Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Бои за Орёл: советский танковый корпус в наступлении — пробить все три линии обороны немецких армий.
Русь Великая
lsvsx
Продолжение, начало тут...


Наступление Западного фронта

Наступление войск Западного фронта, где главный удар наносила 11-я гвардейская армия Баграмяна, первоначально развивалось успешно. Советские войска быстро пробили брешь в немецкой обороне, в неё ввели подвижные соединения (танковые корпуса).

Но в дальнейшем излишняя осторожность замедлила наступление, и советское командование опоздало с вводом в прорыв главной ударной силы – 4-й танковой армии. В результате немецкое командование смогло подтянуть резервы, танковые и моторизованные дивизии из демонтированных ударных группировок, которые участвовали в операции «Цитадель», создать новую оборонительную линию. К тому же отличилась немецкая авиация, которая создала много проблем наступающим советским войскам. Западный фронт не смог добиться решительного успеха – окружения болховской группировки противника, прорыва к Хотынцу, что вело к перехвату железной дороги Орёл – Курск. Но в целом обстановка складывалась в пользу советских войск, поэтому немецкое командование 26 июля 1943 года приняло принципиальное решение об отводе войск на линию «Хаген», оставлению Болхова, Орла.

11 июля 1943 года 11-я гвардейская армия под командованием Ивана Баграмяна начала разведку боем. Усиленные разведывательные батальоны пошли в наступление после 10-минутного артиллерийского налёта. Действия батальонов поддерживались артиллерией. В результате яростного боя, который продолжался целый день, армейские разведчики в ряде мест пробились через полосу заграждений и заняли первую линию траншей, которая оказалась ложным передним краем с незначительными силами. Затем батальоны подошли ко второй линии окопов, где располагались главные силы противника. Действия разведбатальонов позволило выявить немецкие огневые точки, установить расположение его переднего края. Советское командование смогло уточнить данные для артиллерийской подготовки и авиационного удара.

Утром 12 июля, в 5:10 советское командование предприняло авиационно-артиллерийскую подготовку. Артподготовка и авиаудары были нанесены по настоящей линии обороны противника. Немецкая оборонительная система была сильно разрушена. В результате 11-я гвардейская армия в первую половину дня могла наступать, не встречая серьёзного сопротивления немецких войск. Атака началась в 6.05, и уже в 7.00 передний край немецкой обороны был прорван.

Кроме того, немецкое командование в начале советской атаки несколько недооценило опасность удара 11-й гвардейской армии, и активность 6-го воздушного флота на этом направлении была минимальной. Во второй половине дня немцы несколько оправились от мощного удара и стали оказывать ожесточённое сопротивление.

Чтобы не дать противнику окончательно прийти в себя и удержаться на тыловом рубеже, Баграмян предложил ввести в прорыв 5-й танковый корпус под командованием Михаила Сахно. Корпус был хорошо укомплектован, в его составе было 179 танков. В 17.00 5-й танковый корпус ввели в прорыв, и он начал наступление в южном направлении. К 20.00 подразделения корпуса Сахно вышли к окраинам Ульянова и Речицы. Командование корпуса не стало рисковать и наступать ночью без разведки системы немецкой обороны. В наступление решили идти утром, вместе с пехотой. В целом первый день наступления был удачен - части 11-й гвардейской армии на фронте в 14 км продвинулись вглубь обороны противника на 10-12 км. К тому же во втором эшелоне 11-й гвардейской армии готовился к наступлению 1-й танковый корпус под командованием Василия Буткова. Это было свежее соединение, которое не участвовало в боях с весны 1943 года. В его составе было 170 танков и 21 САУ.

1-й танковый корпус вышел на исходные позиции ночью и ранним утром 13 июля перешёл в атаку. Но его движение остановил противотанковый ров у деревни Старица. Обойти её с флангов мешали овраги. Саперы под огнем противника смогли пробить коридор только вечером. Фактически корпус простоял целый день, потеряв 23 танка сгоревшими и подбитыми. 5-й танковый корпус действовал успешнее. Пехота при поддержке танков перешла в атаку. В селе Ульяново наступающие советские войска ложными атаками оттянули на западную окраину весь немецкий гарнизон, это позволило без серьёзного сопротивления ворваться в село со стороны с. Старица. Важный опорный пункт противника был захвачен. С захватом Ульянова и Старицы советским войскам открылся путь на юг и юго-восток.

