Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Бой в районе Прохоровки элитных немецких танковых армий и советских гвардейских танковых корпусов.
Русь Великая
lsvsx
Продолжение, начало тут...


Бой в районе Прохоровки

12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги в полосе Воронежского фронта, в районе станции Прохоровка и совхоза «Октябрьский» произошло одно из крупнейших сражений бронетанковых сил в мировой истории. В жестоком бою сошлись элитные танковые соединения Германской империи и советские гвардейцы. В очередной раз русские и немцы проявили свои высочайшие боевые качества.

Прибывшие из резерва Ставки 5-ю гвардейскую и 5-ю гвардейскую танковую армии можно было использовать несколькими способами. Разделить армии на части и затыкать ими прорывы в линии обороны фронта; в полном составе включить в третий армейский оборонительный рубеж или использовать для сильного контрудара. Контрудар был предпочтительнее, так как позволял разгромить часть ударной группировки противника (при успехе и всю), уже ослабленной предшествующими упорными боями с частями 6-й гвардейской и 1-й танковой армий. Идею контрудара поддержал представитель Ставки А. М. Василевский.

Планирование контрудара началось примерно 9 июля 1943 года. По первоначальному плану армия Ротмистрова должна была перейти в наступление с рубежа Васильевка, совхоз «Комсомолец», Беленихино. На этом участке можно было развернуть крупные бронетанковые силы и пробиться к Обояньскому шоссе расположенному в 15-17 км. Вспомогательный удар навстречу 5-й гвардейской танковой армии должны были организовать 1-я танковая и 6-я гвардейская армии. При удачном стечении обстоятельств был шанс если не окружить и разгромить ударные силы немецкой группировки, то нанести ей серьёзное поражение.

Однако в период подготовки удара – 10-11 июля 1943 года, произошли события, которые серьёзно изменили ситуацию на фронте. Усложнение ситуации на корочанском направлении заставило отделить от 5-й гвардейской танковой армии 5-й гвардейский механизированный корпус и выдвинуть его в район Корочи. Это ослабило ударную мощь армии Ротмистрова. Ещё одним неприятным событием стал прорыв 2-го танкового корпуса СС в район Прохоровки и захват немцами позиций, с которых предполагалось наносить удар. Однако отказываться от контрудара не стали.



Надо отметить, что немецкое командование не имело сведений о подготовке советскими войсками серьёзного контрудара. Немецкая авиация обнаружила сосредоточение подвижных соединений в районе Прохоровки, но о том какие силы собраны советским командование информации не было. В условиях наступления, плотного фронта и ожесточённых боев сбор информации разведкой в глубоком советском тылу был невозможен. Соединения армии Ротмистрова соблюдали режим радиомолчания и предприняли все возможные меры для маскировки, обеспечения внезапности удара. Немецкие войска уже отразили не один удар советских танковых корпусов, поэтому предполагалось, что советское командование подтянуло из резерва ещё одно подвижное соединение. Даже вечером 11 июля командование 2-го танкового корпуса не догадывалось о мощи стоявших перед ними советских войск. Никаких предположений о готовящемся советском контрударе штаб Хауссера не высказывал. Немецкий план предусматривал выход к Прохоровке и возможный переход к обороне в ожидании советского контрудара. Однако 12 июля такого удара не ожидали, или уже не ожидали, учитывая контрудары советских танковых корпусов в предшествующие дни.

2-й танковый корпус СС не получил на 12 июля серьёзных наступательных задач. Решались локальные задачи. Так 1-я дивизия «Лейбштандарт» 11 июля заняла дефиле (узкий проход между природными препятствиями) и атак в направлении Прохоровки не предпринимала, подтягивая противотанковые средства и готовя оборонительные рубежи. Дивизия держала фронт в примерно 7 км от реки Псёл до железной дороги. К вечеру 11 июля в составе танкового полка «Лейбштандарта» было 67 машин, включая 4 «Тигра», 10 САУ было в батальоне штурмовых орудий.

Обеспечивающие фланги «Лейбштандарта» 2-я танковая дивизия «Рейх» и 3-я танковая дивизия» «Мёртвая голова» вели наступательные действия, пытаясь улучшить своё положение. В частности, части дивизии «Мёртвая голова» расширили плацдарм на северном берегу реки Псёл, переправив в ночь на 12 июля на него танковый полк, этим обеспечив фланговый огонь по советским танкам, в случае их атаки через дефиле. Дивизия «Рейх вечером 11 июля насчитывала 95 танков и САУ, дивизия «Мёртвая голова» - 122 танков и САУ (включая 10 «Тигров»). С южного направления на прохоровском направлении действовал 3-й танковый корпус, который имел в своем составе на утро 12 июля около 120 машин, включая 23 «Тигра» в 503-м отдельном тяжёлом танковом батальоне.


