?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Искусство перемещения тяжелых объектов на большие расстояния: Передвижка зданий. (Окончание)
Русь Великая
lsvsx
Начало

Архитектор Иван Сергеевич Кузнецов получил в 1905 году заказ на строительство в подворье звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря здания архиерейского представительства с конторами для сдачи в аренду и гостиничными номерами. 

Всего два года спустя стройка была завершена, а «мега-хоромы» оказались самой массивной постройкой на участке от Охотного ряда до Скобелевской (Тверской) площади. Поражало Саввинское подворье не только размахом, но и декором — фасад облицевали глазурованной керамической плиткой Абрамцевской гончарной мануфактуры, соединив мотивы древнерусской архитектуры и новомодного модерна. Среди арендаторов была и одна из первых кинофирм России, принадлежавшая Александру Ханжонкову.

После Октябрьской революции дом превратился в большую коммуналку. По сталинскому Генплану 19-метровая в самом просторном месте улица Горького должна была превратиться в магистраль шириной до 60 метров — проект разработал Аркадий Мордвинов. Остальные строения по четной стороне снесли, пожалели лишь Саввинское подворье. Почему? Помогли, как ни странно, масштабы здания, а весило оно аж 23 тысячи тонн.

Согласно городской легенде, которая не так уж далека от правды, жильцы бывшего подворья, прознав, что оно идет под снос, написали письмо председателю президиума Моссовета Н.А.Булганину, в котором напомнили ему об успешном переносе домов на Садовнической и Серафимовича. На сторону обитателей дома даже встал Хрущев, который был тогда еще первым секретарем московского горкома ВКП(б).

Видимо, уже тогда Никите Сергеевичу хотелось обойти США хотя бы в вопросе передвижки зданий — Штаты на тот момент могли похвастаться перемещением восьмиэтажной телефонной станции в Индианаполисе весом «всего» 11 тысяч тонн.

Переносом на полсотни метров занялся всё тот же трест. Технология была отработана: сначала под дом подвели по линии среза двухтавровые (то есть в форме перевернутой буквы «Н») балки, которые сварили друг с другом, подвал же заполнили щебнем. Вслед за этим пробили под домом 12 коридоров с бетонным основанием, в которые поместили шпалы и рельсы. Операцию повторили трижды — в общей сложности, уложили 36 рельсовых путей, а сам дом, снятый с фундамента, оказался на 2100 катках. После этого установили лебедки и домкраты.

Переезд начался в два часа ночи 4 ноября 1939 года и продолжался трое суток. Жильцов, как повелось, предупреждать не стали, причем сделали это сознательно — чтобы обошлось без паники. По рассказам современников, во время этого процесса никто в доме даже не проснулся.

Реакцию обитателей «поехавших» домов сатирически изобразили в фильме «Новая Москва», восхвалявшем Генплан, но так и не вышедшем на экраны.



Указом президента России от 20 февраля 1995 года здание по Тверской улице, 6, стр. 6 признано памятником архитектуры федерального значения.


На снимке видно расстояние, которое одолело подворье.


Обновленной улице Горького мешало не только Саввинское подворье, но и знаковое для города здание — Моссовет, ранее — резиденция московского генерал-губернатора, творение Матвея Федоровича Казакова, возведенное в 1782 году. При расширении проезжей части дворец оказался почти посередине — его предстояло отодвинуть назад на 13,6 метра.

Готовили переезд Моссовета в 1940 году целых четыре месяца, а осуществили всего за 41 минуту. Операция уникальная вдвойне, так как дом передвигали вместе с подвалом. Во дворе вырыли четырехметровый котлован, на дне которого и уложили пути. Отцы города попадали в здание по временным деревянным настилам. Старому дому подобный рекорд на пользу, конечно, не пошел, трещины не заставили себя ждать. В 1944-46 годах трехэтажное здание надстроили еще двумя, чтобы не затерялось на фоне «сталинок». При этом его пришлось укреплять 24 металлическими колоннами.



С помощью двух лебедок и 25 домкратов четырехэтажный П-образный особняк передвинули почти на 14 метров всего за 40 минут. При этом внутри демонстративно продолжалась вроде бы обычная работа административного учреждения.

За поставленный рекорд пришлось, впрочем, платить. В стенах и перекрытиях здания возникли трещины, и в ходе его послевоенной надстройки дворец пришлось дополнительно укреплять 24 металлическими колоннами.



Старейшая в Москве Глазная больница, располагавшаяся с 1830 года в каменном доме Нарышкина на углу Тверской и Мамоновского, в ходе реконструкции главной улицы в том же 1940-м не только была отодвинута глубоко в квартал, ее еще и повернули на 97 градусов — фасадом к переулку. На новом месте, чтобы была незаметна разница в уровнях, соорудили цокольный этаж, на который и «надвинули» здание. Во время переезда в офтальмологической клинике продолжали находиться врачи и пациенты, даже проводились операции. Новый адрес старого дома — Мамоновский, 7.

