?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Кто в Прибалтике коренной: славяне-венды — древнерусский род оставил свой след в прибалтийском крае
Русь Великая
lsvsx

О расселении и проживании славян в западных районах Латвии и Литвы свидетельствуют и топонимические материалы.

Уже К.Буга рассматривал гидроним Вента (в бассейне этой реки, как показано ниже, зафиксированы славяне-венды) как славянский по происхождению (произволен от лексемы «вяча-вящий», отсюда Вячеслав). Все попытки объяснить происхождение этого водного названия на балтском языковом материале оказались безуспешными. Недавно к выводу о славянском начале гидронима Вента независимо пришел немецкий лингвист В.П.Шмид. Это заключение было поддержано О.Н.Трубачевым (28]. Этот гидроним не одинок в Юго-Восточной Прибалтике (Вента - мыс под Клайпедой, Вентас Рагас - в низовьях Немана, Вентос и Вентина - северо-западнее Клайпеды, Вентин - лес под Елгавой, Вентос Перкасса - в Шауляйской р-не, Вентис - в Мазурии). Интересно, что все эти географические названия сконцентрированы в том регионе, где, судя по археологическим данным, в VI-VII вв. и расселилось славянское население.

К.Буга считал, что не только гидроним Вента, но и целый ряд других гидронимов свидетельствуют о вторжении в летто-литовские земли в V-VI вв. славянского населения (еще в условиях прасла-вянского языкового состояния).

Значительная масса географических названий Латвии, связанных со славянским языковым материалом, сосредоточена в ее восточных районах, что вполне объяснимо. Начиная с эпохи Древней Руси в Латгалии наблюдается культурное влияние со стороны восточных славян и инфильтрация последних в эти земли, что нашло отражение в материалах археологии и этнографии, а в недавнее время (XIX в.) зафиксировано переписями населения. Вместе с тем, немалое число славянских топонимов известно и в Курземе. Славянское проникновение регион в историческое время со стороны Руси-России этого региона не достигало, что заставляет относить куршские топонимы славянского происхождения к более ранним периодам истории Юго-Восточной Прибалтики.

Подобная картина наблюдается и в Литве. Географическая номенклатура славянского происхождения многочисленна в ее юго-восточной части, где контакты со славянами были интенсивными и фиксируются по другим историческим данным. Но, вместе с тем, гидронимы, этимологизируемые из славянских языков, встречены и в древнем куршском регионе, не затронутом славянским влиянием в историческое время. Опять-таки объяснить это возможно лишь при допущении каких-то ранних встреч славян с местным балтским населением.

Письменные памятники начала II тысячелетия н.э. указывают на проживание в западных регионах Латвии какой-то небольшой этнической группы, кажется, не принадлежащей ни к прибалтийско-финской, ни к балтской общностям.

Анализ текста «Хроники Ливонии» Генриха Латвийского вполне определенно свидетельствует, что упоминаемые в ней венды были одним из этносов средневековой Прибалтики, подобно ливам, куршам, латгалам, эстам, литовцам, тевтонам и другим.

Вполне очевидно также, что этот исторический источник характеризует последние страницы истории вендов. В скором времени они, очевидно, растворились в латгальской среде, и уже не упоминаются в письменных документах развитого средневековья. Первоначально, как сообщает «Хроника Ливонии», венды жили в Куронии (Курляндии) в бассейне реки Венды (в средневековых памятниках письменности - Wenda, Winda, Venda, Vende; современная Вента), откуда были изгнаны куршами. Какое-то время (еще до основания Риги) венды проживали на Древней Горе (Mons Antiqus), но и оттуда были вытеснены теми же куршами. Многие из них при этом были убиты, остальные бежали к латгалам и расселились среди них.


В 1206 г. орденский священник Даниил из области Торейда (современная Турайда), где находился замок одного из старейшин ливов Дабрелы, направился с миссионерской целью к вендам. Он был принят ими доброжелательно и окрестил их. «Хроника Ливонии» не сообщает каких-либо координат расселения вендов в это время. Э.Пабст высказал предположение, что они жили в регионе средневекового Арраша (ныне Арайши) недалеко от Вендена, современного Цесиса.

Под 1209 и 1210 годами Генрих Латвийский упоминает Венден - старый замок вендов, где вместе с ними проживали братья-рыцари. В 1209 г. магистр рыцарей Бертольд совершил военный поход в Унгавнию (историческая область эстов вокруг городов Оденпэ - ныне Отепя и Дорпата - Тарту), в котором также участвовали латгалы и венды]. В 1210 г. войско эстов осаждало замок вендов (Castorum Wendorum), который вместе с вендами защищали и немецкие рыцари. В 1218 г. в Ливонию вторгалось войско новгородцев и псковичей, которое осаждало замок вендов. «Хроника» сообщает, что венды, защищая крепость, бились целый день, а затем их поддержали рыцари, и замок не был взят. В 1221 г. новгородцы повторили поход в Ливонию и снова подступили к Вендену, который защищали братья-рыцари со своими вендами, но не смогли его взять.

В 1224 г. где-то вблизи от старого замка вендов крестоносцами был основан и укреплен новый город Венден. В следующем году Ливонию посетил римский легат Вильгельм, приглашенный рижским епископом Альбертом. Он побывал в Вен-дене и его окрестностях, где, как пишет Генрих Латвийский, было «множество вендов и латгалов, которые уже прочно освоили христианскую веру».

Вполне очевидно, что название города Венден производно от этнонима венды. Эсты называли его Веннолинн, что в переводе означает «город вендов». Местоположение старого замка вендов нам неизвестно, некоторые исследователи отождествляют его с городищем Риекстукалнс в Цесисе. В «Хронике Ливонии» называется еще Wendeculla, в документе 1388 г. - Wenedeculle, то есть в буквальном переводе «деревня (или селение) вендов». Исследователи обычно локализуют это поселение в окрестностях Турайды, где в более поздних источниках упоминаются еще топонимы Ventas и Wending.

Таким образом, определенно устанавливается, что в начале XIII в. остатки вендов проживали в бассейне Гауи в окрестностях Вендена-Цесиса и Турайды. Их первоначальной областью расселения был регион реки Венты. В источниках под 1253 г. называется «земля Винда», которая надежно локализована была еще А.Биленштейном в низовьях Венты. Не исключено, что какая-то часть вендов, проживавших в бассейне этой реки, в то время, когда основные массы их вынуждены были переселиться на берега Даугавы, а потом и Гауи, не была затронута куршами и в XIII в. составляла население небольшой исторической области - «земли Винда». Еще в XIX в. этнографическая группа латышей, проживавшая в Северной Курземе, именовалась «вентинами». Весьма вероятно, что это была группа латышей, сформировавшаяся в условиях ассимиляции средневековых вендов. Сохранились и предания о некогда проживавших здесь вендах-виндах.

В те же годы М. В. Битовым в антропологическом строении современного населения западных районов Латвии, в том числе среди проживавшего в бассейне Венты в окрестностях Вентспилса, выявлен был комплекс признаков, указывающий на участие в генезисе этих жителей компонента со средиземноморской примесью. Сопоставление средиземноморских элементов, присутствующих в антропологическом строении населения Курземе, с такими же особенностями славянского населения X-XII вв. Мекленбурга и Польского Поморья выявляет их значительное сходство. Это стало существенным аргументом в пользу древнего проживания славян в бассейне Венты и славянской атрибуции исторических вендов. Это наблюдение антрополога было использовано рядом исследователей для утверждения славянской атрибуции вендов Ливонии.

В поисках археологических следов проживания славян-вендов нельзя не обратить внимание на распространение во всех трех регионах их локализации - в Северной Курземе, на нижней Даугаве в окрестностях Даугмале и на Гауе в районе Вендена и Турайды - чуждой местному населению курганной обрядности. Основными погребальными памятниками придаугавских и гауяских ливов, так же как и латгалов, являются грунтовые могильники. Появление среди них курганных захоронений до сих пор не находило какого-либо объяснения.

из Петр Золин: «Войны Хольмгардии с Атилой»


Палеолитические племена появились в Прибалтике около 10 тысяч лет назад, вслед за отступившим ледником. В III тысячелетии до н.э. сюда проникает культура ямочно- гребенчатой керамики, которая, как полагают, была характерна для финских охотничьих племен, мигрировавших с востока. Тогда же, в III тыс. до н.э., на территорию Эстонии пришли предки славян, скотоводы и земледельцы балтославяне, с их ладьевидными каменными топорами и шкуровой керамикой. Стоянки и родовые (групповые) грунтовые могильники балтославян III - II тыс. до н.э. обнаружены по всей Эстонии.

Предположительно, в I тысячелетии до н.э. здесь появляются и восточные славяне, возможно слившиеся с балтославянами. В IV - III до н.э. на пути «из варяг в греки» славянские ладьи торговавших с Византией русичей, начинают навещать богатую янтарем Прибалтику. Со времен Рима в Эстонии остались клады античных монет и наименование русских - «венелане» (так древние эсты называли русских по имени одного из западно - русских племен- Венедов).

С I - II века. Европу потрясает так называемое «великое переселение народов»: перемещение славян, сарматов, аланов, готов, гуннов и других. Между Смоленском, Полоцком и Изборском обосновались славяне- кривичи, заселившие и бассейн Чудского озера. В Несторовской летописи сохранилось предание о посещении ильменских словен апостолом Андреем в I веке н.э.

Именно кривичи- первые славяне, переселившиеся в междуречье Волги и Оки от Изборска, Новгорода и Смоленска- а также проживавшие в Прибалтике и Причудье кривичи в дальнейшем стали именоваться «великороссами» (латыши до сих пор называют русских кривичами). Здесь истоки нашего народа. Что же касается предков эстонцев, то историк готов Иордан в IV веке н.э. впервые упоминает племя «чудь» (древне - русское название эстов) без указания на его местонахождение. Некоторые немецкие историки считают, что именно тогда «чудь» появилась в Прибалтике. В VI веке на территории Эстонии появляются длинные курганы кривичей - их возникновение связывают с соприкосновением разных этносов.

Практически вся материковая Эстония покрыта длинными курганами кривичей, местом групповых захоронений. На Моондзундском архипелаге и западном побережье жили славяне руги - русы, которые хоронили иначе. После крещения Руси православных русских начинают хоронить индивидуально. Групповые погребения язычников- эстонцев проводились в «каменных могильниках». В 1979 году на территории Эстонии насчитывали 1432 каменных могильника, 984 длинных кургана и 306 грунтовых могильников балтославян; соотношение русских (славянских) и эстонских могильников - 1:1.

С древнейших времен исконным населением Прибалтики, наряду с балтами и финнами, были славяне. Уже во времена великого князя Олега Вещего (IX в) юго-восточная часть прибалтийских земель входила в состав Киевской Руси (левобережье Двины). Правобережье Двины находилось под властью княжества Полоцкого. Здесь стояли русские города – замки: Кокне (Кокнесе), Яр Руско (Ерсика). Согласно хронике Генриха Латвийского эти города – столицы удельных княжеств - были старейшими в Ливонии. Они управляли своими владениями, собирали дань с местного населения, правили среди них суд, помогали Полоцку оборонять западные рубежи.

Земли, что лежали на восток от Варяжского (Балтийского) моря испокон принадлежали роду кривичей. Вплоть до XV в. эсты и леты платили дань Пскову и Новгороду. Опорной базой псковичей был город Талово (Талава) – центр одноименного княжества. До сих пор латыши называют нас KRIEVI, т.е. кривичи. Это название достаточно ясно говорит о том, кто владел этими землями.

Другой древнерусский род, который оставил свой след в прибалтийском крае – это род вентичей, или вятичей (они же венеды). Двигаясь с Европы на восток вентичи закрепили свой след в географических названиях: Венетци (Венеция), Вендобона (Вена), Винета, и далее на север: Вента , Виндава (Вентспилс), Венден (Цесис), Вендора, Коловен и т.д. Вот почему эстонцы и финны зовут нас этим именем и сегодня (Венайя). Вообще вся прибалтийская топонимика буквально усеяна русскими названиями. Взять ту же Эстонию:

Таллин (Ревель) – это древний город вентичей Коловен,
Оденпе – это Медвежья Гора,
Тарту (Дерпт) – Юрьев,
Визенберг – Раковор,
Пярну – Перунов,
Тырва – Тырнов,
Нарва – Ругодив,
Вяндра – Вендора,
Валга – Волгла и т.д.

Поэтому бессмысленны споры о том, как правильно писать название эстонской столицы: с одной буквой «н», с двумя или с тремя. Как ни пиши, все будет неправильно. Исконное название Таллина звучит по-русски: Коловен.

из Широкорад Александр Борисович: «Прибалтийский фугас Петра Великого»

Featured Posts from This Journal


  • 1
Тем не менее, на Иванах вся Россия держится 8-)

  • 1