Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Хазары, исповедовавшие иудаизм — неотвратимый рок русской истории (Начало)
Русь Великая
lsvsx

Помним отблеск лезвий ржавый,
Лязг колчанов, высвист стрел,
В стягах шум победной славы,
Вражьи трупы на костре.

И в обветренных закатах,
В окровавленных снегах
Видим тенью вороватой
Отступавшего врага.
Сергей ГОРОДЕЦКИЙ

Хазары — неотвратимый рок русской истории — оставили по себе особую память. Почему?

Нельзя сказать, что эти соседи-кочевники были более жестоки, чем остальные. В отношении непокорной Руси все были одинаково безжалостными и ненасытными в грабеже — и авары (обры), и угры, и печенеги, и половцы, и татаро-монголы. Однако никто из них не пытался навязать свою идеологию и чуждую русскому народу религию. Одни хазары, исповедовавшие иудаизм, проявили не нужную в таких случаях активность. Себе же на голову, ибо получили такой решительный отпор, после которого уже никогда не смогли опомниться. Между прочим, хребет Хазарскому каганату сломала языческая дружина князя Святослава (рис. 70). Это они — безвестные русичи, веровавшие в Перуна, Дажь-бога, Хорса да Мокошь, не приняли предложенный им иудаизм и сделали все, чтобы впредь такие попытки более не предпринимались.


Впрочем, не все обстояло так просто. Например, древнеязыческий Солнцебог Хорс, которому испокон веков поклонялись славяне, не был чужд и «неразумным хазарам». По крайней мере так считали наши пращуры. В одном из сборников Соловецкого монастыря еще в середине XIX века был найден список знаменитого и популярного на Руси апокрифа, насчитывающего десятки вариантов и версий, «Беседа трех святителей» (Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста), где бог Хорс назван Жидовином. Полностью данный фрагмент (вопрос — ответ) звучит следующим образом: «Иван рече: отъ чего громъ сотворен бысть? — Василий рече: два ангела громная есть; елленский старец Перун и Хорс Жидовин, два еста ангела молниина». Под эллинским «старцем Перуном» здесь подразумевается Зевс (римский Юпитер), а вот под Хорсом Жидовином — явно хазарское солнечное божество, ибо у правоверных иудеев — ни в Торе (Ветхом завете), ни в Талмуде — такого бога (и даже слова такого) нет.

Необходимое отступление и разъяснение: хазары известны в русской истории не только как козары (козаре), но и как «жиды хазарские» (при этом имеется в виду их иудаистическое вероисповедание). В этом обличии они запечатлены и в русских былинах. Так, одним из степных супротивников русских богатырей выступает инородец и иноверец Жидовин:

Еще что же за богатырь ехал?
Из этой земли из Жидовския
Проехал Жидовин могуч богатырь
На эти степи Цицарския…
(Записано в Архангельской губернии)

Ничего обидного, ругательного или уничижительного в употребляемом здесь понятии «жид» нет: слово «еврей» долгое время использовалось лишь в церковнославянском языке как переводное из греческого, а в народном и беллетристическом обиходе употреблялся его эквивалент «жид» — тоже переводное слово, но заимствованное через западноевропейские (предположительно — романские) языки. Дабы убедиться в сказанном, достаточно открыть на соответствующих страницах 5-й том «Словаря русского языка XI–XVII вв.» (М., 1978) или же классические произведения Пушкина (например, «Скупой рыцарь»), Гоголя (например, «Тарас Бульба») или Лескова (например, «Жидовская кувырколлегия»). Лишь в XX веке слово приобрело оскорбительный оттенок. Нас же интересуют иные времена и иные реалии.

Однако сначала о еврействе самих хазар. Еще известный русский филолог академик Федор Евгеньевич Корш (1843–1915) высказал вполне заслуживающее внимания предположение, что пресловутое слово «жид» возникло не в романской Европе, а в хазарской среде, откуда (естественно, безо всяких негативных оттенков и смыслов) уже распространилось по всему миру. Современные историки и лингвисты пошли еще дальше: они не без основания считают, что основная масса восточноевропейских и западноевропейских евреев — выходцы из Хазарии, а их разговорный язык идиш — также хазарского происхождения. Казалось бы, сие противоречит самоочевидным фактам: идиш (в отличие от чисто семитского иврита) базируется на немецкой лексике и грамматике, что и служит якобы неопровержимым доказательством его германского (или, как принято говорить, франко-рейнского) происхождения.