До войны передвинули 22 каменных здания и несколько десятков деревянных. В послевоенное время система ценностей изменилась. Даже исторические памятники объявляли «малоценной постройкой» и пускали под бульдозер или сжигали. Тем не менее и в застойные времена было произведено несколько передвижек, в том числе и уникальных. Среди них передвижка дома № 24 по Люсиновской улице. На самом деле под этим номером было расположено несколько зданий. Это были не такие тяжелые «монстры», как в центре города. Но одно из зданий было построено на более древней, сводчатой палате, практически вросшей в землю. Решили ее также передвинуть. Для этого пришлось отрывать глубокую траншею на всю длину передвижки — 42 метра. Работа длилась несколько месяцев.



В 1941 году убрали во дворы еще четыре здания с улицы Горького. Всего до начала Великой Отечественной трест успел передвинуть 22 каменных здания, число деревянных исчислялось десятками. После — приоритеты поменялись, но несколько ценных строений удалось сохранить благодаря переносу.

После войны с удешевлением нового строительства передвижку зданий в Советском Союзе стали применять гораздо реже. Например, в 1979 году по не слишком очевидной причине вдруг на 33 метра влево сдвинули т. н. «дом Сытина», здание 1904 года, где до революции размещалась редакция газеты «Русское слово». Его срезали с фундамента на Пушкинской площади и переместили на угол ул. Горького и Настасьинского переулка. Старое место.



Хорошо видны рельсы, по которым осуществлялась транспортировка необычного объекта.


Фасад главного дома усадьбы Иконниковых-Бажанова (Садовническая, 42) изначально был обращен к Москве-реке, но его место должна была занять помпезная многоэтажка. По проекту Генделя особняк XVIII века повторил в 1951 году маневр избушки на курьих ножках — повернулся к улице «передом».

В 1975 году на 22 метра с подъемом уклоном в семь градусов был передвинут павильон «Октогон» из усадьбы Студенец на Новомантулинской улице — он мешал строительству Центра международной торговли на Красной Пресне.

В 1979 году поменял дислокацию Сытинский дом рядом с Пушкинской площадью — его подвинули на 33 метра в сторону Настасьинского переулка, чтобы освободить место для огромной коробки издательского комплекса «Известий» и площадки перед выходом из метро.

«В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырёх домкратов упёрлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского».

Газета «Труд» от от 11.04.1979

33 метра с небольшим здание преодолело за три дня и примкнуло к строящемуся тогда конференц-залу редакции «Известий». На Пушкинской площади у входа в метро сразу стало свободнее.




Дом Сытина на новом месте. Видно, что теперь вид на новое здание редакции газеты «Известия» (справа) ничего не закрывает. Возможно, этим и было обусловлено использование столь сложной и дорогостоящей процедуры.


В 1981 году усадьбу Игнатьевой–Белкина на Люсиновской, 8 переместили на 42 метра. Чтобы сохранить древнюю сводчатую палату, которая вросла в землю, на всё расстояние пришлось рыть глубокую траншею. Сейчас здесь находится Центр археологических исследований городского Комитета по культурному наследию.

Не менее интересной была передвижка и в Камергерском переулке. При реконструкции МХАТа в начале 1980-х гг. старое здание разделили вертикально по линии театрального занавеса. Сценическую коробку отодвинули от зрительного зала и в образовавшемся промежутке поставили новые стены. Таким образом здание театра удлинили в глубь квартала, сохранив основные части. Но расчетное 12-метровое пространство оказалось слишком мало для проведения монтажных работ. Пришлось бы отказаться от строительных механизмов и использовать только ручной труд (а высота стен достигала 33 метров). Поэтому коробку сцены вначале отодвинули на 24,7 м, а затем вернули назад, на 11,9 м. Передвижка при реконструкции МХАТа в 1983 г. была последней. При перестройке и в сменившую ее эпоху демократических реформ стало не до передвижек. И хотя страна разрушалась, Москва строилась. Правда, не всегда понятно, как и зачем. Стоило ли передвигать на 33 метра сытинский особняк на Тверской, чтобы поставить на его месте очередной убогий «фанерный» супермаркет. И это в центре столицы!

Хорошо бы еще раз передвинуть бывшую генерал-губернаторскую резиденцию. Хотя бы на десяток метров влево, чтобы загородить ту невыносимую «силосную башню», что поставлена во дворе. Несомненно, это сооружение сделало бы честь какой-нибудь захолустной деревушке на далекой Техасщине (там все деревни гордо именуют себя городами). Но в центре Москвы пресловутая башня, как, впрочем, и все остальное здание, не только не гармонирует с классическим домом, но не сочетается даже со «сталинской» громадиной (Тверская, 11) и совершенно не вписывается в московский облик. Невольно вспоминаются архитекторы, осмелившиеся прикоснуться к казаковскому творению. Вряд ли кто отличит пристройку к основному зданию, выполненную И. Фоминым (петербургским мастером). И даже чечулинская надстройка воспринимается естественно. Они сумели сохранить казаковский дух и достаточно бережно отнеслись к классическому наследию. А в наше время архитектурного беспредела и вседозволенности мало кто удивится, если на крыше бывшего Моссовета появится итальянская мансарда.