Сражение

Захват немецкими войсками исходных позиций для спланированного контрудара серьёзно осложнил его проведение. Поэтому утром 12 июля соединения 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и 95-й гвардейской стрелковой дивизии сделали попытку отбить совхоз «Октябрьский». Атака началась ранним утром, и бой шёл около трёх часов. Артиллерийскую подготовку не проводили, берегли боезапас для самого контрудара. Но отбить совхоз при помощи огневых средств стрелковых соединений не удалось. Эсэсовцы встретили гвардейцев сосредоточенным огнем и отразили атаку.

Артиллерийская подготовка армии, которую назначили на 8.00, была проведена по рубежу Васильевка – совхоз «Комсомолец» - Ивановский выселок – Беленихино, затем артиллерия переносила огонь в глубину немецких порядков. Аналогичные цели имела и советская штурмовая и бомбардировочная авиация. В результате передняя полоса обороны «Лейбштандарта», где была сосредоточена артиллерия, оказалась не затронутой советскими артиллерийскими и авиационными ударами. К тому же утром действия авиации были затруднены плохими погодными условиями.

В 8.30, после залпа гвардейских минометов, атаковали танкисты. 29-й танковый корпус Ивана Кириченко пошел в наступление двумя эшелонами вдоль железной дороги. В составе корпуса было более 200 танков и САУ. В первом эшелоне наступали: 32-я танковая бригада полковника А. А. Линева (64 танка), 25-я танковая бригада полковника Н. К. Володина (58 танков) и 1446-й самоходно-артиллерийский полк (20 Су-76 и СУ-122). Во втором эшелоне: 31-я танковая бригада полковника С. Ф. Моисеева (70 танков) и 53-я мотострелковая бригада подполковник Н. П. Липичева. На правом фланге 29-го корпуса, между Псёлом и совхозом «Октябрьский» атаковал 18-й танковый корпус Бориса Бахарова. Корпус имел в своём составе около 150 машин. 18-й танковый корпус был выстроен в три эшелона. В первом шли: 181-я танковая бригада подполковник В. А Пузырева (44 танка), 170-я танковая бригада подполковника В. Д. Тарасова В. Д. (39 танков) и 36-й гвардейский отдельный тяжёлый танковый полк прорыва (на его вооружении были 20 танков Mk IV «Черчилль»). Во втором эшелоне - 32-я мотострелковая бригада полковника И. А. Стукова; в третьем - 110-я танковая бригада подполковника М. Г. Хлюпина (45 танков). Таким образом, в первом эшелоне шли в наступление 4 танковые бригады, один полк тяжёлых танков и полк САУ, всего около 250 машин.


Район совхоза «Октябрьский» должен был попасть в «клещи». Их образовывали машины 181-й танковой бригады и 36-го отдельного полка - с одной стороны, с другой – 32-й бригады, 1446-го пока САУ и 170-й танковой бригады. За ними шли стрелковые соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии. Считалось, что 181-я танковая бригада, наступая вдоль реки, не встретит серьёзного сопротивления. Вдоль железной дороги путь основным силам 29-го корпуса должна была проложить 32-я танковая бригада. Поддержать их успех должны были подразделения 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и 42-й гвардейской стрелковой дивизии.

Полной внезапности атаки танковых корпусов армии Ротмистрова достичь не удалось. Немецкая авиация засекла утром передвижение крупных масс танков, и сообщили частям СС. Радикально изменить положение командование 2-го корпуса уже не могло, но всё же определённую готовность к отражению удара соединения прийти успели.

Подбитые Т-70 и БА-64. Прохоровское напр. 12–13 июля 1943 г.

