великая
lsvsx

После Петра I демократическая традиция несколько трансформировалась. Она как бы расслоилась.Высшие сановники государства теперь добивались ограничения императорской власти и защиты своих привилегий. Дворянство желало вольностей только для себя. Нужно сказать, что это было уже общеевропейское дворянство. Принятые на службу выходцы из Европы составляли добрую половину всего дворянства. В XIX веке их будет уже больше половины. Отсюда понятно, что это дворянство уже не могло отражать интересы Русского народа. Ему теперь были ближе сословные интересы. Крестьянство хотело избавиться от крепостной зависимости. Интересы общества, таким образом, разошлись. Каждый слой требовал демократии для себя, не считаясь с интересами других слоев. В данном случае добивались успеха те, на чьей стороне была сила. После короткого царствования Екатерины I и Петра II, скончавшегося на 15 году жизни, управлявшие страной члены Верховного тайного совета остановили свой выбор на дочери Ивана V Алексеевича - Анне, которая, будучи замужем за герцогом Курляндским, овдовела и жила в прибалтийском городе Митаве.

Члены Верховного тайного совета разработали условия (кондиции), на основании которых Анна должна была управлять страной. Разумеется, они содержали ограничения самодержавной власти.

Однако сила оказалась на другой стороне. По прибытии Анны в Москву она получила около 20 дворянских проектов, в которых говорилось, что она должна «царствовать неограниченно и самодержавно». Получив такую поддержку, она уже через две недели разорвала кондиции на глазах членов Верховного тайного совета и заявила о «восприятии ею самодержавия». Верховный тайный совет был заменён кабинетом из трёх министров во главе с немцем Остерманом. Затем всю полноту власти Анна отдала своему фавориту Бирону. Остерман возглавил ведение иностранных дел. Минних возглавил армию. Левенвольде получил в командование гвардию. Шумахер получил в управление академию наук.

Засилье немцев, обворовывавших страну, всколыхнуло русское национальное самосознание. Первым против него выступил князь А.Волконский, организовавший заговор, который закончился неудачно. Сам А.Волконский и его ближайшие сторонники были казнены. Большую роль в удержании власти над страной в то время играла Тайная канцелярия, возглавляемая А.Ушаковым. При Анне через неё прошло около 10 тысяч человек. Понимая шаткость своего положения, Анна и её приближённые пошли навстречу требованиям дворянства. Стали расширяться их права и привилегии. Введённое Петром I в 1714 году единонаследие было отменено в 1731 году. Имения теперь признавались полной собственностью дворян. Срок службы дворян с пожизненного ограничивался 25 годами. К тому же дворянские недоросли с 1730 года приписывались к гвардейским полкам, но обучение могли проходить дома. После экзамена их производили в офицеры. Крестьяне были поставлены в полную зависимость от дворян. В 1731 году на дворян был возложен сбор подушных денег от крестьян. Дворянин-помещик получил право устанавливать наказание за побег крестьянина. С 1736 года заводские рабочие пожизненно прикреплялись к заводам и не могли быть проданы отдельно от них.

Внешняя политика России вплоть до 1735 года была миролюбивой, более того, уступчивой по отношению к Персии. В 1732 году по Рештскому договору Россия передала Персии Мазендаран, Астрабад и Гилян. А после победы персов над турками в войне в 1730-36 годов Россия уступила Персии все земли вплоть до Терека. Невозможность их защищать была очевидной, а затраты на содержание Низового Корпуса огромными, так как там было сосредоточено 17 пехотных и 7 драгунских полков, что составляло около четверти всей вооружённой силы страны. Заключённый в 1735 году договор между Россией и Персией предусматривал не только передачу Персии указанных выше территорий, но и обязательство, по которому Персия должна была вступить в войну с Турцией на стороне России.

Основания для заключения такого договора с Персией были веские. После поражения в Европе Турция перенесла свои завоевания в Азию, в основном, против Персии. Но не оставляла в покое и Россию. Этому способствовало возвращение Азова и ликвидация оборонительных укреплений на Днепре. В 1725-35 годах набегам крымчаков неоднократно подвергались территории Правобережья и Левобережья Днепра, донские территории. Это ещё раз доказывает, что главная задача - защита южных территорий России при Петре I решена не была, а все его воины вели к отсрочке решения этой главной задачи. После заключения в Гяндже договора 1735 года между Россией и Персией и своих поражений в войне с Персией турецкий султан решил подключить конницу крымского хана к войне на востоке. Передвижение крымской конницы на восток естественным образом приводило к разорению российских поселений на Тереке.

