lsvsx (lsvsx) wrote,
lsvsx
lsvsx

Category:

Вопрос о происхождении названия РУСЬ, РОССИЯ... (На суд здравомыслия. ЧАСТЬ-2)

Часть - 1-я

Так шло распространение названия «Русь», которое, вслед за властью Киева, главного города Руси, охватило вскоре весь восточнославянский мир и широко отложилось в топонимике,(Топонимика — совокупность географических названий определенной территории.) особенно на окраинах Русской земли и в местностях со смешанным населением.

Следует обратить внимание еще на одну характерную особенность «Руси» как центральной и ведущей области в период складывания и развития государства восточных славян.

Особенность эта в том, что даже в период феодального раздробления Руси, начавшийся во второй половине XI в., в известной мере сохраняется прежнее единство Руси среднеднепровской, той древней «Руси», которая была ядром Древнерусского государства.

Так, если раньше, при Игоре, Святославе, Владимире князья сажали своих сыновей в Новгород, Деревскую землю, Полоцк, Туров и т. д., то ни в Чернигове, ни в Переяславле сыновья киевского князя в те времена не сидели. И Чернигов, и Переяславль составляли с Киевом одно целое, «Русь» — Русь, противопоставляемую Руси «дальней» («внешней») Константина Багрянородного, т. е. «ближнюю», «внутреннюю».

Такое же единство среднеднепровской Руси наблюдается и в области организации православной церкви, — долгое время в Чернигове и Переяславле не было епископий.

Больше того — когда Древнерусское государство стало распадаться на отдельные княжества и выделились княжества Киевское, Черниговское и Переяславское, возглавившие их сыновья Ярослава Мудрого Изяслав, Святослав и Всеволод сохраняют некоторое единство древней «Руси», совместно «уставляя» Русскую землю, обороняя ее от кочевников, съезжаясь на большие церковные праздники, борясь с соперниками-князьями и т. д.

Все приведенные нами материалы дают возможность сделать совершенно определенный вывод о содержании понятий «Русь», «Русская земля» — в тот период, когда они впервые выступают в письменных источниках.

Русь — коренная земля восточных славян, область Среднего Приднепровья, центр складывающегося и быстро растущего Древнерусского государства, земля наиболее развитая в экономическом и политическом отношении, область, где быстро развивается и обогащается древнерусская культура, язык населения которой, киевский диалект, впитавший в себя некоторые особенности диалектов русского и нерусского люда разных земель Руси, лег в основу древнерусского языка.

Это земля восточнославянских племен полян, «яже ныне зовомая Русь», и отчасти северы (северян). Всякий, попадающий сюда и поселяющийся здесь, по обоим берегам Днепра, становится «русским», «русином», «русом», поскольку он живет на Руси, Руси коренной, Руси в узком смысле слова, Руси «ближней». «Русинами» становятся, оседая на территории Среднего Приднепровья, и вятичи, и радимичи, и словене, и пленные «ляхи» (поляки), и варяги, и обрусевшие «чудины» (финно-угры), «торчины», «черные клобуки» (берендеи) и «угрины» (венгры). Эти русины, русы, русские говорят на восточнославянском, древнерусском языке, ибо «словенеск язык» и русский «одно есть». Они ассимилируют неславянских пришельцев Среднего Приднепровья, которые растворяются среди коренного, местного славянского населения.

Могучая славянская среда Среднего Приднепровья, Руси, поглощает и ассимилирует верхушку варягов; они весьма быстро смешались со славянами, что видно из браков, имен, обычаев.

В самом деле, если Игорь и Ольга носят еще скандинавские имена, то Святослав и Владимир — славянские, русские; мужские имена скандинавского происхождения в договоре Игоря с Византией встречаются параллельно со славянскими женскими именами (Предслава).

По мере того как Киев объединяет под своей властью всё новые и новые земли восточных славян и всё новые и новые края заселяются ими, термин «Русь», означающий ведущую область Древнерусского государства, начинает обозначать весь восточнославянский мир. Принятие Русью христианства по восточному, византийскому образцу придает позднее специфический оттенок понятию «Русь» как православной стране.

