?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Как самоходчики гвардейского полка охотились на танковые дивизии СС и дивизии сопровождения фюрера
Русь Великая
lsvsx

20 апреля 1945 года части 5-й гвардейской армии с боями захватили важный транспортный узел Шпремберг. Северо-западнее города в окружение попали части немецких войск численностью свыше 10 000 человек. Среди окруженцев были подразделения 10-й танковой дивизии СС и дивизии сопровождения фюрера, в составе которых среди прочей боевой техники находились десятки «Пантер».Немцы решили выходить из окружения в северо-западном направлении, попытка прорыва произошла 21 апреля. На пути немецких частей, двигавшихся к городку Кауше, встали артиллеристы и пехотинцы 350-й стрелковой дивизии, а также самоходчики 372-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка, имевшие на вооружении лёгкие СУ-76.

«Узники Шпремберга»

16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция. Армии 1-го Украинского фронта под прикрытием дымовой завесы и мощных артударов смогли форсировать реку Нейсе. 3-я и 4-я танковые армии устремились к Берлину, в то время как 13-я (командующий — генерал-полковник Николай Пухов) и 5-я гвардейская (командующий — генерал-полковник Алексей Жадов) должны были ликвидировать «Шпрембергскую группировку» — части группы армий «Центр» фельдмаршала Фердинанда Шёрнера, окружённые в районе города Шпремберг.


С севера удары по «Шпрембергской группировке» наносили части 24-го стрелкового корпуса (командир — генерал-майор Дмитрий Онуприенко) 13-й армии, с юга — 32-й (командир — генерал-лейтенант Александр Родимцев) и 33-й (командир — генерал-лейтенант Никита Лебеденко) гвардейские корпуса 5-й армии, а также 6-й гвардейский мехкорпус (командир — гвардии полковник Василий Корецкий) 4-й танковой армии. По состоянию на 15 апреля 6-й мехкорус насчитывал свыше 120 танков и САУ, включая 14 ИС-2 и 10 СУ-100.


Части Корецкого ещё 19 апреля фактически перекрыли все пути для отхода немецких войск из района Шпремберга. Захватив городок Шпреталь и деревню Терпле, они принялись громить коммуникации «Шпрембергской группировки».

В числе окружённых немецких частей была 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг» бригадефюрера СС Хайнца Хармеля (по состоянию на 25 марта 1945 года насчитывала свыше 15 000 солдат и офицеров, 35 Pz.IV, 47 «Пантер», десяток трофейных «Шерманов», 6 «Ягдпантер», 12 «Ягдпанцеров», 138 бронетранспортёров, десять 88-мм зениток, более 30 гаубиц и другую технику), а также Дивизия сопровождения фюрера генерал-майора Отто-Эрнста Рёмера (по состоянию на 15 марта 1945 года имела 20 «Пантер», 10 Pz.IV, 43 штурмовых орудия StuG, 20 истребителей танков Pz.IV/70 и другую технику).


19 апреля части «Фрундсберга» совместно с подразделениями Дивизии сопровождения фюрера нанесли удар южнее Шпремберга по частям 95-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Андрея Олейникова (32-й корпус). В документах дивизии указано, что враг наносил удары бронетранспортёрами и самоходками по деревне Грауштейн, попал под сильный огонь советской артиллерии и с потерями отступил к Шпрембергу. В то же время к Котбусу (севернее Шпремберга) смогли пробиться 10-й разведывательный батальон СС и части 21-го полка СС из состава «Фрундсберга». Советские войска отсекли эту группировку от основных сил 10-й танковой дивизии СС.

20 апреля Хармель получил приказы от Гитлера и фельдмаршала Шёрнера немедленно ударить в северном направлении по советским войскам, которые прорвались между Шпрембергом и Котбусом (здесь действовал 24-й стрелковый корпус). Но ситуация складывалась не лучшим образом для немцев. 20 апреля при поддержке более чем тысячи орудий и миномётов, а также 143 «Катюш» части 5-й армии заняли Шпремберг. В этот день части 13-й армии продвинулись на запад и вышли к железной дороге Берлин-Дрезден на рубеже от Вальтерсдорфа до Бренитца.


