?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Холокост шести миллионов евреев. Продолжение...
Русь Великая
lsvsx
Начало...

Из 60 тыс. советских пленных в Финляндии 45 тыс. погибли от голода и болезней. Это не было преднамеренной акцией, в Финляндии не хватало еды для своего населения, и никого из финского руководства не судили после войны.Обвинения союзников не имеют под собой почвы Реакция подсудимых на обвинения, предъявленные им в Нюрнберге, может служить доказательством тирании этого судилища. Письменное показание генерал-майора СС Хайнца Фанслау (Нeinz Fanslau), который посетил большинство немецких концлагерей в течение последнего периода войны, отражают недоумение и шок несправедливо осужденного человека. Фронтовой офицер Ваффен СС, Фанслау также хотел ознакомиться с условиями в концлагерях и он лично посетил несколько из них.

Поэтому, наверно, союзники наметили его как одного из основных архитекторов плана по уничтожению евреев, мотивируя решение предать его суду тем, что, исходя из многочисленных контактов, которые Фанслау имел в системе концлагерей, он должен был принимать полное участие в массовом уничтожении евреев. Когда появились первые указания на то, что его собираются предать суду, были собраны сотни письменных свидетельств от бывших заключенных тех лагерей, которые он посещал. Когда Фанслау ознакомился с материалами обвинения против личного состава охраны концлагерей в одном из Нюрнбергских трибуналов (No.4), 6 мая 1947 г., он не поверил своим глазам и заявил – «Этого не может быть! Я бы тогда знал об этом!» Необходимо подчеркнуть, что в течение всего Нюрнбергского процесса, немецкие лидеры, которым было предъявлено обвинение, не верили заявлениям союзнических прокуроров. Геринг, которому пришлось воспринять весь поток пропаганды о геноциде евреев, отверг его как несостоятельный.

Ганс Фрицше, самый главный чиновник в Министерстве Геббельса, был одним из обвиняемых на Нюрнбергском процессе, пишет, что Геринг, даже после ознакомления с показаниями Олендорфа о деятельности групп СД и с показаниями коменданта Освенцима Хесса, был убежден, что история об организованном уничтожении евреев была фикцией («The Sword in the Scales», («Меч на весах юстиции»), London, 1953, стр. 145). На суде Геринг заявил, что первый раз, где он слышал о геноциде евреев было на Нюрнбергском процессе, (Ширер, стр. 1147). Еврейские писатели Поляков, Райтлингер, Манвелл, Франкль, все утверждают, что Геринг принимал непосредственное участие в разработке и претворению в жизнь плана по уничтожению евреев, но Чарльз Бьюли (Charles Bewley) в своей книге «Нermann Goring», Gottlingen, 1956) показывает, что не было предоставлено никаких доказательств в поддержку этого обвинения.

Кальтенбруннер тоже опровергал историю о геноциде. Он заменил Гейдриха на посту начальника службы безопасности, и был главным подсудимым от СС, т.к. Гиммлер умер в тюрьме вскоре после того как он был схвачен англичанами.

Он сказал в разговоре с Гансом Фрицше, что обвиняющая сторона прикладывает много сил на выбивание «нужных показаний» от подсудимых, а также на замалчивание и блокирование показаний, которые опровергали выдвинутые обвинения, как раз то, что заявили судьи Венерстурм и Ван Роден.

6. ОСВЕНЦИМ И ПОЛЬСКИЕ ЕВРЕИ

Концлагерь Освенцим возле Кракова является местом, где якобы были убиты миллионы евреев. Сразу после войны утверждалось, что в лагерях Дахау и Берген-Бельзен тоже проводились массовые убийства в газовых камерах, но вскоре стало очевидным, что там не было газовых камер. Тогда история о геноциде была сдвинута на восток, в лагеря на территории Польши, особенно Освенцим. Но т.к. те лагеря находились в советской зоне оккупации, то никто не мог воочию убедиться насколько состоятельны были эти утверждения. В течение одиннадцати лет после окончания войны советские не разрешали никому посещать Освенцим, в это время они проводили работы по изменению облика лагеря, чтобы придать ему вид соответствующий легенде о миллионах там уничтоженных. Они даже построили дымовую трубу, которая не вела ни к какой печи!