Российский посланник в Константинополе И.Неплюев заявил визирю: «Я не ручаюсь за последствия, если татары не переменят своей дороги и коснутся земель Её Величества». Но крымцы своей дороги не переменили, прошли через российские владения, нанеся им большой ущерб и имея столкновения с гарнизонами редких крепостей и острогов. Вскоре стало известно о новом походе 70-тысячного крымского войска против Персии. Осенью 1735 года, когда орды Каплан-Гирея двигались к Дербенту, корпус генерала М.Леонтьева спешно был двинут в Крым. Плохо подготовленное российское войско еле двигалось. Потеряв тысячи людей и лошадей от болезней и голода, генерал М.Леонтьев, не дойдя до Перекопа, повернул назад.

В 1736 году войска возглавил фельдмаршал Б.Миних. Поход был неплохо подготовлен. На пути к Перекопу были оборудованы укреплённые пункты. Оставив резерв в Казыкермене, фельдмаршал построил свою армию численностью свыше 50 тысяч человек в громадное каре, с обозом посредине, и двинулся к Перекопу. Ему приходилось постоянно отбивать слабые налёты крымцев. В начале мая 1736 года Миних подошёл к Перекопу, защищать который было некому, так как главные силы крымского хана были на Кавказе. Оставив у Перекопа гарнизон, фельдмаршал двинул армию вглубь полуострова. Вскоре ему удалось взять Бахчисарай и Султан-Сарай. После этого стала ощущаться нехватка продовольствия и воды. Не рискуя оказаться запертым в Крыму возвращавшимися с Кавказа крымцами, Б.Миних покинул Крым. За время похода он потерял около 25 тысяч человек, что составляло почти 50% его армии.

Однако в этом же году, кроме похода армии Миниха в Крым, развернулась также осада Азова. В марте были взяты две наблюдательные каланчи на берегах Дона и форт Лютик. Затем два месяца около 20 тысяч российских солдат возводили осадные укрепления. После возведения этих сооружений начался обстрел крепости из осадных орудий. К середине июня часть укреплений крепости была взята россиянами. Комендант Азова Мустафа-ага, не имея подкреплений, сдал крепость на милость победителя. Взятием Азова вновь были созданы предпосылки для наступления на Тамань и постепенного продвижения к Крыму. Но иностранные полководцы думали не об успехах общего дела, а о собственном прославлении.

Поэтому они вновь предпринимают походы в Крым и Причерноморье. В 1737 году Б.Миних с 90-тысячной армией осуществил поход к Очакову и взял его ценой огромных потерь. Из-за вспыхнувших болезней войска пришлось отвести. В этом же году другой военачальник П.Ласси с 40-тысячной армией, перейдя вброд и на плотах Гнилое море (Сиваш), вторгся в Крым. После ряда сражений ему удалось взять Карасу-Базар. Однако жара и отсутствие воды вынудили П.Ласси оставить Крым. В 1738 году П.Ласси вновь прорвался в Крым и вновь вынужден был отступить. Тем временем Б.Миних со 100-тысячной армией предпринял поход за Днестр, который закончился неудачей, и фельдмаршал отошёл к Киеву. В конце лета 1738 года в Причерноморье разразилась эпидемия чумы, российские гарнизоны оставили Очаков и Кинбурн.

В это время Франция вмешалась в войну между Турцией с одной стороны, Россией и Австрией с другой. Успехи под Азовом, взятие Очакова и Кинбурна Россией, а также успехи австрийцев в Боснии и Валахии встревожили Францию. Естественно, она включилась в дипломатическую подготовку войны Швеции против России. Весной 1739 года состоялась очередная попытка России и Австрии оружием добиться мира на их условиях. Армия Миниха двинулась через Черновцы к Хотину. 17 августа под Ставучанами она встретила войско Вали-паши. Сражение было выиграно в значительной степени благодаря умелым действиям корпуса генерала А.Румянцева. Вскоре был взят Хотин. Российская армия вступила в Молдавию, которая приняла российское подданство.