После захвата Ульяново в 14.30 перешёл в наступление и корпус Сахно. 5-й корпус вторую половину дня продвигался практически не встречая сопротивления сил противника. По показаниям пленных, оборонявшиеся на этом направлении подразделения немецких 211-й и 293-й пехотных дивизий были фактически уничтожены, а 5-я танковая дивизия понесла большие потери и была выведена в тыл. Оборона вермахта за два дня боев была прорвана на фронте 23 км и на глубину до 25 км.


70-я танковая бригада продвинулась почти на 30 км и форсировав реку Вытебень и на плечах противника ворвалась в селение Ягодное. Однако командование армии снова проявило осторожность. Посчитали, что оставлять одну бригаду в Ягодном, в отрыве от основных сил, опасно. 70-ю бригаду из Ягодного отвели назад. Это привело к тому, немцы заняли Ягодную, и рубеж на реке Вытебень. Чрезмерная осторожность привела к двум дням тяжелых боёв.

После двух дней наступления армия Баграмяна пробила все три линии обороны противника. Немецкое командование наконец осознало тяжесть ситуации на этом направлении. Клюге приказал Моделю принять командование 2-й танковой армией, сохраняя пост командующего 9-й армией. В результате Модель возглавил оборону по всему орловскому выступу. В район прорыва 11-й гвардейской армии стали срочно перебрасывать 18-ю и 20-ю танковые дивизии. До их подхода задача сдерживания наступающих советских войск была возложена на 6-й воздушный флот.

Советские пехотинцы осваивают английский бронетранспортёр «Универсал». Орловское напр, Август 1943 г.

8-й гвардейский стрелковый корпус при поддержке танков прорвал немецкую оборону на реке Вытебеть. Немецкий опорный пункт – Ягодное, был окружен и взят штурмом. 1-й и 5-й танковые корпуса снова возобновили наступление, но уже каждый в своём направлении. 1-й танковый корпус Буткова повернули на юг, в направлении на Хотынец. 5-й танковый корпус Сахно продолжал движение в юго-восточном направлении, в тыл немецкой болховской группировке. Немецкая авиация на этом направлении, в отличие от полосы наступления 3-й армии Горбатого, на первом этапе сражения не смогла эффективно воздействовать на советские войска. Авианалёты на танковые корпуса были отражены истребителями прикрытия и зенитной артиллерией, а бомбардировка с больших высот положительных результатов не давала.

14 июля 1943 года Ставка разрешила Западному фронту ввести в прорыв ещё одно подвижное соединение - 25-й танковый корпус под командованием Фёдора Аникушкина. Корпус Аникушкина находился в резерве фронта. Вечером корпус подняли по тревоге и направили на помощь 1-му танковому корпусу, два корпуса должны были захватить Хотынец.

16 июля люфтваффе предприняли массированные атаки на части 1-го танкового корпуса. Росту эффективности их налётов способствовало изменение характера местности – леса сменились малолесистой равниной, с балками и оврагами. К тому же советская истребительная авиация получила приказ патрулировать район над Хотынцом, куда должны были прибыть советские танки. 1-й корпус лишился истребительного прикрытия. В этот раз излишняя торопливость командования привела к замедлению движения танкового корпуса и росту потерь. К тому же немцы организовали ряд контратак по корпусу, начав с помощью танков и мотопехоты обходить корпус Буткова с флангов. 1-й танковый корпус был вынужден временно отказаться от движения на Хотынец и отойти назад, в леса.

«Вперёд, на Орел!» Тяжелые 203-мм гаубицы Б-4 на марше.

Вечером 16 июля перешёл в наступление и 25-й танковый корпус (он двигался к Хотынцу по другому направлению). Однако его также остановили с помощью ударов авиации и контратак пехоты и танков. 18 июля 1-й и 25-й танковые корпуса снова попытались перейти в наступление, но их удары отразили. 20 июля корпус Буткова снова подвергся массированному налёту немецкой авиации и понёс большие потери.