Это не единственный такой трюк. В Бабьем Яре, например, большинство там захороненных жертв погибли от рук палачей ГПУ и НКВД, их там закапывали с начала 20-х годов, однако там стоит памятник, утверждающий, что немцы там расстреляли 200 тыс. мирных жителей. Потом советские даже сделали так, что Бабий Яр затопило тысячами тонн грязи и глины, после искусственно вызванного прорыва дамбы в Сырцах. В течение почти пятидесяти лет советские утверждали, что убийство польских офицеров в Хатыни это дело рук гитлеровцев, они даже сделали деревню Хатынь в Белоруссии, чтобы отвлечь внимание от Хатыни, пока Горбачев, наконец, не вынужден был признать, что это сделал сталинский режим. Советские также утверждали, что массовые убийства в Виннице тоже дело рук немцев, несмотря на то, что все вещественные доказательства, собранные международной комиссией во время детальных раскопок и исследования трупов, указывали на кровавую руку Сталина.

Освенцим был самым большим и наиболее важным индустриальным центром, производящим материалы для войны. Там были заводы по производству синтетического горючего и резины, построенные фирмой Фарбен (I.G. Farben Industrie), на которых работали заключенные. Там также были заводы Круппа, других крупных компаний, сельскохозяйственная исследовательская станция, теплицы и ферма по разведению племенного скота. Записи о визитах Гиммлера в Освенцим показывают, что главная цель его визитов была инспекция и оценка уровня промышленного производства. Когда он посетил Освенцим в марте 1941 г. вместе с руководителями фирмы Фарбен, он приказал расширить лагерь, чтобы тот вмещал 100 тыс. заключенных. Это решение противоречит якобы проводившейся политике по уничтожению узников. Все больше и больше миллионов Согласно утверждениям, около трех миллионов людей было истреблено в Освенциме, некоторые даже называли цифры четыре и даже пять (!) миллионов. Четыре миллиона была сенсационная цифра объявленная советским правительством после того, как они провели «расследование» на территории лагеря, примерно в то же время, когда они пытались свалить вину за убийства в Хатыни на немцев. Райтлингер признает, что число убитых в Освенциме и других восточных лагерях исходит от послевоенных коммунистических режимов Восточной Европы. «Вещественные доказательства из «лагерей смерти» на территории Польши были в основном собраны после войны польскими государственными комиссиями или Центральной Еврейской Исторической Комиссией в Польше. («The Final Solution», стр. 631). Однако не было предоставлено ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить существование газовых камер.

Бенедикт Каутский, который провел семь лет в концлагерях, из них три в Освенциме, заявил в своей книге «Teufel und Verdammte», (Zurich, 1946), что не менее трех с половиной миллионов евреев было там убито. Это было весьма примечательное заявление, учитывая тот факт что, как он сам писал, он никогда не видел газовую камеру.

Он пишет – «Я был заключен в больших немецких концлагерях.

