?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Ожесточённые бои за «танковую высоту», взять её немецкие дивизии не смогли. ( Продолжение)
Русь Великая
lsvsx
Продолжение, начало тут...


Бои за Ольховатку и в полосе 70-й армии

В то время пока 41-й танковый корпус Харпе штурмовал Поныри, 47-й танковый корпус Лемельзена пытался пробиться на Ольховатском направлении.Командир 47-го корпуса изъял из переданной ему 4-й танковой дивизии танковый полк и свёл все имеющиеся танки во 2-й танковой дивизии под командованием Фольрата Люббе. 2-й дивизии передали и 505-й батальонов тяжёлых танков «Тигр». Все танковые силы были объединены в бригаду «Бурмейстер» под началом генерал-майора Арнольда Бурмейстера из 2-й танковой дивизии (фактически командовал Люббе). Она была напрямую подчинена штабу корпуса. 4-й танковой дивизии передали батальон штурмовых орудий Sturmgeschütz III. Фактически 4-я дивизия перестала быть танковой.

Группа Бурмейстера, в которую входило до 180 танков, должна была пробиться с линии Самодуровка – Кашара в южном направлении, в сторону высоты 274, около 4-5 км юго-западнее Ольховатки. Лемельзен надеялся нанести сокрушительный удар и прорвать советскую оборону. Однако эти расчеты не оправдались. Оборону на этом участке фронта занимали три дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса, усиленные танками двух корпусов 2-й танковой армии.

Советские разведчики, захватившие исправный PzKpfw HI Ausf N и приведшие его в расположение своих войск. Июль 1943.

Ожесточённые бои начались 7 июля за высоту 257,0, которую немцы прозвали «танковой высотой». Взять её немецкие войска не смогли. Они несколько потеснили соединения 6-й гвардейской стрелковой дивизии Дмитрия Онуприенко. Но сбить её не сумели, так как её поддерживали 109-я танковая бригада, 48-й и 58-й танковые полки, 614-й истребительно-противотанковый полк. Все господствующие и тактически важные высоты были укреплены замаскированными вкопанными в землю танками, которые были использованы как бронированные пулемётные и пушечные огневые точки. Обойти их с тыла было нельзя. Т-34, КВ-1 и КВ-2 имели хорошее вооружение, мощную броню, поэтому с фронта их можно было уничтожить только с привлечением тяжёлой артиллерии и авиации.

Немецкое командование перегруппировало силы и вечером немцы снова атаковали, наступая в направлении на 2-е Поныри, высоту 257,0 во фланг и тыл 75-й гвардейской стрелковой дивизии под началом Василия Горишнего. Но и эту атаку отразили. Стыки дивизий были предусмотрительно серьёзно укреплены и обеспечены поддержкой артиллерийских подразделений.


Немецкий бронетранспортер SdKfz 251/10, подорвавшийся на мине. Севернее Курска, июль 1943 г.

70-я армия.

В полосе обороны 70-й армии под командованием Ивана Галанина наиболее упорные бои шли поселка Кутырки-Теплое. Здесь основной удар немецкой бронетехники приняла 3-я истребительная бригада, 140-я и 175-я стрелковые дивизии. В районе поселка было создано два противотанковых района, в каждом было по три артиллерийских батареи вооруженные 45-мм и 76-мм пушками, одна минометная батарея с 120-мм минометами и батальон противотанковых ружей.

Каждая артиллерийская батарея создала противотанковый опорный пункт. Весь боевой порядок 3-й бригады под началом полковника В. И. Рукосуева занимал по фронту 4 км и в глубину до 5 км.

6-7 июля 3-я бригада сдерживала вражеские атаки, уничтожив и повредив 47 машин противника. К 18 часам 6 июля немецкое командование, сосредоточив на стыке 70-й и 13-й армий значительное количество танков и штурмовых орудий, в течение двух часов трижды атаковал боевые порядки 3-й истребительной бригады. В бой были брошены группы бронетехники в 50-150 единиц с пехотой.

