?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
Русские норманы ходившие в арктические моря
Русь Великая
lsvsx

Окончание, начало тут...

Полярную Скандинавию норманны называли Finnmark (Финская колония). Данная суровая земля привлекала русских и норвежцев только потому, что за ясак, собираемый с местных аборигенов, можно было выручить хорошие деньги.

Поэтому борьба между варягами русами и норвежцами за столь ценные даннические территории была постоянной и ожесточенной с незапамятных времен. Не зря именно по поводу данных земель в 1326 г. был заключен специальный договор между Великим Новгородом и Норвегией. В нём говорится, в частности, о том, что стороны закрепляют в неприкосновенности древние границы и забывают все многочисленные взаимные обиды. А также устанавливают свободу передвижения для норвежских купцов через Русь и русских купцов через Норвегию. Границы названы в договоре древними по отношению к началу XIV в. По этому договору стороны обязались совместно эксплуатировать территорию Финнмарка, не облагая местный народ перекрестной данью. Если абориген показывал норвежцам, что он оплатил налоги русским, норвежцы его отпускали и наоборот. Такая совместная эксплуатация Финнмарка продолжалась долго. Окончательно де-юре Финнмарк норвежским стал только в начале XVIII в. Но де-факто, судя по средневековым картам, норвежцы и шведы заняли эти территории много раньше. Я думаю, что русы были вытеснены с территории Финмарка, лежащего к западу от Варангефьорда, постепенно. Закрепиться в Финмарке русским помешала многосотлетняя череда неурядиц: княжеские междоусобицы - период «сбирания» Руси и Великая смута.

Передвижения русских и норвежцев по договору касалась не только морских, но и речных маршрутов. В те времена на севере Скандинавии это был практически единственный способ передвижения для купцов и сборщиков налогов.

Еще раньше вышеупомянутого договора 1326 г. переговоры по поводу общих северных границ вели князь Александр Невский (1221–1263) и норвежский конунг Хакон Старый (1217–1263). Эти события запечатлены в исландской «Саге о Хаконе, сыне Хакона». «Той зимой, когда конунг Хакон сидел в Трондхейме, прибыли с востока из Гардарики послы конунга Александра из Хольмгарда. Руководитель посольства звался Микьял. Жаловались они на то, что нападали управляющие конунга Хакона на севере в Марке на восточных кирьялов, которые были обязаны дань давать конунгу Хольмгардов. На переговорах было принято решение, как этому положить конец. Конунг Хакон принял решение послать весной людей из Трондхейма на восток в Хольмгард вместе с послами конунга Александра. Возглавлял ту поездку Виглейк, сын священника, он и Боргар отправились в Бьергюн и далее на восток, прибыли летом в Хольмгард, и принял их конунг хорошо, и установили они тогда мир между собой и своими данническими землями так, что никто не должен был нападать на другого, ни кирьялы, ни финны; но продержалось это соглашение недолго. В то время было большое немирье, пришли татары на государство конунга Хольмгарда».

Этот факт очень интересен и необычен, он говорит о том, что русское присутствие в Заполярной Скандинавии было древним. Но самое главное – где здесь упоминание о Новгороде на Ильмене? Кроме того, оказывается, Александр Невский был князем в Холмгарде. Послы Александра Невского приплыли в Берген северным путем, обогнув Скандинавию. А ведь незадолго до этого Александр в 1240 году разбил на Неве шведского ярла Биргера, и через Прибалтику в Норвегию шведы вряд ли пропустили бы русское посольство. Да и с Тевтонским орденом тогда мира не было. Видимо, переговоры с норвежцами велись Александром сразу после Невской битвы, он хотел в норвежцах видеть союзников в борьбе со шведами. Ведь на время встречи и король норвежский заехал на север Скандинавии в Тронхейм. Послы русские прибыли в Тронхейм зимой, и в этом ничего нет необычного. Море у побережья Норвегии из-за теплого течения Гольфстрим не покрывается льдом, а до севера Скандинавии из Белого моря посольство могло добраться, когда навигационный период на Белом море еще не закончился.

