?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Что следует знать, прежде чем давать ребёнку планшет или доступ к компьютеру.
Русь Великая
lsvsx

Научить детей жить - основная задача родителей. Но обучение идет главным образом на собственном примере. А что видят наши дети? Спины родителей, закрывающие экраны компьютеров? О чём следует подумать, прежде чем давать ребёнку такой "удобный" во всех отношениях планшет или доступ к компьютеру?

Начну издалека. Лет с трех. Хотя, на самом деле, еще раньше: с полутора лет... Я вышла из кабинета за кипяточком и застала окончание громкой сцены у стойки администратора: молоденькая мама отрывает от своей ноги малюсенькую девочку, прям вот по одному пальчику отцепляет, при этом комментирует: «И ведь не отклеится, пока телефон ей не отдам!

Не дам, я сказала, он мне самой нужен!». Девочке чуть больше года, но орет она громко и выразительно: «Играть дай! Играаааать!» А я-то гадала – кого здесь на части режут?

Основной запрос всех родителей последних лет выглядит так: как оторвать ребенка от компьютера? Вам не понравится мой ответ. Потому что единственное, что можно сделать – не сажать ребенка к экрану. Совсем.

История вопроса

Давайте откинемся в кресле и вспомним, как протекало наше собственное детство. От нуля до полутора лет: ребенок на руках, в манеже, на полу, в коляске. Его развлекают силами всей семьи, иногда оставляют поплакать в одиночестве, пока мама принимает душ или посещает туалет. В случае тяжких жизненных обстоятельств младенца отправляют в ясли, где обстановка примерно та же, минус семья. Стукается головой обо все, обрушивает на себя гору выглаженного белья, сладострастно тискает кошку, потом рыдает, что она царапается…

С полутора до, примерно, трех лет: ребенок ходит за ручку, гуляет во дворе или в парке, копается самозабвенно в грязи, собирает окурки и тащит их в рот, кидается песком, падает и встает, пытается выковырять глазик у собачки, подбрасывает мертвую птичку, чтобы она полетела…

От трех до пяти. Стоит полдня как замороженный перед открытыми воротами гаража, в котором чинят машину. Сидит, болезный, на подоконнике, замотанный в одеяло и наблюдает за уличным движением. Помогает маме в субботу мыть пол, потом папе – выбивать ковер на снегу. Засыпает там, где застало, пока мама мечется, как подстреленная, в поисках пропажи. Ездит с родителями на дачу на четырех видах транспорта, это практически кругосветное путешествие…

Идет в школу в семь лет, там друзья, футбол после уроков, приходит, когда уже темнеет, грязный до невозможности и голодный как волк, засыпает над уроками. Гоняет на велосипеде, исследует чердаки и подвалы, попадает в неприятности, теряет сменку, портфель, куртку… Ходит в авиамодельный кружок и на хоккей зимой, берет книжки из «Библиотеки приключений», читает их по ночам и в туалете, бредит капитаном Бладом и Робин Гудом…

Его жизнь насыщена событиями и свершениями, она требует напряжения всех сил души и тела. Иногда он вскакивает ночью с открытыми и бессмысленными глазами, что-то горячо бормочет и падает обратно в постель, как убитый воин. Он фантазирует, шепчет себе под нос, когда медленно плетется домой после уроков вдоль трамвайных путей. У него есть свои «места силы», ларек с мороженым или окошко булочной, помойка – источник неисчислимых сокровищ. Он знает дворы, в которые не надо заходить, и подъезды, в которых можно переждать грозу. У него есть друзья среди взрослых и враги среди детей. Это волшебный, совершенно реальный мир. В отличие от цифрового нынешнего...

Матрица. Загрузка

Теперь смотрим, как живет нынешнее поколение. От нуля до полутора разница невелика, разве что у мамы больше свободного времени (да здравствуют памперсы и стиральные машинки!) и масса тревоги. Поэтому ребенок в основном пристегнут: к коляске, к маме, к стульчику… о том, чтобы спокойно поползать по двору и речи быть не может. Кругом опасность, грязь, шприцы и собачьи какашки. Разве что на море можно дорваться до чистого песочка, но это не всем удается. Чтобы выжить с ребенком в современной городской квартире придуманы разнообразные приспособления, игрушки, развивалки, отвлекалки. Все для того, чтобы не дать ребенку самостоятельно исследовать окружающий мир.

