Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Самодержавие и имератрицы. Ч — 2-я
Русь Великая
lsvsx

Ч — 1-я

Естественно, когда он стал императором, Пётр III решил искоренить эти пороки. Причём сразу все. Вот почему за шесть месяцев своего царствования он издал 192 указа. Наиболее значительными были следующие. Манифестом от 18 февраля 1762 года он даровал вольности российскому дворянству. Теперь дворянин мог оставить службу в любое время, кроме войны.

Таким образом, дворянин теперь мог выбирать: оставаться ему на службе или заниматься поместьем, или чем-либо ещё другим. Объявлялась секуляризация земель церкви в пользу государства, что значительно пополнило государственную казну. Петр III прекратил гонения против инакомыслящих и высказывал мысли уравнять в правах все религии и веры. Возвратил из ссылки людей, осуждённых при Елизавете Петровне. Ликвидировал Тайную канцелярию, чем значительно ослабил свои позиции и позиции государства. Гвардейцев собирался вывести из столицы, заменив их своими голштинцами. Подготовил указ об отмене крепостного права, но этого он уже не успел осуществить.

Некоторым, кажется, что его действия были хаотичными и не имели продуманной программы. Всё как раз наоборот. В этих реформах он практически ничего сам не придумал. Он хотел сделать так, как было у Фридриха II в Пруссии. К тому же Пётр III руководствовался его поучениями о том, что всякий человек должен поступать разумно, и тем более разумно должен поступать государь. Ему казалось, что его действия разумны, а поэтому их все поддержат. Для него это было настолько очевидно, что он даже не задумывался над тем, как воспримут его реформы разные слои российского общества. Однако верхи этого общества уже более 250 лет руководствовались не разумом, а своекорыстными интересами и эмоциями. Разум был только на третьем месте. Такая расстановка руководящих приоритетов в среде правящих верхов характерна также для ХIХ и XX веков. Поэтому нечего удивляться, что разум редко посещал головы государственных деятелей России того времени. Как будет в XXI веке, покажет будущее. Мне бы хотелось, чтобы руководящие приоритеты сменились, и на первом месте закрепился разум.

В силу этого Петр III оказался в среде тогдашнего российского общества белой вороной. Против него выступила гвардия, духовенство, значительная часть двора и собственная блудливая жена.

К тому же, как ни странно, противником Петра III оказался и Фридрих II. Дело в том, что он хорошо понимал, если Петру III удалось бы провести все начатые и задуманные реформы, то Россия настолько укрепилась бы и развила свои силы, что не только Пруссии, но и всей Европе уже нельзя было бы за ней угнаться. Такая Россия Фридриху II была не нужна. В этом случае для него предпочтительней была Екатерина, выполнявшая к тому же его шпионские поручения.

В силу этого дни императора-реформатора, замыслившего намного опередить своё время, были, конечно же, сочтены. 28 июня 1762 года гвардейцы, руководимые братьями Орловыми, совершили переворот и возвели на престол Екатерину. После ареста Пётр III понял, что люди, схватившие его, разумом не руководствуются, поэтому на второй день он подписал отречение. Но это не спасло его от смерти. Заговорщики хорошо понимали, что слух о желании Петра III отменить крепостное право уже пополз по стране. В случае осложнения внутренней обстановки Пётр III мог стать знаменем, что сулило заговорщикам верную смерть, Оставалось одно - убить Петра III. Что они и сделали, Пётр III был похоронен в Александро-Невской лавре без оказания царских почестей. А чтобы память о нём была недолгой, враги его оклеветали. И эта клевета легла во все исторические источники и учебники. Но как клеветники не старались, в низах Русского народа о нём сохранилась добрая память. Эта память через десять с небольшим лет полыхнёт новой гражданской войной под руководством Е.Пугачёва, выдававшего себя за Петра III.