Благодаря этим переговорам до нашего времени дошёл замечательный документ – Разграничительная грамота. Она определяла границы и режим взаимной эксплуатации Финнмарка – северной части Скандинавского полуострова. В ней в частности записано: «Вот границы между владениями конунга Норвегии и конунга руссов по тому, что говорили старые люди и говорят теперь старые поселенцы и финны. Русским брать дань по морю до Люнгестува, а на горе до Мелеа, а идет она напрямик от моря до Люнгестува и на восток к Кьёль. А норвежский конунг берет дань на востоке до Трианемаи по берегу Гандвика до Велсага там, где есть полукарелы или полуфинны, у которых матери были финки. Брать в тех крайних границах не более пяти серых шкурок с каждого лука или по старине, если они хотят, чтоб по старине было…»

В раннем средневековье варяги русы собирали дань с территории, которая заканчивалась под современным норвежским городом Тромсё. На этой территории осталось значительное количество русских топонимов. В заливе Люнгенфьорд в 50 километрах от Тромсё можно найти мыс Руссенес. Посёлки Роснесхамн, Руссельв, Русенбю, Руссехавн. На острове Магерё, на котором находится известный мыс Нордкап, есть озеро, которое называется Jezioro. В 4 км от него, на западном побережье Магерё (рядом с посёлком Ёсвар) из моря торчит остров-гора, который называется Lysoya (Лысая). На граничащем с островом Магерё материке течёт река Руссэльва. Эта информация не может не наводить на серьезные размышления об истоках российского государства.

Во времена норвежского короля Харальда (родился в 850 г.) некто Торольв в качестве дружинника отправился в поход в Финнмарк. Там он встретил чужаков. Скальд гворит: «Торольв разъезжал по всему Финнмарку, а когда он был в горах на востоке, он услышал, что сюда пришли с востока колбяги и занимались торговлей с лопарями, а кое-где и грабежами. Торольв поручил лопарям разведать, куда направились колбяги, а сам двинулся вслед. В одном селении он застал три десятка колбягов и убил их всех, так что ни один из них не спасся. Позже он встретил еще человек пятнадцать или двадцать. Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра». Давайте посмотрим на карту и выясним, где ходил Торольв. В то время норвежцы жили только в приморских поселениях. Территория в глубине полуострова были заселены саамами, с которых они собирали дань. Автор саги пишет, что Торольв встретил колбягов в горах, причем в Восточных горах. От полуострова Варангер до этих мест путь неблизкий. Не знаю, мог ли Рюрик распространить свое влияние так далеко на юго-запад от бухты Варягов? Встретиться колбяги с норвежцами могли и ближе к реке Тане. В «Саге о Хаконе, сыне Хакона» прямо указывается, что карелы служили русским князьям: «…восточные кирьялы, те, что были обязаны данью конунгу Хольмгарда». Кирьялы (карелы) называются постоянными врагами норвежцев и в других сагах, рассказывающих о событиях XI–XIII вв.

По сведениям древнебулгарского летописца Гази-Бараджа, в 881 г. Рюрик захватил балынскую область в южной Балтике – Галидж. Взятие Галиджа открыло Рюрику прямой путь в Балтику, и надобность в трудных путешествиях вокруг Скандинавии отпала. Колбяги в дружине Рюрика стали занимать важное, если не главное место. Воевода Рюрика Валлт, судя по имени, возможно был колбягом. Получается, что под началом Рюрика в это время варяги-русы объединились с колбягами. Они теперь вместе собирали дань с туземцев, торговали моржовыми клыками и мехом, получая от этого огромный доход. Именно поэтому русские уже никогда не уходили из Мурмана (Севера Скандинавии). Вскоре после 882 г. Рюрик исчез со страниц русских и булгарских летописей. Нестор сообщает, что Рюрик умер перед тем, как Олег в 882 г. захватил Киев. Но Гази-Барадж сообщает, что в год смерти Олега (922 г.) Рюрик еще был жив, и жил «за морем». Из текста Гази-Бараджа следует, что Рюрик обосновался на севере, передав земли в Северо-Восточной Руси Олегу (Салахби). Согласно Иоакимовской летописи, Рюрик был сыном варяжского князя от Умилы – средней дочери ладожского конунга Гостомысла. Летопись сообщает, что отец Рюрика был варяг.