Глубокая балка перед «Октябрьским» заставила пустить 170-ю танковую бригаду 18-го танкового корпуса за 32-й бригадой 29-го танкового корпуса. В результате первый эшелон 18-го корпуса уменьшился до одной бригады. На Прохоровское поле (от р. Псёл до железной дороги) вышли танки только двух бригад – 32-й и 181-й (около 115 машин). Немецкая противотанковая оборона встретила советские танки плотным огнём, танки выбыли из строя один за другим. Только один батальон 32-й бригады смог под прикрытием лесополосы вдоль железной дороги пройти до совхоза «Комсомолец». Дальнейший путь преграждал противотанковый ров. Ввод в бой второго эшелона запаздывал – он вступил в сражение только в 9.30 – 10.00, когда значительная часть бронетехники первого эшелона была выбита. Ещё одна бригада 29-го танкового корпуса, 25-я бригада Володина, которая наступала через Сторожевое, к югу от железной дороги, столкнулась с батальоном штурмовых орудий «Лейбштандарта». К 10.30 25-я бригада потеряла больше половины машин – осталось только 21 Т-34 и Т-70. Комполка Володин был ранен и отправлен в госпиталь. Результаты первых двух – двух с половиной часов боя были печальными – три танковые бригады и полк САУ потеряли более половины боевых единиц.

Советская самоходная гаубица СУ-122 в районе Прохоровского плацдарма. 14 июля 1943 г.

Аналогично развивались события в полосе наступления корпуса Бахарова: введённая в бой вслед за 181-й бригадой 170-я бригада потеряла к 12.00 больше половины танков. Но ценой больших потерь 181-я танковая бригада пробилась в совхоз «Октябрьский». Вслед за танкистами шли стрелки 42-й гвардейской стрелковой дивизии, поэтому несмотря на ожесточённый бой, когда совхоз несколько раз переходил из рук в руки, этот успех закрепили. В 14.00 18-й корпус возобновил наступление, введя в бой третий эшелон – 110-ю танковую бригаду. Корпус Бахарова несколько сметил направление главного удара, наступая теперь вплотную у поймы Псёла. Советские танкисты преодолели здесь оборону одного из полков дивизии «Мёртвая голова», тяжёлых танков «Лейбштандарта». 181-я и 170-я бригады продвинулись здесь на 6 км. «Лейбштандарту» удалось стабилизировать ситуацию только с помощью контратак своего танкового полка. Командование 18-го корпуса, под угрозой окружения, из-за успешного наступления дивизии «Мёртвая голова» на плацдарме на р. Псёл, оттянуло бригады назад. К вечеру корпуса 5-й гвардейской танковой армии перешли к обороне.

Танки Т-34, подбитые в ходе советского контрнаступления под Прохоровкой.

В контрударе участвовал также 2-й гвардейский танковый корпус Бурдейного. Он перешёл в наступление в 11.15 двумя танковыми бригадами (95 машин). Атаки корпуса были отражены дивизией «Рейх». 2-я танковая дивизия на некоторое время была скована этими атаками, но во второй половине дня перешла в контрнаступление в направлении на Сторожевое. Роль 2-го танкового корпуса Попова в сражении была небольшой. В нём после предыдущих напряженных боёв осталось всего около полусотни машин, и его атака начавшаяся после 19.00 часов успеха не имела.

Этот контрудар 5-й гвардейской танковой армии привёл к серьёзным потерям в советских корпусах. 29-й корпус Кириченко потерял до 77% участвовавших в атаке боевых единиц (170 танков и САУ), 18-й корпус Бахарова – 56% машин (84 танка). Действовавшие на соседних участках подвижные соединения также понесли большие потери: 2-й гвардейский танковый корпус Бурдейного – 39% от участвующих в контрударе (54 машин); 2-й танковый корпус Попова – 22 танка (почти половину машин).

Немецкий Т-34 дивизии «Дас Райх», подбитый расчётом орудия сержанта Курносова. Прохоровское напр. 14–15 июля 1943 г.

12 июля бой шел не только на прохоровском направлении. Советское командование поставило задачу 5-й гвардейской армии Жадова уничтожить захваченный немецкими войсками плацдарм на северном берегу Псёла. Силы дивизии «Мёртвая голова» предполагалось сковать боем, а после успешного наступления армии Ротмистрова, ликвидировать. Однако силы 5-й гвардейской армии утром 12 июля были только в процессе сосредоточения. На периметре плацдарма занятого эсэсовцами утром были только подразделения 52-й гвардейской стрелковой дивизии, которую подчинили армии Жадова. Дивизия участвовала в Курской битве с первого дня сражения и была обескровлена, имея к концу 11 июля всего 3,3 тыс. человек. Утром 12 июля на этом направлении должна была развернуться 95-я гвардейская стрелковая дивизия, также к месту боя приближалась 6-я гвардейская воздушно-десантная дивизия.

Немецкое командование упредило советский удар. На плацдарме смогли сосредоточить танки 3-й танковой дивизии «Мёртвая голова». В 6 часу утра немцы начали наступление. К наступлению подключили и соединения 11-й танковой дивизии. Позиции ослабленной 52-й гвардейской стрелковой дивизии легко взломали, и эсэсовцы ударили по подразделениям 95-й гвардейской стрелковой дивизии. В середине дня с «Мёртвой головой» вступили в бой и десантники. Для блокирования наступления немецкой дивизии привлекли артиллерию 5-й гвардейской армии.
Контрудар советских войск в районе Прохоровки не дал ожидаемых результатов. 2-й танковый корпус СС не был разгромлен и сохранил боеспособность. Однако это сражение стало одним из последних в ходе Курской оборонительной операции. Уже 12 июля на северном фасе Курского выступа началось наступление Западного и Брянского фронтов. Немецкие 9-я армия и 2-я танковая армия перешли к обороне. Дальнейшее наступление 4-й танковой армии Гота и группы «Кемпф» на курском направлении стало бессмысленным. Продвинувшись за 5-12 июля на 35 км, группа армий «Юг» была вынуждена, оставаясь на достигнутых рубежах ещё три дня, начать отвод сил на прежние позиции. В ходе Курского сражения наступил стратегический перелом.

Лучшие бронебойщики 6-й га. армии, подбившие 7 вражеских танков.

Боевые действия на белгородском направлении

На этом направлении держала оборону 7-я гвардейская армия Михаила Шумилова. В её состав входили 24-й и 25-й гвардейские стрелковые корпуса: объединявшие 15-ю, 36-ю, 72-ю, 73-ю, 78-ю и 81-ю гвардейские стрелковые дивизии. Река Северский Донец и железнодорожная насыпь усиливали оборону армии.

5 июля немецкие войска на линии Белгород – Графовка три пехотные и три танковые дивизии группы «Кемпф» при поддержке авиации начали форсировать Северский Донец. После полудня немецкие танки пошли в атаку на участке Разумное, Крутой Лог в восточном и северо-восточном направлениях. В районе Крутой Лог был расположен противотанковый опорный пункт, который до конца дня сдерживал вражеский натиск, отбив две крупные атаки. Было уничтожено 26 немецких танков, часть из них подорвалась на минных полях.

Немецкая моторизованная часть в наступлении в районе Белгорода.

6 июля немецкое командование продолжило наступление в северо-восточном направлении. Командование фронта усилило армию Шумилова несколькими стрелковыми дивизиями. Армия также получила 31-ю истребительно-противотанковую бригаду и 114-й гвардейский истребительно-противотанковый артполк. Стык 7-й и 6-й гвардейских армий укрепили 131-м и 132-м отдельными батальонами противотанковых ружей. Наиболее упорные бои шли в районе Ястребово, где противник наступал группой до 70 танков. Удар врага принял на себя 1849-й ИПТАП. Артполк до конца дня отбил четыре крупных вражеских атаки, подбив 32 танка и штурмовых орудия. Для усиления его обороны выдвинули 1853-й ИПТАП, его поставили вторым эшелоном.

К 7 июля немецкое командование подтянуло артиллерию, и утром началась сильная артподготовка, одновременно удары наносила немецкая авиация. После мощного авиационного налета и артиллерийской подготовки в атаку пошли танковые подразделения. Немцы наступали по двум направлениям: бронегруппа численностью в 100 машин атаковала вдоль реки Разумной; другая ударная группа численность до 100 танков наносила фронтальный удар от высоты 207,9 в направлении Мясоедово. Пехота не выдержала удара и отступила из Ястребово, оставив артполки без прикрытия. Просочившаяся немецкая пехота стала обстреливать фланги и тыл артиллерийских позиций. Артиллеристам пришлось тяжело, отбивая одновременно атаки вражеских танков и пехоты. Однако прорыв на левом фланге был остановлен артиллеристами стоявшего во втором эшелоне 1853-го ИПТАП. К тому же подошли подразделения 94-й гвардейской стрелковой дивизии. Но вечером позиции пехоты снова обработала немецкая артиллерия и авиация. Стрелки оставили Ястребово и Севрюково. Артиллерийские полки, которые уже понесли большие потери в дневном бою, не смогли сдержать натиск немецких танков и пехоты, и отошли с боем, забрав все орудия, включая поврежденные.

Немецкие танки в бою за дер. Максимовка. Белгородское направление.

8-10 июля немецкие войска активных действий не проводили, дело ограничивалось локальными схватками. Однако в ночь на 11 июля противник нанёс сильный удар из района Мелехово на север и северо-запад, пытаясь прорваться в район Прохоровки. Державшие на этом направлении оборону части 9-й гвардейской и 305-й стрелковой дивизии не выдержали мощного удара, и отступили. Из резерва Ставки для усиления обороны на этом направлении перебросили 10-ю истребительно-противотанковую артиллерийскую бригаду. Также подтянули 1510-й ИПТАП и отдельный батальон противотанковых ружей. Соединения 35-го гвардейского стрелкового корпуса и артиллерийские подразделения сдержали наступление противника.

Ремонтники восстанавливают подбитый танк. Полевая ремонтная бригада лейтенанта Щукина. Июль 1943 г.

14–15 июля немецкие войска провели последнюю крупную наступательную операцию на южном фасе Курского выступа. 4-я танковая армия и группа «Кемпф» нанесли сходящиеся удары на Шахово из районов Озеровский и Щелоково, чтобы окружить и уничтожить советские войска оборонявшиеся в треугольнике Тетеревино, Дружный, Щелоково. Здесь оборону держали части 48-го стрелкового корпуса 69-й армии и 2-го гвардейского танкового корпуса. Немецкие войска смогли окружить некоторые советские соединения. Это был последний успех группы армий «Юг» в Курской битве. Больших потерь удалось избежать. Советские войска удержали большую часть занятых ранее позиций, и даже контратаковали (части 2-го гвардейского корпуса Бурдейного). Немцы не смогли уничтожить окруженные советские части, они вышли в расположение своих войск. Наступление немецких войск на южном фасе Курской дуги завершилось, под прикрытием сильных арьергардов, основные силы группы армий «Юг» начали отход на исходные позиции.


Краткие итоги оборонительного сражения

- Операция «Цитадель» завершилась неудачей обеих немецких групп армий - «Центр» и «Юг». На северном фасе немцы перешли к обороне к 12 июля, когда войска Западного и Брянского фронтов начали Орловскую наступательную операцию (операция «Кутузов»). Провал наступления 9-й немецкой армии Моделя сделал бессмысленным продолжение наступления 4-й танковой армии на Курск. Последняя наступательная операция была проведена 4-й танковой армией и группой «Кемпф» 14–15 июля 1943 года. Затем командование группы армий «Юг» стало отводить войска. Резервный 24-й танковый корпус и выведенный из Курского сражения 2-й танковый корпус СС были направлены для отражения наступления Южного фронта на Миусе и удара Юго-Западный фронт (Изюм-Барвенковская наступательная операция).

- Войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов при поддержке резервов Ставки выдержали вражеский удар. В Курской битве произошел перелом. Красная Армия перешла в наступление – 12 июля на орловском направлении, 3 августа на белгородско-харьковском. Победа в Курской битве ознаменовала окончательный переход стратегической инициативы в войне к СССР. Битва стала последней попыткой немецкого военно-политического руководства переломить ситуацию на Восточном фронте в свою пользу. В результате Курская битва стала решающим, поворотным пунктом в Великой Отечественной войне.

- Центральный фронт за 5-11 июля потерял 33,8 тыс. человек, 9-я армия Моделя – более 20 тыс. человек. Воронежский и Степной фронты потеряли за период с 5 по 23 июля 1943 г. - 143,9 тыс. человек.

- Надежда немецкого командования на «чудо-оружие» себя не оправдала. Советские войска имели достаточно средств – противотанковая артиллерия, корпусная, армейская и артиллерия Ставки, минные заграждения, танки для того чтобы остановить и уничтожить немецкие «чудо-танки». Не была оправдана надежда и на истощение сил Красной Армии в Курской битве. На орловском направлении советские войска перешли в наступление уже 12 июля 1943 года. А Воронежский фронт восстановил силы к началу августа и перешёл в наступление на белгородско-харьковском направлении.

- Опыт «преднамеренной обороны» в Курской битве показывает, что любая оборона ущербна. Советское командование благодаря оперативной паузе в несколько месяцев смогло создать мощную оборону, сформировать большие резервы. Но немецкие ударные группировки, умело взаимодействуя авиацией, артиллерией, танками и пехотой проламывали оборонительные порядки советских армий. Сосредоточение сил на узком участке давало хорошие результаты. Об этом говорят и потери, когда советские войска, защищаясь на сильных позициях, потеряли больше людей и техники, чем противник.

Продолжение следует...

Самсонов Александр

Источники:


Featured Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account