?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Волна арийских переселенцев в районе Белого моря: чудь светлая, северного происхождения.
Русь Великая
lsvsx

Взбегу на холм и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола.
И вдруг картины грозного раздора
Я в этот миг увижу наяву.
Пустынный свет на звездных берегах
И вереницы птиц твоих, Россия,
Затмит на миг
В крови и жемчугах
Тупой башмак скуластого Батыя!..
Россия, Русь — куда я ни взгляну...
За все твои страдания и битвы —
Люблю твою, Россия, старину,
Твои огни, погосты и молитвы,
Люблю твои избушки и цветы,
И небеса, горящие от зноя,
И шепот ив у омутной воды,
Люблю навек, до вечного покоя...

Николай Рубцов

Введение в проблему

Всякое историческое исследование принято начинать с цитирования "Повести временных лет". Пожалуй, я тоже последую этой традиции. Повесть, пересказывая Библию, сообщает: "В странах же Иафета сидят русь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы". Вообще-то фраза эта весьма странная, она явно иерархичная. На верхнем уровне иерархии числятся, надо полагать, суперэтносы – русь и чудь, а на нижнем этаже иерархии – этносы. Но кто тут относится к суперэтносу русь, а кто к суперэтносу чудь, понять невозможно. Этносов, относящихся к суперэтносу русь, не названо ни одного, так как все перечисленные – это либо балты (ливы, литва), либо угрофины, то есть чудь. Среди суперэтноса чудь летописец выделяет этнос заволочскую чудь. Но где же этносы, относимые к суперэтносу русь? Что-то с логикой у летописца, кажется, было не в порядке.

Историки А.А. Куратов, Т.В. Лукьянченко и Э.А. Савельева утверждают, что древнейшее население появилось на Севере европейской части СССР в позднем палеолите, примерно 29–25 тысяч лет тому назад. А это был период последнего плейстоценового межледниковья и начала Валдайского (вюрмского) оледенения. Скандинавский ледник Валдайского оледенения растаял 10–12 тыс. лет назад. Археолог С.В. Ошибкина раскопала мезолитический могильник около озера Лаче и считает, что первым этносом, пришедшим в эти края в VII тысячелетии до нашей эры (т.е. 9 тыс. лет назад) с юга, были индоевропейцы (арии). Но археолог А.Я. Брюсов считал, что первая волна поселенцев прокатилась по нашему Северу в VII–VI тысячелетии до н. э., но не с юга, а с востока. Первые поселенцы были хорошими охотниками и рыболовами, поэтому селились всегда по берегам озер и рек. Кремневые ножи да костяные остроги служили им орудиями труда. Неизвестен их язык, стерты временем данные ими названия рек и местностей.


Примерно III–IV тысячелетия назад, по мнению А.Я. Брюсова, Заволочский край заселили более плотно новые неолитические племена. На их стоянках накапливались пепел очагов, кости животных и черепки посуды. Открыто несколько десятков таких стоянок, в том числе в пределах бассейна реки Кокшеньги на территории теперешней Вологодской области. Их обнаружили в начале XX века два краеведа: учитель М.Б. Едемский и краевед из Тотьмы Н.А. Черницын. На Подкустовской стоянке М.Б. Едемский обнаружил каменный полированный топор; а на Ананьевской и Семчугской исследователи нашли каменные кирки, одна из которых очень напоминала по форме ручку сохи, другая имела отверстие, в которое древние люди, по-видимому, вставляли деревянную палку, и такое орудие служило им мотыгой. На всех названных стоянках археологи обнаружили кремневые скребки, среди которых были экземпляры великолепной работы. Были найдены также каменные наконечники стрел и довольно много нуклеусов – кусков кремня, от которых отбивались или отжимались ножевидные пластины для изготовления каменных колющих и режущих орудий.

Из других источников узнаем, что чудь была двух типов: смуглая и светлая, светлая северного происхождения, а темная – южного. Северной светлой чудью могли быть скандинавы, русы и балты. Это были люди среднего и выше среднего роста, предположительно, светловолосые и со светлыми глазами, по облику более всего напоминавшие современных беломорских поморов, карелов, вепсов и финнов. Чудские богатыри жили в особых крепостях, расположенных на высоких приречных холмах. Чудь была высокоразвитым народом, хорошими воинами. Ее верования поначалу были своеобразны, но позже часть чуди крестилась и стала православными христианами. Но их вера, похоже, отличалась от Московского православия.