Приблизительно в одно время с плаваньем Рюрика соотечественник Торольва Оттар (Охтхер) первым среди норманнов обогнул на корабле Скандинавский полуостров. В низовьях Северной Двины он увидел густонаселенную землю и, не осмелившись идти дальше, повернул назад. Плавание Оттара практически совпадает по времени с путешествием Рюрика. В бухте Варягов до сих пор существует древнее поселение, которое теперь называется Варангерборн. Его существование отмечено на старинных картах, в частности, на карте Николаса Висхера.

Варяги о "рюриковом" пути вокруг Скандинавии в Западную Европу были прекрасно осведомлены и раньше. Когда сын Аскольда Худ, возвращаясь в 913 г. из Каспийского похода, был разгромлен на Средней Волге Вещим Олегом (Салахби), то остатки его варяжского войска, не сумев пройти в Балтику через земли, управляемые в то время Олегом, попытались вернуться домой, обогнув Скандинавию с севера. Мохаммед-Амин пишет по этому поводу: «Худ хотел пройти к Джиру и овладеть этим городом, но у Болгара путь ему преградил флот Салахби. Из всех кораблей галиджийцев только трем с 40 невольницами и Зухрой удалось прорваться к Джиру. Там к ним присоединилось несколько садумцев Салахби, уговоривших их отплыть с захваченным золотом и полоном в Садум и с большой выгодой продать там красивых девушек. Разбойники решили пройти в Садум по Айхи-юлы («Дороге Айхи»), которая начиналась в пределах Державы и шла через всю провинцию Бийсу к устью реки Бийсу, где был балик Айхи-Кала, а от него — по морю Кук-дингез, бывшему частью моря Ак-дингез, до острова Садум». Здесь: Бийсу – река Печора; Айхи-Кала – древнее поселение недалеко от устья Печоры (возможно Пустозерск, Усташ или Ортинское городище); Кук-дингез – Северный Ледовитый океан; Ак-дингез – Атлантический океан; остров Садум – Скандинавия.

В Санкт-Петербурге в рукописном отделе Российской Национальной библиотеки хранится неопубликованная русская летопись, в которой сообщается следующее: «...Ходиа князь великий Рюрик с племенником своим Олгом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валлт и повоеваста и дань возложиста...», и далее: «...умре Рюрик в Короле в воине, тамо положен бысть в городе Короле...». Корола – это теперешний город Приозерск на северо-западном берегу Ладожского озера, который находится на самом севере Ленинградской области в 50 км от финской границы. (При написании этого раздела мной использован фрагмент из книги С.В. Трусова "Чалдоны: история народа в свете Евразийской истории").

Русские норманы

Поморы ходили по своим рукописным лоциям, в них были отмечены приметные и опасные места, убежища от грозной волны и от ветров, подходы к ним, места якорных стоянок, указывались время и сила приливов и отливов, характер и скорость морских течений. Эти записи мореходов передавались по наследству. В 1525 г. Дмитрий Герасимов составил первую карту побережья Северного Ледовитого океана. "Чертежи" тогда делали без градусной сетки и обозначения масштаба, хотя некоторое представление о масштабе у русских мореплавателей все-таки было. Для составления "ландкарт" созывали бывалых людей и расспрашивали их о том, какие пункты в какой стороне находятся (ориентируясь на полуденную линию солнца) и на сколько дневных переходов они удалены друг от друга. Так с помощью "сведомцев", "памятных бывальцев", "достоверных писцов" рождались "расспросные карты". В 1627 г. была составлена "Книга Большому чертежу", в которую была включена "Роспись поморским рекам и берегу Ледовитого океана". Поморы хорошо изучили свое «Студеное море». Они знали, что величина прилива и отлива связана с положением Луны на небе, и образно называли приливо-отливные явления «вздохами моря-океана». «Грудь-то у него широкая, могучая, – говорили они, – как вздохнет, подымет грудь свою, тут прибыла вода – прилив, значит. Выдохнет – уходит вода, отлив наступает. Не часто дышит океан-батюшка: два раза вдохнет, два раза выдохнет – и сутки пройдут».





