?

Log in

No account? Create an account
Русь Великая

lsvsx


Всё совершенно иначе!

Истина где-то посередине. Так давайте подгребать к ней не теряя достоинства.


Previous Entry Share Next Entry
На побережье Белого моря и в устьях рек Мезени, Печора, Пижма... жили этнические русские
Русь Великая
lsvsx
Окончание, начало тут

В бассейне Мезени


Очевидно, что эта стилизованная живопись родилась не внезапно, а прошла длительную эволюцию. Всмотритесь в эти изделия и в этот рисунок, и вы не можете не почувствовать высокую духовность жителей Биармии. Эти изделия и рисунки несут больше информации о прошлом нашей родины, чем ангажированные тексты летописей.




На портале Google Earth помещены космоснимки на всю поверхность Земного шара с неплохим, а на ряд регионов с очень хорошим разрешением. Разглядывая их, я заметил следы заброшенных полей там, где земледелие считается невозможным, в частности, в бассейне Мезени, причем в ее нижнем течении. Судя по ширине полосок заросших коренным хвойным лесом, эти поля заброшены не менее 120–150 лет назад. В советское время таких узких полосок уже не было, колхозные поля были значительно больше, и на частные полоски их никто не делил.



Река Пёза – правый приток Мезени, из нее есть волок в реку Цильму, текущую в Печору и впадающую в нее против большого села Усть-Цильма. Усть-цилемцы, также как и жители Мезени, считают себя русскими. В Усть-Цильме есть даже несколько домов, построенных в русском стиле.




Значит, действительно выращивали зерно на Мезени и мололи его вот на таких мельницах.

Не могут не поражать размеры домов в северных деревнях: по 6–8 окон по переду, нередко двухэтажные или с высокой подклетью. Казалось бы, в центральных районах России и климат лучше, и земля родит лучше, а дома-то значительно меньше. Там в столь больших домах только богачи жили и живут. А здесь вся деревня состоит из таких домов. Есть над чем задуматься.





Ведь отапливать такой домище сколько дров надо заготовить! И что бы людям не построить хатку на три окна по переду и жить-не тужить в ней, дров меньше надо. Но нет, они строили хоромы. Почему? Наверное, немалую роль играла традиция и соревновательский дух, – что же я, хуже Мишки Панина, что ли? Да и помогали друг другу – дома строить всем миром. Это тоже была традиция, и я думаю, неплохая.




А дома-то в бассейне Мезени практически все в финно-угорском стиле построены. Значит, строили их финноугры, скорее всего, коми зыряне, или их потомки, ставшие русскими. И отлично уживались финоугры с русами беломорскими, наверняка торговали с ними, а возможно, и дань пушниной платили. Наверняка перенимали друг у друга полезные технологии но, судя по типу домов, были верны своим традициям. По крайней мере, сегодня все жители Архангельской области по национальности русские, разговаривают на русском языке, хотя, естественно, еще можно по традиционным домам, традиционной одежде различить, кто из какого этноса стал великороссом.



По Мезенской и Печорской Пижмам из Мезени попадали в Печору и приходили обратно. Реки с волоками называли одинаковым первым словом, а во втором уточняли, в какую реку впадает Пижма. Местные лодки длинные, узкие и плоскодонные. На такой можно подняться вверх почти до истока, пока глубина на перекатах не станет меньше полуметра.


До сих пор крепко зажиточно живут мезенцы – потомки биармов.


Не разучились еще мезенцы рубить срубы в лапу и оцилиндровывать бревна. Кстати, большинство здешних жителей – старообрядцы.

Мезенская Пижма берет начало на Тиманском кряже, почти в его центре. Тиманский кряж – это очень древний горный хребет, подвергшийся пенепленизации (разрушению и выравниванию) на протяжении нескольких десятков миллионов лет. Его размывали текущие воды и разрушали ледники. Но все же это горный кряж, так как коренные породы выходят здесь на поверхность.





Дома в финноугорском стиле очень редко украшают резными наличниками и иными украшениями. Это придает домам строгий, я бы сказал, угрюмый вид. А вот дома в русском стиле редко бывают без вырезных наличников, или хотя бы без изукрашенных карнизов.