Однако я должен указать правду, что ни в одном лагере я не видел никаких газовых камер», (стр. 272). Единственная казнь, которую он когда-либо наблюдал это когда два поляка были казнены за убийство двух евреев. Каутский, которого перевели из Бухенвальда в Освенцим в октябре 1942 г. для работы на фабрике Буна, подчеркивает в своей книге, что основной целью концлагерей было использование заключенных в качестве рабочей силы. Но он не говорит как тогда можно объяснить полностью противоположную политику – уничтожение евреев, которая якобы проводилась в то же самое время. Массовое уничтожение людей в Освенциме проводилось якобы между мартом 1942 г. и октябрем 1944 г. Тогда если мы примем цифру три миллиона как достоверную, то значит там убивали 94 тыс. людей в месяц, 3.350 в день, на протяжении двух с половиной лет, а так же каким-то образом избавлялись от всех тех трупов, да так, что до сих пор не обнаружено ни одного массового захоронения, ни одной груды костей, и никто никогда не видел гор угля, которые были бы необходимы для сжигания всех тех трупов. Но тем не менее Райтлингер заявляет со всей серьезностью, что в Освенциме немцы убивали и сжигали шесть тысяч (!) людей в день. Шесть тысяч в день означало бы, что к октябрю 1944 г. было уничтожено более пяти миллионов! Но даже это не предел фантазии приверженцев легенды о планомерном истреблении! Ольга Лендель (Olga Lengyel) в своей книге «Five Chimneys» («Пять дымовых труб»), (London, 1959) перескочила все пределы возможного. Утверждая, что она бывший узник Освенцима, она говорит, что там сжигали в крематориях не менее чем 720 трупов в час, 17280 в сутки! Она также утверждает что восемь тысяч трупов в день сжигалось в ямах под открытым небом, т.е. примерно 24 тыс. трупов сжигалось в сутки (стр. 80). Но при таких темпах немцы тогда бы убивали более восьми с половиной миллионов людей в год. А значит с марта 1942 по октябрь 1944 г. в Освенциме было бы убито более 21 миллиона людей! На целых шесть миллионов больше, чем все тогдашнее еврейское население мира!

Здесь есть и другое расхождение с реальностью, которую приверженцы легенды о массовом истреблении не могут объяснить.

Под давлением фактов даже Райтлингер вынужден был признать, что только 363 тыс. узников были зарегистрированы в Освенциме за период с января 1940 г. до февраля 1945 г. («The SS Alibi of a Nation», стр. 268), и далеко не все из них были евреи. Но, конечно, они утверждают, что многие узники не регистрировались. Но они не могут это доказать. Но даже если допустить, что незарегистрированных было столько же сколько регистрированных, то это означало бы, что через Освенцим прошло три четверти миллиона, цифра, которая и близко не подходит к тем трем – четырем миллионам, якобы убитых там. К тому же надо учесть, что большое количество узников были переведены в другие лагеря в течение войны, а незадолго до того как линия фронта подошла к лагерю, 80 тыс. человек были эвакуированы на запад. А сверх того, несколько тысяч остались в лагере ожидать Советскую Армию.

Узникам Освенцима был предложен выбор – уезжать с немцами или оставаться ждать прихода советских войск. Эли Визель (Elie Wiesel), один из наиболее ярых оппонентов легенды об истреблении, не остался в Освенциме ждать «освобождения», а предпочел отойти с немцами.

А вот еще пример манипуляций с цифрами – Ширер, в своей книге «Взлет и падение Третьего Рейха», утверждает, что летом 1944 г. не менее 300 тыс. венгерских евреев было уничтожено в течение сорока шести дней (стр. 1156). Но это тогда бы означало, что почти все еврейское население Венгрии, составляющее 380 тыс. было бы уничтожено. Но согласно данным центрального статистического бюро в Будапеште, в 1945 г. в Венгрии было 260 тыс. евреев, цифра близкая к данным Совместного Комитета Распределения. Таким образом не могли найти около 120 тыс., а не 300 тыс. Из этих 35 тыс. эмигрировали и 25 тыс. все еще находились в советской зоне оккупации, куда они были ранее привезены немцами для работы в трудовых отрядах. Таким образом, остается примерно 60 тыс., которые «исчезли». Но согласно Намени (M. E. Namenyi), около 60 тыс. вернулись в Венгрию из Германии, куда они были депортированы, хотя Райтлингер утверждает, что эта цифра завышена («The Final Solution», стр. 497). Может оно и так, но учитывая значительную эмиграцию венгерских евреев в войну (см.

Report of the International Red Cross, (Доклад Красного Креста), том I, стр. 649), число погибших венгерских евреев весьма незначительно.