Логика здесь такова: раз Германия находится в Европе, то и идиш, сформированный на германоязычной основе, возник здесь же, на европейской почве, и, следовательно, говорящие на нем евреи не могли расселиться по Европе иначе как отсюда, из немецкого «очага». Логика железная, но далекая от реальной истории: она абсолютизирует позднее средневековье, отрывая его от раннего, то есть того конкретного отрезка времени, когда германоязычные готы обитали на территории нынешней России по соседству с народом (или народами), образовавшими впоследствии Хазарский каганат.

Следовательно, еврейский идиш вполне мог возникнуть в Хазарии на германской языковой основе, если под таковой понимать готский язык. В современном своем выражении идиш представляет собой смесь различных лексических субстратов — семитских, германских, славянских, романских и других слов, совмещенных с древнееврейским алфавитом. Но для того, чтобы возникла языковая смесь, смешаться для начала должны были их носители — конкретные народы в лице живых мужчин и женщин. Так оно и произошло. В результате многовековых гонений часть еврейской диаспоры оказалась на юге нынешней России и Украины, где вступила в непосредственный контакт с германскими (готскими), славянскими, тюркскими и прочими племенами. Так было положено начало будущей народности и языку.

Однако вернемся к поставленному вопросу: почему в апокрифе «Беседа трех святителей» русский Солнцебог Хорс назван Жидовином? Ответ здесь двоякий. Первый ответ связан с общемировыми корнями бога Хорса. Что же касается его евреизации, то И.Е. Забелин писал об этом в своем двухтомном капитальном труде «История русской жизни с древнейших времен» (М., 1876–1879) так: «Это [жидовство Хорса] подает намек на самое место, где существовало поклонение Хорсу, именно у хазар, перешедших потом в Моисеев закон и оттого известных больше под именем жидов хазарских». Вполне возможно, что так оно и было: Хорсу поклонялись и хазары и славяне, а вместе с ними и «хазаризированные» евреи, оказавшиеся в ареале воздействия древней культуры.

Второй ответ относительно «жидовства» Хорса связан с его хазарскими корнями и в свою очередь с родственно-генетическими отношениями между русскими и хазарами. У восточных авторов (например, в персидском сочинении «Собрание историй») прямо говорится, что первопредки обоих народов Рус и Хазар были одной матери и одного отца. Конечно, известия средневековых восточных авторов не для каждого убедительны; всегда можно сказать: это, дескать, из области сказок «Тысячи и одной ночи». В таком случае послушаем древнерусского автора. Вот что, к примеру, говорится по данному вопросу в одном из списков жития святого Кирилла (одного из создателей славянской азбуки), который, как известно, прежде чем прибыть на Русь, побывал сначала у хазар: «Козары бяше народ скифский, языка славянского или русского». Кроме того, нелишне напомнить, что в «Сказании о Словене и Русе» также говорится об общем происхождении хазар и прапредков русского народа.

И удивляться сказанному особенно не приходится, если вспомнить, что в местах расселения якобы сгинувших в небытие хазар (об этом — далее) в скором времени объявились хорошо всем известные казаки, которые всегда говорили по-русски и чье самоназвание «козаки» (именно так писалось поначалу) одного и того же корня с этнонимом «козары». Еще в XVIII веке русский генерал А.И. Регельман записал на Дону народное предание о родословной казаков, ведущих свое начало от слияния воедино черкесских, роксаланских и казарских племен. Ясно, что под ро(к)саланами здесь подразумеваются славянские, проторусские племена, под черкесами — летописные касоги, а под казарами — хазары. Не случайно также, что в этническом названии казаков, казар и касогов один и тот же корень «каз» («кас»).