Это расширение понятия «Русь», связанное с ростом территории и могущества Древнерусского государства, с экономической, политической и военной активностью, приводит к тому, что и Черное море получает название Русского моря.

Исследователи обратили внимание на то, что восточные, арабские источники IX–X вв. то подчеркивают, что русы «принадлежат к славянам», как это мы встречаем у очень хорошо информированного иранского писателя IX в. Ибн-Хордадбега, и свободно разговаривают в далеком Багдаде со славянами-рабами, служащими им переводчиками, то, наоборот, противопоставляют русов славянам. Но в этом последнем случае характерно, что такое противопоставление носит социальный характер. Русы живут в городах, не пашут землю, нападают на славян, берут с них дань, ездят далеко с торговыми целями. Они воинственны, подвижны, богаты. Славяне, наоборот, живут в деревнях, пашут землю, подчиняются русам, платят им дань и т. п.

В такого рода характеристике русов и славян не трудно усмотреть деление на два основных класса нарождающегося раннефеодального общества. При этом восточные писатели, естественно, лучше знали «русов» — воинов-купцов, с которыми, сталкивались повсеместно — на Волге и в Бердаа, Итиле и Багдаде, чем «славян», т. е. сельский люд различных земель восточных славян.

Поэтому в разделении русов и славян у восточных писателей нельзя усматривать этническое их различие.

С делением на русов и славян мы встречаемся и в сочинениях Константина Багрянородного. Он рассказывает о том, как с наступлением ноября князья «выходят со всеми руссами из Киева» и отправляются в полюдье в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и «остальных славян, платящих дань Руссам». Мы снова сталкиваемся с термином «руссы» в значении феодальной верхушки Киевской Руси: купцов-воинов, дружинников, княжеских людей («мужей»).

И это вполне понятно. В Византии и в странах мусульманского Востока о Руси судили и давали характеристику русским не по смердам, холопам и прочей «простой чади» Руси, а по той ее социальной верхушке, которая была наиболее подвижной, совершала походы, ездила с торговыми целями, вела переговоры от имени «рода (народа — В. М.) рускаго» и «великаго князя рускаго» и т. п.

Подвластные феодальной верхушке Руси восточнославянские племена еще сохранили и свои местные названия самого различного происхождения, и общее свое наименование — славяне («словенеск язык»).

Из этого отнюдь не следует вывод, что «руссы», «рос», «русы» — господствующая феодальная верхушка древнерусского общества. Просто в отдельных источниках, главным образом восточных, о Руси судили именно по этой верхушке, по тем русским, с которыми на Востоке и в Византии чаще всего сталкивались.

Существовало ли восточнославянское племя руссов? Никаких прямых указаний на это мы не находим. Правда, в очень древнем и ценном западноевропейском источнике IX в. — в сочинении Географа Баварского (Землеписца Баварского) — мы встречаем указание на «ruzzi», которых он помещает где-то между уличами и хазарами, т. е. на юге, в Приднепровье. Анонимный персидский автор X в. тоже говорит о русах, живущих у Черного моря.

Но и в том и в другом случае речь идет отнюдь не обязательно об особом восточнославянском племени «русь», а о русских, Руси в том смысле термина, о котором мы говорили уже не раз.

Итак, мы рассмотрели значение термина «Русь», «Русская земля» на начальном этапе русской истории.

Вряд ли можно сомневаться в том, что какое бы значение этого термина мы ни взяли, узкое или широкое, он предстанет перед нами как термин восточнославянский, этнический и географический. Но можно ли попытаться найти его истоки? Можно, хотя абсолютно точных и достоверных источников в нашем распоряжений не имеется.

Б. А. Рыбаков обратил внимание на наличие еще и третьего, наиболее узкого значения названия «Русская земля», «Русь». В этом последнем случае «Русью» именуется небольшая область в виде треугольника, основанием которой является Поросье, т. е. течение реки Роси и ее притока Росавы, вершиной — Киев, а одной из сторон— правый берег Днепра.

При этом следует заметить, что термины «рус» — «рос» встречаются альтернативно. В восточных источниках господствуют термины «русы» и «руссы», в византийских «росы», в западноевропейских «руссы», «русы» хотя встречается и «рос», «росы».

Что касается собственно русских источников, то господствует наименование «русьский», «Русь», хотя встречается и «росьский» («Правда Росьская»).