В Заволочье жила так называемая чудь заволочская. В VII–VIII веках н. э. Заволочьем называлось лишь ближнее Заонежье севернее и восточнее озер Белого, Кубенского и Лаче. Но по мере проникновения за волоки суздальцев и новгородцев границы Заволочья расширились. Теперь южной границей его служила река Сухона, а северной – Студеное, или Белое море. Великий князь Иван III в «духовной грамоте» около 1504 года писал «…да сыну же моему Василью даю Заволотцкую землю всю: Онего и Каргополе, и все Поонежье, и Двину, и Вагу, и Кокшеньгу, и Вельской погост, и Колмогоры». А Иван Грозный в 1574 г. своему преемнику Федору Ивановичу завещал: «…да в Заволотской земле Ростовщину, Пенегу, Кегролу пермские и Мезень, Немьюгу, Пильи Горы, Пенешку, Выю, Тойму, Высокая гора на Ваге со всем и Онтонова Перевара, и Корбольской остров, и Шогогора, и Кергела, Сура Поганая, Лавела с иными месты, что к тем местам потягло» (Угрюмов, 2003).


Этносы, относящиеся к финской языковой семье – финскому суперэтносу, который и называли чудью, подразделяются на западную чудь, волжскую (южную) и пермскую (восточную). К западным финнам относят суоми (сумь), саамов (лопарей), эстонцев, карелов и вепсов (весь), а также ныне исчезнувшие племена еми (ями), води, ижоры и чуди заволочской. Группу волжских финнов составляют марийцы (черемисы), мордва (мокша и эрзя) и ныне исчезнувшие меря, мещера, кострома и мурома. К восточной группе относятся коми-зыряне, коми-язвинцы и удмурты (вотяки), а также ныне исчезнувшее племя печора.

Сомнение вызывает отнесение к западным финнам саамов, предки которых, скорее всего, являются первым этносом, заселившим Заволочье после отступления Валдайского ледника примерно 10 тыс. лет назад. Из преданий саамов следует, что в давние времена в их земли приходила чудь белоглазая. Поверх одежды враги носили железные латы, на головах – железные рогатые шлемы. Лица они закрывали железными сетками. Страшными были эти враги, всех подряд вырезали. Мужчин, женщин, детей, стариков – всех убивали, никого не щадили.

Хотели они весь лопарский род свести, чтобы не осталось на свете саамов. Всё добро они забирали, всех оленей угоняли, собак убивали, не оставалось после набега на стойбище ни одной живой души. Приходила чудь осенью, по первому льду. Саамы очень боялись врагов, в горы уходили, в земле прятались, строили подземные селения. Далеко в тундру, однако, чудь не заходила. Враги сами боялись саамов. Однажды большой отряд чуди пришёл по реке на лодках.

Похоже, что чудь, о которой повествуют саамские сказания, была нордическим народом, сформировавшимся в Арктике и Субарктике, это были прямые потомки ариев, которые расселялись вслед за отступающим ледников с востока на запад. Они были близкородственны индоиранцам, которые тоже мигрировали с Севера, но мигрировали на юг.

Волна арийских переселенцев в районе Белого моря раздвоилась: одна ветвь ее расселялась дальше по берегам Балтийского моря, а другая по берегам Баренцова и Северного морей. По всей вероятности, они действительно сильно потеснили предков саамов, частично ассимилировав их. От длительного контакта с пришельцами в саамский язык проникло много фино-угорских слов, отчего лингвисты считают современный саамский язык разновидностью фино-угорского.

На территорию восточной Европы с южного и среднего Урала пришли лесные жители – чудь восточная. Они были охотниками и рыболовами, но имели навыки примитивного замледелия и животноводства. Они окончательно поглотили большую часть оленеводов саамов, живших в лесной зоне. В результате этой ассимиляции и возник угрофинский суперэтнос чудь. В сказаниях лапландцев две волны пришельцев (светлых и темных) слились воедино, и светловолосых голубоглазых арийцев и темноволосых кареглазых финнов они стали называть чудью, ведь те и другие для них вначале были врагами, сильными и беспощадными.