Тем временем Австрия терпела одно поражение за другим. В результате, она заключила с Турцией сепаратный мир, изменив союзу с Россией. В условиях надвигающейся войны со Швецией и разрыва союза с Австрией канцлер А.Остерман отдал Турции почти всё, что было завоёвано ценой огромных жертв солдат и офицеров России. Очаков, Кинбун, Хотин, Молдавия вновь были отданы Турции. За Россией оставался только Азов. Но все его укрепления по мирному договору были срыты. Россия не имела права держать корабли на Азовском море. Вновь с юга Россия оказалась не защищённой.

Касаясь стратегии ведения войны, следует сказать, что только на первом этапе она преследовала национально-государственные интересы России. Походы к Очакову и в Молдавию этим интересам абсолютно не соответствовали. Они обеспечивали защиту австрийской армии от ударов конницы крымского хана. Впрочем, эта война России с Турцией как бы повторяла войны Петра I против неё как по целям, так и по результатам. Дурной пример заразителен. Тем не менее, мирный договор с Турцией мог быть иным. Если бы канцлер А.Остерман не преувеличивал опасности со стороны Швеции, которая уже не обладала силами, способными серьёзно угрожать России.

Однако канцлер А.Остерман на такую стратегическую прозорливость не был способен. Он был человеком австрийской партии. В то время при российском дворе сильные позиции занимали австрийская и французская партии. Начинала усиливать позиции прусская партия. Поэтому никакой собственной национальной внешней политики Россия не имела. Фактом усиления прусской партии явилось заключение союза с Пруссией под давлением фельдмаршала Б. Миниха. Последний был обижен на австрийцев за выход из войны с Турцией и уговорил канцлера А.Остермана заключить союз с Пруссией. Тем более, что прусский король Фридрих II, решив отторгнуть от Австрии Силезию, сам предложил заключить этот союз. В декабре 1740 года этот союз был заключён. Но ещё до его заключения Фридрих II вступил в Силезию.

Фридрих II, как всякий выдающийся государственный деятель, не особенно полагался на договоры. Поэтому он, наряду с Францией, подталкивал Швецию к войне с Россией, чтобы не допустить её вмешательства в войну Пруссии и Австрии из-за Силезии. С захватом Силезии Пруссией австрийская партия активизировалась. Канцлер А.Остерман осознал свой личный просчёт. К тому же стала известна двойная игра Фридриха II. Б.Миних был отстранён от дел и ушёл в отставку. Канцлер А.Остерман вновь поддержал австрийскую партию и вновь стал главным лицом в государстве. Но это была лишь первая неудача прусской партии, которая ещё вовсе не означала её полного поражения.

В это же время усиливает своё влияние французская партия, Французскому посланнику маркизу де Шетарди удаётся наладить связи с царевной Елизаветой Петровной, после чего он начал готовить дворцовый переворот, чтобы устранить проавстрийскую партию от власти и добиться отказа России от завоеваний Петра I в Прибалтике. 27 июля 1741 года Швеция объявила войну России. Фридрих II в связи с изменением внешнеполитического курса Петербурга отказал России в помощи. Шведские войска вступили в Финляндию. 20 тыс. корпус П.Ласси в августе 1741 года разбил шведов. Однако эта война продолжилась уже в царствование Елизаветы Петровны.

Царствование Анны Ивановны со всей очевидностью показывает, что Россия была превращена в средство внешней политики Австрии, Франции и Пруссии для реализации ими своих национально-государственных интересов. Интересы нашей страны отстаивались только благодаря мужеству и самопожертвованию лучших людей России. Единственным положительным, но крайне запоздалым было принятие решения в 1734 году о строительстве на Южном Урале города-крепости Оренбурга для поддержки кайсакского хана Абулхаира, возглавлявшего Младший жуз. К этому царские власти подтолкнули начавшиеся между джунгарами и кайсаками войны. А также раздоры в самой Кайсакской Орде. С началом строительства Оренбурга начала активно строиться Яицкая оборонительная линия, состоявшая из 14 крепостей: Переволоцкой, Рассыпной, Илецкой, Яицкой, Сахарной, Калмыкова, Кош-Уральской, Кулагина, Тополева, Баксаева, Гурьева. Эта оборонительная линия была соединена рядом укреплений с Орском и Оренбургом. Она разделила владения калмыков и кайсаков, обеспечив поддержку хану Абулхаиру.