Повествование свидетеля об Освенциме Новые факты об Освенциме начинают просачиваться через заслон легенды о геноциде. Недавняя книга под названием «Die Auschwitz-Luge – Ein Erlebnisbericht von Thies Christopherson» (Ложь об Освенциме – рассказ о пережитом Тиса Кристоферсона), Kritik Verlag/Mohrkirch, 1973. Немецкий юрист Манфред Родер, который написал к ней предисловие, впоследствии напечатал эту книгу в журнале Deutsche Burger-Initiative. Это рассказ об Освенциме человека, который там был, он работал в лаборатории фабрики Буна, куда его послали от института Кайзера Вильгельма исследовать новые методы получения синтетической резины. В мае 1973 г., вскоре после опубликования этого повествования, еврейский «охотник за нацистами» Симон Визенталь написал во Фракфуртский Союз юристов, требуя, чтобы дело Манфреда Родера, члена союза, рассмотрели на заседании дисциплинарной комиссии. И, как можно было предполагать, дело начали разбирать в июле, несмотря на критику прессы. Deutsche Wochenzeitung от 27 июля 1973 г. напечатала статью – «Симон Визенталь – новый гауляйтер Германии?» Повествование Кристоферсона это один из наиболее важных документов об Освенциме. Он провел там весь 1944 г., и в течение того времени он посетил каждый из лагерей, входящих в комплекс Освенцима, включая Биркенау, где якобы проводились массовые убийства евреев. Кристоферсон, однако, утверждает, что это полнейший вымысел.

Он пишет – «Я был в Освенциме с января по декабрь 1944 г.

После войны я слышал истории о массовых убийствах, которые якобы совершались СС и я был поражен. Несмотря на все показания «свидетелей» и газетные репортажи, я не верю, что это происходило. Я говорил об этом много раз, но никто мне не верит».

Мы не будем здесь приводить детали повествования Кристоферсона, укажем лишь, что они включают подробное описание распорядка дня заключенных, который совершенно отличается от того, что пишут в многочисленных книгах о массовом истреблении. Вот что он пишет о якобы существовавшем там лагере смерти – «В течение моего пребывания в Освенциме я не видел ничего, что могло бы навести на мысль об использование газовых камер для ликвидации людей. В историях «очевидцев» можно встретить такие «детали» как запах горящего мяса стоящий над лагерем. Согласно Кристоферсону, это совершенная выдумка.

Неподалеку от лагеря был сталелитейный завод, и запах от него, естественно, не был приятным (стр. 33). Райтлингер подтверждает, что там было пять сталелитейных печей и пять печей для обжигания кокса, которые вместе с фабрикой Буна составляли лагерь Освенцим III (стр. 452). Кристоферсон не отрицает существование крематория в Освенциме. «Там было 200 тыс. человек, и в любом городе с таким населением есть крематорий.

Естественно, что люди там умирали, но не только заключенные».

Жена начальника Кристоферсона, например, тоже там умерла.

Уровень грунтовых вод вокруг Освенцима очень высок, местами меньше метра, захоронение трупов в той местности невозможно. (см. илл.) «В Освенциме не было секретов», писал Кристоферсон. «В сентябре 1944 г. комиссия Красного Креста приехала туда с инспекцией. Они особенно интересовались лагерем Биркенау, но проверили также и другие лагеря Освенцимского комплекса».

Утверждения о якобы творящемся массовом уничтожении людей не выдерживают критики, учитывая как много всяких комиссий проходило через лагерь. Кристоферсон описывает визит своей жены в Освенцим и добавляет: «тот факт, что родственники могли приехать в любое время, показывает насколько открытым был режим лагеря. К нам вряд ли могли бы приезжать посторонние если бы в Освенциме проводилось уничтожение людей» (стр. 27).

После войны до Кристоферсона дошли вести, что в Освенциме якобы было большое здание с огромными дымовыми трубами. «Наверно», пишет он, «его хотели представить как гигантский крематорий. Однако я не видел там такого здания».