На карте стрелками показаны маршруты беломорских поморов. Тысячи километров по арктическим морям преодолевали поморы – варяги-русы. Где наши кинорежиссеры и писатели патриоты? Разве не заслуживает внимания собственная история, да еще такая! Нет, все норовят про англов и саксов показывать, про Рим да Грецию рассказывать.

И никакие ни новгородцы освоили арктические моря, открыли Новую Землю, открыли Груманд, а холмгардцы. Ильменские новгородцы умели плавать тогда по озерам и рекам, но это совсем другие плавания. Там можно и без компаса и секстанта идти. Даже по Ладожскому и Онежскому озерам плавать куда проще, чем по Студеному морю и Арктическому океану. К тому же первое документальное подтверждение подобных «трансморских» плаваний датируется 1032 годом, когда посадник на Двине Улеб совершил со своей дружиной далекий морской поход к Железным Воротам (по всей видимости, пролив между двумя островами Новой Земли).

Мало отыщется в мире типов лодок, имеющих без малого тысячелетний трудовой стаж! И совсем удивительно, что за эту тысячу лет соймы-карбасы практически не претерпели конструктивных изменений. Соймы пережили каракки Колумба и Магеллана, галеоны, фрегаты, барки, стремительные клипера, первые пароходы и теплоходы и еще многих, многих своих парусных, весельных и моторных собратьев. Дотянули соймы аж до самого атомного судостроения! Вот это биография! И повоевать довелось соймам во Вторую Мировую. Дорога жизни, соединившей блокадный Ленинград с Большой землей, не прекращала своего существования и летом. Заброска продуктов в голодающий Ленинград и эвакуация населения осуществлялись с помощью небольших судов, немалую часть из которых составляли соймы.




Прежде я уже высказывал сомнение о том, что Соловецкую крепость на Белом море построили православные монахи в XVII–XVIII вв. Такие огромные валуны двигать и складывать в стены и башни никакие молитвы не помогут, а чудеса, о которых сообщают нам монахи, касались, как правило, мироточения икон, появления их в неожиданных местах и т.д. Но о чудесах с перемещением камней такого размера РПЦ не сообщает. Я считаю, что Соловецкая крепость была построена не менее двух тысяч лет назад. Не отрицаю того, что монахи и власти Российские в XVII–XVIII вв. отремонтировали эту крепость и заново построили некоторые здания.



Кстати, Соловецкая крепость очень похожа на крепость в г. Приозерске, расположенную на северном берегу Ладожского озера. Скорее всего, ее построили в одно время с Соловецкой и тоже не из религиозных соображений. Валуны, уложенные в стены и башни, подозрительно сильно обросли в Приозерске и на Соловках накипными лишайниками. Но не только крепость на Соловках поражает воображение. Не меньшее удивление вызывает сеть каналов, соединяющих между собой многочисленные озера. Честное слово, если бы это все делали монахи, то молиться им было бы просто некогда.


На вопрос: "Как эти камни доставляли, поднимали и укладывали в стену?" экскурсовод на Соловках отвечает: "Ну, как-то вот так и укладывали". Такой огромный валун весит 15 тонн. Для сравнения: танк Т-34 весил 13–14 тонн, а известняковые блоки пирамиды Хеопса – 2,5 тонны. В одних источниках говорится, что Соловецкий Кремль построил Вологодский мастер Иван Михайлов, в других – монах Трифон, происходивший из крестьян поморского села Неноксы, а то еще и игумен Иаков построил крепость.


Многочисленные озера острова соединены исусственными каналами с укрепленными диким камнем берегами. Невозможно поверить, что все это построили монахи. Да и зачем надо было так укреплять монастырь?

Археологи частично исследовали местонахождение Соловецкое-21 , на котором был обнаружен археологический материал, а проба угля из предполагаемого культурного слоя дала древнейшую для Соловков радиоуглеродную дату – 7600 лет до н. э. Ранее открытая на Соловках древняя стоянка Соловецкая-4 была обитаема 6460±70 лет до н. э.