Кутежи императрицы, неудачи в войне с Турцией, засилье немцев во власти, их непомерное мздоимство и воровство — всё её царствование озлобляли российское дворянство, которое желало устранения фаворита императрицы Бирона и возврата власти в свои руки. Выразителем этой оппозиции стал кабинет-министр А.Волынский, составивший проект государственных реформ под названием: «Генеральный проект о поправлении внутренних государственных дел». Его поддерживали А.Хрущёв, П.Мусин-Пушкин, П.Еропкин, Ф.Соймонов. Его деятельность натолкнулась на противодействие Бирона, который стал защищать двух немцев, уволенных А.Волынским. После того, как Волынский в ответ на жалобы написал императрице письмо, в котором осудил безобразия двора, на него и его сторонников начались гонения. Окончательный разрыв произошёл после того, как Волынский не согласился выплачивать чрезмерную компенсацию полякам за проход российских войск через их территорию. Бирон же требовал выплаты этой компенсации. Бирон поставил после этого перед императрицей вопрос ребром: «Либо он, либо Я». Вскоре А.Волынский был арестован и казнён. Казнены были также П.Еропкин и А.Хрущёв. П.Мусина-Пушкина, Ф.Соймонова и многих других отправили в ссылку и на каторгу. Однако эти люди были только частью недовольных. Другая, более мощная оппозиция Бирону объединялась и усиливалась вокруг царевны Елизаветы Петровны.

После смерти Анны в 1741 году, при активном содействии французских и шведских дипломатов, чрезвычайно заинтересованных в переориентации внешней политики России против Пруссии, состоялся очередной переворот. Гренадёры Преображенского полка возвели на престол дочь Петра I Елизавету. При восшествии на престол она обещала не применять смертную казнь в России и слово своё сдержала. В результате, приговорённые к четвертованию Б.Миних и А.Остерман оказались в ссылке. При Елизавете главные роли при дворе стали играть: братья Разумовские, Шувалов, Воронцов, Бестужев-Рюмин. Был провозглашён курс на восстановление основанных Петром I учреждений. Сенат, Берг и Мануфактур-коллегии, Главный магистрат были восстановлены. Кабинет министров был упразднён, а при дворе создана Конференция. Тайная канцелярия стала заниматься, в основном, слежкой и поимкой шпионов других государств.

В отношении крестьянства политика оставалась прежней. С 1746 года за дворянами было закреплено право владения землёй и крестьянами. С 1760 года поместные дворяне получили право ссылать непокорных крестьян в Сибирь. Крестьянам было запрещено без разрешения помещика вести денежные операции. К тому же помещики стали выполнять по отношению к крестьянам полицейские функции. Когда официальные российские историки пишут, что золотой век русского дворянства начался с Петра III и длился сто лет, то они показывают свою плохую осведомлённость. Золотой век российского дворянства начался с Елизаветы и длился до Павла I всего 55 дет.

Было бы грубой ошибкой полагать, что с восшествием на престол Елизаветы Петровны внешняя политика России обрела национальные черты. Этого не произошло, так как при дворе продолжали действовать проавстрийская и профранцузская партии. При императрице Елизавете в профранцузскую партию входили французский посланник маркиз де Шетарди и её личный врач лейб-медик Г.Лесток. Проавстрийскую партию возглавил вице-канцлер А.Бестужев. Поэтому позиция России колебалась в зависимости от влияния этих партий и их взаимодействия, так как сама императрица государственными делами, кроме наследственных, почти не занималась. Весёлая, красивая и энергичная Елизавета любила празднества. Она обожала танцевать, устраивать спектакли и маскарады. Любила наряжаться и переодеваться, в том числе и в мужскую одежду. В её гардеробе было около 15 тысяч платьев. Дважды она не надела ни одно платье. Императорский двор не видел теперь грубых и жестоких развлечений. Должности шутов она ликвидировала.