А ему скучно, отчаянно скучно. Ему хочется карабкаться, рыть, наливать и выливать, разбивать, нюхать, просыпать. Маме же хочется спокойно побродить в соцсетях. Ладно, предположим, что маме хочется приготовить обед. Но если честно, приготовлению обеда, стирке, глажке, мытью полов ребенок мешает не так сильно, как сидению в интернете.

Поэтому как только ребенок вырастает до самостоятельного сидения ему вручается старый телефон, или планшет, или, если уж совсем все плохо, включается телевизор.
О, отлично, теперь он занят и у мамы есть полчаса для себя.

Еще мы практически поголовно пересели на машины. Если раньше детей спокойно возили в общественном транспорте (другого-то не было), то теперь одна мысль, что деточка будет находиться в одном объеме с толпой ужасных и (скорее всего) заразных людей, вызывает панику. Поэтому ребенка возим ТОЛЬКО в машине. Ага, по пробкам. И очень скоро становится понятно, что ребенку в машине тоже скучно. И он скандалит и буйствует. А отвлекаться от дороги очень и очень опасно. Поэтому, и только из соображений безопасности, ребенку отдается на растерзание айфончик с Фруктовым Ниндзей.

Очереди в детскую поликлинику, метро, электричка, любая ситуация ожидания, когда родители не знают, как занять ребенка, или не хотят напрягаться – электронный друг выручит везде! Это отличный способ:

- добиваться послушания (если ляжешь без капризов – дам поиграть)
- наказывать и угрожать (будешь себя так вести – отберу айпад)
- получать передышку самим
- делать подарки
- и даже стимулировать хорошую учебу (четверть без троек – и получишь пятый айфон на Новый Год).

Вопли «Почему он ничем не интересуется, ничего не хочет, никуда не ходит и с нами не общается?!!» начнутся немного позже, годам к 12. Еще немаловажный аспект темы. Каких-то 15 лет назад дети массово наблюдали повседневную жизнь родителей: работу, занятия домашним хозяйством, даже в магазин детей брали чаще. Я сужу об этом на основании детских рисунков. В 1994 году диагностический рисунок «Семья» изображал обычно или «мама на кухне, папа на диване перед телевизором, я в своей комнате катаю машинки», или «мама, папа, я, взявшись за руки гуляем по улице».

Сегодня рисунки детей показывают, что даже у кошки есть свой айпад. Все сидят, уткнувшись в мониторы. Безрадостная картина, как сказал ослик Иа-Иа.

Научить детей жить

Согласитесь, это же и есть наша основная задача как родителей, конечная цель наших воспитательных усилий: за годы детства и отрочества подготовить детей к самостоятельному выживанию в современном мире. По большей части, мы это делаем, и делаем неплохо. Даем образование, заботимся о здоровье, стараемся окружить хорошими людьми и вещами.

Но обучение идет главным образом на собственном примере. Так что же видят наши дети? Наши спины, закрывающие экраны компьютеров? Они не ходят на работу к родителям (за очень редким исключением), мало проводят времени на улице в свободном поиске, хотя это абсолютно необходимо для их роста,у них нет ни поводов, ни возможностей познавать мир и себя. Сегодняшние городские дети живут в стерильном мире компьютерных технологий, виртуального общения и игровых схваток.

То, что в специальной литературе называется «ролевые игры» - в дочки-матери, казаки-разбойники, просто воссоздание любого вымышленного сюжета, начинающегося со слов «давай, как будто ты…» - сегодня перенесено во всемирную сеть и заключается в основном в уничтожении представителей загробного мира.

Я не знаю, как их оторвать от мониторов. Альтернатива миру, где ты всемогущий Герой, должна быть настолько привлекательной, чтобы ребенок захотел повернуться к ней лицом. Что вы можете предложить? Это же вам самим придется закрыть комп, выйти из Сети, отключить все гаджеты…

Вспомнить свое детство... выстрогать из брусочка «чижа» и найти подходящую биту. Порыться (ну ладно, разрешаю порыться для благого дела) в Интернете и найти все фигуры в «резиночку». Зайти на сайт Игроведа и купить Диксит или Монополию. Но играть-то все равно придется ВАМ самим, людей пока с доставкой на дом не привозят. Вы готовы?