Удивительные каменные лабиринты (вавилоны), находимые во многих местах Беломорья, также до сих пор остаются загадкой для историков. И чего только про них не выдумывали: это - культовые места, в которых язычники с духами общались, колдовали с их помощью, энергию телурическую извлекали и т.д. Я тоже не удержался и предложил свою гипотезу: морскую воду в них вымораживали для получения крепких рассолов, в которых рыбу солили. Когда делали эти лабиринты, деревьев в Беломорье еще не росло – была тундра. Поэтому выпаривать соль из морской воды было нечем. А когда здесь выросли леса, то соль стали добывать выпариванием в варницах. Давно (не менее 8–9 тыс. лет назад) сложены были эти каменные лабиринты. Значит, уже тогда пришедшие на место отступившего ледника люди ловили рыбу и предпочитали есть ее соленую. Кстати, поваренная соль в древности ценилась больше, чем золото, и ее использовали в качестве денег.


Обратите внимание на то, что накипные лишайники на 100% покрывают поверхность камней. Это подтверждает мою датировку беломорских лабиринтов. Кстати, мою гипотезу легко проверить. Когда установятся морозы, попробуйте лить воду на центральную горку, вода будет растекаться по лабиринту и замерзать. Лед надо удалять и лить воду снова. И так делать до той поры, пока в лабиринтах не образуется крепкий рассол, в котором можно будет солить рыбу.


Лабиринт выложен на плоской каменной поверхности, когда-то отполированной ледником. Лабиринт выложен так, что к центральной горке камней можно подойти. Отличную технологию соления рыбы в Арктике придумали предки беломорских поморов.

Я уже писал про русский тип деревянных домов и определил ареал их распространения. Оказалось, что такие дома распространены в Беломорье, по берегам Северной Двины, Онеги, Ваги, Сухоны, а также в Ярославской, Костромской, Ивановской, Владимирской, Московской и Нижегородской областях. В Новгородской, Псковской, Смоленской, Тульской и большей части Тверской областей таких домов нет, или их очень мало. Похоже, что этот стиль домов возник в Беломорье, а потом был распространен варягами-русами на юг. Получается, что Новгород на Ильмене на Беломорье практически не влиял. Все было с точностью до наоборот. Если кто-то мне по части русского типа домов не верит, может походить по просторам Интернета и убедиться в этом, просматривая фото старых деревянных домов.



Первыми судами поморов еще в ледниковый период были лодки, деревянный каркас которых был обтянут моржовой шкурой. Такие лодки и сегодня используют эскимосы на Чукотке, в Северной Канаде и в Гренландии. Когда в Беломорье появились леса, то стали строить лодки однодеревки – лодки-ушкуи. Подобные лодки-«осиновки» начали применять и для наледного промысла, придавая корпусу характерные обводы, необходимые для выжимания лодки льдом, и снабжая лодки полозьями по обеим сторонам киля. Эти суда были непригодны для дальних плаваний, но добывать на них нерпу у берега и ловить рыбу ставными сетями в море было очень удобно. Позже появились более крупные ледовые суда: раньшина, шняка, коч, лодья. Самым крупным из них была морская лодья. Лодьи упоминаются в летописях наряду с кораблями. Существовало несколько типов лодий. Лодьи, на которых совершали походы по рекам, строились из стволов крупных деревьев путем выдалбливания и выжигания. Концы этих лодей заострялись, палуба у них отсутствовала. Для перевозки грузов или во время военных действий борта таких больших челнов наращивались досками.