С её воцарением Швеция, однако, не прекратила войну, хотя поводом к ней послужил манифест Левенгаупта, в котором говорилось, что Швеция начинает войну в интересах наследников Петра I. После воцарения Елизавета заявила, что причин для продолжения войны нет, и просила французского посланника де Шетарди о посредничестве. Однако де Шетарди заявил Елизавете, что Россия должна уступить Швеции территории, завоёванные её отцом. Несмотря на внешнюю простоту в поведении, Елизавета была далеко не простодушна и далеко не всегда подчинялась влиянию других людей. И даже лейб-медик Г.Лесток не смог склонить её к этому. Тогда они попытались привлечь к воздействию на Елизавету нового вице-канцлера А.Бестужева, но просчитались. В присутствии Елизаветы Бестужев заявил французскому посланнику, «что он заслуживал бы смертную казнь, если бы стал советовать уступить хотя бы вершок земли - надобно вести войну!»

Несмотря на все старания французской партии, Елизавета приняла сторону А.Бестужева. Военные действия против Швеции были продолжены. Шведские войска в течение 1742 года отступали, сдавая крепость за крепостью. В марте 1742 года Елизавета издала манифест с обещанием предоставить независимость Финляндии. В шведской армии по этой причине началось брожение. В августе 1742 года шведская армия под Гельсингфорсом капитулировала. После капитуляции десять финских полков шведской армии сложили оружие и разо-шлись по домам. Переговоры, начатые в крепости Або, длились целый год. 7 августа 1742 года со Швецией был заключён выгодный для России мир. Ряд городов-крепостей в Финляндии отошли к России.

После заключения мира между Россией и Швецией Франция отказалась от давления на Россию, так как неизбежно встал вопрос о её конфронтации с Пруссией, что Францию вполне устраивало. Поэтому проавстрийская и профранцузская партии при российском императорском дворе стали действовать в унисон. На этот раз вдохновителем антипрусского внешнеполитического курса оказался вице-канцлер граф А.Бестужев. В 1745 году с Австрией был заключён Петербургский договор сроком на 25 лет. Это был антипрусский договор. Но граф А.Бестужев не был бы самим собой, если бы по мелкому не насолил французам. Одновременно с заключением союза с Австрией, Россия заключила ряд соглашений с Англией, что позволяло последней использовать российские войска для защиты своих владений в Европе от Франции и Пруссии, хорошо, ещё за её деньги.

Нужно ли было России ввязываться в конфронтацию с Пруссией? Конечно же, нет. Когда официальные историки называют вице-канцлера графа А.Бестужева выдающимся русским дипломатом, тем самым они показывают свою плохую осведомлённость в истинном положении дел. России не было никакой необходимости вступать в конфронтацию с Пруссией. И для этого были две причины. Во-первых, чтобы насолить Франции за её провокации и за подготовку воины Швеции против России, достаточно было заявить о своём нейтралитете по отношению к Пруссии. Тем самым Франция, враждовавшая с Австрией, как, собственно, и последняя, тоже не раз вредившая России, оказывались один на один с Пруссией. То, что битыми были бы и Австрия, и Франция, действуя даже совместно, сомнений не вызывает. При этом Россия после истощения противоборствующими сторонами своих сил могла сказать своё веское слово. И вообще по отношению к Европе в то время Россия должна была занять позицию арбитра, не гнушаясь при этом сталкивать европейские страны друг с другом, как, собственно, поступали европейские страны но отношению к России, толкая её к войнам, выгодным им самим. Поэтому вице-канцлер граф А.Бестужев не был выдающимся российским дипломатом. Он был зависимым от Австрии человеком, работавшим на обеспечение её безопасности.

Во-вторых, у России было немало проблем на юге и востоке, которые нужно было решать безотлагательно и которые не были решены за прошедшие два века. Это отвоевание Северного Кавказа и Крыма, а также продвижение в Среднюю Азию и на Дальний Восток. Скорейшее решение этих проблем могло превратить Россию в могучую мировую державу, поэтому зацикливаться только на европейских делах ей было не к лицу. Стратегически это было чрезвычайно близоруко. Но так как Россия тогда, в лице императорского двора, не пони-мала своих национально государственных интересов, она находилась под безоговорочным влиянием масонских кругов европейских стран и отстаивала их интересы, оставляя собственные в забвении. Вот почему её военная политика на западе была наступательной, а на юге и востоке оборонительной, хотя всё должно было быть наоборот. И если бы в середине XVIII века Россия развернула осмысленное наступление в сторону Северного Кавказа, Средней Азии и Дальнего Востока, то она ещё успела бы стать самой могучей державой мира. Однако этого не произошло. Именно в это время Россия вновь была втянута в европейские дрязги, расплачиваясь своим будущим и десятками тысяч жизней солдат и офицеров, обеспечивая военную безопасность Австрии и Франции.