Скорее всего, северные арийцы изначально были мореходами - морскими охотниками и рыболовами. Та часть их, которая поселилась по берегам Студеного Белого моря, смогла приспособиться к местным условиям и образовала особый этнос – беломорскую русь (биармов), а потомки тех, которые ушли на побережье Северного моря, стали норвежцами, потомки же ушедших по западному побережью Балтийского моря превратились в шведов. Потомки арийцев, ушедших с Белого моря по восточному побережью Балтийского моря, превратились в балтов.

Судя по скандинавским сагам, биармийцы были народом энергичным и воинственным и обитали в бассейне нижнего течения Северной Двины. Скорее всего, это и был этнос, который я называю беломорской русью. Этот народ смог объединить в одно государство все финнские этносы Заволочья, а в результате его более поздней экспансии на юг беломорские русы проникли на Верхнюю Волгу и на Днепр. Судя по летописям и легендам, Киевская Русь – это тоже их рук дело. Здесь их интересы столкнулись с интересами своих не очень-то и давних сородичей - шведских и датских викингов. Русы смогли вытеснить викингов из Смоленска, а затем вытеснили и хазар из Киева.

Удмуртская народная сказка сказывает, что "в далёкие времена это случилось, когда алангасаров (великанов) уже на свете не было, и потомки Уда расселились в лесном краю разными племенами. Именно тогда на реке Каме поселилось племя, которое называли чудь светлоглазая. И жило это племя на горе, на высоком берегу. Люди этого племени любили простор и волю, а потому расселились не грудно, не теснились один возле другого. Но жили дружно: как завидят, что на кого-то из них надвигается неприятель, то немедля собирались все вместе и встречали неприятеля. Росту они были очень высокого, силы непомерной, а характера независимого. Другие племена называли их батырами".

А вот рассказ старовера: "Когда-то давным-давно в этой плодородной долине жило и процветало могущественное племя чуди. Они знали, как изыскать минералы и как вырастить богатый урожай. Самым миролюбивым и трудолюбивым было это племя. Но потом пришел Белый Царь с неисчислимыми отрядами жестоких воинов. Миролюбивая и трудолюбивая Чудь не смогла сопротивляться насилию завоевателей и не хотела терять свою свободу, и чудь, не желая оставаться в подчинении у Белого Царя, ушла под землю. Только иногда вы можете услышать пение святых людей; тогда их колокола звонят в подземных храмах. Но придет славное время человеческого очищения, и в эти дни Великая Чудь снова появится в полной славе".

Чудь упоминается и в западноевропейских документах середины 1-го тысячелетия. После того как король Герберих отошел от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Германарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Немало древних писателей сравнили его по достоинству с Александром Великим. Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов (чудь), инаунксов, васинобронков (весь), меренс (меря), морденс (мордва), имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов (Golthescytha Thiudos Inaunxis Vasinabroncas Merens Mordens Imnisscaris Rogas Tadzans Athaul Navego Bubegenas Coldas)

В Прикамье предания указывают конкретные места, где проживала чудь, описывают их внешность: "А были они в основном темноволосые и смуглые, однажды в деревне Важгорт появилась чудская девка – высокая, красивая, широкоплечая. Волосы длинные, черные, в косу не заплетены. И когда стали появляться по течению Камы другие люди (христиане), эта чудь не захотела общаться с ними, не захотела поработиться. Вырыли они большую яму, а потом подрубили стойки и себя захоронили. Это место так и называется – Чудской берег".

Как гласят предания и легенды, в незапамятные времена на Поморском Севере существовала некогда могущественная страна Биармия – Bjarmaland в скандинавских сагах, занимавшая огромную территорию и обладавшая богатейшими запасами речной и морской рыбы, зверья, пушнины, моржовой кости, соли, серебра и жемчуга. Границы Биармии простирались, по одним источникам, от Северной Двины до Печоры и от Белого моря до Камы, по другим, границы ее были еще шире и достигали на западе Финляндии и на севере – Норвегии, захватывая побережье Белого моря и Кольский полуостров, то есть территорию всего Русского Севера. Известный норвежский ученый Тормод Торфей (Torfaues) в XVIII столетии утверждал, что норманны еще в III веке открыли путь в Биармию. В 890 году английский король Альфред Великий записал рассказ о путешествии в Биармию норвежца Оттара.


Оттар сообщил королю Альфреду, что он живет севернее всех норманнов, что эта страна простирается очень далеко на север, но она вся необитаема, за исключением нескольких мест, где то тут, то там живут финны, охотясь зимой, а летом ловя рыбу в море. Он сказал, что однажды он поехал прямо на север вдоль берега, и в течение трех дней на всем пути оставлял эту необитаемую землю по правую сторону от корабля, а открытое море – по левую. Он поплыл дальше прямо на север, сколько мог проплыть под парусом за следующие три дня. А там то ли берег сворачивал на восток, то ли море врезалось в берег – он не знал. Дождался северо-западного ветра и поплыл дальше на восток вдоль побережья столько, сколько смог проплыть за четыре дня. Потом он должен был ждать прямого северного ветра, потому что берег сворачивал прямо на юг. И поплыл он оттуда прямо на юг вдоль берега столько, сколько он смог проплыть за пять дней. И там большая река вела внутрь земли. Тогда вошли они в эту реку, но не осмелились плыть по ней, боясь нападения со стороны местных жителей, ибо земля эта была заселена по одной стороне реки. До этого не встречал он никакой обитаемой земли, с тех пор как покинул родной дом. А биармийцы (Beormas) очень густо заселили свою землю, поэтому они (норвежцы) не решились на нее ступить.

Многое поведали ему биармийцы как о своей земле, так и о близлежащих землях; но он не знал, насколько правдивы эти рассказы, потому что сам этого не видел. Показалось ему, что и финны, и биармийцы говорят почти на одном и том же языке. В рассказе Оттара впервые упомянуто название племени, обитавшего на берегах этой большой реки – биармы, или биармийцы. Путешественник подчеркивал разницу между финнами и терфиннами с одной стороны, и биармами с другой, хотя одновременно заметил, что финны и биармийцы говорят почти на одном и том же языке. Он указывал, что финны были только охотниками и рыболовами, их поселения были очень редки, страна биармов же, наоборот, была сравнительно густо заселена, и ее жители занимались земледелием.

Известны рассказы и о других путешествиях норвежцев в Бьярмию (Биармию) около 920, 1026 и 1090 гг. В них сообщается, что норвежские викинги вели с местными жителями торговлю, закупая беличьи, бобровые и собольи меха, нередко занимались здесь грабежом.

В 1217 г. в Бьярмию прибыли два норвежских судна, одно из которых проследовало далее через Русь в Святую землю, чтобы участвовать в крестовом походе. Экипаж этого судна был уничтожен местными жителями. Биармийцы не мирились с тем, что через их земли без спроса шастали всякие викинги. Для мщения король Хакон IV в 1222 г. послал двух своих военачальников на четырех больших судах с сильным войском. Они опустошили Бьярмию огнем и мечом и вернулись с богатой добычей из серебряных монет и дорогих мехов. После этого Бьярмия перестала упоминаться в скандинавских источниках

В состав Биармии – древнего государства, располагавшегося на территории европейского северо-востока – входил бассейн реки Мезени, вся территория нынешних Архангельской и Вологодской областей и восточная часть республики Карелия. Столица этого государства, по всей вероятности, находилась в низовьях Северной Двины (теперешний город Холмогоры).


На таких судах беломорские мореходы ходили на Новую Землю, Груманд и, возможно, в Гренландию и Исландию.

Южным рубежом Биармии, скорее всего, была река Сухона, которую биармы использовали для того, чтобы попасть в южные страны – в Волжскую Болгарию и Хазарию. Из Сухоны мелкими реками и волоками они перебирались в бассейны Камы, Костромы, Шексны, а по ним достигали Волги. Вплоть до XI в. Биармия была настолько сильна, что не пускала никого на свою территорию – даже чужестранных купцов. В IX–X вв. Биармия начала расширяться на юг и юго-запад, подчиняя себе родственные этносы мерян, вепсов, кострому, мурому, кривичей. В наших летописях этот период отражен как призвание на княжение варягов-русь – Рюрика, Трувора и Синеуса. И вот они, объединив племена южных фино-угров и балтов, образовали древнерусское государство.