Но если один из корешков казацкого рода крепко связан с Северным Кавказом, то в родословной хазар обнаруживаются уже совершенно иные составные «элементы». Строго говоря, есть достаточно оснований утверждать, что хазар в каком-то первозданном и так сказать чистом виде — как единого народа, пришедшего откуда-то с востока к южным рубежам Руси, — никогда не существовало. А образовался он путем смешения трех разнородных этнических, языковых и культурных элементов: одного автохтонного (славян, испокон веков проживавших в южных областях России) и двух пришлых — кочевых тюрков, занесенных на исконно русские территории волею случая, и изгнанников-евреев, в силу трагических обстоятельств попавших сюда через Кавказ и отчасти через Крым. На конечной же стадии развития данного суперэтноса (если пользоваться терминологией Л.Н. Гумилева) он особенно оказался разбавленным русским элементом. Однако все по порядку…

* * *
Посмотрим более внимательно, как же все это происходило на Русской Земле. Впервые о хазарах повсеместно заговорили в начале VI века н. э., когда они в царствование персидского шаха Кавада I захватили Грузию, Армению и Кавказскую Албанию (древнее государство на берегах Каспия). Они сразу же сделались грозными и несговорчивыми соседями иранских Сасанидов, и те вынуждены были построить для защиты от них мощное каменное сооружение — знаменитую Дербентскую стену, один конец которой уходил далеко в море, а другой упирался в неприступную горную крепость. Казалось бы, грабительским амбициям кочевников должен был наступить конец. Но не тут-то было.

Любопытно, в какой мере в то время допустимо было говорить о хазарах как о кочевниках? Вот как описывает их появление на Кавказе один из фундаментальных памятников мировой историографии — «История Армении» (V в. н. э.), написанный выдающимся сыном армянского народа Мовсесом Хоренаци: «…Толпы хазар и басилов, соединившись, прошли через ворота Джора под предводительством царя своего Внасепа Сурхана, перешли Куру и рассыпались по сю сторону ее». Описываемое событие случилось еще до гуннского нашествия — либо в конце II, либо в начале III века н. э. Но дело совершенно в другом. Видел ли кто-нибудь, как кочевники ходят толпами? Можно ли представить, скажем, половцев или печенегов в виде бродящей толпы? В данном контексте напрашивается лишь один разумный вывод: при своем появлении на исторической арене хазары никакими кочевниками еще не были. Это случилось значительно позже, когда, преодолев прикаспийский Кавказ, они вышли на степной простор и соединились с тюркскими племенами, — вот они-то были типичными кочевниками (см. карту — рис. 71).


Сами хазары представляли свою начальную историю и предысторию довольно-таки смутно. Сохранился важный документ X века, написанный на древнееврейском языке (некоторые ученые-медиевисты, впрочем, склонны считать его позднейшей подделкой). Это ответ хазарского кагана Иосифа на письмо высокого еврейского сановника, служившего в Испании при дворе Кордовского халифа. В своем послании (существующем в двух редакциях — краткой и пространной) хазарский каган продиктовал писцу следующее:

«Ты спрашиваешь в своем письме, из какого народа, какого рода и племени мы (происходим). Знай, что мы (происходим) от сынов Иафета, от сынов его сына, Тогармы. Мы нашли в родословных книгах наших предков, что у Тогармы было десять сыновей, и вот их имена: первый — Агийор, (затем) Тирас, Авар, Угин, Биз-л, Т-р-на, Хазар, 3-нур, Б-л-г-д, Савир. Мы происходим от сыновей Хазара; это седьмой (из сыновей). У него записано, что в его дни предки мои были малочисленны. Но Всесвятой — благословен Он — дал им силу и крепость. Они вели войну с народами, которые были многочисленнее и сильнее их, но с помощью Божией прогнали их и заняли их страну. Те бежали, а они преследовали их, пока не принудили их перейти через большую реку по имени „Руна“. До настоящего дня они расположены на реке „Руна“ и поблизости от Куштантинии, а хазары заняли их страну. После того прошли поколения, пока не явился у них один царь, которого имя было Булан. Он был человек мудрый и богобоязненный, уповавший всем сердцем (на Бога). Он устранил из страны гадателей и идолопоклонников и искал защиты и покровительства у Бога».