Райтлингер утверждает, что оно было снесено и полностью сгорело на виду всего лагеря в октябре, хотя Кристоферсон не видел чтобы какие-нибудь здания сносились и сжигались. Что касается свидетелей, то это якобы видел один еврей, некий Бендель. Других свидетелей пока не нашлось. (Райтлингер стр. 457). Стандартная история – когда дело доходит до вещественных доказательств, то их просто нет – здание было «разрушено», документ «потерян», приказ был «устный», «очевидец» умер…

На сегодняшний день в Освенциме есть крематорий, который показывают туристам и говорят, что там были уничтожены миллионы людей.

Советская Государственная комиссия, которая провела «расследование» в Освенциме, объявила 12 мая 1945 г. что они пришли к заключению, что в течение существования Освенцима фашисты убили там не менее четырех миллионов человек». Но даже такой приверженец легенды о массовом уничтожении как Райтлингер называет эту цифру «несерьезной» (стр. 460).

Стоит заметить, что единственный обвиняемый, который не выступал на «Освенцимском процессе», проводившемся в 1963 г. во Франкфурте был Ричард Баер, который стал комендантом после Рудольфа Хесса. Несмотря на то, что он был в хорошем состоянии здоровья, он неожиданно умер в тюрьме перед началом процесса. И, как отметила газета Deutsche Wochenzeitung от 27 июля 1973 г., он умер при загадочных обстоятельствах. Его внезапная смерть непосредственно перед дачей показаний особенно подозрительна ввиду того, что Парижская газета Риварол (Rivarol) напечатала статью, где указывалось, что Баер настаивал на том, что в Освенциме не было никаких газовых камер.

Показания Кристоферсона являются значительным дополнением к другим доказательствам того, что Освенцим был военно-промышленным комплексом, в который входило около тридцати различных фабрик. Он был настолько большим, что по его территории проходила железнодорожная линия Краков-Вена. И хотя там использовался принудительный труд узников, уничтожения людей там не производилось. Варшавское гетто Польские евреи якобы больше всех пострадали от «планомерного массового уничтожения», и не только в Освенциме, но и в Треблинке, Собиборе, Белзеке, Майданеке, Челмно, а также других, которые неожиданно вдруг превратились в «лагеря смерти».

«Гвоздем программы» в этой легенде о массовом истреблении является, пожалуй, восстание в Варшавском гетто в апреле 1943 г.

Это восстание представляется как кульминация протеста против отправления в «лагеря смерти», и оно якобы началось после того как детали секретного совещания между Гитлером и Гиммлером дошли до жителей гетто. Эта история является весьма показательным примером того, как создавалась эта легенда о «массовом уничтожении» евреев. И эвакуация гетто в 1943 г. часто представляется как уничтожение польских евреев. А после публикации таких книг как «The Wall», John Нersey, («Стена», Джон Херси), «Exodus», Leon Uris, («Исход», Леон Урис), события в том гетто были буквально окружены мифологией.

Реальная ситуация была такова – когда немцы оккупировали Польшу, они собрали всех евреев в гетто по соображениям безопасности. Внутренняя администрация гетто находилась в руках евреев, полиция там тоже состояла из евреев. Там использовались специальные деньги, которые были введены в обращение чтобы бороться со спекуляцией. И хотя это были жестокие меры, они были введены в условиях войны. Конечно, гетто это не такое уж и привлекательное место, но тем не менее это и не инструмент геноцида. Многие публикации заявляют, что гетто использовались для уничтожения евреев наряду с концлагерями, т.к. там евреев морили голодом.

Это не соответствует действительности. В гетто существовал значительный уровень экономической деятельности, и те, кто работал, вполне могли обеспечить себе сносную жизнь.

Организация службы социального обеспечения было уже делом еврейской администрации гетто. Для того гетто и были созданы, чтобы евреи там жили среди своих, в своей среде. Богатые жили там в роскоши, в гетто были не только рестораны, но даже ночные клубы! Так что евреи должны были проявить больше заботы о своих собратьях, средств для этого было в гетто достаточно.

Мы уже показывали, что, согласно переписи населения от 1931 г., число евреев в Польше составляло 2.732.600, и что после бегства в Советский Союз, не более 1,1 мил. остались под немецким контролем. Однако эти факты не останавливают Манвелла и Франкля от утверждения, что в Польше было более трех миллионов евреев когда Германия начала войну, и что в 1942 г. два миллиона все еще ожидали смерти (стр. 140).