Насколько близорукими были российские дипломаты, можно судить по переговорам между Россией и Англией в 1756 году. Англии нужна была помощь войсками для охраны её владений в Европе от Франции. Однако российские дипломаты пытались создать союз России, Англии и Австрии против Пруссии. И, когда российские дипломаты предложили свои войска не для защиты от Франции, а от Пруссии, естественно, англичане от такого предложения отказались и заключили 27 января 1756 года с Фридрихом II договор о ненападении. Это вызвало бурю возмущений во Франции, а российские дипломаты остались в дураках. Французам теперь ничего не оставалось, как заключить союз с Австрией, который состоялся в мае 1756 года. Так Россия под влиянием проавстрийской и профранцузской партий, а также по глупости собственных российских дипломатов оказалась втянутой в войну с Пруссией.

В этой новой европейской войне участвовали две коалиции. Пруссия в союзе с Англией воевала против Австрии, Франции, России и Саксонии. Фридрих II понимал, что превосходство в силах было на стороне его противников, поэтому он решил бить их по отдельности. 19 августа его войска без объявления войны вторглись в Саксонию и заняли Лейпциг и Дрезден. Им в помощь выступили австрийцы, но потерпели поражение. Саксония капитулировала. Однако война продолжилась. В мае 1757 года Франция и Австрия заключают повторное соглашение. В антипрусскую коалицию вступает Швеция. Россия тоже принимает решение вступить в войну. В июле 1757 года российские войска под командованием фельдмаршала С.Апраксина вступили в Восточную Пруссию. На пути к Кёнигсбергу они заняли Тильзит и Мемелъ. Под Кёнигсбергом находилась 40-тысячная прусская армия под началом фельдмаршала Левалъда.

19 августа 1757 года между российскими и прусскими войсками состоялось сражение у местечка Гросс-Егерсдорф. Фельдмаршал Апраксин не был сторонником этой войны. Он, видимо, понимал, что российские войска вынуждены были сражаться за чуждые интересы. Поэтому стремился обороной ограничить действия своих войск и заставить пруссаков отойти. Однако его позицию не понимали подчинённые ему командиры, требовавшие решительного сражения. В результате, без ведома фельдмаршала дивизия генерала П.Румянцева нанесла внезапный удар и прусские войска потерпели поражение. Фельдмаршал С.Апраксин за нерешительность действий был обвинён в измене в пользу Фридриха II и предан суду.

Назначенный командующим генерал Фермор в январе 1758 года взял Кенигсберг и всю Восточную Пруссию. Но Россия не была самостоятельной даже в ведении войны. Австрия и Франция настояли, чтобы её войска были переброшены для отвоевания Силезни для Австрии. Российские войска оставили Восточную Пруссию и Померанию и двинулись в Силезию, где осадили крепость Кюстрин.

Фридрих II, узнав об этом, совершил стремительный переход к Кюстрину. Фермор растерялся, снял осаду и отвёл свою армию к деревне Цорн-dop, где расположил её на неблагоприятной позиции, так как высоты (холмы) оказались перед позицией российских войск. Здесь и состоялось одно из кровопролитных сражений семилетней войны. Фридрих II излюбленным ударом во фланг опрокинул первую линию российских войск. Фермор, полагая, что всё погибло, бежал с поля боя. Однако российские войска перестроились и, в итоге, заставили Фридриха II отступить. Фермора сняли. Войска возглавил фельдмаршал П.Салтыков.