Севернее Шпремберга в окружении оказалась группировка немецких войск численностью примерно 10 000 солдат и офицеров, в состав которой входили части вышеупомянутых дивизий «Фрундсберг» и сопровождения фюрера, а также подразделения 344-й пехотной дивизии (командир — генерал-лейтенант Эрвин Йолассе), 362-й и 364-й батальоны фольксштурма, истребительная бригада (фаустники) и другие. Части окруженцев были объединены в боевую группу «Йолассе» под руководством генерал-лейтенанта Йолассе. Командиры окружённых подразделений приняли авантюрное решение — пробиваться на северо-запад через лесистую местность, а затем соединиться с 12-й армией генерала Вальтера Венка южнее Берлина. Главной ударной силой окружённых был «Фрундсберг».

Прорыв у Кауше

Немецкие войска пошли на прорыв утром 21 апреля. На пути немцев стояли части 350-й стрелковой дивизии генерал-майора Григория Вехина (у городка Кауше и деревень Ной-Петерсхайн и Ной-Вельцов) и 395-я стрелковая дивизия полковника Алексея Корусевича (у Штрадова, Кауше и Гросс-Букова). Пехотинцев поддерживали 372-й гвардейский самоходно-артиллерийский полк подполковника Серафима Иванова и 917-й артиллерийский полк майора Николая Закоры.

В составе ударных немецких частей находились грозные «Пантеры». Но советские артиллеристы занимали скрытые оборонительные позиции, а пехота защищала самоходки от действий фаустников. Советские части знали обо всех перемещениях противника, о чём вспоминал командующий 13-й армией генерал-полковник Пухов:


В документации 13-й армии указано, что примерно в 10:30 противник численностью до батальона пехоты при поддержке пяти-шести самоходок атаковал в районе высоты 150,6 (западнее Шпремберга). Атака была отбита. В полдень немецкие части приблизились к городку Кауше, находившемуся между Шпрембергом и Котбусом. Согласно немецким источникам, части группы «Йолассе» легко разгромили малочисленные советские заслоны у городка и захватили его. На самом же деле советские войска отбили несколько атак противника и нанесли ему серьёзный урон.


В боях у Кауше отличился экипаж СУ-76М младшего лейтенанта Зиновия Зусмановского из 372-го самоходно-артиллерийского полка. Заряжающим установки был красноармеец Фёдор Шаповалов, наводчиком — сержант Андрей Намётов, механиком-водителем — сержант Идлат Галиулин.


21 апреля самоходчики мастерски отбивали многочисленные контратаки врага в лесной местности у Кауше, взаимодействуя с пехотой 1180-го стрелкового полка подполковника Якова Гайдая (350-я дивизия). Советская пехота залегла под огнём немецких танков и артиллерии, которые стреляли из-за деревьев. Тогда капитан Иван Малик решил лично направлять огонь СУ-76М, которая сопровождала его солдат. Согласно донесениям, сержант Намётов смог с первого выстрела подбить «Тигр» (скорее всего, это была экранированная «четвёрка»). Самоходка пыталась преодолеть ров, но получила попадание от «Пантеры». Зиновий Зусмановский вспоминал:


Несмотря на то, что самоходка потеряла подвижность, экипаж двадцатилетнего лейтенанта смог подбить ещё два танка. Не дожидаясь ремонтников, самоходчики своими силами натянули укороченную гусеницу и снова пошли в бой, прикрывая пехоту 350-й стрелковой дивизии. Метким выстрелом СУ-76М уничтожила расчёт противотанкового орудия, спрятанного в кустах. Далее экипаж Зусмановского атаковал немецкую колонну, которая двигалась по высокой насыпи. Самоходчики сработали грамотно — подбили переднюю и замыкающую машину, а далее стали расстреливать вражеские машины и бронетранспортёры.