С тех пор — почти 30 лет — дома по Москве не «гуляли».

«Все технологии, которые придумали наши инженеры, сейчас активно используются за границей», — говорит директор информационного агентства «Архитектор» Екатерина Чугунова. Например, немцы не боятся переносить на новое место старинные церкви. На родине же разработки, формировавшиеся десятилетиями, не используются — здание легче снести и построить «такое же», вместо того, чтобы аккуратно его «переселить».

В 2011-2013 годах было много разговоров вокруг Кругового депо в Москве. Здание мешало прокладке новых железнодорожных путей, и было решено его снести. Движение «Архнадзор» выступало против, предлагая передвинуть здание депо на новое место. По расчетам специалистов, сделать это можно было достаточно легко. Однако, в конечном итоге, депо сохранить не удалось: в конце мая 2013 года 9 из 22 секций Кругового депо Николаевской железной дороги снесли.

А ведь опыт передвижки домов мог сохранить этот памятник. Он мог сохранить много исторических домов, которых мы лишились за эти годы. Ведь есть же подобная практика и в наши дни. Передвижка зданий популярна в США и Европе и в настоящее время.

Денис Ромодин приводит следующий пример: в Цюрихе в 2012 году передвинули здание бывшей машиностроительной фабрики Machine Factory Oerlikon, которая со временем стала мешать развитию транспортного узла, само же здание имело историческую ценность.

Эксперты компании TEKTA GROUP в качестве примера приводят передвижку трехэтажного дома постройки начала прошлого века в Баку. Правда для осуществления этих работ пришлось приглашать голландскую компанию, но иногда цена не является решающим фактором в выборе решения. Почему же у нас все обстоит иначе?

Вот ТУТ подробный пост Злята про перемещение зданий в Москве.

В США же после войны передвижка домов продолжала быть популярной. Население страны всегда было мобильным, и порой, переезжая с места на место, люди забирали с собой и свой старый дом.




Ездить научились и 1000-тонные церкви (Салем, шт. Массачусетс). Обратите внимание, что для перевозки относительно небольших и легких зданий сейчас уже вовсю используются специальные гидравлические тележки, собранные в фиксированную раму и не нуждающиеся в дополнительном устройстве рельсовых путей.


Подобная же конструкция была использована в 1999 году, когда за 12 дней на 400 метров на новое место был перемещен исторический театр Шуберта в американском Миннеаполисе. Поворот здания осуществлялся изменением положения резиновых колес гидравлических тележек. Процесс передвижки в специальном timelapse-видео.


В мае 2012-го, на 60 метров в сторону было перемещено конторское здание в швейцарском Цюрихе. Железнодорожная станция по соседству нуждалась в дополнительных путях, но сносить исторический памятник было, разумеется, запрещено. В итоге 80-метровой длины дом 1889 года весом 6200 тонн был сам установлен на рельсы, после чего за 19 часов перемещен на новое место обитания.



Использованная технология и процесс переезда смотрите в еще одном видеоролике.


В 2013 году в Швейцарии заставили двигаться со скоростью улитки старую железнодорожную станцию. Здание 19 века мешало строительству современного транспортного узла. И чтобы его не сносить вокзал решили вписать в новый архитектурный ансамбль.

"Конечно, мы должны помнить об истории, но при этом необходимо и шагать в ногу со временем. Это вопрос эффективности. Старая железная дорога служила не одну сотню лет, пора её обновить", - сказала Мишель Кунслер.

Строение весом 700 тонн перевезли на 30 метров по рельсам с помощью гидравлической платформы. Сложная инженерная операция заняла всего 5 часов. А вот на её подготовку ушло четыре месяца и свыше полутора миллионов долларов.




Хоть технологии и шагнули довольно далеко, но сохраняются большие риски разрушения не только здания, имеющего историческую ценность, но и риски нанесения ущерба соседним постройкам.

При передвижке не удается спасти ансамбль всей улицы и ее видовые характеристики. Например, при переносе Саввинского подворья при расширении Тверской ансамбль улицы все равно был безвозвратно нарушен.

Многие сходятся во мнении, что в советское время историческое наследие действительно тщательно охранялось, застройка Москвы производилась в соответствии с Генпланом и согласовывалась с соответствующими комиссиями. В новейшее же время земли вместе с историческими постройками на них просто продают коммерческим структурам, которым, конечно, важнее как можно быстрее расчистить место под очередной торговый центр или элитный дом, и судьба стоящей на земле ветхой постройки их не волнует

Получается все же, что, во-первых, дело в деньгах, во-вторых, двигать экономически невыгодно.

Все отмечают дороговизну передвижки больших зданий. Так вышеупомянутая фабрика в Цюрихе покупалась компанией Swiss Prime Site, которая заплатила за само здание и за способ его сохранения более 12 млн долларов.

Оригинал взят у
masterok в История передвижения зданий (часть 2)

Featured Posts from This Journal