В истории нет информации о том, как древнерусское государство (новгородо-ростово-суздальское) взаимодействовало с родиной своих князей Биармией – а по-просту, с Северной Русью. Были ли Северная Русь (Биармия) и Южная Русь единым федератом или оставались независимыми государствами, мы не знаем. Но, судя по тому, что христианство на территорию Биармии стало проникать на 300–400 лет позже, чем в Южную Русь, Биармия и Русь все эти 300–400 лет были политически независимы друг от друга, хотя, разумеется, торговали, а порой и воевали друг с другом.

Постепенно Южная Русь становилась сильнее Северной Руси и экономически и политически и, что самое главное, сильнее в военном отношении. Этому способствовало ухудшение климата, которое было сильнее выражено на севере, из-за чего произошел отток части населения из бассейнов Сухоны, Ваги, Онеги в бассейн верхней Волги и Камы. Постепенно Биармия превратилась в хорошо известное нам Заволочье. Но еще долго чудь заволочская сопротивлялась христианизации и "уходила под землю" – сама себя закапывала живьем в глубокие ямы. Вот об этом времени уже имеется скудная информация в летописях. Процесс объединения Южной Руси и Северной Руси (Биармии или Заволочья) начался в XV в. уже при Великом князе Иване III, а закончился при Иване Грозном. Но отторгуть Северную Русь от единого Русского государства (Московии) многократно пытались шведы, а в смутное время – литовцы и поляки.

Странно получается. Биармия, положившая начало Русской государственности на просторах Восточной Европы, сама превратилась в полузабытое захолустье Российской державы – в чудь заволочскую. Но ничего странного на самом деле нет. Подобное произошло и с Золотой Ордой, которая развалилась от внутренних противоречий в XV в., а новое объединение началось не в былом центре этой державы, а на ее вассальной окраине – Московской Руси, подхватившей знамя гибнущего евразийского суперэтноса. Согласно теории Л.Н. Гумилева, пассионарные люди уходят из центра стареющей империи на ее окраины. Это приводит к снижению пассионарностии в столице – во власти, но способствует появлению на окраинах новых субпопуляций с высокой пассионарностью.

Думаю, что восточным рубежом Биармии был Тиманский кряж (хребет) – водораздел рек Мезени и Печоры. Ниже попытаюсь обосновать это утверждение особенностями климата. Именно Тиман является границей влияния теплого атлантического течения Гольфстрим, отепляющего Белое море и Мезенский залив. Чесская губа и устье Печоры находятся вне заметного влияния Гольфстрима.

Мезень была доступна биармам двумя путями: морским вдоль зимнего берега Белого Моря и речным – по правому притоку Северной Двины реке Пинеге, затем по каналу в реку Кулой. Думаю, что речной путь использовался чаще морского. Не случайно в его центре близ волока возник город Пинега, а в устье Мезени – город Мезень, который в древности назывался Слободка.


Северные мореходы (русы или биармы) селились не только по берегу Белого моря, но и по берегам рек, впадающих в это море. Здесь можно было заниматься земледелием, держать коров и лошадей, а также выходить в море и охотиться на морских млекопитающих, ловить треску и селедку.

Скорее всего, два русла у Пинеги в ее нижнем течении, указанные на старой карте, отражают реальность, но реальность очень давнюю. Дело в том, что современная река Кулой унаследовала древнее русло огромной палеореки, которая стекала со Скандинавско-Беломорского ледника и впадала в Мезенскую губу 10–12 тыс. лет назад.

Русло этой палеореки хорошо просматривается на космоснимках. В то время Пинега впадала в эту ледниковую реку и отдавала свои воды в Мезенскую губу. Скорее всего, сток из огромного приледникового озера, которое существовало на месте долины и части бассейна теперешней Северной Двины, в ледниковый период также происходил по этому палеоруслу в Мезенский залив. По мере того, как ледник таял (10–12 тыс. лет назад) и освобождал низменность, она превращалась в Белое Море, а Северная Двина изменила свое русло и стала впадать в Белое море, Пинега потекла в Северную Двину. Но в большую воду Пинега еще долго часть своей воды отдавала в старое русло ледниковой палеореки – в теперешний Кулой. Известно, что после таяния ледника земная кора в этом регионе испытывает изостатическое воздымание. Из-за воздымания остров Канин соединился с сушей и стал полуостровом Каниным Носом, а остров Онежский тоже соединился с сушей и тоже стал полуостровом Онежским.


На этой древней карте видно, что река Пинега в своем нижнем течении имеет два русла, одним впадает в Северную Двину, а вторым – в Мезенскую губу. Полуостров Канин на этой карте изображен как остров, отделенный от материка узким проливом.


На космоснимке хорошо виден Кулойско-Пинежский канал, по которому можно пройти из бассейна Северной Двины в бассейн Мезени. Канал был выкопан в 1929 г., но здешний волок эксплуатировался с древнейших времен. И если внимательно присмотреться, то на коротком водоразделе Пинеги и Кулоя слева от канала можно увидеть цепочку озер, соединенных протоками. Скорее всего, протоки между озерами – это остатки древнего канала, которым пользовались вплоть до ХХ в. Разумеется, этот древний канал (обозначен красной линией) был расчитан на небольшие плоскодонные суда и начинался он прямо в г. Пинеге.

Арабские авторы (Ибн Русте и Мукаддаси в Х в.) сообщали, что русы живут на лесистом и болотистом острове, окруженном озером или морем. Размер острова три дня пути, население 100 тыс. человек. Основное занятие населения – военные походы, а также торговля мехами, рыбой. На славян они совершали нападения на кораблях. Правитель русов – "хакан-рус", а жрецы у них стоят выше "царей".

Таким островом могли быть либо Онежский полуостров (тогда он был островом), либо полуостров Канин (в то время тоже был островом). Меня очень удивляет, что в поисках земель варягов-русов историки не поднимают свой взор выше Ладожского озера. Территорию Заволочья и Беломорья историки устойчиво игнорируют. Но почему? Ведь по мере стаивания ледника люди двигались в Скандинавию и на берега Балтийского моря именно с территории, которая в плейстоцене оставалась свободной от льда – с побережья морей Ледовитого океана, из Зауралья. Современные норвежцы и шведы, как и беломорские поморы, – это потомки тех сибирских арктических мореходов. Это они произошли от беломорских варягов-руси, а не наоборот. Утверждать, что поморы Белого моря произошли от норвежцев или шведов – это все равно, что утверждать: "Я родил своего прадедушку". Представить, что мореходы Средиземноморья решили переселиться на освободившиеся от ледника побережье Скандинавского полуострова, просто невозможно. Уж очень неуютно там тогда было. Техника мореплавания на севере другая.


На космоснимке хорошо видна древняя ложбина стока вод, которые стекали с шельфового ледника в Мезенскую губу. Впоследствии эта ложбина превратилась в пролив, отделявший остров Канин от материка. Этот пролив отмечен на древней карте.


На этом космоснимке также хорошо видна ложбина стока ледниковой палеореки, некогда впадавшей в Мезенскую губу. Сейчас по этой ложбине течет Кулой. Обратите внимание на то, что ложбина немного не дотягивает до современного берега моря. В то время уровень моря был выше. Суша в голоцене здесь воздымалась и мелководная часть шельфа осушилась. Когда ледник стаял, то и бурный сток по ложбине прекратился.

Полуостров Канин играет очень большую роль для смягчения климата не только Беломорско-Кулойского плато, но и всего бассейна Мезени. Не случайно в ее бассейне вплоть до нижнего течения и сегодня возможно земледелие, а ведь 4–5 тыс. лет назад климат здесь был гораздо теплее. Заметное похолодание произошло как раз в конце 1-го тысячелетия нашей эры. Благодаря Канинскому полуострову Белое море и Мезенская губа открыты для затока теплых вод Гольфстрима, а вот холодные воды из восточной части Баренцова моря сюда не проникают. Еще более важным климатическим фактором для северной Европы является остров Новая Земля, который "сдерживает" арктический холод, не пуская воды Карского моря. Не случайно беломорские мореходы называли Новую Землю Маткой (Матушкой). Думаю, они понимали, кто обеспечивает им приемлемый климат.


Продолжение следует...

Featured Posts from This Journal