Царствование Екатерины II не особенно отличалось от царствования Елизаветы Петровны. Но если Елизавета Петровна была открытым человеком, то Екатерина, обученная Фридрихом II шпионскому ремеслу, была мастерицей пустить пыль в глаза и разыграть ту или иную интригу. Для этого она заигрывала с идеями Вольтера и Дидро, ведя с ними переписку, организовывала разного рода конференции и прочие мероприятия. Все это делалось не для того, чтобы реализовывать какие-то идеи, а для того, чтобы выявить сторонников идей, а затем погасить и идеи, и людей, их исповедующих. Когда говорят, что Екатерина II умела подбирать себе помощников, то здесь есть доля лукавства.

Дело в том, что Екатерина II, как показывает анализ развития событий, выполняла две задачи, которые перед ней поставил Фридрих II. Первая задача сводилась к тому, чтобы, используя Россию, обеспечить безопасность и усиление Пруссии. Вторая задача предполагала к концу царствования Екатерины так дезорганизовать управление Россией, чтобы она была не опасна Пруссии в будущем. С обеими задачами она справилась успешно. Решая первую задачу, она под давлением противников Петра III разорвала союз с Фридрихом II, но не отменила заключённый Петром III мир с Пруссией и тем самым подарила ему Восточную Пруссию, завоёванную русскими войсками в ходе семилетней воины.

Через некоторое время, 31 марта 1765 года она заключила с Фридрихом II военно-политический союз, более того, она перенацелила русскую армию с западного направления на южное против Турции. Расчёты Фридриха II в этом плане были дальновидными. Ввязавшись в войну с Турцией, Россия практически выпадала из европейской политики, что надолго обеспечивало безопасность Пруссии. По инициативе Фридриха II и при участии Екатерины начались и осуществлялись разделы Польши. Пруссия без какой-либо войны получила громадные приращения. Некоторые утверждают, что первоначально Екатерина была против раздела Польши. Если она такое и высказывала, то это не более, чем пыль в глаза, чтобы скрыть истинное своё отношение к Пруссии и к Фридриху II.

Таким образом, тем, чем стала Пруссия в XIX веке, она во многом обязана Екатерине II.
Решая вторую задачу, она не готовила и не допускала к управлению страной своего сына Павла, несмотря на то, что он неоднократно просился в армию. Постоянно держала его под своим контролем, позволяя третировать Павла своим приближённым. Сама отняла у него внука Александра и воспитала так, как считала нужным, то есть привила ему, в основном, страсть к позе и высокопарным фразам, неуважение к отцу, высокопарное отношение к русским людям и т.д. Открыла двери для въезда евреев в Россию. К концу царствования Екатерины евреи так укрепились, что затем они уже завоёвывали одну позицию за другой, пока не закончили 1917 годом. Таким образом, немцы и евреи имеют полное право называть Екатерину II Великой, что они и делают.

Немцы всегда умели оценить по достоинству тех, кто на них работал. Позднее они назовут Благословенным Александра I, а в наше время звание почётного немца получил М.С.Горбачев. Зато русские люди от таких «великих», «благословенных» и «почётных», как правило, получали одни тумаки да подзатыльники. И если в этот период в России выдвинулась большая плеяда крупных государственных, общественных деятелей, дипломатов, полководцев, то лишь потому, что, не допустив к управлению государством этих людей, Екатери-на II рисковала не выполнить те задачи, которые перед ней поставил Фридрих II. В этой связи вывод может быть такой: она была научена царствовать, не мешая другим управлять государством.