19 июля 162-я танковая бригада под командованием полковника Игнатия Волынца из 25-го танкового корпуса проскочила в щель в немецкой обороне и двинулась на Хотынец. Правда, немцы быстро обнаружили брешь и не дали пройти за танками тыловым подразделениям. Танкисты благодаря находчивости смогли избежать удара немецкой авиации – обнаружив большую группу самолётов противника, они пустили три белых ракеты, чтобы было сигналом «свои». Несколько немецких истребителей даже некоторое время прикрывали советские танки с воздуха. 162-я бригада с ходу временно заняла Хотынец и три дня, действуя из засад, уничтожала транспорт и колонны противника. 19-21 июля бригада Волынца вела бои без связи со своими, тылового обеспечения. Когда горючее и боеприпасы были на исходе, в ночь на 22 июля храбрые танкисты пробились к своим на том же участке, где просочились в немецкий тыл.

Немецкое командование с помощью резервов смогло стабилизировать ситуацию. К тому же армия Баграмяна, пройдя вглубь почти на 80 км и имея фронт в 120 км, истощила свои силы, понеся большие потери в людях и технике.

Наступательный потенций 11-й гвардейской армии был почти исчерпан. На Хотынец с большим трудом двигались только две стрелковые дивизии при поддержке танковых подразделений. Поэтому советское командование решило бросить в бой 4-ю танковую армию под командованием Василия Баданова. 20 июля 4-я танковая армия была включена в состав Западного фронта. В её состав входили 11-й и 30-й танковые корпуса, 6-й гвардейский механизированный корпус. Армия насчитывала 38,5 тыс. человек при 764 танках и САУ. В подчинение 4-й армии также передали 5-й и 25-й танковые корпуса.

Учитывая тот факт, что на острие наступающего клина 11-й гвардейской армии немцы встроили плотную оборону, решили, что бросать на этом направлении ещё одно подвижное соединение неразумно. Было принято решение ввести в бой 4-ю танковую армию в основании клина, где немецкая оборона была не столь сильной и помочь Брянскому фронту занять Болхов. Затем армия Баданова должна была прорваться к железной дороге Орёл – Брянск в районе Нарышкино.


20-25 июля, до сосредоточения сил 4-й танковой армии, Западный фронт взял паузу и вел бои только тактического значения. К этому времени немецкое командование уже провело перегруппировку сил и перебросило значительные силы к Болхову и Хотынцу. Модель практически полностью демонтировал ударную группу 9-й армии. Под Болховом оборонялись 9-я, 18-я и 20-я танковые, 10-я и 25-я моторизованные дивизии, которые организационно подчинялись 23-му армейскому корпусу. А к Хотынцу перебросили из ударной группировки группы армий «Юг» на южном фасе Курской дуги дивизию СС «Великая Германия». В результате к началу наступления 4-й танковой армии немцы построили плотную противотанковую оборону на месте её наступления. Советское командование запоздало с вводом в бой 4-й танковой армии.

Естественно, что это сказалось на наступлении армии Баданова самым негативным образом. В первом эшелоне были 6-й гвардейский механизированный корпус и 11-й танковый корпус, во втором – 30-й, 5-й и 25-й танковые корпуса. На острие первого эшелона были две танковые и одна механизированная бригады, которые наступали на участке в 9 км. 26 июля армия попыталась начать наступление, но немцы его отразили. Бригады наступавшие первыми понесли большие потери. Стремительного прорыва в тыл немецких войск не получилось, что вызвало большое разочарование у советского командования, учитывая массу бронетехники, которую сразу ввели в бой.