Морские лодии строились иначе. Были лодьи «заморские» – для хождения за море, на них совершались дальние плавания, и лодьи «обыкновенные» – для плавания в Белом море. Оба типа лодий были плоскодонные, но отличались размерами и обводами корпуса, а также парусным вооружением. «Обыкновенные» лодьи строились из цельного ствола дерева и наращивались бортами, но, в отличие от речных, они имели сплошную палубу, не допускающую проникновения воды внутрь судна. Поморская лодья XIII века была наборным палубным судном с транцевой кормой и навесным рулем. Корпус разделялся поперечными переборками на три отсека с люками на палубе. В кормовом отсеке находилась каюта кормщика (капитана) и хранились мореходные инструменты, в носовом размещалась команда из 25–30 человек и стояла кирпичная печь для приготовления пищи, в среднем отсеке был грузовой трюм глубиной до 4 м. «Заморские» лодьи в XIII–XV вв. достигали в длину 25 и в ширину 8 метров. Они имели значительную осадку и могли перевозить до 200 тонн груза. Для сравнения можно сказать, что крупнейший корабль Колумба имел водоизмещение около 100 тонн, а корабли английского мореплавателя XVI века Стефена Барроу отставали на ходу от русских лодей. Эти качества лодей вместе с «ледоходностью» делали их уникальными для своего времени.

Такая лодья имела три мачты, средняя из которых делалась равной длине судна. Парусное вооружение «заморской» лодьи состояло из прямых парусов. Площадь парусов достигала 460 кв. м., что позволяло при попутном ветре проходить по 300 км в сутки. На больших лодьях было по два якоря массой до 0,5 т каждый и, кроме того, был один запасной. Якорные канаты длиной 140 м изготовлялись из кожи. Якоря выбирали вручную обычным воротом. Если «обыкновенные» лодьи строились без применения железа на деревянных нагелях, то в «заморских» лодьях детали набора и обшивки соединялись железными гвоздями. "Заморские" лодьи строились не из цельного ствола дерева, а из наборных деталей: киля, шпангоутов, флор, бимсов. Обшивка набивалась вгладь – доска к доске. Щели обшивки и палубы конопатились болотным мхом и пенькой, а затем смолились. С XV века «обыкновенные» лодьи также начали строить не из цельного ствола дерева, а наборными.

Нигде в мире не было чего-либо подобного русскому полярному мореходству. Даже легендарные норманнские викинги плавали по северным морям только в летнее время, беломорские поморы про них говорили: «Борзы на живой воде, ледовита же пути не любят». Причем русским мореходам плавать приходилось по Белому морю с его сильными течениями, высокими приливами, подвижными льдами и суровым климатом, в том числе и во тьме полярных ночей. Это требовало высокой культуры мореплавания, которая была создана обобщенным опытом народа на протяжении не веков, а тысячелетий. Поморы обладали обширными знаниями по метеорологии, океанографии и ледовому режиму. Пользовались компасом оригинальней конструкции – «ветромером», или «маточкой». По берегам морей и губ, вплоть до дальних областей Сибири, они расставили навигационные знаки. Первые сведения о развитой лоцманской службе в северной Руси относятся к XII веку. Ну и при чем тут Новгород на Ильмене?

По данным «Летописца Соловецкого», в 1561 г. в Белом море погибло 15 соловецких лодей. А это, вероятно, были уже новгородцы, проникшие на Белое море с юга. Не умели они плавать в Белом море даже в XVI в., а что уж говорить о плавании в Баренцовом море в X–XI вв. В 1580 г., по подсчетам Бадигина, количество беломорских лодей приближалось к 25 тысячам, а количество промысловых людей в Беломорье тогда достигало, по-видимому, 125 тыс. человек. Если учесть детей, стариков, женщин, то численность беломорского субэтноса в то время составляла около 500 тыс. человек.

Словом "шар" поморы называли проливы, особенно много «шаров» на Новой Земле. Маточкин Шар – пролив, пересекающий Новую Землю, Костин шар при входе в который есть мыс Костяной Нос (теперь это Костин Нос). «Костями» беломорские мореходы называли подводные камни и скалы в море. Поэтому костливый берег – это берег скалистый. Есть лагуна Обманный Шар – ее из-за низкого перешейка в плохую видимость часто принимали за пролив, ведущий в Костин Шар. Есть Никольский Шар, Петуховский Шар, который отделяет от Новой Земли Петуховский архипелаг. Югорский Шар находится между островом Вайгач и Югорским полуостровом, Югрией беломорцы называли Полярный Урал, а хантов и манси, живших там, – югрой. Большой и Малый Шары есть на Енисее, а Ильин Шар – даже далеко на востоке, в устье реки Яны.