Какой термин является древнейшим у самих восточных славян — «Рось» или «Русь»? Одни советские историки считают древнейшим первый (Б. А. Рыбаков), другие — второй (М. Н. Тихомиров), но совершенно несомненно, что оба наименования восходят к очень древней местной традиции.

В этой связи нельзя не упомянуть о племенах, обитавших где-то в лесостепи, от Среднего Днепра до Северского Донца и Дона или немного южнее, в первые века н. э. Имеется в виду сарматское племя роксаланов, аорсы, росомоны, росы (hros).

Точно установить этническую принадлежность этих племен затруднительно. Вряд ли только приходится сомневаться в том, что роксаланы были сарматами, а следовательно, ираноязычным племенем.

Нельзя считать славянами и росомонов, как это полагают некоторые исследователи. Единственно известное нам росомонское имя — Сунильда — ведет не к славянским Предславе, Любуше и др., а к Брунгильде и Кримгильде из «Песни о Нибелунгах», замечательного произведения германского средневековья. Все это говорит о германском происхождении росомонов. Известия сирийского источника VI в. (Псевдо-Захарии) о соседящем с амазонками (в которых усматривают сарматов с их большой ролью женщин в жизни племен) племени «рос» (можно читать и «рус») также не дают прямого указания на славянское его происхождение. Нельзя же признать за славянство «росов» Псевдо-Захарии то, что у «росов» «огромные члены тела», из-за чего «кони не могут их носить» и что у них («росов») «оружия нет»!

Следует обратить внимание на термин «рос» и «рус» в топонимике Восточной Европы. Топонимика — «язык земли». Наименования рек, озер, болот, гор и т. п., подвергнутые тщательному анализу языковедами, помогают ответить на вопрос об этнической принадлежности того древнего населения, которое дало название различным пунктам данной местности.

В топонимике Среднего Приднепровья довольно широко распространен термин «рос». Здесь течет р. Рось, приток ее Ростовица и лежит Поросье. Название Роси когда-то носила р. Оскол. Росью в древности называлась какая-то речка в «Черниговской волости». О ней под 1187 г. говорит Ипатьевская летопись. Там же, в Черниговской земле, у Стародуба, стоял город Росусь или Роксусь. Интересны оба варианта названия этого города. Последний (Роксусь) уводит в далекое прошлое.

Название «росы» — «русы» в основе могло иметь наименование реки. Чаще всего в истории названия местности (реки, горы и т. п.) служили основой этнических наименований племен, народов или их частей. Так, на начальном этапе истории восточного славянства «речки ради Полоты» часть кривичей получила наименование полочан. Бужане назывались так потому, что обитали по течению р. Буг. В более позднее время в истории восточной, южной и центральной Европы, среди восточных и западных славян и их соседей романских языков, мы встречаем такие названия, как поморы, волжане, сибиряки, черногорцы, верховинцы, горали, мунтяне и т. д.

Густынская летопись, поздняя, но очень интересная по содержанию, сообщает, что имя «Русь» — «от реки глаголемая Рось». Сын Ивана Грозного Иван Иванович в приписке на богослужебной книге (служба Антонию Сийскому) подчеркивает:

«…нарицается Русь по реце Русе».

Что касается чередования в источниках терминов «рус» и «рос», то одни языковеды считают, что в русском языке «о» могло перейти в «у» (подобно тому как в некоторых диалектах украинского языка «конь» перешло в «кунь», «вол» в «вул» и т. п.), другие отрицают эту возможность.

Учитывая все сказанное, мы можем констатировать, что где-то на интересующей нас территории («Руси» лесостепи Приднепровья и Подонья) в первые века н. э. обитали племена или, быть может, уже формирующиеся народности, в названии которых встречается в той или иной огласовке корень «рос». Что он означал, мы не знаем, хотя, быть может, его следует связывать с понятием «светлый». Трудно сказать, то ли эти племенные названия дали наименование рекам Роси, Росаве, всему Поросью, то ли наоборот, что более вероятно. Как это мы видим, неоднократно «речки ради» именовалось население той или иной области Восточной Европы (полочане, дзиняне, волжане). Несомненно одно — корень «рос» в топонимике Среднего Приднепровья очень древнего происхождения и уводит нас ко временам, задолго предшествовавшим летописи и Киевской Руси.