В лесах растет ель сибирская (Picea obovata), береза пушистая (Betula pubescens), реже сосна обыкновенная (Pinus sylvestris), лиственница сибирская (Larix sibirica). Это типичная северная тайга с соответствующим животным населением.



Рассказывают, что будто бы на высоком холме около деревни Чучепала стоял в давние времена чудский городок. И вот пришли в эти края новгородцы и поселились поблизости. Однажды зимою они внезапно напали на город и погнали чудь к полынье на Мезени. Там и погибли почти все чудские люди, оттого сенокос у этого места до сих пор называют Кровавым плесом, или Крово. Оставшиеся в живых аборигены подались в верховья. Другое предание говорит, что чудь здесь под землю в щели ушла, закопалась. И глубокие ямы действительно есть на Остром холме у Чучепалы. Название деревни Чучепала – "чудь пала" – якобы сохраняет память о кровопролитной борьбе Новгородцев за Мезень.

Койнас – слово из языка этноса коми. В буквальном переводе оно означает “волки”. Название села Койнас связано с пребыванием в этих местах коми-зырян. В конце XV века село административно входило в состав Коми края, но уже во второй половине XVI-го отошла к Кеврольско-Мезенскому уезду. В 1554 г. был открыт койнасский церковный приход. В XVII веке после Никоновской церковной реформы, спасаясь от преследования, в эти далёкие труднодоступные края потянулись многочисленные ряды раскольников-старообрядцев, поборников древнеправославной веры. По мере того, как их вытесняли и с этих мест, они уходили дальше, вверх по притокам Мезени, либо через волоки переселялись в бассейн соседней Печоры.

Село Койнас стоит на левом возвышенном берегу Мезени. Место очень красивое: река здесь разливается и выглядит достаточно широкой, метров 300–400. Противоположный берег низкий и лесистый, с великолепным огромным пляжем, песчаной отмелью. С другой стороны, сразу же за селом, идет череда живописных холмов, дальше – лес.

Изготовление лодок




Искусство делать лодки – одно из главнейших и древнейших в этих местах. Здесь говорят, что лодки не делают, а шьют. В старые времена их в самом прямом смысле шили – скрепляли доски еловым корнем, как веревкой, а на гвозди перешли относительно недавно. Шитая лодка служила в разы дольше той, что на гвоздях. И сейчас еще остались мастера, способные сшить лодку. Понятие «шить» лодки осталось в ходу, оно относится и к лодкам, построенным из досок посредством гвоздей. Современные самодельные деревянные лодки имеют усиленный транец, на который можно вешать мотор. Прежде на таких лодках ходили под парусом и на веслах, а против течения тянули бечевой – по бурлацки.



Финно-угорские народы, населявшие издревле Заволочье, пользовались и легкими челнами, обтянутыми берестой. С помощью шила и ножа можно сравнительно быстро заготовить материал для такой лодки: бересту, сосновый корень, ветви ели или черемухи, смолу хвойных деревьев для склеивания листов бересты и замазывания мелких отверстий и щелей. Такую лодку можно было легко построить и в походе. Многие аборигенные народы Сибири и северной Европы с древнейших времен и до современности использовали такие лодки берестянки. Назывались они у каждого народа по разному: у коми – сюмод-пыж, у эвенков – дяв, у нанайцев и ульчей – оморочка, у русских в XVII веке на Вычегде и Северной Двине – берестяный, или берещаный каюк. Размеры лодок могли достигать до 12 метров в длину, в такую лодку можно было погрузить до 2 тонн груза и экипаж до 8 человек.


Вот так выглядит готовый берестяной челн. Каркас его очень похож на большую корзину: обруч из двух кольев, связанных концами. Обруч распирают нетолстые короткие колья – вставки. На обруч прикрепляются толстые прутья основы, на которые наплетаются прутья боков и дна. Каркас обтянут толстой берестой.