Наступление танков и пехоты были поддержаны артиллерией и авиацией. Первый удар пришёлся на 4-ю артиллерийскую батарею капитана Игишева. Командир орудия старший сержант Скляров двумя выстрелами подбил тяжёлый танк «Тигр». Когда немецкие танки подошли ближе, по ним открыла фланговый огонь 6-я батарея. Потеряв 5 машин, немцы отступили. Второй удар нанесли по 5-й батарее. Теперь направление движения танков противника подставило их под фланговый огонь орудий 4-й батареи. После ожесточённого боя противник потерял 14 танков и отступил. Также удачно отразили и третью атаку. В ходе этого боя было уничтожено и повреждено 29 вражеских машин.

Расчёт 45-мм орудия сержанта Круглова подбил в боях 3 немецких танка. Июль 1943 г.

Интересную тактику применил командир одной из батарей 45-мм пушек - капитан Горлицин. Он так расположил свои орудия, за обратным скатом гребня высоты, что они поражали днища немецких танков, до того момента как вражеские танки откроют ответный огонь. Таким образом, за сутки его батарея уничтожила и повредила 17 немецких танков, при этом, не потеряв ни одного орудия и ни одного человека. В ночь на 8 июля 70-ю армию укрепили 19-м танковым корпусом, который передали 2-й танковой армии для организации контрудара 6 июля.

Утром 8 июля до 70 немецких танков и штурмовых орудий с пехотой на бронетранспортерах вышли на окраину Самодуровки. Затем при поддержке авиации немцы начали наступление в направлении Теплое-Молотычи. До обеда советские войска сдерживали вражеское наступление, но к 12:30, когда немецкие войска начали третью атаку из района Кашара в направлении Теплое, они смогли пробиться. Две батареи бригады (1-я и 7-я) были почти полностью уничтожены, немцы захватили Кашару, Кутырки, Погорельцы и Самодуровку. Сопротивление продолжали оказывать 6-я батарея - на северной окраине Теплое, 4-я батарея и минометчики - в районе высоты 238,1, остатки подразделения бронебойщиков и два танка - на окраине Кутырки. Командир противотанкового района полковник В. И. Рукосуев бросил в бой последний резерв —5-ю батарею, три лёгкие батареи 45-мм пушек и батальон противотанковых ружей.

Прорыв смогли локализовать, немцы не смогли развить успех. Личный состав 3-й истребительной бригады дрался героически. Только 4-я батарея за день боя уничтожила 19 немецких танков, но и сама потеряла все орудия. Командиры батареи капитан Игишев и старший лейтенант Картузов пали смертью храбрых. Последним держал оборону старший сержант Скляров, комполка его назначил командиром батареи (осталось одно поврежденное орудие). Старший сержант Скляров и два красноармейца отбили атаку противника, уничтожив два немецких танка. Прямым попаданием авиабомбы пушку разбило, герои погибли.

Панцергренадеры и противотанковые САУ «Мардер III» в бою в районе пос. Кашара.

10 июля немецкие войска пытались проломить оборону 19-го танкового корпуса. Корпус в этот день потерял 44 танка. Особенно пострадала 101-я танковая бригада – за день боев потеряв 32 машины.

11 июля немецкие войска снова попытались атаковать на этом направлении. Однако оборону 3-й истребительной бригады уже укрепили 1-й истребительно-противотанковой бригадой и двумя зенитными дивизионами. К тому же к этому времени советская авиация завоевала превосходство в воздухе и удары пикирующих бомбардировщиков смешали боевые порядки немецкой бронетехники. Немецкое наступление отразили.

Мощное немецкое наступление в районе Понырей и Ольховатки – Теплого заставило командование Центрального фронта ввести в бой свой последний подвижный резерв. Рокоссовский пошел на риск и бросил на главное направление – 9-й танковый корпус под командованием Семёна Богданова. Корпус располагался у Курска, прикрывая город с юга. 5 июля 9-й танковый корпус был сосредоточен в районе Арсеньевский, Трубицын, Сергеевское. К исходу 7 июля его направили на передовую, и с 8-го он участвовал в боях. Это было полностью укомплектованное соединение, которое имело в своём составе 23-ю, 95-ю, 108-ю танковые бригады, 8-ю мотострелковую бригаду, 730-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион. 9-й корпус передали 13-й армии и перебросили в район Ольховатки.

В последние дни оборонительного сражения на северном фасе Курского выступа Западный и Брянский фронты активно готовились к контрнаступлению. Надо отметить, что исследователи отмечают тот факт, что 9-я армия Моделя после 9 июля фактически прекратила наступление всеми силами и видимо, готовилась к отражению советского удара. Модель это сделал без консультаций командующим группы армий «Центр» фон Клюге. Формально же 9 июля считалось оперативной паузой перед возобновлением наступления. Модель ждал 10-ю танкогренадерскую и 12-ю танковую дивизии, а также только что прибывшую из резерва 36-ю моторизованную дивизию. До этого предпринимались «атаки с ограниченными целыми». Но, по сути, эти атаки были ожесточённым позиционным сражением.

Новые немецкие дивизии перебрасывали не спеша. 10-я танкогренадерская дивизия прибыла только 10 июля и вступила в бой в районе Понырей. 12-я танковая и 36-я моторизованная дивизии прибыли только 11 июля. Новое наступление было назначено на утро 13 июля. Однако в это время перешли в контрнаступление советские войска. Немецкая группировка в районе северного фаса Курского выступа стала спешно перестраиваться, переходя к обороне. Реакция командования группы армий «Центр» и 9-й армии на советское наступление на Орловском направлении была весьма быстрой. 12-я танковая и 36-я моторизованная дивизии были перенацелены на новое направление. 18-я и 20-я танковые дивизии, полк «Фердинандов» получили приказ на отход. Ударную группировку демонтировали, а освободившиеся дивизии бросили навстречу наступающим советским войскам.

Немецкие шестиствольные реактивные миномёты «Небельверфер» в отражении советской контратаки.

Итоги оборонительного сражения на северном направлении

- 9-я немецкая армия потеряла за период с 5 по 11 июля 1943 года 22,2 тыс. человек. За это же время Центральный фронт потерял 33,8 тыс. человек. В 9-й армии самые высокие потери понесли 86-я и 292-я пехотные дивизии 41-го танкового корпуса, 6-я пехотная и 2-я танковая дивизии 47-го танкового корпуса. За семь дней боев немецкая группировка смогла продвинуться только на 10-12 км, так и не пробив зоны обороны Центрального фронта. В целом воины Центрального фронта решили свою задачу – удар орловской группировки был отражен. Немецкие ударные соединения понесли большие потери.

- Ситуация на северном фасе Курского выступа была менее критической, чем на участке обороны Воронежского фронта. Это было связано с несколькими факторами:

1) меньшими ударными возможностями орловской группировки противника, чем у белгородской группировки;

2) более узким участком фронта, который был удобен для наступления немецкой бронетехники. Советскому командованию было легче организовать плотную противотанковую оборону на опасных направлениях.

3) личностью Моделя, которого подозревают в нежелании приложить все усилия для развития наступления, он берег силы для оборонительной операции.

- Ведение оборонительной операции командованием Центрального фронта вызывает немало критических вопросов. Много нареканий вызывает решение о контрподготовке. Уже в советской историографии её оценили очень сдержанно. Считается, что главными объектами контрподготовки должны быть скопления пехоты и техники противника, командные и наблюдательные пункты, что ведёт к дезорганизации системы управления войсками. Подавление же артиллерии противника считается вспомогательной задачей. Поэтому план контрподготовки и его реализация на Центральном фронте вызывают больше критики, чем положительных отзывов.

Командование фронта ошиблось с определением главного направления удара немецкой орловской группировки. Предполагалось, что немецкие войска будут наступать вдоль железнодорожной магистрали Орёл – Курск. Однако 9-я армия Моделя нанесла главный удар к западу от линии железной дороги. Штаб Центрального фронта не имел плана на этот случай и был вынужден импровизировать.

- Действия Центрального фронта в очередной раз показали уязвимость обороны. Даже при наличии сравнительно узкого участка фронта, где немецкие войска наносили свой удар и где создали серьёзную оборону, для того чтобы 13-я армия устояла, пришлось бросить в бой практически все резервы, которые имелись у фронта. Были задействованы все стрелковые корпуса, в том числе гвардейские воздушно-десантные дивизии, и все танковые корпуса. На третий день сражения приказ вступить в бой получил последний резерв фронта – 9-й танковый корпус. При более серьёзных силах противника Центральному фронту пришлось бы прибегать к помощи других фронтов и резерва Ставки.

Продолжение следует...

Самсонов Александр

Featured Posts from This Journal