Летом 1942 г. Гиммлер приказал начать переселение польских евреев из гетто и других районов в лагеря для принудительного труда. Как заявляют приверженцы легенды об уничтожении, все эти евреи были там убиты, но на самом деле они использовались как рабочая сила. Насколько строг был режим в гетто можно оценить из того факта, что во время неожиданного визита в Варшаву в январе 1943 г., Гиммлер обнаружил, что 24 тыс. евреев, которые были зарегистрированы как рабочие военных предприятий, на самом деле нелегально работали портными и мастерами по выделке меха (Манвелл и Франкль, стр. 140). После шести месяцев мирной эвакуации, когда в гетто оставалось только примерно 60 тыс. евреев, вспыхнуло восстание.

Оно началось 18 января 1943 г. Манвелл и Франкль признают, что евреи, которые участвовали в восстании, на протяжении некоторого времени тайком привозили и накапливали оружие. Затем, в один день, их боевые группы напали на охрану, проводящую отправку очередного эшелона в лагеря. Повстанцам в гетто помогали партизаны Армии Крайовой и Польской Рабочей Партии. После этого у немецкой армии не осталось никакого выхода как атаковать повстанцев, которые, кстати, были настолько хорошо вооружены, что немецкая армия была даже вынуждена применять авиацию.

Можно представить насколько «строгим» был режим в гетто, если туда можно было провозить большие количества оружия и боеприпасов (!) а также создать боеспособную организацию и даже построить оборонительные сооружения!

Немецкие потери при подавлении восстания, включая потери поляков, воевавших на немецкой стороне, составили 101 человека убитыми и ранеными. Упорное сопротивление повстанцев против превосходящих сил привело примерно к 12 тыс. потерь убитыми и ранеными (евреев и поляков), большинство из которых погибло в горящих домах. 56 тысяч были затем переселены в другие места.

Многие евреи в гетто были против действий еврейской повстанческой организации и сообщали немцам об их действиях.

В Варшаве было два восстания – в гетто 1943 г., и в 1944, непосредственно перед приходом советских войск.

Варшавское восстание, а также депортация евреев в концлагеря, создала благодатную почву для всякого рода легенд о судьбе польских евреев, самой большой еврейской общины в Европе.

Еврейский Объединенный Комитет Распределения, в данных, приготовленных для Нюрнбергского трибунала, указал, что на 1945 г. в Польше оставалось только 80 тыс. евреев. Они также заявили, что в Германии и Австрии не было перемещенных польских евреев, что весьма противоречило, мягко говоря, тому факту, что много польских евреев арестовывалось американскими и английскими оккупационными властями за спекуляцию.

А когда коммунистический режим в Польше оказался не в состоянии предотвратить большой погром в Килце (Kielce) 4 июля 1946 г. то более чем 150 тыс. польских евреев бежали в западную зону оккупации. Их появление вызвало значительное замешательство в правительственных кругах оккупационных держав, и, чтобы избежать огласки, эмиграция этих евреев в США и Палестину была осуществлена в рекордные сроки. После этого число польских евреев переживших немецкую оккупацию было значительно «пересмотрено», и в Американском Еврейском Ежегоднике за 1948 – 49 гг. указывается число 390 тыс., что представляет значительный скачок от более ранней цифры 80 тыс.

Очень может быть, что и то число будет увеличено.

7. МЕМУАРЫ О КОНЦЛАГЕРЯХ

Самое влиятельное «агентство» в распространении легенды об организованном истреблении евреев это книгопечатная и журнальная индустрии. Это через их сенсационные публикации, сделанные с прибылью на уме, людям вдолбили в головы этот миф, который является полностью политическим по целям и характеру.