Берестяной челн очень легкий, вот такой величины весит меньше 10 кг. Его за один день один человек сможет пронести 15–20 км. Посадка у него совсем небольшая. В таком челноке 100 кг груза можно провести по перекату глубиной менее полуметра. Такие лодки удобны для передвижения по небольшим рекам и озерам.


.

Такими лодками пользовались еще в неолите. Из бересты, оказывается, наши предки не только лапти умели плести и туеса делать. Сходную конструкцию использовали эскимосы, только вместо бересты они каркас обтягивали шкурой моржа. И вот на таких легких кожаных лодках эскимосы охотились не только на моржей, но и на серых китов.

В бассейн Печоры

Бассейн Печоры в древности, судя по булгарской летописи, контролировала Волжская Булгария. Думаю, что этот контроль касался сбора дани и торговли. Население же этого края жило здесь с незапамятных лет и было свободным. Следует сказать, что в последний ледниковый период бассейн Печоры материковым ледником не покрывался. Думаю, что заселение берегов Белого моря в начале голоцена происходило в том числе и отсюда.

Варяги-русы с Белого моря и из нижнего течения Мезени наверняка ходили на Печору и в Зауралье торговать в те времена, когда эти земли контролировались Волжской Булгарией, то есть в IX–XII вв., но каких либо своих поселений здесь тогда они не делали вплоть до XV–XVI вв. Первые русские появились на Печоре в устье реки Цильмы. Но об этом уже есть письменные источники.




Нельзя не поражаться огромности пространства, полноводности рек и богатству биологических ресурсов в этом благословенном крае. А ведь в середине голоцена здесь было гораздо теплее. Тогда широколиственные породы (липа, клены) выходили на побережье Белого и Баренцова морей.



В речку Черную перебирались через короткий волок из бассейна Пижмы Мезенской. По этой речке входили в Ямозеро, а из него – в Пижму Печорскую.




Ямозеро расположенно в центре Северного Тимана (Четласского камня). Озеро труднодоступно. Сюда можно залететь вертолетом или добраться, договорившись с рыбаками, способными забросить вас в верховья реки Нерицы или реки Пижмы на моторных лодках. Но все равно потребуется пеший 2–3-дневный переход по тайге. Возвращаться можно сплавом на байдарках или резиновых лодках по Мезенской Пижме. Ямозеро – это крупнейший водоем республики Коми, его площадь – 31,1 кв. км. Озеро расположено на Печорско-Мезенском водоразделе на высоте 212 м над ур. моря. Оно округлое, с диаметром 6,3 км, средняя глубина – 1,7 м. Дно вязкое, с преобладанием торфа, под которым залегают базальты. Вода в озере летом содержит большое количество планктона, поэтому имеет мутноватый оттенок. На западе в Ямозеро впадает речка Черная, а вытекает из него Печорская Пижма. В озере водятся щука, окунь, речной гальян, линь. Котловина озера имеет ледниковое происхождение, озеро окружено болотом. Судя по круглой форме и базальтовому дну, это озеро расположено в жерле очень древнего вулкана.


На участке от притока реки Гнилой до притока реки Светлой (36 км) скорость течения Пижмы Печорской заметно увеличивается. Прямые отрезки русла достигают 150–200 м длины. В русле встречаются отдельные валуны на перекатах. Ширина реки здесь достигает 20–25 м, но глубина ее незначительная. За устьем Светлой перекаты встречаются реже, но зато становятся более серьезными и напоминают пороги. В 35 км от устья Светлой встречается первый населенный пункт – небольшая деревня и метеостанция Левкинская. Сюда же выходит южная трасса зимника с Ямозера.


Из препятствий на Печорской Пижме наиболее серьезны пороги Великий и Черный Ворон. Порог Великий находится в 20 км вниз от устья реки Умбы. За несколько километров до порога река дважды разливается на несколько рукавов с небольшими порожками в основном русле. Порог Великий представляет собой каменистую гряду, пересекающую всю реку. По центру гряды имеется слив высотой 0,7–0,8 м. Для движения рекомендуется держаться основной струи, заходя в нее из левой протоки. Порог Черный Ворон перегораживает реку в 3 км за бывшей деревней Новожиловской. Несмотря на резкие повороты основной струи, оба порога доступны для туристских средств сплава и оставляют о себе память красотой скальных берегов, почти сплошной стеной нависающих над рекой. Ниже Черного Ворона есть еще три порожка и несколько десятков перекатов. Берега лесистые, местами очень высокие. Каменные бастионы "щелий" ниже Новожиловской напоминают Ленские "столбы". Прорезая Чайцынский Камень, река долго несет путешественников мимо скальных утесов высотой 70-80 м.



Пижма Печорская – левый приток реки Печора. Длина ее 389 км, площадь бассейна 5 470 кв. км. В верховьях она течёт по ненаселённой местности – сначала на юго-восток, затем на восток. Из Ямозера короткий волок ведет в истоки реки Мезенской Пижмы – правого притока реки Мезени.


На путь от Ямозера до Печоры требуется в среднем неделя. Время может быть сокращено за счет дополнительных волоков, так как в среднем и нижнем течении Пижма делает много крупных дуг (по-местному "мег"), которые можно обнести по суше. Так, у Степановской пятикилометровый мег "срезается" волоком длиной всего в 300 м, у Новожиловской 40-километровая петля (Яранский мег) по сухому перешейку спрямляется до 3 км.


Ниже Степановской течение Пижмы Печорской ещё достаточно быстрое, с обилием перекатов и шивер. На много километров вдоль берегов тянутся луга, на которых местные жители заготавливают сено и пасут скот. После левого притока – реки Вяткиной, к берегам вновь подступает тайга. Река становится гораздо шире и полноводней, выписывая здесь огромные меандры, течение замедляется. Ниже деревни Боровская Пижма река выходит на просторы Печорской низменности, лес отступает далеко от берега, уступая место сырым лугам с зарослями ивняка. Встречаются сухие островки сосновых лесов подступающих к реке. Впадает река в Печору против села Усть-Цильма, здесь она постоянно перемывает берега и каждый год меняет русло. Здесь много обширных песчаных островов.

Село Усть-Цильма

Добраться до Усть-Цильмы даже сегодня не легко. Но здесь сохранился уголок настоящей культуры древней Руси Беломорской. Да, сегодня все считают, что до 1542 г. – до прихода сюда людей из Московской Руси-России здесь на Печоре никто не жил. Да и сами жители Усть-Цильмы считают себя потомками новгородцев, которые якобы пришли на Северную Двину и Пинегу. Думаю, что Усть-Цильма (по крайней мере, поселение на этом месте) существовала и несколько тысяч лет назад – возможно, еще во времена Валдайского оледенения. Отсюда мигрировали люди на освободившиеся от ледника берега Белого Моря. Конечно, потом были и обратные миграции с Белого моря сюда, да и из Московии стали приходить царские люди за данью, а некоторые и поселялись здесь навсегда. Почему я так считаю? Да уж очень выгодное географическое положение здесь: выход по Печоре в Баренцово море, по Цильме и Пижме можно выйти на Мезень. А вверх по Печоре можно дойти до среднего Урала, откуда перейти в бассейн Камы. По правому притоку Печоры реке Усе можно дойти до водораздела в бассейн Оби.





Усть-Цильма – это старейший населенный пункт на территории республики Коми, Считается, что он был основан в 1542 г. Места печорские были известны русским людям издавна. Известен был путь и на нижнюю Печору. Он шел с низовий Мезени по ее притоку Пезе, по притоку Пезы Рочуге и далее через волок на реку Цильму, впадающую в Печору. Устье Цильмы и устье Пижмы Печорской находятся рядом – против Усть-Цильмы. Этой дорогой в 1542 г. новгородский уроженец Ивашка Дмитриев (сын Ластка) пришел с Нижней Мезени и здесь, на левом берегу Печоры, поселился, но вскоре нашел более удобным правый берег, под горкой, и на гари, где лес выгорел, и облюбовал место для жилья. Бил Ивашка челом перед московским грозным царем, и была пожалована ему грамота на земли по Печоре от устья Цильмы вверх и по Ижме. Иван Грозный повелел слободчику Ивашке «на том месте и впредь жити и двор ставити и людей призывати». Дата эта и считается датой основания села Усть-Цильма.




