?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Инновационная экономика.
Русь Великая
lsvsx

Окончание, начало тут

«Страна входит в критическое десятилетие», — убеждён Г. Малинецкий, заместитель директора Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН, — «альтернативой ускоренному инновационному развитию страны может быть только её распад. Если мы не переломим нынешних тенденций, … нас уже ничто не спасёт. РФ не сможет быть даже сырьевым придатком развитого мира».

Главная мысль Г. Малинецкого: «Инновация — последняя надежда России». Комментарии к выступлению таковы: «доклад произвел эффект разорвавшейся бомбы».

Оппозиция, реальная, а не декоративная, уже второе десятилетие кричит о разрухе. Ей затыкают рот, её сажают в тюрьму «за разжигание розни». А её мысли, по прошествии лет, вдруг становятся «разорвавшейся бомбой».

«Кризис показал, что Россия имеет сырьевую экономику, что делает её крайне уязвимой!» — такие речи зазвучали в 2009 году из уст высших чиновников, включая президента и премьера. Прав Г. Малинецкий, отмечая: «Грубо говоря, это — идеология газеты «Завтра», прочтённой с запозданием в пять лет. Лаг, конечно, великоват, но прогресс налицо: восторжествовала именно «завтрашняя» логика».

Вопрос в том, восторжествовала ли? Семинар, на котором выступал Г. Малинецкий, назывался «Реальные инновации и их имитации в России».

Процитируем статью кандидата физико-математических наук Ю. Лисовского «Крах экономики безумия»: «Сейчас стало модным говорить, что для России выходом из кризиса является переход на инновационную и инвестиционную экономику. Но рост инноваций в кризисный период основывается на успехах фундаментальной науки, достигнутых во время процветания экономики. У нас 20-и летний период разрушения экономики привёл к деградации науки и образования, к острейшей нехватке квалифицированных работников, к эмиграции квалифицированных кадров, к почти полной неконкурентоспособностью основной массы молодежи, т. е. статки научно- технического потенциала страны практически уничтожены».

А вот что говорит Г. Малинецкий: «Мы проходим кризис наихудшим образом из всех возможных. Кризис в верхах рассматривают, как какое-то стихийное бедствие, а единственную надежду видят в том, чтобы дождаться благоприятной конъюнктуры на мировых рынках сырья. Пожалуй, самая важная инновация для РФ сегодня заключается в том, чтобы научить нашу элиту таблице умножения».

И снова возникает вопрос: а можно ли научить таблице умножения эту элиту? Ибо, декларируя переход к инновационной экономике, власти делают всё, чтобы этот переход стал невозможным.

Чтобы развивать инновации, надо увеличить финансирование науки. Развитые страны так и делают. Но в проекте Государственного бюджета на 2010-й год ассигнования на науку по сравнению с 2009-м годом урезаны на 10%.

Сегодня для развития высоких технологий России не хватает около полумиллиона специалистов — говорят эксперты. А эмиграция при этом продолжается с завидной стабильностью 10–15 тысяч молодых учёных в год. По данным Ю. Лисовского сегодня наши эмигранты, живущие в США, обеспечивают 20–25% американского производства в области высоких технологий, что составляет около 10% мирового рынка. Если бы те специалисты, которые выехали из России, начиная с 70-х годов, обучались в университетах США и Западной Европы, то на их подготовку этим странам пришлось бы потратить более 1 триллиона долларов. Власть демонстрирует однозначно: специалисты ей не нужны: осенью 2009 года в России на одно рабочее место приходилось 17 выпускников ВУЗов, колледжей, школ.

Безусловно, правительство лишь декларирует намерение перейти на инновационный путь. Вот что говорит министр А. Фурсенко: «Я глубоко убеждён: не нужна высшая математика в школе. Более того, высшая математика убивает креативность» (февраль, 2009 г.). Но сможет ли развивать инновации человек, не знающий математики?

Руководители столь критикуемого ныне «тоталитарного» советского государства формулировали высокие цели науки. Наука была решающей силой при осуществлении грандиозных проектов, жизненно важных для страны: строительство мощных электростанций, создание тяжёлой промышленности, военной, атомной, ракетной техники, радиотехники, развитие авиации, флота. Демократическое же руководство не выдвинуло ни одной крупномасштабной задачи, для которой потребовался бы научный потенциал страны.

Предлагаются лишь некоторые локальные проекты, лишь в одной области, например, в нанотехнологии. Создана госкорпорация «Роснанотех», в распоряжение которой выделили 130 млрд рублей, в бюджете на 2008–2010 г. г. предусмотрено финансирование этого направления в объёме более 180 млрд. рублей.

Вот что пишет об этом проекте Ю. Лисовский газете «Знание-власть» (№ 20, 2008 г.). «Вырваться вперёд только в одной области при общем разрушении науки в стране представляется маловероятным. Это всё равно, что построить коммунизм в одной отдельно взятой деревне… «Нанотехнология» есть просто гениальная операция по выкачиванию денег из федеральных бюджетов многих стран….

«Кто будет выполнять программу, когда в России сегодня имеется острый кадровый голод, нехватка молодых специалистов в области науки и технологии… Немедленно решить кадровую проблему не позволит даже выделение значительных средств на науку и образование, потребуется много лет для восстановления разрушенных научных школ. Не следует думать, что немалое финансирование нанотехнологий …даже при целевом его использовании эффективно поможет развитию отечественной промышленности. Большая часть этих средств уже на старте уйдёт на Запад. На эти деньги будет закуплено научное и технологическое оборудование у западных фирм — собственное высокотехнологичное производство в России почти полностью разрушено, а имевшееся в советское время оборудование устарело. Причём купить новейшее технологическое оборудование наверняка не удастся, т. к. западные фирмы не захотят создавать себе конкурента.

Даже в случае успешного развития нанотехнологий, кто будет внедрять эти разработки? В США плоды профинансированных государством разработок востребуются сильной наукоёмкой промышленностью, у нас же существовавшие в советское время научно-производственные объединения, являвшиеся основными потребителями академических разработок, разрушены. Что будет делать «Роснанотех» со своими технологиями? Продавать за рубеж? Или он для этого и создаётся? Складывается впечатление, что программа ориентирована на использование оставшегося научного потенциала России для развития западного высокотехнологичного производства, в первую очередь ВПК США».

Для руководства проектом был призван известный разрушитель А. Чубайс, который успешно превратил идею «технологического прорыва» в прибыльный бизнес для себя и своего окружения. Официальная зарплата руководителей «Роснанотеха» в начале 2008 г. составляла 400-700 тысяч рублей (газета «Аргументы и факты» № 20, 2008 г.). Большая часть средств размещена на фондовом рынке, принося убыток государству. На научные разработки и их промышленное использование «Роснанотех» практически не оказывает влияния. Более того, в результате проверки Генпрокуратурой деятельности Госкорпораций в ноябре 2009 года, по фактам финансовых злоупотреблений было возбуждено 22 уголовных дела.

В такой ситуации слова властных чиновников о переводе страны на инновационный путь развития не более чем циничная и лицемерная пропагандистская акция. Даже президент Д. Медведев 5 мая 2009-го года на встрече с победителями конкурса молодых программистов признал, что осуществить переход на инновационный путь развития страны пока не удаётся.

И председатель правительства В. Путин в октябре 2009 года отметил, что только 10% предприятий России имеют дело с инновационными технологиями, их вклад в общий объём отечественной продукции не превышает 5%.

Где же выход?

Сегодня катастрофическое положение науки привлекает внимание многих. Так, активно обсуждается открытое письмо учёных, эмигрировавших из России, Президенту и Премьер-министру, озаглавленное «Фундаментальная наука и будущее России». Оно было размещено в Интернете в октябре 2009 года. Вот несколько отрывков из него:

«Мы считаем своим долгом обратить ваше внимание на катастрофическое состояние фундаментальной науки в стране. Регресс продолжается, масштабы и острота опасности этого процесса недооцениваются. Уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран. Громадной проблемой для России был и остается массовый отток учёных за рубеж.

В течение десятилетий в СССР была создана мощная научно-техническая база и устойчивые механизмы её воспроизводства, включая воспроизводство кадров. Именно эта база, своеобразная научная «ткань» нашего общества, гарантировала научно-технический прогресс, обороноспособность страны и, в конечном счете, независимость России. Продолжающийся распад этой ткани приведёт в ближайшее время к полному разрыву связи между поколениями научных работников, исчезновению науки мирового уровня в РФ и утрате знаний в катастрофических масштабах».

А вот какие рецепты спасения предлагают эмигранты.

«Мы считаем, что процесс Стратегического Научного Планирования, координируемый непосредственно Президентом и/или Председателем Правительства РФ, должен иметь целью разработку, в течение короткого времени, комплексного плана стабилизации и развития фундаментальной науки и естественнонаучного образования в России. К разработке плана необходимо подключить выдающихся учёных, представителей министерств, промышленности, а также зарубежных экспертов. Это должен быть коллектив активно работающих, устремлённых в будущее, обладающих государственным мышлением людей».

Прокомментируем сказанное. «Устремлённых в будущее, обладающих государственным мышлением людей» среди «выдающихся учёных (тех, кто назначен таковыми властью, например, Е. Велихов), а также «представителей министерств, промышленности» просто нет. Таких людей не допускают к руководству. Наукой руководят разрушители, которые понимают будущее так: сырьевой колонии — России наука не нужна.

Не следует считать наших политических лидеров неумными. Мы исходим из того, что руководство отлично понимает ситуацию и разрушает науку вполне сознательно и целенаправленно. Многие предложения ныне зарубежных коллег абсолютно логичны и во многом совпадают с нашими, например, следующие.

Увеличение финансирования науки до уровня, адекватного стоящим перед страной задачам, обеспечение нормальных условий труда и быта ученых.

Идентификация важнейших направлений научно-технического прогресса и конкретных проектов, служащих катализаторами развития и приводящих к осязаемым фундаментальным результатам, какими в своё время были космические и атомные программы в СССР.

Отметим, что акцент письма — «кардинальное улучшение степени интегрированности российской науки в общемировую науку, активное участие России в мировом академическом рынке труда, создание академических вакансий международного уровня, обеспечение доступности конкурсов на замещение постоянных и временных академических должностей для зарубежных кандидатов».

Авторы письма предлагают создать «Российский Институт Высших Исследований с привлечением государственного и частного финансирования по образцу аналогичных институтов в США, Канаде, Японии. Открытие в нём вакансий для крупнейших российских и зарубежных ученых на конкурсной основе в соответствии с международными стандартами, инициация активной программы научных обменов».

Предложение перекликается с проектом, озвученным в июле 2008 года на экономическом форуме в Петербурге. Президент Д. Медведев на форуме предложил аналогичный путь борьбы с кадровым голодом в стране: создание сети крупных образовательных центров на базе федеральных университетов, заместив недостающие отечественные научные кадры преподавателями из-за рубежа. Намеренно выталкивать из страны соотечественников, замещая их гастарбайтерами — от дворников до профессоров, значит разрушать Россию. Но такова политика властей.

Идея создания научных центров мирового уровня в России прозвучала и на радиостанции «Эхо Москвы» осенью 2009 года. Посреди разрушенной, вымирающей, спивающейся страны предлагается создать некие оазисы науки, где обитателям создадут райские условия, обеспечив их по западным бытовым стандартам. Нетрудно предположить, кто попадёт в эти оазисы — свои люди, члены кланов. И не о науке здесь речь. Поддержка этой идеи учёными — свидетельство либо их ангажированности, либо непонимания проблемы. Это ещё раз говорит о пагубности отрыва учёных от политики, от своей страны.

Активное проталкивание идеи организации в России научных «резерваций» за деньги госбюджета очень напоминает раскручивание очередной финансовой афёры. Афёра нанотехнологий во главе с «учёным нанотехнологом» Чубайсом развивается на наших глазах, перекачивая бюджетные деньги в карманы «нанотехнологов» и ничего не давая стране.

Вообще спрашивать о рецептах спасения русской науки не у соотечественников, а у эмигрантов — идея странная. Она есть следствие традиционного для нынешней власти России зависимости от Запада, зависимости, которая принесла столько бед нашей стране. Слушать же собственных, русских учёных, живущих в России и борющихся против её разрушения, власти не хотят. Устраняя русских учёных с общественной сцены власти, по-видимому, надеются уменьшить вал критики в отношении деструктивных реформ.

Сегодняшней России нужны не космополиты — обитатели резерваций, а учёные, которые вместе с крестьянами и агрономами станут возрождать заброшенные демократами русские поля, вместе с рабочими и инженерами станут поднимать из руин русские заводы, переводить их на технологии, сберегающие ресурсы. России нужны профессора, которые станут учить студентов прежде всех наук любви к своей стране, справедливости, солидарности.

Только живя в России и борясь с разгромом русской науки, можно понять, что разрушение наукоёмкой промышленности, науки, образования России носит системный характер и никакие точечные разовые вливания вроде нанотехнологий, международных научных центров и пр. ситуацию не спасут. В стране идёт настоящая война, направленная на разрушение интеллектуальной среды. Поэтому рецепт спасения — смена политического курса, уход от политики сырьевой колонии, смена элит, которые наживаются на разрушении страны.

Чёткое понимание определяющей роли внешнего фактора в разгроме России, есть первое условие, необходимое для выхода из тупика. Пока страна встроена в мировую ростовщическую финансовую систему в качестве сырьевой колонии, интеллектуалы будут только помехой для власти.

Возвращение России статуса суверенной страны — без этого возрождение науки и образования невозможно. Только государство, которое охраняет свой суверенитет, станет возрождать промышленность, прежде всего высокие технологии, ибо — инновационная экономика — единственный путь выживания страны в ХXI веке. Возрождение наукоёмкой промышленности, которая востребует высококвалифицированных людей и научные разработки — базовое условие для реанимации науки и образования. Необходимо вернуть России положение великой индустриальной державы — только после решения этой проблемы можно будет возродить русскую науку. Без принятия политических решений возрождение науки невозможно. Невозможно оно и без смены руководства — за разрушение вверенной им отрасли министр А. Фурсенко и президент РАН Ю. Осипов должны быть наказаны и безусловно устранены. Следует прекратить практику назначения руководителями наукоёмких отраслей невежд, использующих руководящие кресла для разрушения страны и собственного обогащения. Речь идёт, прежде всего, о А. Чубайсе и о главе Минатома С. Кириенко, который по его собственному признания даже мимо атомной станции никогда не проезжал.

Путь смены политики — давление интеллектуальных элит на власть. Надо преодолеть ситуацию, когда научная общественность России не имеет ни желания, ни возможностей влиять на правящие круги. В нынешних условиях, когда Россия находится на грани распада и уничтожения, учёные не имеют права на молчание, на отсутствие гражданской позиции. Учёные должны прийти в политику, ибо именно им под силу объединить оппозицию, вооружив её простой и бесспорной идеей: человек может выжить, только научившись уважать природу. И выжить без учёных, истинных учёных, которые являются посредниками между человеком и природой, люди не смогут.

Учёные, весьма подготовленные к тому, чтобы стать «гражданами мира», должны понять, что в условиях глобального кризиса ситуация будет ухудшаться везде, а потому следует не убегать, а наводить порядок в своей стране, тем более, что эмигрируя, российские учёные продлевают жизнь западного общества потребления, которое убивает природу и человека.

Спасение науки в том, чтобы отойти от традиционного технократического понимания её роли. Сегодняшняя наука, превращённая в фабрику оружия и технических игрушек, обеспечивающих человеку сиюминутный комфорт, а компаниям — прибыль, не учитывает острейших экологических проблем.

Ситуацию следует исправлять быстро, ибо в противном случае мы столкнёмся не только с опасностью потерять страну, но и с глобальной опасностью — экологической катастрофой, угрожающей гибелью всему человечеству.

Возрождение науки жизненно необходимо всем. Это понимают все, кто сохранил разум, а Россия — самое благодатное в мире место для такого возрождения, ибо наша страна обладает мощным, пока ещё не до конца уничтоженным природным ресурсом — интеллектом её народа.

Бояринцев В. И., доктор физико-математических наук, Самарин А. Н., кандидат философских наук, Фионова Л. К., доктор физико-математических наук



Featured Posts from This Journal