Вы готовы терпеть его наркоманские ломки на отмену компа, выдерживать волны агрессии в свой адрес, попытки шантажа («Я сейчас в окно выброшусь, если ты не отдашь мне планшет!») Вы сможете каждый вечер, невзирая на усталость после целого рабочего дня, общаться с подростком, который и общаться-то не очень хочет? Гулять с ним, беседовать, ходить в гости и принимать гостей у себя?

Вам придется учить его заново, показывать все возможности нашего мира, налаживать отношения. Выносить тревогу и депрессию – ведь любой отказ от привычного удовольствия ведет сначала к депрессии. Научить его гулять, играть, готовить еду, покупать продукты, смотреть на закат, читать вслух про «Трое в лодке», тихо болтать в машине, подпевать старым группам. Сейчас он ничего этого не умеет, в ушах у него наушники, руки заняты кнопками на экране. Вы еще помните, что письмо можно написать, а не распечатать с помощью принтера. И что игра – это когда друзья видят глаза друг друга.

Ведь это и есть НОРМАЛЬНАЯ жизнь, такая, какой она должна быть. Если выключить компьютер.


Вирус цифрового слабоумия


Исследования показывают, что в мозгу представителей цифрового поколения наблюдаются изменения, похожие на те, что появляются после черепно-мозговой травмы или на ранней стадии деменции — слабоумия, которое обычно развивается в старческом возрасте.

В это сложно поверить, но среднестатистический семилетний европеец уже провел у экранов больше года своей жизни (по 24 часа в сутки), а 18-летний — больше четырех лет!

Хочешь сказать, что сейчас совсем другие дети? Да, дети другие, но мозг у них такой же, что был у человека тысячу лет назад, — 100 миллиардов нейронов, каждый из которых связан с десятью тысячами себе подобных.

Мозг нужно развивать и кормить. Все наши мысли, действия, решения сложных задач и глубокие размышления оставляют след в нашем мозгу.«Ничто не может заменить того, что дети получают от собственного, свободного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым», — утверждает британский профессор психологии Таня Бирон.

Ты будешь шокирован, но с 1970 года радиус активности детей (пространства вокруг дома, в котором дети свободно исследуют окружающий мир) сократился на 90%! Мир сжался до экрана смартфона. Дети забыли и, что еще хуже, просто не знают, каково это — бегать под дождем, пускать кораблики, лазать по деревьям или просто болтать друг с другом. Они часами сидят, уткнувшись в свой смартфон. А ведь им необходимо развивать свои мышцы, знать о рисках, которые приготовил для них мир, и просто взаимодействовать со своими друзьями. «Удивительно, как быстро сформировался совершенно новый тип среды, где вкус, обоняние и осязание не стимулируются, где большую часть времени мы сидим у экранов, а не гуляем на свежем воздухе и не проводим время в разговорах лицом к лицу», — говорит Сьюзен Гринфилд. Нам определенно есть о чём волноваться.

Мозг формируется, когда есть внешние стимулы и чем больше их будет — тем лучше для мозга. Поэтому очень важно, чтобы дети исследовали мир физически, но не виртуально. Это нужно растущему мозгу, как и тысячу лет назад.

Также ребенку нужен здоровый и полноценный сон. Но современные дети не способны выйти из Интернета и оторваться от компьютерных игр. Это сильно сокращает длительность их сна и ведет к нарушениям. Какое может быть развитие, когда ты уставший и у тебя болит голова, а школьные задания никак не лезут в голову?!

Ты спросишь, как же цифровые технологии могут изменить мозг ребенка? Во-первых, количество внешних стимулов ограничивается из-за однообразного времяпровождения в Интернете. Ребенок не получает необходимого ему опыта, чтобы развить достаточно важные участки мозга, которые отвечают за сопереживание, самоконтроль, принятие решений… А то, что не работает, отмирает. Ведь у человека, который перестал ходить, атрофируются ноги? Дети не привыкли запоминать информацию — им проще найти ее в поисковых системах. Вот тебе и проблемы с памятью. Они ее совершенно не тренируют.

Думаешь, что дети стали намного умнее благодаря Интернету? А знаешь ли ты, что нынешние одиннадцатилетние выполняют задания на таком уровне, который демонстрировали восьми- или девятилетние дети 30 лет назад. Исследователи отмечают, что одной из основных причин этого является жизнь в виртуальном мире.

«Я опасаюсь, что цифровые технологии инфантилизируют мозг, превращая его в подобие мозга маленьких детей, которых привлекают жужжащие звуки и яркий свет, которые не могут концентрировать внимание и живут настоящим моментом», — говорит Сьюзен Гринфилд.

Но ты еще можешь спасти своих детей! Достаточно просто ограничить время пользования всевозможными гаджетами. Ты будешь удивлен, но Стив Джобс, гуру цифровой индустрии, именно так и делал. Его дети не пользовались айпадом вообще, а другие гаджеты им запрещалось использовать по ночам и в выходные дни.

Крис Андерсон, главный редактор американского журнала «Wired», один из основателей 3D Robotics, также ограничивает своих детей в использовании гаджетов. Правило Андерсона — никаких экранов и гаджетов в спальне! «Я, как никто другой, вижу опасность в чрезмерном увлечении Интернетом. Я сам столкнулся с этой проблемой и не хочу, чтобы эти же проблемы были у моих детей».

Сыновья создателя сервисов Blogger и Twitter могут пользоваться своими планшетами и смартфонами не больше 1 часа в день, а директор OutCast Agency, ограничивает использование гаджетов в доме 30 минутами в день. Его младшие дети совсем не имеют гаджетов.

Вот тебе и ответ на вопрос «что нужно делать?». Позаботься о подрастающем поколении. Подумай, какое будущее их ждет через 10-20 лет, если они сегодня проводят полдня перед экранами своим суперсовременных гаджетов.

Последствия "Айфонового детства"


Неверное стимулирование мозга

Мозг младенца троекратно увеличивается в своих размерах от рождения до двух лет и продолжает расти вплоть до 21 года. Развитие мозга в раннем возрасте определяется раздражителями окружающей среды или их отсутствием. Стимулирование мозга избыточным воздействием гаджетов, интернетом или телевидением, как показывают исследования, связано с когнитивными задержками, повышенной импульсивностью, снижением способности к саморегуляции.

Задержка в развитии

Статичное времяпрепровождение влечёт за собой недостаток движения и может привести к задержке физического и умственного развития. Эта проблема стала очевидна в США, где каждый третий ребёнок поступает в школу, имея отставание в развитии, что ярко отражается на его успеваемости. Подвижность же улучшает внимание и способность к познанию нового. Учёные утверждают, что применение электронной техники вредит развитию детей и отрицательно влияет на их обучаемость.

Ожирение

Телевидение и компьютерные игры — пример непищевых привычек, которые напрямую связаны с эпидемией лишнего веса. Среди детей, которые балуются портативными устройствами, ожирение встречается на 30% чаще. Каждый четвёртый молодой канадец и каждый третий американский юнец страдают синдромом «широкой кости».

Шутки шутками, но среди детей с лишним весом в 30% случаев будет диагностирован диабет, а вдобавок к этому лица, страдающие ожирением, подвергаются более высокому риску раннего инсульта и сердечного приступа, серьёзно сокращая продолжительность своей жизни. Учёные бьют в колокола, призывая всех и каждого следить за тучностью детей, ведь первое поколение XXI века имеет большие шансы умереть раньше своих родителей.

Потеря сна

Сухие цифры по США говорят, что 60% родителей вообще не контролируют, как тесно их чада дружат со всевозможными гаджетами, а три четверти семей разрешают детям таскать за собой электронику в кровать. Свечение экранов телефонов, планшетов и ноутбуков препятствует началу сна, что приводит к сокращению времени отдыха и недосыпанию. Учёные ставят недостаток сна наравне с недоеданием: и то и другое истощает организм, а соответственно, отрицательно сказывается на усвоении школьных уроков.

Психические заболевания

Ряд зарубежных исследований проводят чёткие параллели между видеоиграми, интернетом, телевидением и их негативным влиянием на психику молодёжи. Так, игромания становится причиной неудовлетворённости жизнью, увеличения тревожности и усиления депрессии. Всемирная сеть, в свою очередь, приводит к замкнутости и развитию фобий. Этот список психических недугов можно смело дополнить биполярным расстройством, психозом, поведенческими отклонениями, аутизмом и расстройством привязанности, то есть нарушением тесного эмоционального контакта с родителями. К сведению, один из шести канадских детей имеет какое-либо психическое заболевание, что зачастую лечится лишь сильными психотропными препаратами.

Агрессивность

Повторим избитую истину: жесткость на ТВ и в компьютерных играх находит своё отражение в реальной жизни. Просто внимательно взгляните на участившееся физическое и сексуальное насилие в современных онлайн-СМИ, фильмах и телепередачах: секс, надругательства, пытки, истязания и убийства.
Ребёнок получает готовую схему поведения, которую он может реализовать в окружающей его действительности. И самое важное, множество исследований приходят к одному и тому же выводу: насилие с экрана имеет как краткосрочный, так и долгосрочный эффект — агрессия может проявиться далеко не сразу.

Цифровая деменция

Научные наблюдения доказывают, что увлечение телевизором в возрасте от одного до трёх лет приводит к проблемам с концентрацией внимания к седьмому году жизни. Дети, которые не могут сосредоточиться, попросту теряют возможность что-либо узнать и запомнить. Постоянный поток быстрой информации приводит к изменениям головного мозга, а после к деменции — снижению познавательной деятельности с утратой ранее усвоенных знаний и практических навыков и затруднением или невозможностью приобретения новых.

Зависимость

Чем больше родители проверяют почту, стреляют в монстров и смотрят сериалы, тем больше они отдаляются от своих детей. Нехватка внимания от взрослых часто компенсируется всё теми же гаджетами и цифровыми технологиями. В отдельных случаях малыш сам становится зависимым от портативных устройств, интернета и телевидения. Каждый одиннадцатый ребёнок в возрасте от 8 до 18 лет — «цифровой наркоман».

Вредное излучение

В 2011 году Всемирная организация здравоохранения и Международное агентство по изучению рака классифицировали радиоизлучение сотовых телефонов и других беспроводных устройств как потенциальный канцероген, определив в группу 2B «возможно канцерогенных для человека» факторов. Однако следует учитывать, что дети более чувствительны к различным негативным воздействиям, поскольку их мозг и иммунная система всё ещё развиваются. Поэтому, говорят учёные, нельзя равнять риски для молодого и уже сформировавшегося организма. Также обсуждается мнение о том, что радиочастотные излучения должны быть реклассифицированы как 2А (вероятный канцероген), а не текущий 2В.

Заключение

Завершая свою статью, Крис Роуэн рекомендует временные рамки, которые являются приемлемыми для детей разных возрастов.


Смею предположить, что абсолютное большинство детей ежедневно выходит за лимиты, приведённые в таблице. Стоит ли из-за этого паниковать? Через какое-то время каждая семья узнает свой ответ, верный или ошибочный.


8 часов без гаджетов


По условиям эксперимента участник соглашался провести восемь часов (непрерывно) в одиночестве, сам с собой, не пользуясь никакими средствами коммуникации (телефоном, интернетом), не включая компьютер или другие гаджеты, а также радио и телевизор. Все остальные человеческие занятия — игра, чтение, письмо, ремесло, рисование, лепка, пение, музицирование, прогулки и т. д. — были разрешены.

Во время эксперимента участники по желанию могли делать записи о своем состоянии, действиях, о приходящих в голову мыслях.

Строго на следующий после эксперимента день они должны были прийти ко мне в кабинет и рассказать, как все прошло.

При возникновении сильного напряжения или других беспокоящих симптомов эксперимент следовало немедленно прекратить и записать время и, по возможности, причину его прекращения.

В моем эксперименте участвовали в основном подростки, которые приходят ко мне в поликлинику. Их родители были предупреждены и согласились обеспечить своим детям восемь часов одиночества.

Вся эта затея казалась мне совершенно безопасной. Признаю: я ошиблась.

В эксперименте приняли участие 68 подростков в возрасте от 12 до 18 лет: 31 мальчик и 37 девочек. Довели эксперимент до конца (то есть восемь часов пробыли наедине с собой) ТРОЕ подростков: два мальчика и девочка.

Семеро выдержали пять (и более) часов. Остальные — меньше.

Причины прерывания эксперимента подростки объясняли весьма однообразно: «Я больше не мог», «Мне казалось, что я сейчас взорвусь», «У меня голова лопнет».

У двадцати девочек и семи мальчиков наблюдались прямые вегетативные симптомы: приливы жара или озноб, головокружение, тошнота, потливость, сухость во рту, тремор рук или губ, боль в животе или груди, ощущение «шевеления» волос на голове.

Почти все испытывали беспокойство, страх, у пятерых дошедший практически до остроты «панической атаки».

У троих возникли суицидальные мысли.

Новизна ситуации, интерес и радость от встречи с собой исчезла практически у всех к началу второго-третьего часа. Только десять человек из прервавших эксперимент почувствовали беспокойство через три (и больше) часа одиночества.

Героическая девочка, доведшая эксперимент до конца, принесла мне дневник, в котором она все восемь часов подробно описывала свое состояние. Тут уже волосы зашевелились у меня (от ужаса).

Что делали мои подростки во время эксперимента?

• готовили еду, ели;
• читали или пытались читать,
• делали какие-то школьные задания (дело было в каникулы, но от отчаяния многие схватились за учебники);
• смотрели в окно или шатались по квартире;
• вышли на улицу и отправились в магазин или кафе (общаться было запрещено условиями эксперимента, но они решили, что продавцы или кассирши — не в счет);
• складывали головоломки или конструктор «Лего»;
• рисовали или пытались рисовать;
• мылись;
• убирались в комнате или квартире;
• играли с собакой или кошкой;
• занимались на тренажерах или делали гимнастику;
• записывали свои ощущения или мысли, писали письмо на бумаге;
• играли на гитаре, пианино (один — на флейте);
• трое писали стихи или прозу;
• один мальчик почти пять часов ездил по городу на автобусах и троллейбусах;
• одна девочка вышивала по канве;
• один мальчик отправился в парк аттракционов и за три часа докатался до того, что его начало рвать;
• один юноша прошел Петербург из конца в конец, порядка 25 км;
• одна девочка пошла в Музей политической истории и еще один мальчик — в зоопарк;
• одна девочка молилась.

Практически все в какой-то момент пытались заснуть, но ни у кого не получилось, в голове навязчиво крутились «дурацкие» мысли.

Прекратив эксперимент, 14 подростков полезли в социальные сети, 20 позвонили приятелям по мобильнику, трое позвонили родителям, пятеро пошли к друзьям домой или во двор. Остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры. Кроме того, почти все и почти сразу включили музыку или сунули в уши наушники.

Все страхи и симптомы исчезли сразу после прекращения эксперимента.

63 подростка задним числом признали эксперимент полезным и интересным для самопознания. Шестеро повторяли его самостоятельно и утверждают, что со второго (третьего, пятого) раза у них получилось.

При анализе происходившего с ними во время эксперимента 51 человек употреблял словосочетания «зависимость», «получается, я не могу жить без…», «доза», «ломка», «синдром отмены», «мне все время нужно…», «слезть с иглы» и т. д. Все без исключения говорили о том, что были ужасно удивлены теми мыслями, которые приходили им в голову в процессе эксперимента, но не сумели их внимательно «рассмотреть» из-за ухудшения общего состояния.

Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов клеил модель парусного корабля, с перерывом на еду и прогулку с собакой. Другой (сын моих знакомых — научных сотрудников) сначала разбирал и систематизировал свои коллекции, а потом пересаживал цветы. Ни тот, ни другой не испытали в процессе эксперимента никаких негативных эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей.

Получив такие результаты, я, честно сказать, немного испугалась. Потому что гипотеза гипотезой, но когда она вот так подтверждается… А ведь надо еще учесть, что в моем эксперименте принимали участие не все подряд, а лишь те, кто заинтересовался и согласился.