Касаясь успехов России в период царствования Елизаветы Петровны и Екатерины II, следует сказать, что они были достигнуты не благодаря, а вопреки самодержавному абсолютизму. Выше мы уже говорили, что после царствования Петра I стране нужен был длительный отдых. От понесённых потерь страна не оправилась даже к 1732 году. Население хотя и составило 17 миллионов человек, не могло содержать армию в 250 тысяч человек. Поэтому Анне и её окружению пришлось эвакуировать Низовой Корпус из Закаспийского края. Однако и эта мера оказалась недостаточной. Поэтому, когда в 1735-39 годах разразилась война с Турцией, российская армия имела незначительные успехи. Большая вина за это лежит на Минихе, авантюризм которого был больше направлен на личное прославление, чем на достижение серьёзного успеха государства. В последующие годы, вплоть до 1756 года, страна отдыхала и набиралась сил. Набирала силы и армия.

Важное значение при этом имело то, что именно армия во главе страны ставила женщин. Зависимость императриц от армии не позволяла им глубоко вмешиваться в армейские дела, что как раз дало возможность вырасти целой плеяде российских офицеров и генералов, обладавших национальным духом и имевших военные таланты. К ним мы с полным основанием можем отнести Салтыкова, Румянцева, Потёмкина, Суворова, Кутузова и многих других. После окончания периода женщин-императриц на троне утвердились мужчины-само-держцы, которые стали некомпетентно вмешиваться во все мелочи организации армейской жизни и ведения войны. С этого времени победы покинули армию и Российская Империя покатилась к катастрофам. В этой связи вывод должен быть один: необходимо исключить некомпетентное вмешательство в дела армии кого бы то ни было, чтобы сохранить её боеспособность — важнейшую составляющую военной безопасности страны.

Несмотря на то, что окончание войны с Пруссией освобождало вооружённые силы России для действий на юге, Екатерина и её окружение не спешили начать войну с Турцией. Точки столкновения интересов России и Турции оставались прежними. От набегов крымцев постоянно страдали украинные территории России, расположенные по Дону и Днепру и в междуречье. Россию просили о помощи кабардинцы, осетины, армяне и грузины на Кавказе. Народы Молдавии и Валахии тоже взывали о помощи к России. Но их интересы Екатерину II волновали в этот период менее всего. Её интересовали вопросы урегулирования отношений с Фридрихом II и с Польшей.

В это время канцлер России граф Н.Панин пытался создать коалицию, в которую, по его мнению, должны были войти Россия, Пруссия, Швеция, Англия, Дания и Польша. Эта коалиция замышлялась Н.Паниным в противовес франко-испано-австрийскому блоку. Однако предложенная Паниным коалиция была противоестественной из-за противоречивости интересов этих стран, изучением которых тогда в России никто не занимался. Это как раз показывает, насколько российская дипломатия была оторвана от реалий. Поэтому предложения Панина были отвергнуты Фридрихом II, который заявил, что он нуждается только в союзе с Россией. Екатерина II тоже заявила, что она за «счастливую анархию, в которую погружена Польша и которой распоряжаемся мы по своей воле».

Таким образом, Фридрих II и Екатерина II устранили все внешние влияния, которые могли помешать разделить Польшу, за счёт которой Фридрих II хотел серьёзно упрочить положение Пруссии. В Польше тогда обострилась борьба между католиками и диссидентами» (православными и протестантами). Последние требовали уравнения в правах. Давнишний приятель Екатерины II С.Понятовский, ставший королём под давлением России, собрал сейм, на котором требования диссидентов были приняты. Тогда католики в 1768 году собрались в городе Баре, образовали конфедерацию в противовес С.Понятовскому и начали вооружённую борьбу. Россия ввела войска в Польшу для подавления конфедератов. Российские войска заняли Гнезно и Люблин. Конфедераты устремились на юг к турецкой границе. Следуя за ними, российские войска взяли Бар и Бердичев. Конфедераты бежали в Санок. В августе российские войска штурмом взяли Краков.