Обращаю внимание на дом, построенный в русском стиле с карнизами и со светелкой. Таких домов в Усть-Цильме не много, но они все-таки есть. Но преобладают здесь дома финноугорского типа.



Население Усть-Цильмы вначале росло медленно, здесь принимали далеко не каждого пришельца. Жизнь не баловала усть-цилемцев, слабые духом здесь не выдерживали, и в древних рукописях не раз отмечались такие случаи: «Жилецкие люди разбрелись кормиться в русские и сибирские города». Природа заставляла переносить неслыханные лишения. Но ни пропасти, ни леса, ни снега не остановили смелых людей. Через 20 лет в Усть-Цильме числилось уже 14 дворов с населением 19 человек (взрослых мужчин). «А с угодья Усть-Цилемския волости жильцов, рыбная ловля на реке Печоре ... и всего 14 тонь, а ловят на всех на тех тонях красную рыбу семгу, а в других речках ловят белую, да бобра бьют», — сообщает документ того времени.



Печора в Усть-Цильме – огромная река, размеры ее примерно такие же, как у Волги возле Нижнего Новгорода. Поистине, это великая река. И история живущих здесь народов такая же великая, как и Волга. Но, к сожалению, историки как бы не замечают бассейн Печоры и не могут представить себе, что в становлении России он сыграл очень большую роль. Просто не надо ограничивать изучение истории России только с момента принятия христианства! Возраст русского этноса голоценовый. Русские не пришли на Белое море, Мезень и Печору, они вышли оттуда, сформировавшись там как этнос.


Новая миграционная волна в Печорский край связана с религиозным расколом. Прилив русского населения на нижнюю Печору начался в конце XVII века. Высылка главы раскольников протопопа Аввакума в Пустозерск (ныне г. Нарьянмар) вызвала бегство старообрядцев на Север ближе к своему вожаку и подальше от преследований властей и церкви. Усть-Цильма становится старообрядческим гнездом на Печоре. В 1745 г. Усть-Цильму постигло большое бедствие – пожар уничтожил все его строения. Однако село не погибло, а быстро возродилось – отстроилось заново.

Песни и частушки Народного хора с. Усть-Цильма можно послушать вот на этом сайте. На этом сайте много фотографий и текстовой информации об историческом прошлом села и его настоящем. Советую посетить этот прекрасный сайт. Русь в такой сохранности сегодня невозможно найти в центральной России. Здесь еще носят по праздникам нарядную национальную одежду, говорят на древнем диалекте русского языка. Здесь можно увидеть людей с настоящим русским характером.

В заключении хочу привести несколько фотографий из бассейна Мезени и с Зимнего берега Белого моря. Примечательно, что дома русского типа встречаются очень часто на побережье Белого моря и в устьях крупных рек, но чем глубже в материк – чем дальше от моря, тем меньше домов русского типа и больше домов финоугорского типа. Эта закономерность характерна и для Мезени, и для Северной Двины, и для Онеги.








Получается, что этнические русские были жителями морского побережья, а финноугры – жителями таежной полосы. К сожелению, историки не заметили древнее коренное русское население в Беломорье, посчитали, что беломорские русские – это древние новгородцы, переселившиеся сюда из Великого Новгорода – из Галиджии. А все было с точностью до наоборот.



Древние русы действительно жили бок о бок с финноуграми, часто селились в одни села и деревни, часто жили "чересполосно", но при этом каждый этнос сохранял свою культуру, свой язык и свои обычаи. Этническая толерантность русских происходит именно из этого длительного сосуществования, и именно эта толерантность позволила русам и финноуграм создать сначала многонациональное государство Биармию – Русь Беломорскую, а затем и большую Русь и Россию. Такой толерантности, чтобы создать полиэтническое государство, не хватило галиджийцам, полякам и литовцам.


А.В. Галанин: «Чудь заволочская»

Featured Posts from This Journal