Пик этих антинемецких публикаций был в 50-х годах, когда германофобия имела большой рынок, но эта индустрия продолжает цвести и по сей день. Ее продукт в основном состоит из так называемых «мемуаров», которые можно разделить на две основных категории – написанные якобы бывшими эсэсовцами, комендантами лагерей и т.п. и те которые написаны якобы бывшими узниками.

Из первого типа, одним из наиболее выдающихся примеров такой писанины является книга «Комендант Освенцима», («Commandant of Auschwitz», Rudolf Нoss, London, 1960), которая была до того напечатана на польском языке. Хесс был назначен комендантом в 1940 г. Он был арестован англичанами, его судили в Нюрнберге, а затем передали коммунистическому режиму в Польше.

Он был приговорен к смерти в 1947 г. и казнен вскоре после вынесения приговора. Так называемые «мемуары Хесса» несомненно являются подделкой, хотя коммунисты утверждали, что Хесс написал их сам после того как ему было приказано это сделать. Они утверждают, что рукопись существует, но пока ее никто не видел. Хесса подвергали пыткам, их последствия можно было наблюдать когда он давал показания в Нюрнберге. Он говорил монотонным голосом сломанного человека, его взгляд был полностью отсутствующий. И даже Райтлингер отрицает его показания как совершенно не заслуживающие доверия.

Весьма примечательно, что значительная часть «доказательств» «массового истребления» исходит из коммунистических источников, включая «показания» Вислицени и «мемуары» Хесса, которые являются, пожалуй, самыми цитируемыми «документами» в «фольклоре» о «шести миллионах».

До недавнего времени практически вся информация о так называемых «лагерях смерти» как Освенцим исходила из коммунистических источников – из Еврейской Исторической Комиссии Польши, Центральной Комиссии по Расследованию Военных Преступлений в Варшаве и Советской Государственной Комиссии по Военным Преступлениям.

Райтлингер признает, что значительная часть показаний Хесса в Нюрнберге была в области нереального. Он говорил, например, что в Освенциме умерщвляли 16 тыс. людей в день. Но это бы означало тогда, что к концу войны при таких темпах было бы уничтожено 13 миллионов лишь там»!

Как же вы думаете Райтлингер и другие отнеслись к таким сказкам? Они предпочли их не опровергать, а вместо этого стали утверждать, что в голове Хесса и ему подобных это отражает «профессиональную гордость» за хорошо сделанную работу. Но, как ни странно, в «мемуарах» Хесса, которые нам преподносятся как неподдельные, картина совсем противоположная, там говорится об отвращении, которое эта работа у них вызывала. Хесс «признает», что три миллиона было убито в Освенциме, хота на его суде в Варшаве, который состоялся после Нюрнберга, число жертв было снижено обвинением до 1,135 мил. А Советское правительство, как мы уже отмечали, объявило «официальную цифру» четыре миллиона, после того как их комиссия провела «расследование» в лагере. Такое жонглирование миллионами, похоже, не смущает писателей литературы о «массовом истреблении».

Размеры этой книги не дают нам возможности сделать обзор «мемуаров» Хесса. Мы лишь ограничимся замечаниями о тех деталях, которые сфабрикованы с целью затруднить доказательство лживости тех «воспоминаний». Например, дано такое описание массовых убийств – они оказывается осуществлялись не немецкими военнослужащими а специальными командами, состоящими из евреев, которые сами были узниками. Они якобы брали под охрану свежеприбывший эшелон, сопровождали их в огромные газовые камеры а потом сжигали трупы. Т.е. получается что немцы там делали очень мало, а большинство членов охраны и администрации даже и не подозревали, что там происходило. И, разумеется, учитывая, что ни один еврей из этих «специальных команд» никогда не признается в своих преступлениях, то вся история получается недоказуемой. И тут, пожалуй, стоит повторить, что ни один свидетель этих, якобы происходивших массовых убийств, пока не был представлен.

