?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Два опасных для Византии врага – Болгария и Русь. Почему Святослав решил нанести удар? Продолжение.
Русь Великая
lsvsx

Начало и Продолжение...

Успех Хазарского похода Святослава произвел огромное впечатление на Константинополь. В целом византийцы были не против поражения Хазарии от Руси, так как проводили свою политику по принципу «разделяй и властвуй».В одни периоды Византия поддерживала Хазарию, помогала ей строить мощные каменные крепости, хазары нужны были для противовеса Руси и другим противникам ромеев. Во время же похода Святослава, когда русские войска наносили один за другим удары по хазарам и их союзникам в Поволжье, Приазовье и Северном Кавказе, Византия хранила нейтралитет и полное молчание. В Константинополе были рады поражениям хазар.

Однако полный разгром Хазарии, в Константинополе хотели видеть Хазарию ослабленной и униженной, но не полностью уничтоженной, потряс византийскую элиту. Больше всего опасались рывка русских войск в Таврию (Крым). Войскам Святослава ничего не стоило форсировать Босфор Киммерийский (Керченский пролив), и захватить цветущий край. Теперь судьба Херсонской фемы зависела от того куда двинет войска великий русский князь. Византийский наместник в Херсоне имел слишком мало войск, не имея возможности не только защитить полуостров, но даже столицу. Херсон тогда был богатым торговым городом. Сильные подкрепления из Константинополя могли прислать не скоро. К тому же русские войска могли не ждать прихода ромейской рати, а спокойно опустошить полуостров и уйти в свои пределы. Однако после захвата Тмутаракани и Керчева Святослав ещё не собирался вступать в прямой конфликт с Византией.

Миссия Калокира. Дела балканские

После возвращения в Киев Святослав стал задумываться о походе на Херсонес (Корсунь). Весь ход событий подводил к новому противостоянию Руси и Византийской империи. Хазарский поход освободил для русских купцов торговые пути по Волге и Дону. Разумно было продолжить успешное наступление и занять ворота в Черное море – Херсонес. Понятно, что такая возможность не была тайной для Византии. Ромейские купцы, в том числе херсонесцы, были постоянными гостями на русских торгах. В Константинополе стали искать дипломатический выход из этой опасной ситуации.

Примерно в конце 966 или начале 967 года в стольный град Киев к русскому князю Святославу прибыло необычное посольство. Его возглавлял сын херсонесского стратига Калокир, которого направил к русскому князю император Никифор Фока. Прежде чем направить посланника к Святославу, басилевс вызвал его к себе в Константинополь, обговорил детали переговоров, присвоил высокое звание патрикия и вручил ценный дар, огромное количество золота – 15 кентенариев (около 450 кг).

Византийский посланник был незаурядным человеком. Византийский историк Лев Диакон называет его «отважным» и «пылким». В последствии Калокир ещё встретится на пути Святослава и докажет, что он человек умеющий вести большую политическую игру. Главная цель миссии Калокира, ради которой, согласно византийскому хронисту Льву Диакону, патрикия с огромным количеством золота отправили в Киев, заключалась в том, чтобы уговорить его выступить в союзе с Византией против Болгарии. В 966 году конфликт Болгарии и Византии достиг своего пика, и император Никифор Фока повел свои войска против болгар.

«Посланный по царской воле к тавроскифам (так по старой памяти называли русов, считая их прямыми наследниками Великой Скифии) патрикий Калокир, пришедший в Скифию (Русь), понравился начальнику тавров, подкупил его дарами, очаровал лестными словами… и убедил идти против мисян (болгар) с великой ратью с тем условием, чтобы он, покоривши их, удержал их страну в собственной власти, а ему содействовал в завоевании Римского государства и получении престола. Он обещал ему (Святославу) за то доставить великие бесчисленные сокровища из казны государственной». Версия Диакона предельно проста. Читателей пытались убедить, что Калокир подкупил варварского вождя, сделал его своим инструментом в своих руках, орудием борьбе с Болгарией, которая должна была стать плацдармом для более высокой цели – трона Византийской империи. Калокир мечтал, опираясь на русские мечи, захватить Константинополь и хотел отдать в уплату Святославу Болгарию.

Эта версия, созданная официальным историографом византийского басилевса Василия II Болгаробойца, надолго вошла в историографию. Однако уже позднее исследователи выразили явное недоверие версии Льва Диакона, обратив внимание на иные византийские и восточные источники. Выяснили, что многое Диакон не знал, или сознательно не упомянул, умолчал. Судя по всему, первоначально Калакир действовал в интересах Никифора Фоки. Однако после подлого убийства Никифора II Фоки – заговор возглавили супруга императора Феофано (бывшая проститутка, сначала соблазнившая молодого наследника престола Романа, а затем его полководца Никифора Фоку) и её любовник, боевой сподвижник Никифора, Иоанн Цимисхий, решил вступить в борьбу за престол. К тому же есть данные, что русы помогая Никифору в борьбе с Болгарией, выполняли союзнический долг, союз был заключен ещё до правления Святослава. Русские войска уже помогали Никифору Фоке отбить у арабов остров Крит.

Был ли Святослав простым орудием в большой игре? Скорее всего, нет. Он явно разгадал замысел византийцев. Но, с другой стороны, предложение Константинополя как нельзя лучше соответствовало его собственным замыслам. Теперь русы могли, без военного противодействия Византийской империи, утвердиться на берегах Дуная, захватив один из важнейших торговых путей, который шел по этой великой европейской реке и приблизившись к важнейшим культурным и экономическим центрам Западной Европы. Одновременно взяв под усвою защиту уличей, которые жили в Подунавье.

К тому же Святослав видел, что Византия уже много лет пытается подчинить славянскую Болгарию. Это не отвечало стратегическим интересам Киева. Во-первых, общеславянское единство ещё не было забыто. Русы и болгары ещё совсем недавно молились одним богам, отмечали одни праздники, язык, обычаи и традиции были едины, с небольшими территориальными различиями. Подобные же территориальные различия были и в землях восточных славян, скажем между кривичами и вятичами. Надо сказать, что даже через тысячу лет между русскими и болгарами чувствовалось родство, не зря Болгарию называли «16 советской республикой». Нельзя было отдавать братскую народность под власть чужаков. Святослав сам имел планы закрепиться на Дунае. Болгария могла если не стать часть Русского государства, то, по крайней мере, снова быть дружественным государством. Во-вторых, утверждение Византии на берегах Дуная и усиление за счёт захваченной Болгарии, делало ромеев соседями Руси, что не обещало последней ничего хорошего.

Отношения Византии и Болгарии складывались сложно. Византийские дипломаты держали в своих руках нити управления многими народами, но с болгарами такая политика раз за разом давала сбои. Царь Симеон I Великий (864—927), чудом вырвавшийся из «почетного» плена в Константинополе, сам повел наступление на империю. Симеон не раз громил имперские армии и планировал захватить Константинополь, создав свою империю. Однако захват Константинополя не состоялся, Симеон неожиданно скончался. Случилось «чудо», о котором так молились в Константинополе. На трон взошел сын Симеона - Пётр I. Петр всячески поддерживал Церковь, одаривая церкви и монастыри землями и золотом. Этим вызвал распространение ереси, сторонники которой призывали к отказу от мирских благ (богомильство). Кроткий и смиренный царь растерял большую часть болгарских территорий, не смог противостоять сербам и мадьярам. Византия отправилась от поражений и возобновила экспансию.
Болгарский поход Святослава

В то время, как Святослав воевал с хазарами, распространял русское влияние на земли Поволжья, Приазовье и Придонья, на Балканах назревали важные события. В Константинополе внимательно следили за тем как Болгария ослабевала и решили, что пришло время, когда её пора прибрать к своим рукам. В 965-966 гг. разгорелся жестокий конфликт. Болгарские посольство, явившееся в Константинополь за данью, которую византийцы платили со времен побед Симеона, было с позором изгнано. Император приказал отхлестать болгарских послов по щекам и обозвал болгар бедным и гнусным народом. Эта дань была облечена в форму содержания византийской принцессы Марии, ставшей женой болгарского царя Петра. Мария скончалась в 963 году, и Византия смогла разорвать эту формальность. В реальности это был повод для перехода в наступление.

Константинополь в своих отношениях с Болгарией со времени смерти царя Симеона добился больших успехов. На престоле сидел кроткий и нерешительный царь, более занятый церковными делами, чем вопросами развития государства. Его окружало провизантийски настроенное боярство, старые соратники Симеона были отодвинуты от трона. Византия позволяла себе в отношениях с Болгарией все больше диктата, активно вмешивалась во внутреннюю политику, поддерживала своих сторонников в болгарской столице. Страна вступила в период феодальной раздробленности. Развитие крупного боярского землевладения способствовало возникновению политического сепаратизма, приводило к обеднению народных масс. Выход из кризиса значительная часть боярства видела в укреплении связей с Византией, поддержке её внешней политики, усилении греческого экономического, культурного и церковного влияния. Серьёзный поворот произошел и в отношениях с Русью. Прежние друзья, страны-братья, связанные давними родственными, культурными и экономическими узами, они не раз вместе выступали против Византийской империи. Теперь всё изменилось. Провизантийская партия в Болгарии с подозрением и ненавистью следила за успехами и усилением Руси. В 940-е годы болгары с херсонесцами дважды предупреждали Константинополь о выступлении русских войск. В Киеве это быстро заметили.

Одновременно шел процесс усиления военной мощи Византии. Уже в последние годы правления императора Романа имперские армии, под началом талантливых полководцев, братьев Никифора и Льва Фоки, добились заметных успехов в борьбе с арабами. В 961 году после семимесячной осады была захвачена столица критских арабов Хандан. В этом походе участвовал и союзный русский отряд. Византийский флот установил господство в Эгейском море. Лев Фока одерживал победы на Востоке. Заняв престол, Никифор Фока, суровый воин и аскетичный человек, продолжал целеустремленно формировать новую византийскую армию, ядром которой стали «рыцари»- катафрактарии (от др.-греч. κατάφρακτος — покрытый бронёй). Для вооружения катафрактариев характерен прежде всего тяжёлый доспех, который защищал воина с ног до головы. Защитный доспех имели не только всадники, но и их лошади. Никифор Фока посвяти себя войне и отвоевал у арабов Кипр, теснил их в Малой Азии, готовясь к походу на Антиохию. Успехи империи облегчались тем, что Арабский халифат вступил в полосу феодальной раздробленности, Болгария была под контролем Константинополя, Русь в правление Ольги также была замирена.

В Константинополе решили, что пора завершить успех в Болгарии, нанести старому врагу окончательный решающий удар. Нельзя было дать ей возможность вырваться. Болгария ещё не была полностью сломлена. Живы были традиции царя Симеона. Вельможи Симеона в Преславе отошли в тень, но ещё сохраняли влияние в народе. Провизантийская политика, утрата прежних завоеваний и резкое материальное обогащение Болгарской Церкви вызвали недовольство со стороны болгарского народа, части боярства.


Едва умерла болгарская царица Мария, Константинополь немедленно пошел на разрыв. Византия отказалась платить дань, причем болгарских послов сознательно унизили. Когда Преслав поставил вопрос о возобновлении мирного соглашения 927 года, Константинополь потребовал, чтобы сыновья Петра – Роман и Борис, явились в Византию в качестве заложников, а сама Болгария обязалась бы не пропускать венгерские войска по своей территории к византийской границе. В 966 году произошел окончательный разрыв. Надо отметить, что венгерские отряды действительно беспокоили Византию, беспрепятственно проходя через Болгарию. Между Венгрией и Болгарией существовало соглашение о том, что во время прохода венгерских войск через болгарскую территорию к владениям Византии, венгры должны быть лояльны к болгарскому соглашению. Поэтому греки обвиняли Преславу в вероломстве, в скрытой форме агрессии против Византии руками венгров. Болгария или не могла или не хотела остановить венгерские рейды. Кроме того, этот факт отражал скрытую борьбу в болгарской элите, между провизантийской партией и её противниками, которые с удовольствием использовали венгров в конфликте с Византийской империей.

Константинополь, ведущий борьбу с арабским миром, не решился отвлекать основные силы для войны с Болгарским царством, которое было ещё достаточно сильным противником. Поэтому в Константинополе решили одним ударом решить сразу несколько задач. Во-первых, разгромить Болгарию силами Руси, сохранив свои войска, а затем поглотить болгарские территории. Причем, при неудаче войск Святослава, Константинополь снова выигрывал – сталкивались лбами два опасных для Византии врага – Болгария и Русь. Во-вторых, византийцы отводили угрозу от своей Херсонской фемы, которая была житницей империи. В-третьих, и успех и неудача армии Святослава должны были ослабить военную мощь Руси, которая после ликвидации Хазарии стала особенно опасным врагом. Болгары считались сильным врагом, и должны были оказать русам яростное сопротивление.

Очевидно, что князь Святослав понимал это. Однако решил нанести удар. Киев не мог быть спокойным, когда место прежнего дружественного Руси Болгарского царства заняла слабеющая, оказавшаяся в руках провизантийской партии, враждебная Русскому государству Болгария. Это было опасно и с той точки зрения, что Болгария контролировала русские торговые пути вдоль западного берега Черного моря, через низовые дунайские города вплоть до византийской границы. Объединение враждебной Руси Болгарии с остатками хазар и печенегами могло стать серьёзной угрозой для Руси с юго-западного направления. А при ликвидации Болгарии и захвате её территории ромеями, угрозу уже стали бы представлять имперские армии при поддержке болгар. Святослав решил занять часть Болгарии, установив контроль за Дунаем и нейтрализовать провизантийскую партию вокруг царя Петра. Это должно было вернуть Болгарию в русло русско-болгарского союза. В этом деле он мог опереться на часть болгарской знати и народа. В дальнейшем Святослав, получив надежный тыл в Болгарии, мог уже ставить условия Константинополю.

Византийская империя начала войну первой. В 966 году басилевс Никифор Фока двинул войска к границе Болгарии, а Калокир срочно выехал в Киев. Ромеи захватили несколько приграничных городов. Им удалось с помощью провизантийски настроенной знати захватить стратегически важный город во Фракии – Филиппополь (нынешний Пловдив). Однако на этом военные успехи закончились. Византийские войска остановились перед Гимейскими (Балканскими) горами. Пробиваться к внутренним болгарским областям через труднопроходимые перевалы и заросшие лесами ущелья, где маленький отряд может остановить целое войско, не решились. Там в прошлые времена сложили головы многие воины. Никифор Фока с триумфом вернулся в столицу и переключился на арабов. Флот двинулся к Сицилии, а сам басилевс во главе сухопутной армии пошел в Сирию. В это время на востоке в наступление перешёл Святослав. В 967 году русское войско выступило на Дунай.

Продолжение следует…