В этот же день – 26 июля немецкое командование приняло принципиальное решение об отводе войск на т. н. линию «Хаген» в основании Орловской дуги. Отход планировали произвести в период с 31 июля по 17 августа, последовательно, от одного промежуточного оборонительного рубежа к другому рубежу. Эта оборонительная линия была названа в честь могучего, мудрого воина, героя германского героического эпоса «Песнь о Нибелунгах» (также назывался участок германской оборонительной линии Западный вал). Кроме того, в немецком языке есть слово der Hag, которое означает такие понятия как «ограда», «забор» или «изгородь». Термин «линия «Хаген» появился в документах немецких штабов в 1943 году. Этот рубеж создавался не заблаговременно, а на скорую руку. Во время подготовки операции «Цитадель» было решено создать оборонительный рубеж западнее Орла. Линия «Хаген» должна была усилить оборону на орловском направлении. Опираясь на неё вермахт, мог вести маневренную войну.

Однако к тому моменту как операция «Цитадель» выдохлась, и войска Западного и Брянского фронтов начали операцию «Кутузов», линия ещё не была готова. О ней особо не заботились, т. к. активное строительство оборонительных сооружений на этой линии подрывало веру в успех операции «Цитадель». Всё внимание и силы были прикованы к операции «Цитадель» и последующему советскому контрнаступлению. Были возведены толь хоть и многочисленные, но деревоземляные укрепления, хорошо укрепили дорожные развязки. Бетонных сооружений на этом рубеже поострить не успели, хотя планы были грандиозные.


Оборонительная линия Хаген.

27 июля армия Баданова снова пошла в атаку. Но 4-я танковая армия снова не смогла пробить немецкую оборону. Она только потеснила противника на 2-5 км, понеся большие потери. Модель понимая, что бесконечно сдерживать советский натиск не удастся, катастрофа 2-й немецкой танковой армии при таком раскладе рано или поздно произойдёт, отдал приказ на отвод войск из Болхова. Отход войск начался в ночь с 28 на 29 июля. Советская 4-я танковая армия по-прежнему пыталась пробить брешь и отсечь немцам пути отхода из Болхова и Орла, но прорвать немецкие позиции не удалось. Большую роль в сдерживании советских атак сыграли действия 6-го воздушного флота.

Особенно сильные удары люфтваффе нанесли 30-31 июля. 4-я танковая армия с 26 по 31 июля потеряла около 500 танков, их них 242 машины – безвозвратные потери.

В конце июля по предложению Баданова 4-ю армию стали перебрасывать на другое направление, в район Ильинского. К тому же 29 июля 11-ю армию, 11-ю гвардейскую армию и 4-ю танковую армию передали Брянскому фронту. Основной задачей этих армий стала борьба за Орёл. Однако это решение опоздало, немцы уже начали отвод войск с Орловской дуги. Советские войска постепенно перешли к преследованию противника.

Неудачи танковых соединений на подступах к Орлу привели советское командование идее прорыва через лесисто-болотистую местность в районе Карачева. Для этого начали формировать подвижную группу Крюкова (командир 2-го гвардейского кавкорпуса), в которую включили 2-й гвардейский кавалерийский корпус, 1-й танковый корпус и 16-й гвардейский стрелковый корпус. Части были сосредоточены к утру 27 июля. Однако лошади нуждались в отдыхе, после 250 километрового марша, а 1-й танковый корпус к этому моменту уже понёс большие потери, имея в своем составе уже только 41 танк и 7 САУ. Немецкое командование смогло сосредоточить под Карачевым танковую дивизию СС «Великая Германия» (около 100 танков и 35 штурмовых орудий). Немцы сами перешли в атаку и связали боем танковые и стрелковые соединения группы Крюкова. 2-й гвардейский кавалерийский корпус был вынужден пробивать себе брешь в немецкие тылы самостоятельно. Поначалу кавалеристы хорошо продвинулись, но вскоре их также связали боем соединения «Великой Германии». Снова отличилась и немецкая авиация. В итоге группа Крюкова ограничилась рейдом, когда кавалеристы 30 июля прорвались к железной дороге Карачев-Брянск. 3 августа они вернулись на исходные позиции. Понятно, что этот рейд не мог оказать решающего влияния на сражение.

Экипаж СУ-122 получает боевую задачу. Севернее Орла, август 1943 г.

Окончание следует…

Самсонов Александр

Featured Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account