За бои у Кауше Зусмановский был награждён орденом Отечественной войны I степени, а остальные члены его экипажа — орденами Отечественной войны II степени. В наградном листе лейтенанта указано, что в течение 20–23 апреля 1945 года в районе Кауше экипаж СУ-76М подбил 2 «Тигра» (скорее всего, Pz.IV), 4 «Пантеры», разбил 4 противотанковых орудия, подавил 24 пулемётных точки, уничтожил колонну из 50 транспортных средств, а также свыше 200 солдат и офицеров противника.


Самоходчики 372-го полка стали главным мобильным средством поддержки советской пехоты, сражавшейся у Кауше. Немцы смогли прорваться в городок, но самоходчики совместно с пехотой 2-го батальона 1180-го полка (ею руководил капитан Малик) перешли в контратаку, выбили противника из Кауше, уничтожили свыше сотни эсэсовцев, подбили два бронетранспортёра и «Пантеру». Кроме Зусмановского, отличились и другие самоходчики полка. Так, экипаж СУ-76М, в котором механиком-водителем служил сержант Юрий Фомин, подбил две самоходки, сжёг «Пантеру», уничтожил два 75-мм орудия, три бронетранспортёра и 25 автомашин. По свидетельствам других самоходчиков, Фомин мастерски маневрировал на поле боя, скрывал машину за холмами и деревьями. Наводчик этой же установки старший сержант Николай Решетник бил по бронетехнике с коротких дистанций, а для расстрела «Пантеры» использовал подкалиберные снаряды — один из них попал в башню немецкого танка. Наводчик другого экипажа старший сержант Иван Полюшкин четырьмя снарядами вывел из строя «Пантеру», которая стреляла с хорошо замаскированной позиции и не давала продвинуться вперёд советским пехотинцам. Кроме того, Полюшкин уничтожил около 30 немецких солдат.

Отличились в этих боях и артиллеристы 917-го полка. 4-я батарея вывела из строя два танка и уничтожила до 50 немецких солдат. Орудие младшего сержанта Абузара Нуриахметова (наводчик — младший сержант Георгий Губарев) из 10-й батареи подавило четыре пулемётные точки и рассеяло взвод пехоты. Всего же в документах 917-го полка указано, что с 7 по 30 апреля артиллеристы записали на свой счёт 35 пулемётных точек, 8 блиндажей, 14 танков и САУ, 2 артиллерийские и 2 миномётные батареи, а также до полка живой силы противника. В отражении немецких атак активно участвовала пехота 350-й дивизии. Так, сержант Алексей Землянников из личного оружия убил шестерых немецких солдат.

Численное преимущество немецких войск играло свою роль — согласно отчетам 13-й армии, 21 апреля «в 14:00 противник силою до полка пехоты с 70-ю танками и СУ контратаковал из района леса южнее Кауше на Кауше». Вечером 21 апреля городок оказался в руках наступавших.

Бои на других направлениях

Юго-западнее Кауше, у города Ной-Вельцов, попытки врага вырваться из окружения пресекали части 723-го стрелкового полка (395-я дивизия) и 968-го артиллерийского полка. Советские войска перекрыли шоссе, по которому двигалась вражеская колонна. Мастерски проявил себя расчёт сержанта Георгия Писарева. С первого выстрела пушка подбила головную машину, создав затор, и в течение нескольких минут сожгла ещё семь грузовиков. Немцы пытались подавить орудие, выставив вперёд два бронетранспортёра, которые накрыли расчёт из крупнокалиберных пулемётов. Писарев и его бойцы не дрогнули, подбили оба бронетранспортёра, а затем сожгли ещё девять грузовиков. На следующий день, 22 апреля, расчёт Писарева продолжил ставить рекорды. Артиллеристам вновь удалось разгромить вражескую колонну, а потом расстрелять с дистанции менее 100 м немецких пехотинцев, пытавшихся обойти орудие с тыла. За два дня боёв расчёт Писарева уничтожил танк, 2 бронетранспортёра, 4 тягача, около двух десятков автомашин, 2 артбатареи и до сотни солдат неприятеля. Награда нашла героя — в июне 1945 года сержант Писарев стал полным кавалером ордена Славы.