Можно ли связывать эту топонимику со славянами?

Область Среднего Приднепровья и земли, прилегающие к ней с юга и юго-востока, в те времена не были заселены исключительно славянами. Здесь встречались и немногочисленные группы восточногерманских племен, и сарматы, составлявшие основную массу населения степей юга России, и, быть может, остатки скифов, и упорно двигавшиеся с востока и ассимилировавшие сарматов тюркоязычные племена. Сюда же продвинулись с запада и северо-запада славяне.

Писатели начала н. э. Птолемей, Плиний и Тацит сообщают, что венеды (славяне — В. М.) обитают от Венедского залива (Балтийского моря) и р. Вистулы (Вислы) до земель даков и сарматов, в том числе роксаланов. Следовательно, венеды расселялись на восток по лесостепной полосе междуречья Днестра и Днепра. В «Германии» Тацит пишет, что венеды совершают свои походы «на все леса и горы, возвышающиеся между певкинами и феннами», т. е. на все земли Восточной Европы от Подунавья и до лесной ее полосы. При этом он подчеркивает, что «более похожи венеды на сарматов по своим нравам и обычаям». И «вследствие смешанных браков их (венедов — В. М.) облик несколько портится сходством с сарматами. Венеды заимствовали многое из их (сарматов — В. М.) обычаев». Отсюда и преемственная связь между культурой сарматов и культурой Киевской Руси, проявляющаяся в изделиях и украшениях (фибулы, височные кольца и т. п.), одежде и головном уборе (вышитые рубахи, «уши» кокошников и др.), верованиях (Хорс, Симаргл), ирано-русских языковых связях и т. д.

Подводя некоторый итог рассмотренному сложному и до конца еще не решенному вопросу о происхождении и распространении названия «рос» — «рус», об этническом содержании наименования «Русь», мы приходим к выводу, что появление и распространение термина «рос», «рус», встречающегося среди разноязычного населения Приднепровья и Подонья, но с течением времени закрепляющегося за славянами, русскими, поглотившими и растворившими в своей среде остатки иноязычных обитателей края, относится к очень далеким временам и уже в период зарождения Русского государства и составления наших древних летописей этот термин в источниках закрепляется за восточными славянами, ибо «словенеск язык (народ — В. М.) и рускый один».

Проходит некоторое — и не малое — время, и за большей частью нашей страны закрепляется наименование «Росия», «Россия». Появляются такие названия, как «Малая Россия», «Белая Русь» или «Белоруссия», «Черная Русь», «Червоная Русь».

Откуда пошли эти названия?

Название нашей страны «Россией», «Росией» восходит, видимо, к очень отдаленным временам — к тем временам, когда, как мы уже видели, на юге, в Среднем Приднепровье, бытовал термин «рос».

Но со временем название «Россия» распространяется все шире и шире, все чаще и чаще встречается в источниках, пока наконец не становится официальным названием страны.

В обнаруженном М. Н. Тихомировым в Государственном историческом музее «Кратком летописце», датируемом концом XV в., неоднократно встречается название «Росиа», «Росия».

Слово «Росия» и производные от него («роские князья», «Правда Роськая» и др.) встречаются и в других русских источниках — списках конца XV — начала XVI вв. (Академический список «Русской Правды», рукопись Еллинского летописца).

Во времена Ивана III (1462–1505) появились монеты с вычеканенной на них подписью: «Господарь всея Росии». С середины XVI в., со времени царствования Ивана Грозного (1533–1584) термин «Росия», «Росийское царство» принимает официальный характер. Причем под названием «Росия», «великая Росия» имеются в виду все земли, входящие в государство, возглавляемое Москвой.

«Росийское царство», «Росийское государство» в памятниках XVI в. выступает как понятие политическое, обозначающее государство. С этого времени начинается смысловое членение терминов «русский» и «росийский». Термин «русский» применяется в том случае, если необходимо обозначить этническую принадлежность, подчеркнуть специфические национальные особенности языка, культуры, обычаев и т. п. Наименование «росийский» встречается в тех случаях, когда речь идет о государственной, территориальной принадлежности («Росийское государство», земли «Росийского царства» и т. п.).