В приведенном фрагменте в точном соответствии с древнееврейским текстом перечислены названия десяти племен, для которых историки и специалисты-востоковеды нашли более-менее приемлемые соответствия, например, иверы, тавры (или туранцы?), авары, гузы, булгары, савиры и др. (рис. 72, 73). Последний этноним (савиры) особенно привлекает внимание специалистов. Считается, что речь идет об одном из ответвлений разношерстного гуннского племени, но, что самое главное, давшем название Сибири: «савир» = «сабир» = Сибирь (кстати, у российских татар и сегодня распространено имя Сабир).



Письмо хазарского кагана написано на иврите, но на каком языке говорили сами хазары? Была ли первооснова хазарского языка тюркской? Можно предположить, что была. Но уже тогда среди народа, называвшего себя хазарами, ключевую роль играли евреи, подвергшиеся жесточайшим гонениям и погромам в сасанидском Иране и вынужденные искать в целях самосохранения новое жизненное пространство. Евреи с самого начала не только привили хазарскому этносу иудаистическую идеологию и религию, но также, вне всякого сомнения, повлияли и на становление и развитие хазарского языка.

Далее, как уже отмечалось, произошло соприкосновение (и взаимовлияние) с тюркскими, славянскими и готскими племенами, в результате чего хазарский язык обрел совершенно иное качество. Как это происходит, можно судить по аналогии с болгарским языком и возникновением болгарской нации. Общеизвестно, что до VII века предки современных болгар именовались булгарами и были кочевниками. Об этнической принадлежности протоболгар высказывались различные, в том числе и взаимоисключающие, точки зрения. Во 2-м томе авторитетного академического издания «Очерки истории СССР. III–IX вв.» (М., 1958) прапредки современных болгар отнесены «к числу сарматских племен, тюркизированных позднее гуннами, аварами и последующими волнами кочевников». Поскольку вопрос об этнической принадлежности гуннов, не говоря уже об их языке, до сих пор остается открытым, приведенное утверждение остается на совести академиков.

Так или иначе, обитали тюркоязычные кочевники-протоболгары первоначально в придонских, приазовских и причерноморских степях, примыкавших к Северному Кавказу. Здесь они основали государство Великая Болгария со столицей в ранее разграбленной и сожженной Фанагорией (современная Тамань). Здесь же они были разбиты наголову хазарами и вытеснены из степной отчины в придунайские степи. Вскоре беглая орда во главе с вождем-пассионарием Аспарухом форсировала Дунай, вторглась на Балканы и, слившись с семью автохтонными славянскими племенами, дала начало болгарской нации и Болгарскому государству.

Все это хрестоматийные факты. Вопрос же совершенно в другом: как случилось, что тюркоязычные булгары, дав свое имя безвестным балканским славянам, стали говорить на славянском языке? Ведь язык вовсе не тот феномен, с которым можно обращаться как вздумается и менять по прихоти как перчатки. Смерть языка означает смерть народа. В Болгарии, однако, ничего подобного не произошло. Почему? Все очень просто: потому что славянский язык, с коим столкнулась орда хана Аспаруха, не был ей абсолютно чуждым. Потому что в составе орды, не скованной никакими религиозными ограничениями и запретами, было множество (если не большинство) славян. Потому что гаремы тюрко-булгар состояли из славянских пленниц, а их дети, естественно, говорили на славянском языке, который в силу чисто географических причин был проторусским.[10] Потому-то, кстати, язык болгар, отделенных от России и Украины неславяноязычными Румынией и Молдавией, оказался более близким русскому и украинскому, чем язык, скажем, граничащих с ними поляков или словаков.

Сказанное с некоторыми оговорками вполне можно спроецировать и на хазарский социум. На протяжении многих столетий сама возможность его выживания и воспроизводства обеспечивалась за счет непрерывного пополнения гаремов прекрасными славянскими полонянками, до которых были столь охочи горячие восточные витязи. Подтверждением тому служат скупые слова Радзивиловской летописи, где говорится, что хазары предпочитали в качестве русской дани «по девице от дыма». Другими словами, от каждого двора, или «дыма», бралась в хазарский гарем красна девица, как впоследствии, спустя почти тысячу лет, брался в военную пору от каждого двора («дыма») парень-рекрут.