На первом суде Эрнста Цунделя в Торонто за публикацию книги «Шесть миллионов – потеряны и найдены», были вызваны несколько «свидетелей», но их истории буквально рассыпались под перекрестным допросом адвоката, на втором суде ни один из «выживших» больше не появлялся. Даже такие «тяжеловесы» легенды о массовом истреблении как Рудольф Врба (Rudolf Vrba), (наст. имя Вальтер Розенберг (Walter Rosenberg), автор книги («Я не могу простить»), который был в Освенциме и Майданеке, а также профессор из университета Вермонта Рауль Хильберг (Raul Нilberg) «благоразумно» решили не искушать судьбу и не приехали на второй суд.

Серьезным аргументом в пользу того, что «мемуары» Хесса это подделка является утверждение о том, что члены религиозной секты Свидетели Иеговы якобы одобряли массовое убийство евреев, т.к. они считали евреев врагами Христианства. Но в Советском Союзе, а также в других странах Восточной Европы Свидетели Иеговы подвергаются значительным гонениям, т.к. коммунисты считают эту секту наиболее опасной для своей идеологии. И тот факт, что в «мемуарах» Хесса пишется очень плохо о Свидетелях Иеговы скорее всего является отражением того, что те мемуары – подделка.

Существуют «мемуары», приписываемые Адольфу Эйхману.

Перед его похищением из Аргентины в Мае 1960 г. и последовавшей шумихой в прессе, мало кто слышал о нем. Он занимал весьма невысокий пост начальника отдела в четвертом департаменте Гестапо, руководящего перевозкой евреев в концлагеря. Похищение Эйхмана и суд над ним явились поводом для очередной волны литературы на тему «лагерей смерти». Одной из таких была книга К. Кларка «Эйхман – жестокая правда» («Eichmann – The Savage Truth»). Вот что написано в главе «Упрощенная смерть и дикие сексуальные оргии», стр. 124. «Оргии часто продолжались до шести утра, а через несколько часов очередная группа жертв отправлялась на смерть».

И что весьма поразительно, эти «мемуары», неожиданно появились на свет сразу после похищения Эйхмана. Они были опубликованы без комментария американским журналом Лайф (Life) от 28 ноября и 5 декабря 1960 г. Эти «мемуары» были якобы переданы Эйхманом журналисту в Аргентине незадолго до его похищения.

Поразительное совпадение! Но согласно другим источникам, появление этих «мемуаров» иное – они якобы являются записью разговоров Эйхмана со своим сотрудником, имя которого не указывается. И тут было еще одно невероятное «совпадение» – в результате расследования военных преступлений в библиотеке Конгресса США были якобы обнаружены все документы отдела Эйхмана, больше чем пятнадцать лет после войны! А что касается самих «мемуаров», они сделаны так, чтобы на них можно было построить обвинение, но их авторы старались избегать утверждений, которые было бы легко расценить как фантазию. Они описывают Эйхмана как садиста, который с огромным удовольствием пишет об уничтожении евреев. Серьезные ошибки фактического характера также указывают на то, что это подделка. Там, например, написано, что Гиммлер командовал армией резервистов в апреле 1944 г., но на самом деле он получил эту должность в июле, после покушения на Гитлера. Человек в позиции Эйхман должен был это знать. Появление этих мемуаров в подходящий момент не оставляет сомнений в том, что их целью было предоставить перед судом картину «неисправимого нациста», зверя в человеческом обличье.

Мы тут не будем приводить обзор суда над Эйхманом.

«Документы» типа «показаний» Вислицени уже были нами описаны, а «методы воздействия», которым подвергался Эйхман перед судом были описаны в Лондонской еврейской хронике от 2 сентября 1960 г.

Сущность всей этой легенды о массовом уничтожении и литературы о ней хорошо иллюстрируется письмом, которое Эйхман якобы написал добровольно и передал своим похитителям в Буэнос Айресе. И это просто поразительно, что израильские власти с серьезным лицом пытаются представить то письмо как подлинное! Чего стоит одно только предложение – «Я подаю эту декларацию по своему собственному желанию» (!). Но даже и это не предел! Оказывается Эйхман горел желанием предстать перед судом в Израиле, «чтобы будущие поколения узнали всю правду»!


Продолжение следует...