Архангельская область по площади равна Франции. И это только малая часть России. Практически на всей территории области возможно выращивание ржи, ячменя, овса, картофеля, свеклы, капусты, моркови, репы и др. овощей. Понятие "зона рискованного земледелия" придумали в советское время для оправдания своей аграрной безграмотности партийные руководители. Разумеется, выращивать здесь кукурузу рискованно, но вот лен и все выше перечисленные культуры растут здесь неплохо.

Не только морского зверя промышляли и рыбу ловили беломорские поморы. Они довольно успешно занимались и земледелием. Этому вопросу в данной сводке я посвятил специальную главу-страничку. Но количество былых, а ныне заброшенных полей, которые можно разглядеть в Архангельской области на космических фотоснимках Google Earth, просто поразительно.

Но что же это за цивилизация арктическая, спросит скептик. Лодьи, дома, походы, технологии засолки рыбы – все это так. Но где же изящные искусства, где поэзия и проза? Есть в Беломорье и изящные искусства, есть и поэзия, и проза, и все это можно увидеть и услышать. Только часто все это приписывают почему-то ильменским новгородцам, которые якобы колонизировали Беломорье и принесли сюда цивилизацию. Много веков Холмогоры славятся художественной резьбой по кости. Ещё указом царя Алексея Михайловича отсюда выписывались мастера для украшения Оружейной палаты Московского Кремля.


Разве кто осмелится сказать, что это не изящное искусство? Обратите внимание на то, что сюжеты на изделиях все северные – беломорские: охота на медведя, песцы, езда на оленях, лодьи.

Если посмотреть на карту Новой Земли В.В. Крестинина, изданную в 80-х годах XVIII в., и сравнить ее с современной картой, то видно, что только половина старых поморских названий осталась на современных картах. Но осталась! Не за обилие грибов названа Грибовая губа, а за подводные наносы песка с уступом – «грибы». Обседья губа – значит обжитая губа. Мыс Перевесинский – от слова «перевесье», так в старину называли место ловли птиц сетями – перевесами. Через этот высокий мыс и сейчас проходит перелет птиц. Казалось бы странное название острова "Вайгач", но старинное архангельское слово «вайгач» обозначает наносный, намывной. Обычно считают, что старинное название Новой Земли "Матка" дано поморами за богатство здешних промыслов. Но, возможно, происхождение этого названия связано с древним деревянным компасом-маткой, указывавшим направление на Север (на финском «матка» обозначает путь, дорогу, направление). А уже от уменьшительного «маточка» пошло название Маточкин Шар – Новоземельский пролив. Губа Дыроватая названа так за многочисленные острова, между которыми много проливов – «дыр». Есть у южного побережья Новой Земли остров Калтак – ком обледенелого снега, плавающий в воде. Группа камней Толкунцы в заливе Моллера названа за всплески, водовороты, толчею на этом месте при волне. Острова и мыс Потыч также названы архангельским словом, обозначающим мелкую губу, вход в которую возможен лишь в полную воду. Мыс Ошкуй в Маточкином Шаре на языке поморов – это мыс Белого Медведя.

Еще совсем недавно одна из проток реки Яны в Восточной Сибири называлась Кочевой. Не потому, что она кочевала, а потому, что когда-то, столетия назад, по ней плавали казачьи лодьи – кочи. Неподалеку от нее расположено древнейшее село Казачье. Остров Лодейный есть в Кандалакшском заливе, а губа и мыс Лодейные – на Кольском полуострове. А сколько «гляденей», «кошек», «луд», «толстиков», «наволоков», «носов» и других поморских терминов сохранила нам Арктика! (использована информация С. Попова, инженера-гидрографа, почетного полярника). Нет, не гостями беломорские поморы были в Арктике, и не осваивали они ее вовсе, а жили они здесь всегда, потому как являются коренными жителями Арктики и Субарктики – русскими норманами.

А.В. Галанин: «Чудь заволочская»

Featured Posts from This Journal


  • 1
Новгородцы и норвежцы проводили граничащую черты на Кольском - это факт.Спасибо за интересную информацию. Добавил, надеюсь на взаимную дружбу

Благодарю! Я тоже добавил.

  • 1