Правда, соответствующее место из Радзивиловской летописи считается не просто спорным, но еще и темным. Здесь дословно сказано: «А козаре имаху <…> по бели и девеци от дыма», что означает «А хазары брали по белке и девке от дыма». Раньше Радзивиловская летопись с ее изумительными красочными иллюстрациями считалась личным и бесценным достоянием литовских князей и была практически недоступна для исследователей. Долгое время она хранилась в Кёнигсбергском замке (откуда у нее и другое название — Кёнигсбергский список) и лишь после Семилетней войны в качестве трофея была доставлена в Петербург, где уже имелась копия, сделанная по заказу Петра Великого. Старанием патриотически настроенных ученых в 1767 году текст Радзивиловской летописи был впервые опубликован (как продолжение Несторовой летописи). Непосредственным исполнителем данного проекта стал скандально известный поэт-охальник Иван Семенович Барков (1732–1768), служивший копиистом и переводчиком в Академии наук: в данном своем качестве он помогал Ломоносову переписывать его исторические труды, а сам написал «Краткую российскую историю».

Нынче прекрасное факсимильное издание Радзивиловской летописи напечатано достаточным тиражом и есть во всех научных библиотеках, а кое-где еще и в продаже. Поэтому каждый, кто не поленится открыть 8-й факсимильный лист и взглянет на воспроизведенную здесь раскрашенную миниатюру, может самолично увидеть русского данника, склонившегося перед самодовольным хазарином со связкой шкурок (явно не беличьих, а скорее куньих) и каким-то горшком в руках (что в нем — не сказано), а сзади него жмется испуганная стайка круглолицых русских девушек, коим суждено стать хазарскими наложницами (рис. 74).


Справедливости ради необходимо отметить, что про девушек, которых хазары требовали в качестве дани от каждого дыма и которые в конечном счете явились причиной постепенного обрусения хазарского социума, говорится лишь в Радзивиловской летописи. Во всех прочих списках, в том числе и в наиболее древних — Лаврентьевском и Ипатьевском — упоминание про девиц вообще отсутствует, а вместо слова «девицы» стоит «веверицы», что переводится и как «белки», и как «ласки», и как «горностаи». Общеизвестно, что каждый переписчик летописей вносил свой «редакторский вклад» и безбожно правил первоначальный текст (а то еще и придавал ему нужную идеологическую направленность), потому разные летописные списки так и отличаются друг от друга. Чем вызвана была замена в летописных текстах «девиц» на «вевериц» — теперь сказать трудно. Скорее всего, это связано с тем, что, когда первые русские князья освободили полян, древлян, северян и вятичей от постыдной хазарской дани, они заменили ее на традиционную для русского полюдья — шкурки куниц, белок да горностаев (вевериц).

Но и обвинять создателей Радзивиловской летописи — переписчиков и художников — в ошибке (а то и подлоге) также не пристало. Сдается, именно они как раз ближе всех к истине и, быть может, опирались на какой-то дополнительный, ныне утраченный протограф. Вдумайтесь сами: ну, что за дань такая — по белке от дыма, когда (правда, несколько позже — во времена Василия I, сына Дмитрия Донского) на Руси был установлен «штраф»: за нанесенную рану — 30 белок, а за синяк — 15. Это свои-то так брали — а тут хазары! Общеизвестно, что последние всех обдирали как липку, хорошо, если сам цел оставался. Так что с одной беличьей шкуркой здесь что-то явно не так. И горностаевая прибавка не спасает. А вот девицы — в самый раз. К тому же вскоре русские красавицы стали самым ходовым товаром на восточных невольничьих рынках.

Ну а что же происходило с детьми русских матерей и хазарских отцов — неизбежными плодами страстных гаремных утех? Естественно, они становились полноправными членами хазарского общества: юноша превращался в отважного джигита (рис. 75), девушка выходила замуж за хазарина. А на каком языке говорили такие бастарды? Разумеется, в первую очередь на том, какому их научила мать и на каком пела она своим чадам колыбельные песни! Стоит ли после этого удивляться, что хазары также постепенно русели, как перед тем булгары, а еще раньше — гунны, готы, сарматы и прочие соседи проторусских племен.


Featured Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account