В XVII в. слова «Росия», «Росийское царство» распространяются очень широко и встречаются в самых различных произведениях русской письменности, официальных актах, дипломатической переписке. В царствование Петра I появляется современное написание названия страны — «Россия», «Российская империя».

Отдельные части Руси со временем получили особые названия. Так возникли термины «Великая Русь», или Великороссия, «Малая Русь», или Малороссия, «Белая Русь», или Белоруссия, «Черная Русь», «Червоная Русь», «Угорская Русь».

Что касается термина «Великая Русь», то следует отметить его очень древнее происхождение. Понятие «Великая Русь» встречается в обозначении всей русской земли, и в этом значении оно находит отражение не только в древнейших русских литературных памятниках («Сказание о Борисе и Глебе»), но и очень давно, с XII в., во французской литературе: «Roussie la large» в романе о Фульке из Кандии, «Roussie la grant» в романе о «Bueve de Hantone», т. е. более позднем Бове-королевиче русского устного народного творчества.

Интересно отметить, что французский средневековый эпос и литература сохранили правильное произношение, а именно «Roussie» — «Руссия», а не «Russie» — «Рюссия». В XIII в. термин «Великая Русь» употребляется для обозначения всей Руси в целом. Так было и в XV и даже в XVI в., когда употреблялся термин «Великая Русь» и в том и в другом значении.

С течением времени термин «Великий», «Великая» все чаще и чаще стал связываться именно с севером Восточной Европы. Так появились Великий Новгород, противопоставляемый остальным русским Новгородам, Ростов Великий, «Великая Владимирия» (Magna Lodomeria) в венгерских источниках.

Тем не менее, еще долгое время термин «Великая Русь» обозначал нередко все русские земли, некогда, в далекие времена Киевской Руси, входившие в состав Древнерусского государства и подчиненные «великому князю» Руси.

Интересно отметить, что одно время, в XV в., термином «Великая» и «Белая» Русь пользовались альтернативно. «Великую Русь» знают и иностранные источники XV в. (Grossen Reussen, Rosi Magno, Russia Maior). Лишь в XVI в. «Великой Россией» стала именоваться только Московская Русь от Пскова до Оби и от Студеного моря до Дикого Поля. Население ее получило наименование великороссов. Впервые термин «великороссы» встречается в сочинении Памвы Берынды (1627).

В XIV в. за западной частью Украины закрепляется название «Малой Руси». Уже в 1327 г. в одном польском источнике упоминается «Малая Русь, называемая Галицией», а в 1331 г. князь Галицкий Юрий II Болеслав Тройденович именует себя князем «всей Малой Руси». С той поры название «Малой Руси» (Russia Minor, Mikrorosia) закрепляется за Галицко-Волынским княжеством.

Высказано было предположение о том, что появление термина «Малая Русь» в титуле Галицко-Волынского князя отразило подлинное отношение Галицко-Волынской земли, составлявшей лишь небольшую часть всей Руси вообще, именуемой «Великой Русью», к этой последней и имело своим предшественником появление митрополии «Малой Руси», отделившейся от общерусской в 1305 г.

Характерно, что русское население Прикарпатья и Волыни называло себя «русьскими», землю свою «Русью» и не звало свой край «Малой Русью».

С конца XVI в. термин «Малая Русь», «Малая Русия», «Малая Россия» встречается все чаще и чаше (в сочинениях Иоанна Вишенского, Захария Копыстенского, Яцко Остраницы и др.) и из Украины переносится в Москву в обозначении южнорусских земель Польши.

Пройдет очень много времени, прежде чем применение термина «Малороссия» будет служить как бы указанием на неравноправность и неполноценность Украины по сравнению с Великороссией.

В те времена название «Малая Русь», как «Черная Русь», «Белая Русь», просто обозначало разные земли «единого народа русского», «народа православного».

Лишь по мере локализации понятия «Малой Руси», «Малой России» (в сторону расширения; одно время Киев считался в пределах «Великой Руси») и расширения понятия «Украина» термины эти стали употребляться как синонимы. При этом вместе с распространением на Украине национального гнета со стороны царизма и одновременно по мере роста национального сознания и самопознания украинского народа, его национального пробуждения и развития, термином «Малороссия» стали пользоваться официальные, правящие круги Российской империи, тогда как украинцы именовали свой родной край Украиной, а себя украинцами.