Как и в прежние времена, появление российских войск в польской Украине вызвало восстание народа, который симпатизировал диссидентам. Ещё до подхода российских войск на Правобережной и Карпатской Украине началось национально-освободительное движение опришек. В 1768 году эти движения слились в общее восстание под названием «Колиивщина». Возглавили его запорожские казаки во главе с атаманом М.Зализняком. Вскоре к ним присоединились отряды казацкого сотника Гонты. Восстание разрасталось. Им была охвачена Киевщина, Брацлавщина, Подолия. Оно уже докатилось до Львова. Помня о восстании К.Булавина и опасаясь, что новое восстание может перекинуться на левый берег Днепра, царское правительство предпочло его подавить.

В то же время оно продолжало вести борьбу с конфедератами. В этой связи судьбой конфедератов всерьёз обеспокоилась Франция. Её посланники в Константинополе всё твёрже требовали вмешательства Турции в дела России и Польши. Предводители конфедератов также просили Турцию о помощи. В конце концов, разрыв отношений России с Турцией стал неминуем. 25 сентября 1768 года великий визирь потребовал от российского посланника Обрезкова предоставления твёрдых гарантий отмены всех постановлений федерального сейма Польши по вопросу о диссидентах. Посланник, конечно же, таких гарантий дать не мог, за что был арестован. Тем самым Турция объявила войну России.

Вооружённые силы России после семилетней войны были в хорошем состоянии. Армия накопила солидный опыт боевых действий. Выросла плеяда талантливых военачальников. На вооружение поступило немало образцов нового оружия. В начале ноября у императрицы был собран военный совет, на котором было решено: выставить армию для действий в Молдавии и Валахии; срочно восстановить крепости в Азове и Таганроге; пресечь попытки крымского хана вторгнуться в Россию; оборудовать гавани и строить флот для Чёрного моря; по получении согласия Грузии отправить туда корпус генерала Тетлебсна и денежную субсидию; второй корпус направить в Кабарду; для подрыва тылов Турции в Грецию и Черногорию направить своих эмиссаров, а из Кронштадта направить эскадру флота под командованием адмирала Г.Спиридова в Средиземное море.

Несмотря на ускоренные приготовления, первым боевые действия начал крымский хан Крым-Гирей. В середине января его войско вторглось в пределы Польши. Опустошив территории своих «друзей-поляков», хан возвратился в Крым. В полон было угнано около тысячи человек. Второе вторжение хан осуществил в направлении Бахмута. Но здесь его встретила 2-я армия П.Румянцева численностью около 35 тысяч человек. Отразив нападение крымцев, 2-я армия вышла к Азовскому морю и приступила к восстановлению крепостей Азов и Таганрог.

В апреле 1769 года 1-я армия генерала А.Голицына, численностью около 90 тысяч человек двинулась к крепости Хотин, чтобы взять крепость и не допустить соединения турок с конфедератами. Генералу А.Голицыну удалось осадить Хотин. Однако два штурма Хотина к успеху не привели. Турки тем временем быстро наращивали свои силы, и генерал Голицын в июне 1769 года отвёл войска за Днестр. Однако сообщения Хотина с турками продолжали прерываться российскими войсками. Из-за недостатка продовольствия 10 сентября 1769 года турецкий гарнизон оставил Хотин. Вступивший в командование 1-й армией генерал П.Румянцев занял Хотин и затем двинулся к Яссам, которые взял 26 сентября 1769 года.

Тем временем 2-я армия генерала П.Панина вела боевые действия вдоль Южного Буга, воспрещая крымскому хану действовать в Молдавии. Закавказский корпус генерала Тотлебена добрался до Грузии, а кубанский корпус генерала Медема подошёл к Кабарде. Крымский хан требовал от кабардинцев сопротивления российским войскам, но они объявили о поддержке России. Следом в подданство России вошли и осетины. В июле 1769 года в Средиземное море прибыла эскадра адмирала Спиридова. Но она была сильно потрёпана штормами, поэтому стала на якорь у берегов Морей, поджидая подкрепления и ремонтируя корабли. В помощь адмиралу Г.Спиридову была послана вторая эскадра.

В 1770 году главные боевые действия развернулись в Молдавии. 1-я армия генерала П.Румянцева долго стояла в Подолии, так как запасы продовольствия были незначительными, а Молдавия была разорена турками. Это не позволило начать боевые действия всей армией.

Для обеспечения армии продовольствием генерал Румянцев обещал не взимать никаких налогов с местного населения. Благодаря этому ему удалось накопить к маю трёхмесячный запас продовольствия для того, чтобы обеспечить действия 40-тысячной армии. В мае 1770 года 1-я армия перешла Днестр у Хотина и двинулась на юг. Это был тяжёлый поход, лили дожди, дороги раскисли. В июне 1770 года 1-я армия у Рябой Могилы встретила авангард турецкой армии и разгромила его, затем в июле она подошла к устью реки Ларги, где встретила войско турок и крымцев численностью около 80 тысяч человек. Тем не менее, турки и крымцы были разбиты. Спустя две недели у реки Кагул было разгромлено войско турок численностью около 100 тысяч человек.

Тем временем 2-я армия генерала П.Панина осадила Бендеры. В сентябре 1770 года, после долгого и упорного сопротивления, 2-я армия штурмом взяла Бендеры и двинулась к Аккерману. 1-я армия в июле-сентябре взяла Измаил, Киликию, Враилов. В конце 1770 года был взят Бухарест. Молдавский и Валашский господари попали в плен. Население Молдавии и Валахии приветствовало российские войска и оказывало им поддержку. Молдавия даже заявила о своём подданстве России. В ноябре совместными усилиями 1-й и 2-й армий был взят Аккерман. Летом 1770 года на Северном Кавказе корпус генерала Медема добился новых успехов. Он вновь нанёс ряд поражений ногаям, которые вынуждены были выйти из войны. Успехи могли быть большими, если бы не возникли новые проблемы.

Создали проблемы для ведения войны на Северном Кавказе давнишние друзья российского самодержавия калмыки. Этноним калмыки происходит от джунгарского элеть, что в переводе означает отколовшиеся. В первой половине XVII века они в числе около 40 тысяч кибиток (около 200 тысяч человек) двинулись на запад, на Волгу, и первоначально расселились в междуречье Яика и Волги. Затем с согласия царского правительства они перебрались на правый берег Волги и стали расселяться в междуречье Дона и Терека, вытесняя оттуда ногаев на Тамань. В этот период они дружественно относились к русским и казакам, с которыми совместно воевали против ногаев. Попав в благоприятные условия, калмыцкий народ стал увеличиваться. К середине XVIII века калмыков уже было около 70 тысяч кибиток (т.е. свыше 350 тысяч человек)

В этой связи они стали претендовать на земли терских и донских казаков, с которыми начались столкновения. В то же время калмыки с ногаями стали завязывать дружественные отношения. Когда началась война с Турцией в 1768 году, царское правительство потребовало от калмыков начать войну с ногаями. Однако тайша калмыков Убаши уже получил от Турции и ногаев немало подарков, а поэтому желания вступать в войну с ногаями не проявил. Вследствие чего сложилась ситуация, приводящая к разрыву с Россией. Этот разрыв подтолкнуло сообщение о послаблениях китайского императора в бывшей Джунгарии и о его желании, чтобы калмыки вернулись в свои земли. В 1770 году основная масса калмыков, около 58 тысяч кибиток (примерно 290 тысяч человек), поднялась и ушла в Китай. В степях остались только хоитские калмыки, бежавшие на запад от китайского погрома в более поздние времена, в числе 12 тысяч кибиток (это около 60 тысяч человек). В этой связи вся тяжесть войны с ногаями легла на плечи корпуса генерала Медема и донских казаков, которым пришлось отбиваться от ногаев.

Российские войска добились успехов также на Днепре и побережье Азовского моря. Граница была выдвинута на реку Конские Воды. В её устье была построена крепость Александровская, а на побережье крепость Петровская. Так были созданы опорные пункты для продвижения в Крым, между которыми была организована связь и взаимодействие. От армии не отставал и флот. Лето 1770 года было отмечено блестящими победами российского флота в Эгейском море. В мае обе балтийские эскадры соединились и приступили к поиску турецкого флота. 24 июня у входа в Хиосский пролив российские моряки увидели огромный турецкий флот. Началось морское сражение, которое длилось четыре часа. Турки не выдержали и отступили, укрывшись в Чесменской бухте. В ночь на 26 июня 1770 года российские линейные корабли блокировали выход из бухты, а флотилия брандеров двинулась к турецким кораблям. Брандеры сцеплялись с турецкими кораблями, после чего их команды поджигали брандеры, а сами на шлюпках отплывали к своим кораблям. Так началось знаменитое Чесменское морское сражение. Когда отдельные горящие корабли турок начали взрываться, пожар охватил и другие турецкие корабли, скученность которых в бухте была чрезмерной. Бухта превратилась в море огня. К утру турецкого флота не стало.

В феврале 1771 года 1-я армия генерала П.Румянцева с помощью созданной им Дунайской флотилии взяла Журжу (Джуржу), после чего её положение в Валахии значительно укрепилось. В марте 1-я армия блокировала крепости Тульча и Исакча в низовьях Дуная. Силы 1-й армии, около 45 тысяч человек, были растянуты на фронте в 1000 верст, чем и попытались воспользоваться турки. Они собрали войско около 120 тысяч человек и пытались овладеть левым берегом Дуная, но все их попытки были отбиты 1-й армией. Главные же боевые действия на этот раз развернулись на крымском направлении. 2-я армия генерала В.Долгорукого численностью около 80 тысяч человек весной 1771 года устремилась к Перекопу. В Крыму находилось около 60 тысяч крымцев, способных носить оружие. С Азовского моря 2-й армии оказывала помощь Азовская флотилия адмирала Сенявина. 14 июня Перекоп был взят штурмом. После чего 2-я армия заняла Кафу, Керчь и Еникале. Поражение заставило крымцев пойти на переговоры. Селим Гирей был смещён, а его место занял Сахиб Гирей. 27 июля генералу В.Долгорукому крымцы объявили об утверждении вечной дружбы с Россией, а также вручили лист присяги со подписями крымских вельмож.

Успешное действие российского флота в Средиземном море способствовало тому, что в 1771 году начались антитурецкие восстания арабов в Египте и Сирии. Неудачи на Дунае, поражение в Крыму, восстания в Египте и Сирии заставили Турцию пойти на переговоры и заключение перемирия, которое было подписано 19 мая 1772 года. На этих переговорах Россия добивалась: независимости Крыма от Турции; свободы плавания российских судов по Чёрному морю; неза-висимости Молдавии и Валахии; передачи России одного из островов в Эгейском море для обеспечения прав подданных России.

Оценивая выдвинутые Россией требования, можно совершенно точно констатировать, что екатерининская Россия не осознавала своих национальных интересов. Заботились о независимости Крыма, Молдавии, Валахии, о правах эфемерных подданных в Эгейском море, тогда как свои собственные интересы сводились к свободе плавания по Чёрному морю. Никаких требований по присоединению территорий на Северном Кавказе и в Северном Причерноморье выдвинуто не было. И это не случайно. Ибо, вступая в первую войну с Турцией, не знали чего хотели. Отсюда вытекает и неудовлетворительная стратегия ведения войны.