Пока российская армия сражалась с главными силами Фридриха II и побеждала их, австрийцы и французы терпели одно поражение за другим. В 1759 году в июне П.Салтыков взял Бранденбург, а 12 июля у деревни Палъциг разбил корпус Неделя. Затем российские войска овладели Франкфуртом-на-Одере и создали реальную угрозу Берлину. Фридрих II, вынужденный сражаться одновременно на трёх направлениях, понимал, что, не нанеся поражение российским войскам, он не сможет добиться победы. Тогда он собрал свои главные силы, около 50 тысяч человек, и двинулся к Берлину. К российским войскам должна была присоединиться австрийская армия. Однако к моменту сражения подошёл только 18-тысячный корпус Лаудона.

Фельдмаршал П.Салтыков, знавший мощь первого удара прусской армии, решил обороной на выгодной позиции лишить её этих преимуществ. Российская армия закрепилась на высотах у деревни Кунерсдорф, 7 августа 1759 года у деревни Кунерсдорф произошло знаменитое сражение. Фридрих II обошёл позицию и атаковал её с тыла. Однако российские войска быстро перестроились и отразили первый натиск противника. Фридрих II усилил нажим вводом и сражение своих резервов, но российские войска вновь устояли и отбили этот второй натиск двумя дружными контрударами. Затем последовала общая штыковая атака российской армии, пруссаки были смяты и бежали. Вместе с войсками бежал раненый Фридрих II. Австрийцы в контрударе не участвовали. Они снялись и ушли в Силезию. Дорога на Берлин была открыта. Но австрийцы потребовали, чтобы российская армия тоже ушла в Силезию. Фельдмаршал Салтыков хотя и не был против войны с Пруссией, тем не менее, он не желал подчиняться австрийцам. В условиях, когда императорский двор России плясал под дудку проавстрийской и профранцузской партий, фельдмаршалу П.Салтыкову ничего не оставалось делать, как уйти в отставку.

Во главе российской армии был поставлен фельдмаршал А.Бутурлин. За прошедший год Фридрих II отчасти восстановил свои силы и, пользуясь бездействием российской армии, нанёс ряд поражений австрийским и французским войскам. В конце сентября 1760 года, когда основные силы Фридриха II вели боевые действия против австрийцев, российские войска устремились к Берлину. 28 сентября должен был состояться штурм, но город сдался. Однако через 3 дня им пришлось оставить город, так как главные силы армии далеко отстали.

В 1761 году основные силы российской армии были вновь направлены в Силезию. В Померании действовал только корпус генерала П.Румянцева. Последний при поддержке российского флота ВЗЯЛ крепость Кольберг. Это был первый серьёзный выход эскадры Балтийского флота в море в послепетровское время. Взятие Кольберга обеспечивало создание условий для захвата Померании и Бранденбурга, а вместе с этим создания новой угрозы Берлину. Положение Пруссии становилось безнадёжным. Но случилось непредвиденное. 25 декабря 1761 года умерла императрица Елизавета Петровна. Это и спасло Фридриха II от полного поражения. Новый император России Пётр III немедленно прекратил военные действия против Пруссии и заключил с Фридрихом II союз, по которому российские войска должны были воевать уже с бывшими своими союзниками.

На востоке при Елизавете Петровне интенсивно строятся оборонительные линии. Угроза вторжения джунгар и частые нападения кайсаков заставили царские власти побеспокоиться о защите своих рубежей в Сибири. В 40-х годах XVIII века завершилось создание Уйской оборонительной линии протяжённостью 770 вёрст от Верхнеяицкой крепости до Звериноголовской. Здесь были построены крепости: Карагайская, Каракумская, Крутоярская, Устъ-Уйская. В 1752 году было закончено строительство Ново-Ишимской оборонительной линии протяжённостью 540 вёрст, соединявшей Уйскую оборонительную линию с Иртышской. Она имела девять крепостей: Звериноголовскую, Покровскую, Николаевскую, Лебяжью, Полуденную, Петропавловскую, Пресновскую, Кабанью, Преспогорьковскую и 53 укрепления (редута). В 50-х годах XVIII века было закончено строительство Иртышской оборонительной линии протяжённостью 930 вёрст с крепостями: Омская, Железинская, Петропавловская, Ямышевская, Семипалатинская, Усть-Каменогорская. Запоздавшее на 150 лет строительство оборонительных линий не способствовало активному продвижению в Среднюю Азию.

Елизавета Петровна царствовала более двадцати лет. Уже при жизни она задумывалась о том, кому передать трон. С этой целью из Голштинии был вы-писан её племянник Карл Пётр Ульрих, который был внуком Петра I по материнской линии. После смены вероисповедания он получил имя ПЁТР. С достижением совершеннолетия Пётр III, по совету Фридриха II, у которого он воспитывался, женился на дочери обедневшего немецкого князя Софье Августе Фредерике Ангальт-Цербской, которая после переезда в Россию и смены вероисповедания получила имя ЕКАТЕРИНА. В 1747 году у них родился сын Павел. Пётр III стал императором в возрасте 33 лет. Вздорный, неуравновешенный Пётр III не любил русских, зато боготворил Фридриха II. Поклонник прусской
муштры, Пётр III говорил, что предпочитает быть полковником прусской армии, нежели в России императором. Этот «взрослый ребёнок» не сложился как зрелая личность, большую часть времени он проводил в кутежах, обожал вахтпарады. Любимым занятием его была игра в солдатики. Пётр III оскорбительно вёл себя по отношению к гвардейцам, которых он называл янычарами. Он хотел вывести гвардию из столицы, избрав своей опорой голштинцев. Его действия отличались бесцеремонностью, бестактностью, сочетавшимся с грубостью и неуважением к семье и близким, пьянством и дурачествами. Таким изображают Петра III официальные российские историки.
Однако отношение к нему его сына Павла и затеянные им реформы позволяют усомниться в этой характеристике. Тем более бесцеремонность, грубость, бестактность, неуважение к семье и близким, пьянство и дурачество характерно было, прежде всего, для его деда Петра I. Однако ему официальные историки это в вину не ставят. Здесь выявляется клевета тех лиц, которые были крайне заинтересованы в устранении Петра III. А официальные российские историки не смогли разобраться в сути дела и оказались в плену их чьих-то россказней.

Позволим себе охарактеризовать Петра III, анализируя его воспитание и начатые им реформы. Детские и отроческие годы он воспитывался в Пруссии при дворе Фридриха II, который оказал на него огромное влияние. В то время по Европе уже бродили идеи свободы, равенства и братства, которыми отчасти баловался и Фридрих II. Однако он эти идеи использовал при строительстве своего государства. Ему нужно было привлечь в Пруссию побольше талантливых людей и увеличить податное сословие. С этой целью он вёл переписку и раз-говоры о свободе и равенстве. Решая задачу увеличения податного сословия, он начал интенсивно создавать бюргерство, предоставляя землю свободным крестьянам и освобождая их от воинской службы. Всё, что должны были крестьяне, так это платить твёрдый налог. Армия создавалась наёмная, благо, авантюристов разных мастей по Европе того времени шаталось немало. А чтобы они подчинялись, была введена палочная дисциплина. Все эти меры способствовали тому, что Германия, в лице Пруссии, из проходного двора Европы стала на глазах превращаться в мощное государство. Разумеется, большую роль при этом играла личная скромность, и даже скаредность Фрид-риха II. Расточительностью он не страдал. Его двор был самым скромным в Европе.

В этой связи нечего удивляться, что Пётр III боготворил Фридриха II и считал образцом заведённые им порядки. Оказавшись при дворе Елизаветы Петровны и столкнувшись с его расточительностью, со своевольством вельмож и гвардейцев, казнокрадством, полновластием дворянства и забитостью крестьян, будущий император не мог не возмутиться всеми этими пороками. Разумеется, он неоднократно и в резкой форме высказывал своё недовольство, которое впоследствии его врагами было трансформировано в бестактность, бесцеремонность, грубость и т.д. Будучи к тому же бедным, он не мог себе позволить кутежи, какие закатывали другие российские вельможи. Всех его денег едва хватало на скромное содержание личного войска в несколько сот человек. Естественно, каждая копейка была на счету и требовала соблюдения строгого порядка во всём. Но этим как раз и была недовольна его жена Екатерина. Вырвавшись из полу нищеты, она была шокирована роскошью двора и открывавшимися для неё лично возможностями погулять и весело провести время. Уже в этот период она проявила неограниченное любвеобилие. Попытки Петра III урезонить жену приводили к скандалам, которые ему же одному поставят в вину. Так что кутежами занимался не Пётр Ш, а его жена Екатерина с теми гвардейцами, которые её и возведут на престол.

Ч — 2-я