Западная часть Украины носила еще, правда, сравнительно редко встречавшееся название «Червоная Русь» (Russia Rubra), восходящее к древним «Червенским градам» Прикарпатья. Город Червень и другие «Червенские грады» дали название «Червоной Руси», но древнее смысловое значение было утрачено, а на сцену выступило другое («червоный» — «красный», «золотой»).

Русские земли, лежавшие за Карпатами, захваченные венгерскими королями, по государственной их принадлежности носили название Угорской Руси. Название это пóзднее, и не народного, а книжного происхождения.

Следует отметить, что в течение очень длительного времени, вплоть до недавней поры, среди украинцев держались и другие самонаименования — «руський», «русины», «русняк», «рутены» (латинизированное), говорящие о том, что воспоминание о «русском» их происхождении не изгладилось из памяти украинцев. Еще Богдан Хмельницкий боролся за то, чтобы исторгнуть из «панской», из «ляшской неволи» весь «русский народ», понимая под ним все «русское», т. е. восточнославянское население Польши.

Еще в XVII в. знали, что от Волги и до Вислы «един народ и едина вера».

Что же касается термина «Украина», то он встречается в наших русских памятниках уже в XII в. В 1187 г. впервые упоминается в летописи «Украина» Приднепровская, а в 1189 г. «Украина» Галицкая. В те времена этот термин (да и позднее) означал «окраину», «пограничье». В этом своем значении он сохранился в украинском и русском языках и позднее, чем и обусловлено было наличие в Московской Руси многих «Украин» (Польская, Северская и др.). В XIV–XV вв. на юге Руси «Украиной» называлась лишь узкая полоса Днепровского право- и левобережья на пограничье со степью.

Лишь в XVI–XVII вв. название «Украина» стало обозначать «русьские», т. е. в те времена уже украинские земли Литвы, а позднее Речи Посполитой.

В XIV в. впервые в источниках встречается название «Белая Русь» (Rossi Bianca, Weissen Russen, Russia Alba иностранных источников). Иногда «Белой Русью» (XV в.) называют всю северо-восточную Русь, и в таком случае понятия Белая Русь» и «Великая Русь» совпадают. Но в XVI–XVII вв. наименование «Белая Русь» закрепляется за той западной частью древней Руси, которая и ныне носит название Белоруссии.

Происхождение термина «Белая Русь» неясно, но в русском языке того времени «белый» означает «вольный», «свободный от уплаты дани, податей». Наличие тут же, рядом, «Черной Руси» («черный» — платящий дани, подати) как будто подтверждает эту точку зрения. Если учесть, что Черная Русь — область, заселенная кривичами и дреговичами сравнительно поздно, в прошлом литовская земля, население которой платило дань русским князьям, такое объяснение кажется более правдоподобным, чем попытка Е. Ф. Карского объяснить деление Литовской Руси на «Белую» и «Черную» цветом одежды местного населения.

Название «Черная Русь» (Russia Negro) оказалось очень маложизненным и скоро исчезло со страниц источников. В народе оно, видимо, не распространилось.

* * *
Таковы наши сведения, связанные с названиями «Русь», «русские», «Россия», их происхождением и распространением.

Как мы видим, своим названием, уходящим в седую старину, и наш народ, и наша страна — Россия — обязаны древнему коренному славянскому населению Среднего Приднепровья, а не выходцам из далекой Скандинавии.

И дело не в том, что чувство национального самолюбия заставляет нас именно так подходить к интересующему нас вопросу. Ведь не возмущает и не унижает же славян-болгар то обстоятельство, что своим национальным названием они обязаны болгарам-тюркам, как не оскорбляет национальную честь французов, романцев по языку, их национальное самоназвание, происходящее от названия одного из германских племен — франков.

Дело в том, что конкретный материал приводит нас к выводу об ошибочности «норманской теории» не только происхождения Древнерусского государства, но самого названия «Русь» и заставляет наметить совершенно иные пути разрешения вопроса.
Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments