?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
О чём молчат фанфары: Фильм о самом тяжёлом поражении в World War II, который сняли сами американцы.
Русь Великая
lsvsx

Фильм о самом тяжёлом поражении, понесённом американцами во время Второй мировой войны? Снятый самими американцами? Не поверите, бывает и такое. И что отдельно приятно — это хороший фильм.

Штаты весьма активно пиарят своё участие во Второй Мировой войне, и их боевой путь в Европе давно и до блеска откатан в десятках фильмов и видеоигр. Высадка в Нормандии, оборона под Арденнами, взятие Парижа. Меж тем они очень редко вспоминают самое длинное сражение из тех, в которых участвовала армия США — битву в Хюртгенском лесу. И неудивительно.

Фиаско в лесу

Огромный по европейским меркам (более 150 квадратных километров) Хюртгенский лес расположен на границе между Бельгией и Германией. В сентябре 1944 года он лежал на пути американских войск под командованием генерала Омара Брэдли.

Брэдли к этому времени стал командующим 12-й группой армий, в состав которой входила 1-я армия под началом генерала Кортни Ходжеса. Её дивизиям и пришлось участвовать в этом сражении. - Евгений Башин-Разумовский, эксперт по историческим вопросам.

Генералу нужно было отрезать немецкие подкрепления, облегчив жизнь своим товарищам по оружию, прорывавшим в это время «Линию Зигфрида». Одной из частей плана был захват дамбы Швамменауэль. Открыв на ней шлюзы немцы могли затопить Рурскую долину и тем самым остановить продвижение американцев, сохранив свои резервы в неприкосновенности.


Вместо того чтобы выйти на подступы к дамбе с юго-востока, по долине, американцы пошли напрямую, через лес. То, что танки по лесу ездят плохо, пушки в нём стреляют недалеко, а про поддержку самолётов можно вообще забыть, ни Брэдли, ни Ходжеса не смутило. Не смутило их и то, что немцы понастроили укреплений, а сам лес заминировали вдоль и поперёк. Две первые дивизии, брошенные в наступление (9-я пехотная и 3-я танковая), за неполных две недели сточились практически в ноль, потеряв 80% личного состава.

Брэдли хорошенько подумал, пополнил истрепавшиеся войска и отправил им в подмогу ещё одну дивизию, 28-ю пехотную.

Через полторы недели у американцев не осталось ни одного целого полевого офицера (все, кроме штабных, были убиты или ранены), а «текучка кадров» среди рядовых местами превышала 150%. Что надо делать в такой ситуации? Правильно, прислать ещё солдат! К наступлению присоединилась 8-я пехотная дивизия… Всю эпопею я пересказывать не буду, но, думаю, общую тенденцию вы уловили.

Итогом трёхмесячного битья головой об стену стали тяжелейшие потери (24 тысячи убитых и раненых) при полном отсутствии каких-либо положительных результатов. Даже второй раунд, состоявшийся в начале февраля 1945-го, можно назвать выигрышным лишь условно: дамбу американцы таки захватили, но открыть в ней шлюзы немцы успели. Всего американцы за два подхода к снаряду потеряли убитыми и ранеными 33 тысячи человек (более четверти всех задействованных сил), из них 24 тысячи — непосредственно в боях. В оставшиеся девять обтекаемо включены не только в небоевые потери, но и жертвы огня по своим.(Дружеский огонь)

HBO проявляет оригинальность

Сложно ожидать, что о подобной истории кто-то захочет лишний раз вспоминать. Однако, летом 1998 года свет увидел телевизионный фильм, снятый каналом HBO. Называется он When Trumpets Fade («Когда молчат фанфары»), и это название вполне передаёт основной настрой.


Главный герой фильма — рядовой Дэвид Мэннинг. Он уже успел увидеть в этом лесу «некоторое дерьмо» и теперь больше всего на свете хочет свалить отсюда. Списаться по ранению ему не позволяет дьявольское везение (ну, или невезение… это смотря с какой стороны взглянуть). Остаётся один выход — отставка по «статье номер восемь», то есть по причине психического расстройства. Беда в том, что начальство не склонно просто так отпускать домой бойца, когда вокруг такой дефицит пушечного мяса. Руки-ноги целы? Винтовку держать можешь? Вперёд, в атаку, и не надо тут болтать про какие-то «душевные травмы»!

Более того, так как в последнем бою Мэннинг оказался единственным выжившим из своего отделения, его повышают до сержанта и вручают в подчинение толпу желторотых новобранцев. Новички по уши полны пропагандистской чуши о том, что война, считай, окончена, и к Рождеству все вернутся на родину в орденах и медалях.


Ну, а дальше начинается… Самое главное достоинство фильма — жуткий, до мороза по коже достоверный визуальный ряд. Он показывает, как наивные домашние мальчики проходят через мясорубку. А некоторые — не проходят. Обочины дорог, заваленные ранеными, которых не успевают вывозить.

Снабжение, которое всегда «где-то там» и никогда — там, где нужно (кроме тех случаев, когда завтра предстоит очередная атака, и бойцов подбадривают жратвой, куревом и шоколадками).

Забеги по минному полю в лоб на вражеские позиции, под градом пуль и снарядов. Командиры, которых недавно произвели в офицеры из сержантов и капралов, потому что настоящих офицеров перебили. Бомбардировка из штаба приказами «неуклонно и решительно наступать». И все тихо едут крышей, но уехать домой по восьмой статье не светит никому, включая Мэннинга.


Что ценно, авторы фильма не скатываются до банальности. Всё показано трезво и — насколько можно — объективно. Местами очень напоминает хронику — из разряда бытовой, не пропагандистской. Атмосферности и достоверности фильма удивляться не стоит потому, что режиссёр Джон Ирвин на заре своей карьеры, в 1969 году, побывал во Вьетнаме, где снял документальную ленту о войне.


В итоге же мы имеем недорогую, но крайне душевно снятую военную драму о событиях, которые, несмотря на свою масштабность, мало известны современному зрителю. Высокий градус исторического реализма, хорошая актёрская игра, жизненный сюжет.