Несмотря на то, что немецким частям удалось захватить Кауше, общая картина для них складывалась плачевно — 21 апреля в районе Ной-Вельцов соединились части 33-го гвардейского и 24-го стрелковых корпусов, и немцы оказались ещё в одном окружении. Немецкие генералы решили пробиваться в трёх направлениях к северу и северо-западу от Кауше — к Стейницу, Гайзендорфу и Ной-Петерсхайну, а затем сдаться западным союзникам СССР.

Советское командование знало, что враг предпримет попытку прорываться из Кауше, и решило ликвидировать немецкую группировку. Блокирование Кауше, как и ранее, осуществляли 350-я и 395-я дивизии, а сам город должна была штурмовать 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия гвардии полковника Павла Шумеева (5-я гвардейская армия).

Бои в районе Петерсхайна и Рассена

Второй прорыв окруженцев последовал в ночь с 21 на 22 апреля. Один из ударов пришёлся на части 117-й гвардейской стрелковой дивизии (командир — генерал-майор Тимофей Волкович), которую прикрывали самоходчики 1228-го самоходно-артиллерийского полка подполковника Ивана Турганова. Наиболее упорные бои разгорелись в районе Петерсхайна. Полк имел на вооружении лишь лёгкие СУ-76М, однако они были хорошо замаскированы в лесах. Самоходчики наносили фланговые удары по немецким танкам и САУ, которые двигались колоннами. Так, экипаж СУ-76М старшего лейтенанта Сергея Водолажского подбил 3 танка и 5 бронетранспортёров, а самоходка лейтенанта Владимира Пики подбила 4 танка, 8 бронетранспортёров и более 18 машин. Батарея самоходок под командованием капитана Василия Гриня записала на свой счёт 12 танков и САУ, 16 бронетранспортёров, 8 орудий, 20 автомашин. Генерал Пухов так характеризовал действия противника:


Местность северо-западнее Петерсхайна стала кладбищем немецкой техники и получила название «Поля смерти». По советским данным, немцы потеряли здесь 24 танка, 55 бронетранспортёров, 118 автомашин и несколько тысяч человек убитыми. По заявлениям немецкой стороны, потери окруженцев превысили 2000 человек убитыми, советские части потеряли погибшими свыше 400 бойцов.


У Петерсхайна немецкую группировку громили и части 6-го мехкорпуса, в том числе 17-я механизированная бригада полковника Николая Селиванчика.


По состоянию на 20 апреля бригада насчитывала 17 Т-34, 12 СУ-76, 31 76-мм орудие и 24 миномёта. 20 апреля части бригады громили врага у деревни Терппе, на следующий день штурмом овладели деревней Госда, потеряв более 220 человек (44 убитыми) и 3 танка. В 21:00 части бригады овладели Петерсхайном. Согласно документам 6-го мехкорпуса, в секторе города находилось свыше 4000 немецких солдат и офицеров, 80 танков и САУ, 60 бронетранспортёров, 50 орудий и 15 зениток. Танки, самоходки и расчёты орудий заняли позиции за строениями Петерсхайна, укрылись за деревьями и в складках местности. Когда немцы пошли на прорыв, их технику расстреливали в упор. В журнале боевых действий 6-го мехкорпуса указано, что при попытке прорыва немцы потеряли 41 танк (из них 15 «Пантер»), 23 самоходки, 34 бронетранспортёра, 400 автомашин, а также свыше 2500 солдат и офицеров (ещё 486 попали в плен). Стоит отметить, что 22 апреля 17-я мехбригада не имела потерь в танках и САУ.

У Петерсхайна успешно сражались миномётчики 426-го полка майора Михаила Надточия. Наводчик 2-й батареи рядовой Владимир Сливинский подавил 2 пулемёта противника, рассеял группу из 50 солдат. Когда немцы приблизились к позициям миномётчиков на дистанцию 60–100 м, советские солдаты отбили несколько атак с помощью гранат и стрелкового оружия.

