?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Первые русские аптеки и лекарства
Русь Великая
lsvsx

По уставу больницы, устроенной в XI веке епископом Переяславским Ефремом, в ней требовалось иметь врача и запасы лекарств: разные виды масел и пластырей, мёд, вино, сливу и клюкву... Это даёт основание считать, что речь идёт об аптеке.

Зелье и зелейники

Первые русские врачи — это «лечьцы» из монахов. В Московском государстве XVI века уже существовало разделение медицинских профессий. Их было более десяти: лекари, дохтуры, костоправы, повивальные бабки... В том числе зелейники.

Зелейники в зелейных лавках отпускали зелье (лекарство). Не просто продавали, они готовили настойки, порошки, мази и были сведущими в этом деле людьми. В рукописных лечебниках того времени встречается описание разнообразных лекарственных форм: «питие», «порохи», «мазуни», «пластыри» — и указывается количество применяемых лекарств в зависимости от возраста больного. Этими рукописями пользовались зелейники. Они изучали действие и качество лекарств. (Ещё в Древней Руси широко известны были солодковый корень, цветы шиповника, можжевеловые ягоды, валериана. Лиственничная губка — противотуберкулёзное средство — даже вывозилась из Новгорода за границу, как и кора ясеня — противомалярийное. Багульник использовался как противопаразитарное средство, чтобы уснуть — принимали «мак снотворный», от простуды — чеснок и лук. Чесночная вода применялась для обмывания при эпидемиях и дизентерии.)

В писцовых книгах (в них велась перепись домовладений для установления оброка) в Пскове в 1585 году значатся три зелейника. Зелейные лавки и ряды были в Москве, Серпухове, Коломне и других городах.

И вот приехал Джеймс Френчем

Известно, что в Кремле в 1581 году в правление Ивана Грозного появилась аптека для царской семьи, устроенная с царской роскошью: аптечная посуда была из шлифованного хрусталя, «витрины из серебра»... Появилась она в связи с приездом на госслужбу лейб-медика английской королевы Роберта Якоби с группой фармацевтов (так стали называть врачей, которые совершенствовались в аптечном искусстве и избрали местом деятельности аптеку). История сохранила только имя Джеймса Френчема, хотя, возможно, и до него имелись иностранные аптекари и аптеки. В показаниях по делу Лжедмитрия, например, свидетелем проходил старый голландский аптекарь Арент Классен, служивший до этого «сорок лет в великокняжеской аптеке».

Аптека для населения была открыта в Москве в 1672 году. Лекарства там продавались по установленной цене, которая обозначена была в «указной книге» — первой аптекарской таксе. «...Указал великий государь построить аптеку для продажи всяких лекарств всяких чинов людям по указной книге». Имелась «палата для составления лекарств», «палата для сосудов и лекарств», поварня, «перепускная» (лаборатория), сушильня для трав. В штате были аптекари, врачи, алхимисты, дистилляторы, лекарские и аптекарские ученики. Такой штат объяснялся тем, что готовили не только сложные лекарства (до 20 ингредиентов), но и сырьё для них. При аптеке организована была продажа спирта и вина: «без вина и пива лекарства хотя и давати и в том мало пользы бывает, лекарству только трата».

Алхимисты Шилов и Ананьин

В конце XVI — начале XVII века появился Аптекарский приказ (точной даты его создания нет). В задачи приказа входило наблюдение за лечением царя и его семьи, за лекарствами в царской аптеке и за деятельностью приглашаемых врачей иностранцев. Позднее он стал государственным административным учреждением, ведавшим всем медицинским и аптекарским делом в России.

Аптекарским приказом была открыта школа, куда набрали из стрельцов и стрелецких детей 30 учеников. В числе прочих дисциплин они изучали медицинскую ботанику, фармакологию и фармацию «практическую». С приёмами приготовления лекарств ученики знакомились в аптеках и аптекарских огородах. (Аптечные огороды создавались для удовлетворения аптек в сырье). В это время широко применялись водки из растений (настойки), вода из цветов и трав (настои), эликсиры, сборы, масла, бальзамы, пилюли, отвары, порохи (порошки), сиропы, пластыри, соки, растирания, свечи... Для приготовления лекарства использовались обычно перегонка, выпаривание, процеживание, измельчение, смешивание. Вот рецепт изготовления пластыря: «Взять чистого белого ладана, воску, чистого масла деревянного — поровну. Ладан истолкши мелко, а воск исстрогать. Над огнём сварить и как то всё соединитца, застудить и оное намащать на чистую ветошку. Прикладывать к ранам».

На выпускников школы, открытой Аптекарским приказом, первых русских «алхимистов» Тихона Ананьина и Василия Шилова возложили приготовление лекарств и заведование запасами лекарственных средств. Они не только работали в аптеке, но и выезжали на закупку и заготовку сырья, обучали других аптечному искусству. Ананьин обучил своих сыновей.

Указ о восьми аптеках

С постановкой аптекарского дела Пётр I ознакомился во время своего пребывания в Голландии, а также в Англии, в Германии и Франции. И в 1700 году им были учреждены первые военные аптеки.

В 1701 году для расширения аптечного дела Пётр издал указ: «...быть на Москве вновь осьми аптекам и построить те аптеки на больших просторных и многолюдных улицах.., а в зелейному ряду, что в Китай-городе, а также и по всем улицам и перекрёсткам, лавкам, в которых продавались непотребные к употреблению травы и зелье, будто бы вместо лекарств, не быть, и те по улицам и перекрёсткам сломать...».

С изданием этого указа (об открытии 8 частных аптек и запрете продажи лекарств в зелейных лавках), по сути, была введена аптечная монополия, устраняющая конкурентную борьбу между аптеками и лавками и между самими аптеками. В каждом районе разрешалось открыть только одну аптеку.

«Всякий русский или иностранец, который пожелает вести вольную аптеку, с разрешения правительства получит безденежно необходимое для сего место и жалованную грамоту на наследственную передачу сего заведения». (Наряду с частными предполагались и казённые, принадлежащие государству.)

Первая грамота на открытие вольной аптеки в 1701 году выдана была Иоганну Грегориусу, аптекарю Аптекарского приказа. Он открыл её в Ново‑Немецкой слободе (Аптекарский переулок, где именно неизвестно). Вторая грамота, месяц спустя после Грегориуса, была пожалована доктору медицины Даниилу Алексеевичу Гурчину, который служил в «царской» аптеке и по поручению Петра написал две работы — «Аптека обозная или служивая», «Аптека домовая». Он открыл свою аптеку на Мясницкой.

Последующие владельцы перенесли аптеку Гурчина в Китай-город на Никольскую улицу. В 1832 году её купил выходец из Пруссии Карл Феррейн. В 1896 году для неё было построено новое роскошное здание (архитектор А. Э. Эрихсон), в котором в советское время находилась всем известная аптека № 1. И город так к ней привык, что и теперь нет москвича, который, проходя мимо этого здания по нынешней красивой и уютной Никольской, не вздохнул бы: «А всё-таки жаль, что теперь здесь не аптека, а какие-то платья...»

Ирина Голубева