В 1769-70 годах основные силы были направлены для действий в Подолии и Молдавии. Тогда как на Северный Кавказ был направлен лишь корпус генерала Медема. А ведь завоевание Северного Кавказа тогда наиболее полно отвечало национальным интересам России. Именно здесь должны были быть сосредоточены основные усилия вооружённых сил России в 1769-70 годах. Что касается крепости Хотин, то в направлении её нужно было осуществить хорошо организованную демонстрацию. И уже абсолютной глупостью, повторившей времена Б.Годунова, было направление в Закавказье под влиянием церкви корпуса генерала Тотлебена. Это свидетельствовало о том, что екатерининское правительство плохо представляло себе элементарные вопросы стратегии. А они состояли в том, что, не завоевав Северного Кавказа, Тамани и Крыма, невозможно было изгнать турок из Закавказья.

Кроме этого, успешное продвижение в Молдавии и Валахии неизбежно обостряло отношения с Австрией, которая уже давно претендовала на Валахию. Поэтому, как только российские войска взяли Бухарест, Австрия стала противодействовать России. Вот почему в ходе этой войны побед было много благодаря блестящим действиям войск, а реальных территориальных завоеваний, которые можно было бы закрепить, оказалось мало. Таким образом, недальновидная стратегия екатерининского правительства привела к осложнению международной обстановки для России, затягиванию переговоров, продолжению войны и получению незначительных территориальных приобретений.

Теперь, кроме Франции, подталкивавшей Турцию к продолжению войны, противодействовать России стали Австрия и даже Пруссия. Причём и Австрия, и Пруссия осознавали свои национальные интересы гораздо лучше России. В Австрии был составлен проект Конвенции Тугута, по которому она должна была получить от Турции Малую Валахию и 34 млн. гульденов. В то же время России предлагалось довольствоваться: Азовом с округом, Вольтой и Малой Кабардой; свободой плавания по Чёрному морю; денежной компенсацией за потери в войне. Не довольствуясь только выработкой своих условий, Австрия уже в 1770 году захватила ряд польских территорий: Ципсе, Иовиторга, Чорыстани, Велички и Бохни. Столь нахальное поведение Австрии обуславливалось тем, что в Польше начался внутренний распад.

Католики потянулись к Австрии, протестанты к Пруссии, а православные уже давно стремились к России. Это вполне устраивало Фридриха II, так как ускоряло раздел Польши, и он одобрил захват польских территорий Австрией. В то же время, он не хотел чрезмерного усиления Австрии. Поэтому он соглашался на независимость Крыма, которая мало что давала России, выступал за возврат Валахии и Молдавии Турции. В то же время предлагал большую долю польской территории. Екатерина II, не зная, что делать с Польшей, которой хотела управлять, но не знала, как надобно управлять, под давлением Австрии и особенно Фридриха II вынуждена была объявить, что Дунайские княжества можно будет вернуть Турции в случае принятия ею других пунктов условий, и согласилась на раздел Польши.

В ходе длительных переговоров между Австрией, Пруссией и Россией было решено: Померанию и часть Польши передать Пруссии; Галицию передать Австрии; Восточную Беларусь передать России. Граница России теперь проходила по Западной Двине, Друти и Днепру. Важным моментом договора по разделу Польши было обязательство Австрии содействовать России в заключении мира с Турцией. После объявления Россией об отказе от требований независимости Молдавии и Валахии Турция пошла на заключение перемирия в мае 1772 года и согласилась на продолжение переговоров в Фокшанах. Конгресс в Фокшанах начался 27 июля 1772 года. Однако переговоры быстро зашли в тупик и он был распущен.

Через две недели Турция предложила переговоры в Бухаресте и просила продлить перемирие. Конгресс в Бухаресте начался 29 октября. Сразу же договорились продлить перемирие до 9 марта. На этот раз почти все пункты будущего договора были оговорены. Однако Турция не соглашалась на передачу России Керчи и Еникале. В марте 1773 года переговоры были прерваны. Командующий Дунайской армией фельдмаршал П.Румянцев ещё в феврале получил указ совершить поход за Дунай и принудить Турцию к миру силой оружия. России срочно нужен был мир, так как резко ухудшилась обставновка на севере.