Особенно ожесточёнными были бои 22 апреля у городка Рессен, где оборону держали артиллеристы 12-го истребительно-противотанкового полка майора Петра Матюхова и пехота 1176-го стрелкового полка (350-я дивизия). Батарея, в которой сражался старший лейтенант Георгий Лопух, сожгла 6 танков и 4 бронетранспортёра. По утверждению артиллеристов, в качестве трофея им достался исправный «Тигр» (скорее всего, речь идёт о «Пантере»), который сразу вступил в бой под руководством Лопуха. Трофейный танк помог артиллеристам отбить три атаки, подбил бронетранспортёр и истребил свыше 200 вражеских солдат и офицеров. Орудие старшего сержанта Григория Василенко сожгло бронетранспортёр и рассеяло группу немецких солдат, а орудие старшего сержанта Николая Почивалова подавило три огневые точки.


О характере боевых действий 22 апреля в журнале боевых действий 24-го стрелкового корпуса есть следующие записи:


Десантники атакуют

Ещё 21 апреля в 21:00 2-й батальон 26-го десантного полка (командир полка — подполковник Николай Штыков) и части 23-го десантного полка подполковника Владимира Накаидзе перерезали дорогу Кауше – Альтебург. Ночью при поддержке бронетехники немцы несколько раз пытались отбить дорогу, но их атаки были отбиты артиллеристами.

Штурм Кауше частями 9-й гвардейской десантной дивизии последовал 22 апреля. Командир дивизии полковник Шумеев сначала ожидал подхода советских танковых подразделений, но не дождавшись, решил обойти Кауше через лес и ударить по немцам с тыла. Согласно документации 26-го десантного полка, в 8:00 2-й батальон 26-го полка и части 23-го десантного полка вышли на опушку леса северо-восточнее города. Противник открыл по десантникам огонь из бронетранспортёров и лёгких зенитных орудий. Тогда 23-й полк блокировал возможные пути отступления врага, а 26-й полк приготовился к штурму. По Кауше ударила корпусная и дивизионная артиллерия, расчёты орудий уничтожали бронетехнику, а пулемётчики отсекали немецкую пехоту. Южнее города десантники разгромили крупную немецкую колонну. После артобстрела десантники пошли на штурм, навязывая противнику ближний бой в его же траншеях и окопах.

Согласно немецким источникам, в городе находилось более 1500 немецких солдат и офицеров, а также автомашины и бронетехника. Обороной руководил подполковник Вульф. Штаб размещённый в школе, был наполовину разрушен советской артиллерией. В гостином дворе местного ресторана был размещён полевой госпиталь, переполненный ранеными солдатами, немецкие врачи делали операции под ураганными обстрелами, без обезболивающего. Накануне штурма несколько транспортных самолётов Люфтваффе смогли сбросить окружённым небольшой груз боеприпасов и продуктов.

Обескровленные немецкие части не могли отразить атаку советских десантников, которые ударили одновременно с нескольких направлений. Бойцы 26-го полка прорвались к кладбищу, блокировав немцев в центральной и западной части города. Под покровом дымовой завесы рядовой Павел Андрианов из личного оружия уничтожил четырёх солдат противника, рядовой Григорий Купов с помощью ручных гранат — троих. Оба храбреца были бойцами 26-го полка. Не отставали и военнослужащие 23-го полка — пулемётчик рядовой Григорий Голик подбил автомашину и уничтожил шестерых солдат противника, а рядовой Иван Войтюк с помощью трофейного пулемёта рассеял группу немцев и уничтожил расчёт пулемёта, который препятствовал наступлению. По утверждению подполковника Штыкова, настоящий рекорд установил пулемётчик 26-го полка сержант А. Иванченко, который уничтожил в боях за Кауше 28 немецких солдат. Участником боёв за Кауше был боец фольксштурма сорокатрёхлетний Петер Кёлер:


Согласно журналу 26-го полка, к 13:00 город был полностью захвачен, а уцелевшие немцы стали маленькими группами пробиваться в леса юго-западнее Кауше, бросив всю технику. По данным советской стороны, части 9-й воздушно-десантной дивизии уничтожили свыше 400 солдат и офицеров противника, ещё 500 пленили, а также уничтожили/захватили более 250 автомашин, 10 танков и самоходок, 48 орудий, свыше 70 мотоциклов и большое количество другой техники. В журнале 26-го десантного полка указано, что часть уничтожила более 150 военнослужащих вермахта и ещё 125 пленила. Потери самого полка составили 4 человека убитыми и 25 ранеными. В немецких источниках указано, что в боях за Кауше погибло свыше 700 солдат и офицеров вермахта. Рядовой 26-го десантного полка Борис Ильин так описывал картину, увиденную в Кауше:


В 14:00 немцы попытались пробиться в Кауше с юго-запада, но их атака была отражена.

Итоги

25 апреля части 4-й танковой армии соединились с частями 47-й армии 1-го Белорусского фронта — таким образом, окружение Берлинской группировки противника было завершено. 26 апреля потрёпанные части 10-й танковой дивизии СС, потеряв все «Пантеры» (в строю осталось более 20 Pz.IV), прибыли в район Грассенхайна в 20 км северо-западнее Дрездена. Они ещё продолжали драться, но на фоне общей катастрофы Третьего Рейха это было бессмысленным. Согласно данным 13-й армии, в боях с 20 по 22 апреля группировка немецких войск потеряла свыше 5000 солдат и офицеров убитыми (3420 человек попало в плен), было уничтожено или подбито 58 танков и 27 самоходок, 173 бронетранспортёра, 152 орудия, захвачено огромное количество другого вооружения. Потери 13-й армии за период с 20 по 22 апреля составили 382 человека убитыми и более 1000 ранеными. Части 32-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии за этот же период потеряли более 800 человек убитыми и ранеными.

Экипажи легкобронированных СУ-76 добились больших успехов в истреблении вражеской бронетехники (в том числе грозных «Пантер») благодаря тому, что действовали из засад, координируя свои действия с пехотой и артиллерией. Кроме того, немцы совершили целый ряд ошибок — продвигались колоннами без разведки, не смогли подавить советские огневые точки.

Больших потерь в личном составе советским частям удалось избежать благодаря грамотной работе как командиров, так и военно-медицинской службы. В этой связи стоит упомянуть красноармейца Ивана Григораша (117-я стрелковая дивизия), который с 20 апреля по 5 мая эвакуировал с поля боя 35 раненых.

Источники и литература:

  1. Исаев А. 1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом. – Москва: Яуза; Эксмо, 2009

  2. В пламени сражений. Боевой путь 13-й армии. (Авторы: М. К. Секирин, А. М. Щербаков, В. М. Дорошенко, Руководитель авторского коллектива М. А. Козлов.). – Москва: Воениздат, 1973

  3. Журнал боевых действий 13 А 1-го Украинского фронта за апрель 1945 г. Период с 01.04.1945 по 30.04.1945 г.

  4. Журнал боевых действий 24 ск за апрель 1945 г. Период с 01.04.1945 по 30.04.1945 г.

  5. Журнал боевых действий 26 гв. вдсп 9 гв. вдд. Период с 01.01.1945 по 19.05.1945 г.

  6. Пономаренко H. 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг». – Москва: Вече, 2009

  7. Пухов Н. Годы испытаний. – Москва: Воениздат, 1959

  8. pamyat-naroda.ru

  9. podvignaroda.ru

  10. Самчук И., Скачко П. Атакуют десантники. – Москва: Воениздат, 1975

  11. Штыков Н. Полк принимает бой. – Москва: Воениздат, 1979

  12. Michaelis R. Die 10. SS-Panzer-Divison «Frundsberg». – Berlin: Michaelis (Eigenverlag), 2004