В Швеции произошёл дворцовый переворот, который привёл к усилению королевской власти Густава III. В этой связи усилилась опасность шведского нападения на Россию. Эта опасность, конечно же, преувеличивалась и не могла не сказаться на подготовке войск к походу. В июне армия фельдмаршала Н.Румянцева перешла Дунай и осадила крепость Силистрию. В мае-июне дивизия генерала Александра Суворова произвела успешный поиск (рейд) на Туртукай. Но недостаток сил, слабость артиллерии и малочисленность инженерных припасов вынудили П.Румянцева отвести армию за Дунай. Попытка российских войск в сентябре-октябре взять Варну и Шумлу оказалась тоже неудачной.

В июне 1774 года 52-тысячная дунайская армия под началом фельдмаршала П.Румянцева вновь перешла Дунай. 9 июня дивизии генералов А.Суворова и М.Каменского, численностью около 25 тысяч человек разбили у Козлуджи 40-тысячное турецкое войско. Тем временем дивизия генерала И.Салтыкова разгромила 15-тысячный отряд турок у Туртукая. Войска фельдмаршала П.Румянцева вновь блокировали крепости ЗПумла, Рущук, Силистрия. Передовой отряд армии даже продвинулся за Балканы. Турки, не имея свободных войск для противодействия передовому отряду, запросили мира. Не-мало поспособствовали этому донские казаки. Крымский хан Девлет-Гирей в 1773 году направил на Кубань часть своего войска, которое вместе с ногаями пыталось напасть на Дон. Но на реке ей они были разбиты казаками. В 1774 году крымцы и ногаи потерпели новое поражение на речке Калалы, впадающей в Егорлык. Эта победа досталась нам благодаря твёрдости и мужеству молодого казачьего полковника Матвея Платова. Фельдмаршал П.Румянцев, выждав некоторое время, вступил в переговоры. На этот раз турки не стали затягивать переговоры.

10 июля 1774 года н деревне Кучук-Кайнарджи был подписан мирный договор, по которому: Крымское ханство объявлялось независимым; крепости Керчь, Еникале и Кинбурн со степью между Бугом и Днепром отходили России, к ней же отходила Кабарда; Грузия освобождалась от дани юношами и девушками, отправляемыми в Турцию; Чёрное и Мраморное моря объявлялись свободными для плавания торговых судов подданных России; права подданных Турции молдаван, румын, греков, славян, грузин и т.д. несколько расширялись; Турция выплачивала России 4,5 млн. рублей за военные издержки. Этот договор показывает, что талантливый военачальник справился с дипломатическими вопросами намного лучше профессиональных дипломатов и царедворцев, потому что он лучше императрицы понимал национально-государственные интересы России.

Заключение этого мира было, кстати, не потому, что нужно было опасаться нападения Швеции, а потому, что в России в 1773 году разразилась новая казацко-крестьянская война, теперь уже под предводительством Емельяна Пугачёва. На подавление этого восстания пришлось посылать войска из действующей армии. Внутренняя политика Екатерины II почти ничем не отличалась от политики её предшественников. В связи с начавшейся войной начали резко расти налоги. Рекрутские наборы следовали один зa другим, сокращая число рабочих рук в среде податного сословия. Усиление центральной власти на окраинах вызывало недовольство казачества на Дону, Тереке и особенно на Яике. Усиление гнёта в целом по стране неизбежно приводило к волнениям.

Ч — 3-я

  • 1
невероятно интересно....спасибо Вам огромное.(убедительная просьба---сделайте репост или отсылку к первой главе. Спасибо)

в начале статьи есть ссылка на её начало. самое начало тут: http://lsvsx.livejournal.com/306888.html а дальше по меткам

увидела. Спасибо. А будете продолжать курс статей по истории государства Российского? у вас просто великолепно получается.

конечно буду

  • 1
?

Log in

No account? Create an account